Форум » Библиотека-7 » "Беспалочковая магия", Mystery/Adventure/Romance, СС/ГГ, R, перевод (23.04 - Глава 20) » Ответить

"Беспалочковая магия", Mystery/Adventure/Romance, СС/ГГ, R, перевод (23.04 - Глава 20)

Фоукс: Название: Беспалочковая Магия (Wandless Magic) Автор: Deeble Разрешение на перевод: получено Перевод: Фоукс Гамма: Анжелика Вегерле, с 19й главы - viola Бета: Нати, с 19й главы - Нари Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Mystery, Adventure, Romance Ссылка на оригинал: http://ashwinder.sycophanthex.com/viewstory.php?sid=6170 Дисклеймер: Слова автора – не мое, увы. Переводчику остается вдвойне согласиться :о). Саммари: Волдеморт мертв. Северус Снейп еще нет. Но оказывается, что и в это мирное время есть дело для шпиона. Однако это уже за пределами его возможностей. Комментарии: Написано до выхода 6-ой книги и расходится с ней во всем – от чистокровности главного героя до обстоятельств смерти другого известного волшебника. Следовательно - АУ. Главы 1-11 Новый коллаж к фику сделала замечательная Naisica! Спасибо ей большое. Внимание! Открывается конкурс "мистер или миссис Волдеморт №2".В нем участвуют все, не побоявшиеся высказать свои предположения на тему: кто же в этом фике главный злодей, устраивающий заговоры, обижающий Гарри Поттера и посмевший изгнать из магического мира целую кучу волшебников, включая самого Северуса Снейпа. Условий никаких, высказывайтесь в вольной форме, меняйте мнение хоть после каждой главы :о) Но защитываться будет только последний и единственный вариант. Текущие ставки: Нати - Перси Уизли Аола - Люпин gretthen - Перси Уизли Gloria Griffindor - недобитый УС, работающий в Министерстве (в конечном итоге такой расплывчатый вариант не пройдет, но, как промежуточный вариант, принимается ) Beetle - Гарри Поттер :о) John - ??? Арахна - Олливандер Сэн - Эрни Пранг полярная звезда - миссис Фадж Netl - Драко Малфой Элинор - ??? Вёльва - Перси Уизли Эвиан - Нарцисса Малфой

Ответов - 474, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Sad: Спасибо-спасибо-спасибо-спасибо...!!!!

f # min: радость настала людям...

Fairy: Огромное спасибо переводчику и бетам Продолжение очень интересное

Талина: Большое спасибо за долгожданное продолжение!

Gloria Griffindor: Ура! Отмёрзло! *побежала читать*

Dginevra: Фоукс glazam svoim ne poverila, kogda uvidela prodolgenie dolgogdannogo perevoda!!!! Spasibki!!!!

Фоукс: Дорогие читатели, Спасибо вам большое за отзывы - они очень поддерживают и вдохновляют! Прошу прощения, что не ответила каждому лично - обстоятельства работы и жизни мешают проводить на форуме много времени. Но я все их прочитала, и они согрели мне сердце в эти переменчивые весенние дни. Решила, что лучшим ответом будет новая глава - так что ловите :о)

