Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 16 глава. Обновление от 19 октября » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 16 глава. Обновление от 19 октября

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 210, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

R-Key: Чувствую себя каким-то упырём, ибо крайне спокойно восприняла эту главу. Что со мной, доктор? )))))))))))) Но из стилистики фика, как писали выше, глава немношшко выпадает. Впрочем, это субъективно. Фик читаю с интересом. Талина

Весы: miv ППКС! Талина, ты знаешь мое мнение об этой главе. Могу повторить. Нужно иметь много таланта, чтобы ТАК написать, и если кому-то не нравится, то это его проблемы.

Талина: Pixie, Спасибо. R-Key, R-Key пишет: Чувствую себя каким-то упырём, ибо крайне спокойно восприняла эту главу. Что со мной, доктор? Думаю, что с вами все в порядке, просто вы отдаете себе отчет в том, что это фик, а не реальная жизнь. Весы, Спасибо за то, что веришь в меня и поддерживаешь.

Талина: Выкладываю просто огромную 13 главу. Вычитывать ее сегодня у меня уже нет сил, поэтому, дорогие, любимые читатели, если вы найдете очепятки (а вы их найдете), просьба не убивать автора, а кидать тапочки, которые я с благодарностью буду ловить. Постараюсь вычитать все завтра, а сегодня предлагаю вашему вниманию то, что есть.

Талина: Глава 13 Когда Поттер наконец забылся беспокойным, но вполне здоровым сном, а перепуганная мисс Грейнджер была силой выставлена из комнаты Золотого мальчика и отправлена отдыхать в собственную спальню, Снейп открыл бутылку Огневиски, без сил повалился в кресло у камина и зябко передернул плечами. Несмотря на то, что огонь горел всю ночь, Мастеру зелий почему-то казалось, что температура в комнате опустилась до минусовой отметки. Попытка поднести стакан ко рту вызвала новый приступ боли в искалеченных руках и бурю ругательств, выдавленных шепотом сквозь зубы: не хватало еще разбудить мисс Всезнайку! И так еле отвязался от нее! Надо сказать, что гриффиндорское упрямство не зря стало притчей во языцех: девчонку не удалось оторвать от заснувшего друга даже прямыми угрозами. Во что он сгоряча пообещал ее превратить? Снейп усмехнулся. Кажется, в подставку для обуви, на что наглая девица расхохоталась и заявила, что даже профессор МакГонагалл не рискнула бы трансфигурировать человека в неодушевленный предмет, так как при обратном превращении малейшая ошибка приводит к летальному исходу. Он же не собирается ее убивать, не так ли? Честно говоря, зельевар в тот момент дошел до той стадии бешенства, при которой голос разума или замокал и переставал быть слышным из-за шумящей в ушах крови. Снейп скрипнул зубами, схватил мисс Грейнджер за шиворот и просто-напросто волоком вытащил в коридор: поднять на руки взрослого человека, хоть им и была хрупкая девушка, профессор был не в состоянии: слишком сильно у него все болело. Кстати, о боли. Снейп достал из кармана коричневый пузырек, одним глотком допил обезболивающее зелье и поморщился: боль стихла, но пальцы онемели и перестали сгибаться. «А чему вы, уважаемый профессор, собственно, удивляетесь и чем недовольны? Это третья доза зелья за неполных четыре часа», - Снейп вздохнул и задумчиво потер переносицу. Если так и дальше дело пойдет, он точно загнется от передозировки. Что ж, значит, ему придется сократить прием обезболивающего до двух раз в день. Профессор снова вздохнул: да, придется потерпеть боль. Ничего, переживет, ему не в первый раз. А что если увеличить дневную дозу обезболивающего, а на ночь выпить сонное зелье? Тогда ему не придется столько мучиться, а после приема сонного зелья боль не сможет помешать ему заснуть. Элементарно! Как он не подумал об этом раньше?! Решено, именно так он и сделает! Мысли о сне заставили Снейпа широко зевнуть: когда он спал в