Фоукс: Глава 20. Быть тобой, быть всем, что ты есть... Подпольщики не могли знать, по своей ли воле Тара Терпин обвинила Снейпа, была ли в этом замешана ее сестра, и – даже если оба предположения верны – играли ли они еще какую-либо роль в зловещем замысле погрузить магическую Британию в тоталитаризм. Гермиона подозревала, что тут не обошлось без Imperio («ваш ответ на все на свете» – с сарказмом заметил Снейп). Он рискнул предположить, что Лизе Терпин пообещали место заместителя начальника нового отдела, если она убедит сестру солгать в суде («очевидно, вы считаете, что все на свете – слизеринцы» – проворчала она). Все эти гипотезы, хотя и были хороши как предмет для спора, ни к чему полезному не вели. Час спустя Гермиона и Снейп сидели за столом на кухне с самым подробным (насколько им было известно) списком перемещений сотрудников в Министерстве, уверенные в том, что полная картина новых назначений что-нибудь проявит. Снейп настоял на том, чтобы записать также факультеты и происхождение всех волшебников в надежде обнаружить в этом какую-то систему. Результаты оказались такими же разочаровывающими, как и все их попытки как-то связать изгнания между собой. Девон Доулиш, начальник Отдела Магического Правопорядка – Ревенкло, чистокровный. Мэнди Броклхерст, глава Отделения Поставок Ингредиентов – Ревенкло, магглорожденная. Дин Томас, начальник Отдела Экспериментальных Зелий – Гриффиндор, магглорожденный. Джек Слопер, телохранитель Фаджа – Гриффиндор, чистокровный. Экхарт Скримджер, глава Отдела Информации – Слизерин, чистокровный. Лиза Терпин, заместитель начальника Отдела Информации – Ревенкло, магглорожденная. Своим мелким почерком Снейп добавил: Тисифона Базиль, глава Отделения Чаротравматологии Св. Мунго – Хаффлпафф, чистокровная. – Ее не повысили, но она, несомненно, одна из ключевых нитей в этой паутине лжи, – сказал он, пожав плечами. – Хаффлпафф?! – Не надо недооценивать этот факультет, мисс Грейнджер. – Просто я думала, что они все... эхммм... хорошие? – Нет, они верные. А это может быть довольно опасно. – Более существенно то, – сказала она, нахмурившись и глядя на фамилии, – что в этом списке есть и чистокровные, и магглорожденные; по крайней мере, по одному выпускнику каждого факультета; люди, которые были настроены против Ордена, и те, что сражались с нами... Ко всему прочему, многие из этих «подозреваемых» едва знают друг друга. Это репрезентативный срез магического общества, ради всего святого! Мы все еще упускаем что-то, просто не можем понять, что именно. – Скорее всего, только некоторые их этих назначений существенны, а остальные – нет. Возможно, если вы выясните, кто управляет Хогвартсом и магазином Олливандера или кто занял место Артура Уизли в Отделе по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов... Гермиона с сомнением покусывала губы. – Я отказываюсь верить, что эта задача не имеет решения. Возможно, мы просто выбрали неправильный подход. Какой единственный факт мы знаем наверняка? Очевидно, это был вопрос, на который она сама намеревалась ответить. Он поднял бровь, подыгрывая ей. – Гарри держат заложником, – продолжила она поучительно. – Мы не знаем точно почему, но кажется, что его используют как своего рода рычаг воздействия. Почти все, кого я встречала в Косом переулке или Министерстве, говорили что-нибудь о «бедном Гарри Поттере». Вы в курсе, что сотни колдунов и волшебниц каждую ночь зажигают на окнах свечи как символ надежды на то, что он поправится? – Учитывая тупость детей, которых мне приходилось учить в Хогвартсе, я вполне могу поверить, что их родители способны на любую глупость. – Да перестаньте! Подумайте вот о чем: как должно быть страшно людям думать, что «Упивающиеся» смогли сделать то, что не удалось даже почти всесильному Волдеморту? Какие ограничения во имя безопасности будут казаться слишком сильными, если ты боишься, что можешь оказаться следующей жертвой? Более того, если веришь, что едва не был смертельно ранен, отправившись всего лишь за покупками? Прошло всего три года со дня избавления от прошлого Темного Лорда. Люди устали постоянно жить в страхе за свою жизнь, и вполне понятно, что они готовы на все, лишь бы не проходить через это вновь. Понадобится кто-то ужасно популярный – перед кем они на самом деле преклоняются, – чтобы хорошенько встряхнуть их. – Вы хотите сказать, что хотя Поттер – это орудие в руках конспираторов, он будет еще большей силой против них, если его освободить? – Точно! И он будет живым доказательством того, как прогнило Министерство. Мы тратим время, пытаясь приклеить конкретное лицо к этому заговору, когда надо просто ударить в самый его центр! – Гениальная идея! Просто блестящее умозаключение! Есть только одна микроскопическая проблема, – сказал Снейп, понизив голос до самого желчного регистра, – его абсолютно невозможно освободить. – Да, мы с самого начала так решили, не правда ли? Но я думаю, что пора перенять кое-какие методы у Волдеморта, – мягко заметила Гермиона. – Мисс Грейнджер, вы что – окончательно спяти... – Думаю, из меня получится отличная Тисифона Базиль, вы согласны? Последовала длинная пауза. Он уставился на нее тем пронизывающим взглядом, который, вероятно, приберегал для легилименции. «Хотя чем он теперь может ему помочь?» – подумала Гермиона. – Вам придется в полнолуние как-то добраться до Хогвартса и собрать водоросли во время прилива. – Я воспользуюсь Ночным Рыцарем. – Потом надо будет добыть несколько волосков Базиль... – Я как-нибудь справлюсь. Снейп вздохнул, отбросив с глаз волосы. – Я бы испугался, что оказываю на вас пагубное влияние, если бы не знал наверняка, что вы делали нечто поразительно похожее еще в школе. – Как вы... о! – сказала она, спрятав лицо в ладонях, отчего ее следующие слова зазвучали приглушенно. – Конечно, мне надо было понять, что зелья, которые я принимала, не в ходят в обычный набор школьной больницы. Хочу, однако, заметить, – твердо сказала она, запрокинув голову так, что ее подбородок задрался вверх под особенно упрямым углом, – что Многосущное зелье было приготовлено идеально. Просто у Миллисент Балстроуд была кошка с шерстью такого же цвета, как волосы ее хозяйки. – Я знаю, что вы сварили зелье правильно, невозможная вы девчонка, – в противном случае вы, вероятно, уже были бы мертвы. Она дерзко улыбнулась ему. – К чему бы это? Полагаю, где-то здесь внутри спрятан комплимент! Он ничего не смог поделать: смех вырвался совершенно непроизвольно. – Вы можете полагать, что вам угодно, – сказал он, когда смог справиться с собой. – Давайте сразу начнем с крылышек златоглазок; они должны вариться три недели, о чем вы, несомненно, осведомлены. Снейп протянул руку, чтобы помочь Гермионе подняться. Ее рука была мягче, очевидно потому, что было меньше времени заработать мозоли. Он все больше раздражался на себя за то, что находил повод коснуться ее. Он уже не мог притворяться, что все дело в контроле – уж скорее, в полной потере контроля с его стороны. Но факт был на лицо – он разозлился еще больше оттого, что вскоре пришлось отпустить ее руку. – Жаль, что мы не можем просто купить Многосущное зелье, – я имею в виду, это существенно задерживает нас, хотя и понимаю, что будет выглядить очень подозрительно, если я буду всюду спрашивать о нем, и я не думаю, что оно продается где-нибудь, кроме, возможно, Кривого переулка, по крайней мере, я не могу предположить, где... – Гермиона продолжала бормотать в той ускоренной манере, к которой, он заметил, она переходила, когда нервничала. Ее лицо слегка разрумянилось. С ослепляющей ясностью он вдруг осознал, что был хороший шанс на то, что она действительно увлечена им, а не выбросила это из головы, как он думал, и что он, вероятно, может поцеловать ее прямо здесь, посреди кухни. Великий Мерлин, он хотел поцеловать ее прямо здесь, посреди кухни! Его уже не волновало то, что она – бывшая студентка. И, вполне возможно, было бы точно так же наплевать, если бы она оставалась его студенткой, – вот до чего он дошел! Нет! Он внутренне встряхнулся, пытаясь разорвать гипнотические чары. Власть – у нее была власть над ним; так он еще больше отдавался ей на милость. С тех пор, как зашел в эту дверь восемь дней назад – неужели прошло всего восемь дней? – он все больше и больше терял контроль над собой, когда она была рядом. Пора положить этому предел, иначе придется горько пожалеть. Лучше уж остаться неудовлетворенным, чем подчиниться. Он внезапно развернулся и взлетел вверх по лестнице.

Фоукс: * * * – Следующее полнолуние будет в начале октября, – сказала Гермиона, засыпав крылышки златоглазок в котел, кипящий на медленном огне. – Это через две с половиной недели, так что крылышки будут почти готовы. – Каким именно образом вы собираетесь осуществить подмену? Силой запереть женщину в кабинете, привязав к стулу, а затем галопом помчаться на выручку к спящему принцу? – Вы же слышали, как та, другая, колдомедик говорила, что Базиль много работает, часто остается допоздна. Мне кажется, лучше всего дождаться, когда она уйдет домой, а затем уже выдать себя за нее. Таким образом, ее ненормированный рабочий день будет работать на нас. – Я приготовлю вам антидот к Глотку Живой Смерти, – сказал Снейп, тем самым соглашаясь с ее планом. – Вам придется вытащить его из комнаты, на случай если некоторые авроры замешаны в заговоре; пристройте его в каком-то тихом уголке – туалете, кладовке – и дайте ему зелье. Оно должно мгновенно привести его в чувство, однако не вернет в прежнее состояние мышцы, ослабленные четырьмя месяцами лежачего положения. Гермиона свернулась калачиком в своем кресле – его, его кресле! – и нахмурилась. – Тогда как же я смогу вытащить его из Св. Мунго так, чтобы нас никто не заметил? Не только авроры могут быть заговорщиками... Как вы думаете, Гарри выдержит еще одно зелье? Эмм... не слишком приятное? В этот раз Снейпу удалось подавить смешок, который грозился вырваться наружу. – Вы что, собираетесь обратить его в себя? – Нет, я думала сама обратиться обратно, а Гарри превратить в Кевина Уитби, этого милого молодого охранника, еще не ставшего аврором. – Подаете надежды, мисс Грейнджер! Со временем из вас может получиться неплохая слизеринка. – Наверное, я должна быть польщена? – Однако у этого восхитетельно хитрого плана есть один крупный недостаток. Как вы собираетесь вывести его из госпиталя, когда он, скорее всего, будет слишком слаб для того, чтобы идти? Она поджала губы и на несколько минут уставилась в пустоту. Затем: – Ох! – выдохнула она. – Мы слишком все усложняем. Если я – колдомедик Базиль, то меня не будут обыскивать. И не нужно сдавать палочку. – Бесполезно, – возразил Снейп. – Вы не сможете безопасно аппарировать с этой ждущей своего часа катастрофой; уж поверьте в этом Олливандеру. – Он сделал паузу для пущего эффекта. – Однако вы могли бы пронести незарегистрированный портключ. Она широко улыбнулась. – Мы улизнем еще до того, как авроры что-либо сообразят; мне даже не придется возиться с антидотом. Вы осознаете, что теперь это в точности повторяет план Волдеморта в Тремудром турнире, только наоборот? Мы спасаем похищенного Гарри с помощью той же магии! – Кроме той части, где надо напасть на человека, чью роль вы будете исполнять, и запереть беднягу в сундуке. – Да, правда. Признаюсь, меня слегка смущает то, что мы хоть в чем-то подражаем Волдеморту, даже если это для благих целей. Скользкая дорожка и все такое... – Именно, – сказал он, помешивая крылышки.