последний раз? Где-то около двух суток назад… Мерлин, как же хочется плюнуть на все и просто закрыть глаза! Снейп поставил стакан на низкий столик и осторожно потянулся, разминая ноющие мышцы. Нет, сейчас он не может себе позволить уснуть: слишком много дел требуют его внимания. Чуть позже да, но не сейчас. Сейчас ему нужно связаться по каминной сети с Альбусом Дамблдором. В принципе, пользоваться каминами для подобного рода разговоров было небезопасно, но в данном конкретном случае можно было сделать исключение: дом Снейпов защищала фамильная кровная магия, а Альбус Дамблдор лично зачаровывал свой камин, так что подслушать этот разговор втайне от собеседников было нереально: они оба тотчас же почувствовали бы постороннее вмешательство. Дамблдор ответил сразу же, будто весь остаток ночи и все утро просидел у камина, ожидая вызова. Старый маг выглядел неважно: события прошедшей ночи измотали его больше, чем он хотел показать. Увидев в своем камине голову Мастера зелий, он встрепенулся и, стараясь скрыть беспокойство в голосе, быстро задал вопрос: - Ну, как дела? Снейп, однако, слишком хорошо знал директора, и его не мог обмануть бодрый тон Дамблдора. Мастер зелий мрачно посмотрел во встревоженные голубые глаза своего визави и сухо сказал: - В данный момент все в порядке, но нам нужно поговорить, Альбус. Лично. Директор Хогвартса бросил на зельевара быстрый взгляд, задумчиво подергал себя за бороду и кивнул. - Хорошо, Северус. Сегодня чудесная погода, не так ли? Думаю, что лучше всего нам будет встретиться у озера. Тебе пойдет на пользу свежий воздух, - старый волшебник проигнорировал злобный взгляд Снейпа и невозмутимо добавил: - Успеешь добраться за четверть часа, Северус? Снейп, с трудом сдерживая рвущееся из глубины души бешенство, раздраженно кивнул: - Успею. Вполне, - процедил он сквозь зубы. - Тогда до встречи, - голова Дамблдора исчезла из камина так стремительно, что Снейп просто не успел сказать о том, что он хочет спать и совершенно нерасположен к прогулкам. Мерлинова борода!!! Ему только гуляния в обществе Дамблдора и не хватало для полного счастья! И все это в его весьма потрепанном состоянии… Профессор грязно выругался, разбил о стену бутылку Огневиски, подумал, обозвал себя идиотом, заглянул к Поттеру и, убедившись, что с ним по-прежнему все в порядке, аппарировал в Хогсмид.

Талина: * * * Альбус Дамблдор заметил Снейпа издалека. Мастер зелий стоял на берегу, у самой границы воды и суши, скрестив руки на груди и подставив лицо ветру, дующему с озера. Директор бесшумно приблизился к зельевару, но Снейп кожей почувствовал присутствие старого мага. - Авроры вчера успели? – не поворачивая головы, спросил Мастер зелий. Дамблдор подошел поближе и встал рядом с зельеваром. - Если ты о родителях мисс Грейнджер, то да, - кивнул волшебник, сосредоточенно разглядывая затянутую ряской поверхность воды. Плечи Снейпа едва заметно расслабились, но это не ускользнуло от цепкого взгляда Дамблдора. Он вопросительно приподнял бровь и недоуменно потер переносицу, потом еле слышно хмыкнул и, хитро прищурившись, посмотрел на зельевара. Снейп ответил ему мрачным взглядом. - И не надо на меня так смотреть, - процедил он сквозь зубы. - Как именно? – Дамблдор удивленно вскинул брови. - Так, как будто вы знаете обо мне что-то такое, чего не знаю даже я сам, - Снейп передернул плечами и уже более спокойно продолжил: - Жертв среди магглов много? - К сожалению, достаточно, и трое Авроров серьезно ранены. Их доставили в больницу Святого Мунго, выживших магглов тоже. Потом им, конечно, сотрут память, но для начала их еще надо вытащить с того света. Снейп хмуро покосился на директора Хогвартса и, передернув плечами, с брезгливым любопытством принялся разглядывать резвящегося на мелководье гигантского кальмара. Несколько минут тишина нарушалась