Фоукс: * * * Гермиона Грейнджер была не из тех, кто откладывает неприятное задание, поэтому в три часа пополудни она отправилась в Св. Мунго. Снейп пристроил мобильник между ухом и плечом и – чтобы не думать обо всем плохом, что может случиться с ней в попытке умыкнуть прядь волос колдомедика – стал упорядочивать ингредиенты в алфавитном порядке. Он заметил отсутствие шкурки бумсланга; до того, как придет время добавлять ее вместе с водорослями, Гермионе придется наведаться за ней в аптеку. Он прислушался к дребезжащему грохоту каминной сети. Должно быть, девушка только что покинула Министерство. С самого начала новая роль нервировала его – эта необходимость оставаться дома, когда кто-то другой отправлялся на разведку. Он бы предпочел шпионить сам; ведь сейчас он не мог видеть людей, с которыми она разговаривала, не мог судить, лгут они или нет, наблюдая за выражением их глаз или за тем, как они держат подбородок. И конечно (все так или иначе сводилось у него к контролю), он чувствовал себя беспомощным, торча дома и консультируя упрямую гриффиндорку (это в ней все же преобладало, несмотря на все попытки проявить коварство), которая могла выбирать – прислушаться или нет к его совету. Теперь ему пришлось признаться себе, что ситуация обострилась до невыносимости. Он... волновался за девушку, не было смысла это отрицать. Хотя теперь у него не было никаких оснований считать, что псевдо-упивающиеся используют хотя бы отдаленно смертельноопасные заклятия, сам факт того, что Министерство сознательно ранит граждан для поддержания иллюзии, наводил его на мрачные мысли. Удовольствуются ли они лишь изгнанием того, кто обнаружит, до чего дошел их обман, и будет активно им противостоять? Если заговорщики выяснят, чем она занимается, за ее жизнь не дашь и ломаного гроша. – Не рискуйте без необходимости, – пробормотал он. – У нас полно времени; совершенно не обязательно доводить все до конца сегодня. – Если это надо сделать, лучше уж сделать быстро*, – проронила она с напряжением, коверкая Шекспира. – Быстро делать – долго сожалеть. – Кто бы говорил. Он вскипел. – И обратите внимание, чем это для меня обернулось. – «Делай, как я говорю, а не как я делаю» – так, профессор? – Представляете, я думал, что едиственным плюсом этой смехотворной ситуации будет то, что я буду счастливо избавлен от ваших дерзких ответов. – Простите. Просто я слегка на взводе. – Пожалуйста, скажите, что вы сейчас в пустом коридоре. – В пустом лифте, если быть точной. Он услышал звонок и звук открывающихся тяжелых дверей. Постукивание ее каблучков эхом раздавалось в коридоре; через минуту последовал энергичный стук. – Колдомедик Страут? Я – та подруга Гарри Поттера, что заходила несколько дней назад. Не могу ли я подождать немного в кабинете доктора Базиль на случай, если она появится? Это было мучительно прямолинейно для его слизеринских чувств, но он рассудил, что, возможно, для нее – это лучший вариант, потому что он не был ложью и давал ей уважительную причину находиться в офисе, на случай если кто-нибудь – включая Базиль – обнаружит ее там. – Ах да, дорогуша. Я припоминаю. Думаю, нет ничего плохого в том, что ты подождешь. Доктор, вероятно, скоро придет, чтобы сдать еженедельный отчет, так что ты выбрала удачное время. – Отлично! – сказала Гермиона, и он впечатлился тем, как искренне это прозвучало. Еще несколько шагов, потом тишина. Он взглянул на часы в своей комнате – они показывали 3:30 – и понадеялся, что она справится быстро. Прошло пять минут, а он не слышал ничего, кроме шороха передвигаемых бумаг. Десять минут. Пятнадцать. – Сколько можно искать один-единственный волосок? – прошипел он, все больше волнуясь. Не было ничего страшного в том, чтобы быть обнаруженным, сидя в кабинете, но обыскивая его – совсем другая история. – Должно быть, сегодня тут поработали домашние эльфы, – пробормотала она в ответ. Через секунду она судорожно вздохнула – и тут он расслышал приглушенный звук приближающихся шагов. – Accio волосы Тисифоны Базиль! – прошептала она торопливо. – НЕТ, мисс Грейнджер!.. Но было слишком поздно, и Снейп это понимал. Он с ужасом представил себе, как колдомедика Базиль притягивает к Гермионе головой вперед; все зависело от того, были ли в действительности выпавшие волоски ведьмы в ее кабинете. Однако он не слышал никаких болезненных воплей, что было, по-видимому, хорошим знаком. Спокойный голос прервал тишину: – Чем могу вам помочь, мисс...? – Грейнджер, мадам. Я – близкий друг Гарри и подумала, не скажете ли вы мне... есть ли хоть маленькая надежда на то, что он... – она умолкла и всхлипнула. – Очнется ли он хоть когда-нибудь? – Мы не должны терять надежды, мисс Грейнджер. Случались и более странные вещи. Да, и они случаются прямо сейчас, кисло подумал Снейп. – Он выглядит таким исхудавшим, – сказала Гермиона с подлинным волнением в голосе. – Не настолько, чтобы это было опасным. Он ведь довольно стройный по природе. – Думаете, может помочь, если я буду почаще его навещать? Например, читать ему вслух? – Никакие исследования не подтверждают того, что это может иметь хоть какое-то значение. Поверьте, мы делаем все возможное. Последовала небольшая пауза. Снейп подразумевал, что Гермиона сейчас промокает глаза платочком, который он дал ей специально для этого случая. – Я... по достоинству ценю все то, что вы делаете для него, – наконец проговорила она. – Поверьте, мисс Грейнджер, – ответила колдомедик с первым намеком на горечь в абсолютно спокойном голосе, – я делаю это с удовольствием. До свидания. Звуг шагов, выводящий в коридор. Звонок лифта. – Ну? – нетерпеливо спросил он, когда двери закрылись. – Получилось! – прошептала она. – На самом деле добыла целый пучок! Он был под столом, и я никак не могла просунуть туда руку. – Вы меня в гроб вгоните, – пробормотал Снейп про себя. – А я думаю, это была хорошая идея! – сказала она, защищаясь. – По крайней мере в этот раз я точно знаю, что не окажусь в госпитале с хвостом. Примечание: * If t'were be done, t'were well it be done quickly – Гермиона с искажением цитирует шекспировского «Макбета»: Акт 1, Сцена 7.

raichu:

Fairy: Фоукс спасибо за интересное продолжение

Элинор: Фоукс Спасибо большое за продолжение:)) Глава очень понравилась. Я очень соскучилась и по тебе, и по фику:)) Скажи, а рейтинг R за что поставлен? В фике будет высокорейтинговая сцена?

Sad: Ой, как давно я тут не была, а зря. Замечательное продолжение, в четь которого я даже перечитала весь текстя, который есть на сегодня. :)) Спасибо большое, Фоукс. Заодно и темку поднимем :))

Талина: Фоукс, Огромное человеческое СПАСИБО!!! (Осталось восемь глав, и фик, наконец-то, будет допереведен до конца! )

Эвиан: Фоукс Огромнейшее спасибо! Уже 20 глава! А, кажется, только недавно прочитала 1)) Осталось всего 8 глав? Жаль, что так мало... будем ждать с нетерпением)

colimp: Фоукс Что можно сказать, великолепный фик и достойный его перевод! очень понравилась идея с голосованием. эх если бы можно было "Обливэйтить" меня, стерев все когда-то полученные знания из последний главы оригинального произведения, то обязательно поучаствовала бы! детективы - моя слабость.

Рамира: Фоукс спасибище необъятное! Я начинала читать этот фикв другом переводе - земля и небо! Вы супер!!! *потирая ручки* А продолжение скоро? Ну их - эту вашу работу и домашние дела...

10баллов сГрифиндора: Давно слежу за этим фиком, появляется продолжение, я обнаруживаю, что забыл, с чего началось:)), снова читаю... не помню уже, чем зацепило, но помню, что нравилось - и снова читаю...;)

Рамира: ЕЩЕ! ЕЩЕ! ЕЩЕ!