только плеском воды, стрекотанием кузнечиков и мерным гудением пчел, привлеченных запахами цветущих трав. Несмотря на раннее утро, было уже очень жарко, и Дамблдор, сняв очки-половинки и вытирая их извлеченным из кармана мятым носовым платком, невинно заметил: - Пойдем в замок. Ночью ты плохо выглядел, Северус, а Поппи так и не осмотрела тебя как следует. - Со мной все в полном порядке, - огрызнулся Снейп. - Конечно. Но я хочу быть полностью уверенным в этом, - старый волшебник, цепко ухватив зельевара под локоть, неспешно двинулся к замку, увлекая за собой упирающегося профессора. - Ну, полноте, Северус, не упрямься. Доставь старику маленькую радость: избавь меня от беспокойства хотя бы за тебя. К тому же, в моем возрасте вредно столько времени проводить на солнцепеке. - А вы беспокоитесь? Интересно, из-за кого это? – изогнул бровь Мастер зелий. Дамблдор печально кивнул: - Беспокоюсь. Родители мисс Грейнджер серьезно пострадали. Но их жизнь вне опасности, - поспешно добавил он, заметив, что с лица Снейпа схлынули все краски, - хотя для полного выздоровления мистера Грейнджера потребуется время и интенсивное лечение. Я не стал рисковать и переправлять их в больницу Святого Мунго, а поручил заботам Поппи. Она хороший специалист. Мы разместили их в палате для учителей: все равно она сейчас пустует. - Значит, никто не знает, что они живы? – уточнил Мастер зелий. Дамблдор кивнул: - Именно так. Я посчитал это наилучшим решением: незачем провоцировать новые попытки убийства. Некоторое время прошло в молчании. - Почему вы не спрашиваете о Поттере? – наконец изрек Мастер зелий. - Ты же уже сказал мне, что все в порядке. Кроме того, если бы с ним что-то случилось, ты бы сразу мне об этом сообщил. Или я неправ? – лукаво улыбнулся Дамблдор. Снейп выразительно фыркнул, признавая правоту старого волшебника. Оставшуюся часть пути до Больничного крыла они проделали в тишине. - Ну вот мы и пришли, - радостно проинформировал директор и, открыв тяжелую дверь, втащил за собой обреченно закатившего глаза Мастера зелий. - Поппи, - тихо позвал Дамблдор, останавливаясь посреди просторного приемного покоя. Озабоченное лицо медсестры буквально через пару секунд выглянуло из-за приоткрывшейся двери в соседнее помещение, и через мгновение женщина бесшумно выскользнула в залитую солнечным светом приемную. - Как они, Поппи? – спросил Дамблдор. Мадам Помфри приветливо кивнула Снейпу: - Здравствуй, Северус, - и, повернувшись к директору, ответила: - Все так же. Но и хуже тоже не становится. Джейн, то есть миссис Грейнджер, пострадала меньше, чем ее муж. Физически, - пробормотала медсестра, понизив голос, - но об ее эмоциональном состоянии этого не скажешь. Ей нужно время, чтобы справиться со всем, что на нее свалилось. Я дала ей успокоительное зелье, так что она сейчас более-менее нормально себя чувствует. Она сидит у постели мужа и не желает отходить от него ни на шаг, говорит, он спас ей жизнь.

Талина: Из-за приоткрытой двери в соседнюю комнату послышался шорох, и мадам Помфри молниеносно испарилась из приемного покоя. Дамблдор и Снейп переглянулись и последовали за ней. Они зашли в палату следом за медсестрой и остановились у самого порога. Женщина с бледным лицом и копной таких же непослушных, как и у мисс Грейнджер, каштановых волос испуганно вздрогнула и инстинктивно подалась назад. Несмотря на жару, она зябко куталась в толстую шерстяную кофту, которая была ей явно велика. Дамблдор обеспокоенно посмотрел на мадам Помфри, но та осталась невозмутимой: очевидно, она и не ждала от Джейн Грейнджер другой реакции. - Кто вы такие?! – прерывистый шепот миссис Грейнджер был едва слышен, тонкие пальцы комкали воротник теплой кофты. Старый волшебник подошел к креслу, в котором, ссутулившись, сидела женщина и, оттеснив мадам Помфри от пациентки, мягко