Фоукс: Глава 21. Человек ниоткуда Снейпу пришлось отвлечься от весьма успешной попытки беспалочковой левитации, когда кто-то излишне громко заколотил в его дверь. Подушка с мягким шорохом упала к его ногам, сложенное одеяло, устремившись вниз, стукнуло по затылку, и Снейп едва успел поймать стакан с водой, прежде чем тот разбился об пол. Пожалуй, использование бьющихся предметов было дурацкой идеей, подумал он. – Эй! – произнесли за дверью по-уизливски. – Вы идете или нет? – Полагаю, более уместный вопрос, – рявкнул Снейп, распахивая дверь, – это уходите ли вы. Что я вам настойчиво советую сделать, если, конечно, вы понимаете, что в ваших интересах. – К сожалению, не всегда, – сказал Фред, ныряя под вытянутую руку Мастера Зелий и удобно устраиваясь в кресле. Он совсем не так удачно вписывался в него, как... – Гермиона, – сказал Фред. – Что?! – Я. Пришел. Поговорить. О. Гермионе, – повторил рыжеволосый парень медленно, как говорят с особо недалекими людьми. – Эй, да вы как-то позеленели – с вами все в порядке? – Просто великолепно! – сказал Снейп, отпивая глоток воды, чтобы унять после-беспалочковую тошноту. – Давай, выкладывай – что там у тебя, раз уж вломился в мое личное пространство. – В ближайшую среду у Гермионы день рождения. Мы задумали устроить ей неожиданную вечеринку – ей ведь будет 21, знаете? – и так как вы постоянно с ней – либо лично, либо болтаете по телефону часами напролет, я решил, что вы пригодитесь. Надо предупредить нас, когда она будет возвращаться домой. Попробуйте задержать ее по крайней мере до шести, чтобы большинство успело прийти с работы. У Боунс ночное дежурство, но с этим мы ничего поделать не можем. Да, и добудьте для нее подарок! Я знаю, что вы – бессердечный ублюдок, но хотя бы раз можно сделать исключаение, правда? – Что угодно ради мисс Грейнджер! – насмешливо отрапортовал Снейп, и с дискомфортом почувствовал, что имел в виду вполне буквальное значение этих слов. – Она заслужила это! – парировал Фред. – Гермиона бросила ради нас работу, хотя обожает зелья – Мерлин знает, почему, после семи-то лет учебы у вас... До прошлой недели она почти 24 часа в сутки проводила запертой в этом доме, а теперь каждый день выходит, рискуя жизнью, ради борьбы с Министерством. Надо устроить ей хотя бы один приятный вечер, где все будет для нее, а не для блага всего человечества. В конце концов, только благодаря Гермионе мы все тут удобно устроились и хотя бы относительно счастливы! В словах Фреда сквозила горечь, что было весьма необычно для любого из вечно ухмыляющихся близнецов. Должно быть, он гораздо сильнее переживал потерю магии, чем показывал. – Это достойный поступок, – сказал Снейп со вздохом. – Я согласен помочь. – Ну... тогда ладно. – Парень остался сидеть в кресле и покосился на него, очевидно, ожидая продолжения разговора. – Проваливайте, Уизли, – отшил Снейп почти добродушно.