сказал: - Меня зовут Альбус Дамблдор, я директор школы, в которой училась ваша дочь. Вы находитесь в Хогвартсе, в Больничном крыле. - Моя дочь!!! Миона… Где она, что с ней?! – женщина дернулась и судорожно сжала холодными пальцами запястье Дамблдора. - Не волнуйтесь, с ней все в полном порядке, - поспешил заверить ее старый волшебник. – Она под защитой профессора Снейпа. Испуганные синие глаза впились в бледное лицо застывшего в дверях Мастера зелий и некоторое время внимательно его изучали. Встретившись с ней взглядом, Снейп вздрогнул и с трудом сглотнул застрявший в горле ком. Гермиона Грейнджер сказала правду: она была просто невероятно похожа на свою мать. Если бы зельевар не знал, что мисс Грейнджер находится у него дома, он бы решил, что видит перед собой бывшую ученицу. Мастер зелий почувствовал слабость в ногах при мысли о том, что в Больничном крыле вполне могла оказаться неугомонная гриффиндорская Всезнайка, если бы она, как и планировала, уехала на лето к родителям. В палату заглянуло яркое летнее солнце, и Снейп увидел на лице женщины желтоватые пятна – следы магически сведенных синяков. Его сердце пропустило несколько ударов, и в этот момент Снейп вдруг понял, что сделает все что угодно, лишь бы не допустить того, чтобы со вздорной гриффиндорской девчонкой случилось то же самое, что произошло с ее матерью. Он не хотел, чтобы задорный блеск в ее глазах, с легким удивлением смотрящих на окружающие ее чудеса, сменился равнодушием и безразличием. Он не хотел, чтобы ее взгляд стал взглядом человека, которому больше не хочется жить. Миссис Грейнджер заговорила, и наваждение рассеялось, заставив Снейпа вздрогнуть и очнуться. - Пожалуйста, спасите мою дочь… Пожалуйста, - Джейн обхватила себя за плечи и, глядя куда-то поверх головы зельевара невидящим взглядом, судорожно втянула в себя воздух. – Моя девочка, она не должна пройти через все это, пожалуйста… Я не хочу, чтобы с ней это случилось. Я этого не вынесу!.. - Миссис Грейнджер, ваша дочь в полной безопасности. Ей абсолютно ничего не угрожает, - твердо сказал Снейп, глядя на сгорбившуюся в кресле женщину. «По крайней мере, в данный момент», - мелькнуло у него в голове, но вслух он этого не сказал. Женщина облегченно вздохнула, скорее, даже всхлипнула, и обессилено прикрыла кажущиеся полупрозрачными веки. - Я вам верю, - прошелестела она. – У меня, к сожалению, просто нет возможности защитить ее - Ну, все, хватит. Разволновали мне пациентку, - мадам Помфри настойчиво подтолкнула Дамблдора к двери. – Давайте, давайте отсюда. Подождите меня в приемной! - Поппи, я думаю, что миссис Грейнджер совсем не обязательно все время проводить в Больничном крыле: мы вполне можем попить чаю у меня в кабинете. Что скажете, миссис Грейнджер? Неплохо бы вам немного развеяться, а Поппи потом зайдет за вами, - Дамблдор широко улыбнулся. Джейн неуверенно посмотрела на медсестру. Та лишь пожала плечами: - Если вы в состоянии идти, Джейн, можете пройтись. Вреда от этого не будет, так что решайте сами. - А Питер? – тонкие пальцы слегка прикоснулись к руке мистера Грейнджера, лежащей поверх одеяла. - С ним ничего не случится, милая. Я всегда нахожусь поблизости, - пожилая женщина мягко улыбнулась и погладила Джейн Грейнджер по плечу. – Иди и не беспокойся. Уголки губ миссис Грейнджер на мгновение дрогнули в чем-то, похожем на тень улыбки, и она медленно встала. Дамблдор тут же оказался рядом и поддержал пошатнувшуюся от слабости женщину под локоть. От его прикосновения Джейн едва заметно вздрогнула, но все же нашла в себе силы не отстраниться. Мадам Помфри, с беспокойством следящая за происходящим, заметно расслабилась и, послав вслед уходящим ободряющую улыбку, вновь занялась своими делами. Она очень надеялась, что с этой милой женщиной все будет хорошо. Пусть не сразу, но все-таки будет.

Талина: * * * Альбус Дамблдор бодрым шагом подошел к своему рабочему столу, заваленному книгами, пергаментами и кучей магических безделушек непонятного назначения. Взмахом волшебной палочки он очистил место для чайника и чашек, придвинул поближе к столу два кресла для посетителей и благосклонно кивнул появившемуся в кабинете с подносом в руках домовому эльфу. Домовик резво расставил перед присутствующими чашки с дымящимся ароматным чаем и, водрузив на стол чайник и вазочку с лимонными дольками, с легким хлопком исчез. - А почему он в разноцветных носках? – подала голос Джейн Грейнджер, нарушая воцарившуюся в кабинете директора тишину. - У каждого существа свои представления о прекрасном, - съязвил Снейп и тут же прикусил язык: он выбрал явно не самое лучшее время для того, чтобы поупражняться в остроумии. Однако, вопреки его опасениям, миссис Грейнджер ничуть не расстроилась и не растерялась, она лишь слегка фыркнула и сделала осторожный глоток из своей чашки. Определенно, эта женщина начинала ему нравиться. Директор Хогвартса укоризненно посмотрел на Снейпа, но тот лишь пожал плечами и занялся содержимым своей чашки. - О, это долгая история. Полагаю, что ваша дочь знает подробности куда лучше меня. Думаю, она вам расскажет много интересного, если вы поинтересуетесь, почему Добби питает такое пристрастие именно к этой одежде, - сказал Дамблдор, пододвигая к себе вазочку со сладостями. - О, да. О домовых эльфах мисс Грейнджер может говорить часами, - закатил глаза Снейп, - так что на вашем месте я бы принял отсутствие представления о хорошем вкусе у этого эльфа как данность и не стал бы поднимать этот вопрос в присутствии вашей дочери. - Что, все настолько плохо? – невинно осведомилась женщина, скосив глаза в сторону Мастера зелий. Тот вопросительно изогнул бровь: - Что вы имеете в виду? - Просто я хорошо знаю увлекающуюся натуру Гермионы, - пояснила она, опуская глаза. - Это еще слабо сказано, - хмыкнул Снейп и осторожно поставил свою чашку на блюдце: действие обезболивающего зелья пока продолжалось, но руки снова начинали дрожать. Будет лучше, если Дамблдор этого не увидит, иначе Снейпу надолго придется задержаться у мадам Помфри, а он планировал как можно скорее вернуться домой и наконец-то выспаться. Когда молчание уже затянулось почти до неловкости, Дамблдор прокашлялся и осторожно начал: - Миссис Грейнджер… - Джейн, - поправила она. - Если вам не трудно, я бы предпочла, чтобы вы называли меня по имени. Директор кивнул: - Да, конечно, Джейн. Я понимаю, что вам трудно об этом говорить, но мне необходимо узнать о том, что вчера произошло, - он кивнул на лежащую на краю стола газету и покачал головой, - боюсь, что репортеры в погоне за сенсациями все, как обычно, переврали. Женщина напряглась и, закрыв глаза, крепко сжала в руках чашку с почти остывшим чаем. - Что вы хотите знать? – не открывая глаз, глухо спросила она. Старый маг с сочувствием посмотрел на нее и, тяжело вздохнув, задал мучивший его уже несколько часов вопрос: - Джейн, как вам удалось выжить в этой бойне? Насколько я могу судить, охота шла именно за вами. Гермиона с самого первого курса дружит с Гарри Поттером, поэтому так же, как и он, находится в опасности. Детей мы, конечно, спрятали, но, к сожалению, не учли изобретательности некоторых, кхм, впрочем, неважно: вы все равно об этом ничего не знаете. - Как нам удалось выжить? – Джейн горько усмехнулась уголками губ и заправила за ухо прядь непослушных волос. Снейп, проследивший за этим жестом, вздрогнул: именно так ее дочь убирала со лба волосы, падающие ей на глаза. Да что же это такое? С какой это стати он так беспокоится об этой несносной девчонке? Неужели он умудрился привыкнуть к ней за то время, что она жила в его доме? Нет, с этим надо заканчивать. Ему не нравилось то, что он чувствовал по отношению к Гермионе Грейнджер: он вообще ничего не должен был чувствовать, но, тем не менее, сидел тут как на иголках и беспокоился: не случилось ли с ней чего-нибудь. Ну, ничего, скоро она уедет, и все встанет на свои места. Скоро. Сегодня или завтра. И он больше не будет о ней думать. Мастер зелий на мгновение прикрыл глаза: эта мысль почему-то, вопреки ожиданиям, совершенно его не обрадовала. - Как нам удалось выжить? – повторила миссис Грейнджер, отвлекая Снейпа от раздумий. – Да нас просто не было дома. Мы вернулись только часа в три утра и как раз подходили к дому, когда увидели каких-то странно одетых людей и эти ужасные светящиеся в воздухе черепа над домами наших соседей. Мы хотели