Фоукс: * * * Он совершенно не представлял, что же ей подарить... Магические вещи не подходили – не мог же он послать ее в Косой переулок самой покупать себе подарок! Он уже почти склонился к покупке какой-то холодной безличной вещицы, дабы предотвратить маловероятную опасность того, что она решит развить их отношения. Не хотелось верить в то, что девушка сможет преодолеть его самоконтроль. Но, с другой стороны, он точно так же не понимал, как ей удалось удержать Флетчера на честной работе целую неделю... Хотя, конечно, было весьма сомнительно, что она питает такие же чувства к нему, как разбудила в нем. Это не было просто чувственным влечением, вызванным физической близостью и легко удовлетворяемым заменой. Она не была неотразимо красивой и не относилась к типу женщин, которые стремятся выставить себя в наилучшем свете. Не одевалась броско, чтобы привлечь внимание, не пользовалась косметикой и, насколько он мог судить, не применяла чары. Она просто была Гермионой, и он все больше и больше находил это привлекательным. Наблюдать за ее лицом было гораздо интереснее, чем пялиться в ящик с движущимися картинками в гостиной. Оно отражало все перемены ее настроения, и он бы серьезно встревожился, если б видел, что она не может уследить за этой своей особенностью – смертельно опасной для шпиона. Однако он быстро заметил, что ее лицо не так легко читалось, когда она разговаривала с другим людьми (за исключением, возможно, братьев Уизли). Это было доказательством того, что она действительно ему доверяла, как утверждала ранее; она снимала защиту в его присутствии, и для него это было новым и пьянящим ощущением. Гермиона покусывала губы, когда глубоко задувывалась. Широко распахивала глаза, а затем прищуривала их, когда чувствовала раздражение. Сжимала губы треугольником всякий раз, когда старалась не рассмеяться над его саркастическими замечаниями. Заправляла свои непослушные волосы за уши, когда все-таки поддавалась смеху. Она часто улыбалась ему... Но она вообще часто улыбалась. Конечно, он заметил ее ум, еще когда она была студенткой – не она ли ответила на те невозможно трудные вопросы, которые он задавал Поттеру в их самый первый день, чтобы сбить с него спесь? Но быстрота ее ума не вызвала в нем ничего, кроме неохотного допущения (и то только про себя) ее компетентности в зельях. Обучение такого ребенка выводило его из равновесия. Он мог поставить себе в заслугу только наставление ее в прикладных аспектах Зелий: правильный метод нарезания кубиками, запах неиспорченных ингредиентов – те случаи, когда зельеварение было больше искусством, чем наукой. Все, что можно было выудить из книг, она заучивала на месяцы – а иногда на годы – раньше положенного по программе. Она была самодостаточной, самоуверенной и самонадеянной. Она была, черт возьми, умнее, чем был он сам в ее годы, потому что не позволила ненависти разрушить себя. Теперь он заметил, что все это уже не так его раздражает. Возможно, она доросла до личности, которую он готов был признать. Или ему просто надо было увидеть ее за пределами классной комнаты. А может быть, ему трудно было объективно смотреть на кого-то с ярким будущим, когда все, что ожидало его самого – как он тогда думал, – это жуткая смерть ослушавшегося Упивающегося Смертью... Последним на сегодня упражнением в беспалочковой магии он левитировал подушку на кровать, отправил одеяло обратно в шкаф и выключил свет.

Фоукс: * * * Привыкший встречать за раз только нескольких бывших, Снейп на минуту оторопел, обнаружив большинство из них в гостиной, когда притащился следующим утром на кухню для одинокого позднего завтрака. Фред и Джордж перешептывались за компьютером, Эссекс пытался разгадывать кроссворд, время от времени бормоча «с таким же успехом могли писать по-китайски», мистер Лавгуд только что вернулся с почты с письмом от дочери, которая уже второй год жила среди Девятипалых Хохлатых Нинкомпупов в Болгарии. Тео развалился на диване, корябая что-то в блокноте, на обложке которого было написано «Гораздо Лучшая Книга о Волшебниках, Чем Вся Та Ерунда, Что Вы Читали Раньше». Артур Уизли ковырялся в разобранном радио, которое попеременно издавало статику и еще более неприятные, по мнению Снейпа, звуки, которые, по-видимому, должны были называться музыкой. – Обязательно этим здесь заниматься? – рявкнул Снейп, которого даже стены не отгораживали полностью от кошмарных звуков, пока он расправлялся со своей чашкой кофе и тостом. Он почти готов был сбежать обратно в свою комнату. – Я думал, нет ничего ужаснее Weird Sisters , но это превосходит даже их. – Да ладно, не надо так мрачно, – сказал мистер Уизли, жестикулируя отверткой. – Это для молодежи. Они зовут этот стиль «стоун»(*). – Рок, – автоматически поправила Гермиона, расположившаяся у ног Эссекса, где она листала вчерашний «Пророк», не предлагая бывшему помощи с незнакомыми словами в кроссворде. – Подходящее название для чего-то настолько немузыкального, – ухмыльнулся Снейп. – Неужели все магглы начисто лишены слуха? – Не все так плохо, – сказала она, взглянув на него через плечо. – Погодите, сейчас кое-что поставлю. Выбрав тонкий серебристый диск, она засунула его в коробку, которую называла раньше Си-Ди плейером.... или Ди-Си? Снейп пожал плечами и приготовился к неприятному. Let me tell you how it will be There’s one for you, nineteen for me … [Извольте следовать порядку Берите рубль, а мне – десятку...] Ему не хотелось признаваться, что эта музыка оказалась намного лучше, но так оно и было. Бесполезность борьбы против этого сборщика налогов сильно напоминала ему ситуацию с Министерством Магии. – Это «Биттлз», – сказала Гермиона, когда стихли последние звуки гитары. До того, как он успел прокомментировать идиотизм называть группу в честь игредиента зелий, началась следующая песня – и он полностью потерял ход своих мыслей. Ah look at all the lonely people … [Взгляните на всех этих одиноких людей...] Когда завораживающая мелодия закончилась, Гермиона выключила ящик. – Эта музыка как будто проникает прямо сюда, правда? – сказала она тихо, прижав руку к сердцу. – Если вы закончили с завтраком, может, присоединитесь ненадолго к нам? Ко всеобщему удивлению, он согласился.