спрятаться, но нас заметили и, связав, бросили на крыльце. Вчера была годовщина нашей свадьбы с Питером, и мы решили сходить в театр, а после спектакля посидели в ресторане и отметили серебряную свадьбу. Двадцать пять лет вместе. Понимаете, двадцать пять лет. А теперь Питер лежит в этом вашем Больничном крыле, и я не знаю, выживет ли он?! – она сорвалась на крик. – И все это из-за кучки ополоумевших волшебников, помешенных на чистоте крови! И не смотрите на меня так. Я знаю, что мою дочь называют грязнокровкой из-за того, что она родилась в семье магглов. И эта женщина, которая вчера хотела нас убить, кичилась тем, что она чистокровная ведьма! Снейп скрипнул зубами: - Белла. Джейн прикоснулась к своим искусанным губам дрожащими пальцами: - Простите меня, я не должна была устраивать тут сцен, но я просто схожу с ума от неизвестности: я не знаю, выживет ли мой муж или… - она всхлипнула. - Разве Поппи вам не сказала, что его жизнь вне опасности? – удивился Дамблдор. - Сказала, но врачи всегда так говорят, чтобы успокоить родственников безнадежных пациентов. Старый волшебник нахмурился: - Джейн, я не знаю, с какой целью маггловские врачи идут на обман, но, уверяю вас, если Поппи Помфри говорит, что ваш муж выживет, значит, это чистая правда. Ей можно верить. Женщина подняла на директора Хогвартса заплаканные глаза, в которых теперь появилось более осмысленное и не такое обреченное выражение. - Спасибо, - тихо сказала Джейн. После минутного молчания женщина продолжила: - Знаете, я бы не хотела, чтобы моя дочь жила в мире, где убивают только за то, что кому-то не нравится твое происхождение. Если все это закончится благополучно… когда все это закончится, - поправила она себя, - я буду настаивать на том, чтобы Гермиона поступила в нормальный университет и получила нормальное, обычное образование и профессию. - Миссис Грейнджер, ваша дочь принадлежит к волшебному миру. Нравится вам это или нет, но это ее мир, - резко возразил Снейп, бросая на нее разъяренный взгляд. – Мисс Грейнджер взрослый человек и вполне в состоянии самостоятельно принимать решения, от которых будет зависеть ее будущее. - Вот я и хочу, чтобы у нее было это будущее, - просто сказала Джейн, и Снейп осекся, не зная, что ей возразить. Дамблдор осторожно прикоснулся к холодной руке задумавшейся женщины: - Не все чистокровные волшебники такие, как те, что напали на вас сегодня ночью. Уверяю вас, их меньшинство. - Тем, кто погиб от рук убийц, не легче оттого, что их в вашем обществе меньшинство, - мрачно откликнулась Джейн Грейнджер, сердито покосившись на директора Хогвартса. - В основном, мы все нормальные люди, отличающиеся от вас только тем, что умеем колдовать, - не сдавался старый маг. - Я знаю. Поймав его удивленный взгляд, она пояснила: - Так уж получилось, что мы дружим с Молли и Артуром Уизли. Абсолютно нормальные люди, хоть и чистокровные волшебники. - Ну, я бы не стал так категорично это утверждать, - едва слышно пробормотал Снейп, с отсутствующим видом разглядывая портреты бывших директоров и директрис Хогвартса, с интересом прислушивавшихся к беседе. Дамблдор укоризненно покачал головой, но миссис Грейнджер, к счастью, не услышала последнего замечания язвительного Мастера зелий. Как раз в этот момент дверь директорского кабинета отворилась, и на пороге возникла мадам Помфри. - Надеюсь, не помешала? – осведомилась она, бросая изучающий взгляд на свою пациентку. – Ну, милочка, что-то вы совсем расклеились, - медсестра покачала головой, - пойдемте-ка, я отведу вас в палату. Вам нужно отдохнуть. Миссис Грейнджер послушно кивнула и, с трудом встав, направилась к двери. Поппи взяла ее под руку и обратилась к остающемуся в кабинете мужчине: - Северус, не вздумай уходить, пока я тебя не осмотрю, хотя лучше я сама загляну сюда, пока ты не сбежал. Отведу Джейн в палату и вернусь. Уже на пороге миссис Грейнджер обернулась: - Мистер Снейп, пожалуйста, не говорите Гермионе о том, что с нами произошло. Мы с Питером живы, и это самое главное. Я не хочу, чтобы она волновалась еще и за нас. Снейп коротко кивнул в ответ на ее просьбу. - И еще, - женщина помедлила, - я вас очень прошу, защитите мою девочку от этих психопатов. Гермиона моя единственная дочь. Если с ней что-нибудь случится, мне не за чем будет жить. - Миссис Грейнджер, обещаю, я сделаю все возможное, чтобы с ней ничего не случилось, - серьезно сказал Снейп. «И невозможное тоже», - добавил он про себя. - Спасибо, - Джейн слегка кивнула и в сопровождении мадам Помфри покинула кабинет Альбуса Дамблдора.