Фоукс: * * * За обедом Снейп и Гермиона начали обсуждать, как следует распределить ее время в понедельник, но мистер Уизли прервал их дебаты. – Довольно о делах! – воскликнул он, само воплощение радостного энтузиазма. – Хватит уже! Гермиона, ты обещала нам маггловскую прогулку, и, кроме того, вам давно пора передохнуть. – Я сомневаюсь, что... – угрожающе начал Снейп, но Гермиона приложила палец к его губам, вполне эффективно заставив замолчать. – Я и правда обещала. Дайти подумать... Ага! Мне как раз пришло в голову подходящее место! Через полчаса все, включая даже мистера Олливандера и мистера Пранга, закутавшись в теплую одежду от не по сезону холодной погоды, сменили Колдовское подполье на маггловскую подземку. Только у Снейпа был шарф, соответствующий цветам факультета, но никто не осмелился спросить, откуда тот появился. До станции Вестминстер ехать было недалеко, а оттуда они увидели огромное колесо обозрения, возвышающееся над зданиями и Темзой. – Ух ты! – впечатлившись, воскликнул Эссекс. Даже вечно унылый Тео выглядел слегка заинтересованным. – Пожалуйста, скажите, что не собираетесь посадить нас на это чудище, – сказал Снейп упавшим голосом. – Я могла бы так сказать, – озорно ответила она, – но предпочитаю не лгать. Итак, друзья мои, перед вами Лондонский Глаз! Это одно из главных маггловских достопримечательностей, которое позволяет увидеть город целиком – так сказать, покончить с осмотром одним махом. Я надеюсь, что вам тоже понравится, профессор. Пойдемте, возможно, мы даже поместимся в один вагончик. Они и в самом деле поместились. Близнецы прижали носы к стеклу и не отрывая глаз следили за тем, как земля медленно уходит из-под ног. Амелия Боунс показывала отцу, где расположен ее полицейский участок. Мистер Пранг, сощурившись больше обычного, жаловался, что эта штуковина уж слишком медленно двигается. Гермиона улыбнулась и передвинулась так, чтобы видеть Биг Бэн. Не поворачиваясь, она почувствовала, что Снейп встал позади нее. – Довольно жалкая замена полетам, – пробормотал он. Не то чтобы совсем ей на ухо, но где-то рядом. – Я могу найти для вас американские горки, если вам не хватает именно скорости. Колесо обозрения существует для того, чтобы обозревать. Кто, как не вы, должны понимать, что на это требуется время, невыносимый вы человек. -‘Tis better to be vile than vile esteem’d (**), – отпарировал он. Она в удивлении оторвалась от созерцания часов. – Мне пришлось учить этот сонет наизусть в начальной школе. Каким образом вы знаете Шекспира? – Я – колдун, а не безграмотный. – Я имею в виду, он был маггл, а я никогда не встречала маггловской литературы ни на одной из полок Хогвартской библиотеки или какого-нибудь книжного магазина. – Она не пользуется спросом, – сказал он тихо. – У нас обычно уже есть избранный набор произведений: Шекспир, Гомер, Данте, братья Гримм. Авангардисты продвинулись даже до Диккенса – где-то в то время мы полностью отделились. – Но это середина девятнадцатого века! Я думала, это произошло гораздо раньше. – О! Вот он – громадный пробел в необъятном наборе знаний мисс Грейнджер! Это правда, что мы скрывали наши способности с середины шестнацдатого столетия, но мы не отделились полностью, пока нас не принудила к этому индустриальная революция. Ее глаза расширились – явный признак крайнего интереса. – Биннс никогда не упоминал этого – мы застряли где-то на войнах с гоблинами. Так что – волшебникам не понравился научный прогресс? – Это магии не понравился прогресс. Вы когда-нибудь пробовали произнести заклинание, задыхаясь от копоти? Уверяю вас, результат будет сильно отличаться от того, что вы ожидали. И только представьте себе, – добавил он, передернувшись, – испорченные зелья! К тому же стало очень трудно держать в тайне свои занятия, когда плотность населения так резко возрастла. Большинство волшебников сбежали из городов в сельскую местность... – И разобщение миров магглов и волшебников было просто побочным явлением, – задумчиво закончила Гермиона. – Сомневаюсь, процветали ли бы сейчас все эти анти-маггловские настроения и враждебные чувства по отношению к магглорожденным, если бы не это... Скажите правду, профессор, это насильное погружение в мой мир хоть в чем-то изменило ваши взгляды? Он улыбнулся, не разжимая губ, и поправил шарф. – Да. Но лучше бы это было не так. Так как их получасовая поездка на колесе обозрения закончилась именно в этот момент, Гермиона так и не получила объяснения его загадочному высказыванию.



полная версия страницы