Талина: * * * Когда за женщинами закрылась дверь, директор выжидательно посмотрел на Мастера зелий. - Как Гарри и Гермиона? - Когда я вернулся, мальчишка был в ужасном состоянии, но, слава Мерлину, не умер. Сейчас все в порядке. Думаю, он проспит еще несколько часов, но к вечеру обязательно проснется. - А Гермиона? - Вот она меня, честно сказать, удивила, - вздохнул Снейп. Дамблдор вопросительно приподнял бровь: - Чем же? - На нее не подействовала защита дома. Девчонка в полном порядке. Абсолютно. Кроме того, я вынужден был остаться с Поттером - он был совсем плох - и мне пришлось дать ей магический ключ от лаборатории и моей комнаты: нужно было принести «Зелье родства» и кубок. - Северус, ну она же не член семьи, чем ты думал, когда давал ей ключ, которым она заведомо не могла воспользоваться?! – неодобрительно заметил Дамблдор, качая головой. - Альбус, в том-то и дело, что она смогла, - Снейп устало потер переносицу и откинулся на спинку кресла. - Но как?! – старый волшебник ошарашенно уставился на Мастера зелий, потом сорвал с носа очки-половинки и стал яростно протирать их рукавом своей мантии, явно не отдавая себе отчета в своих действиях. - Если бы я знал, Альбус, если бы я знал. Я надеялся, что у вас возникнут хоть какие-нибудь соображения на этот счет. Дамблдор водрузил на место очки и задумчиво покачал головой: - Нет, Северус, я никогда не слышал ни о чем подобном. Чтобы кровная магия семьи не действовала на постороннего человека, чтобы этот человек мог пользоваться фамильными артефактами… Эээ… - Дамблдор запнулся и неуверенно и слегка виновато посмотрел на Мастера зелий. – Северус, знаешь, ведь…эээ…ну, мужчины всегда были не прочь погулять на стороне и, кто знает, может быть, какой-нибудь твой предок, ну, ты сам понимаешь, о чем я… - Вы хотите сказать, что мисс Грейнджер может оказаться моей кровной родственницей? – Снейп гнал от себя эту мысль с того самого момента, как увидел абсолютно невредимую мисс Грейнджер у постели мечущегося в бреду Поттера. «Мерлин, только не это, - отчаянно взмолился он. – Все что угодно, но только не это, пожалуйста!» - Что с тобой, Северус? – обеспокоено спросил Дамблдор. – Ты так побледнел. - Все в порядке. Руки немного болят, - с трудом выдавил он, чувствуя, как его виски начинают пульсировать от боли. Директор, казалось, вполне удовлетворился этим ответом, хотя и бросил на Мастера зелий недоумевающий взгляд. Нет, он не понимал, чего Северус так завелся: ну, подумаешь, какой-нибудь его двоюродный прапрадедушка соблазнил маггловскую девушку, ну с кем не бывает, дело-то житейское… - У нас в роду никогда не было ни магглов, ни сквибов, - словно прочитав мысли Дамблдора, сказал Снейп. Казалось, он старался убедить в этом самого себя. - Северус, я не утверждаю, что прав, но это единственное разумное объяснение, которое приходит мне в голову. Гермиона же тебе не жена, значит, только кровное родство может объяснить все происходящее. К тому же в Средние века в Европе свирепствовала Инквизиция и вполне возможно, что родившийся у простолюдинки от связи с волшебником колдун или ведьма попали на один из сотен горевших по всей Европе костров. Естественно, если у сожженных инквизиторами ведьм были дети, их могли спрятать сердобольные родственники, строго-настрого запретив говорить кому-нибудь о своих необычных способностях. Конечно, в основном на костер попадали обычные магглы, но мне известны случаи, когда магглорожденных волшебников и полукровок все-таки обнаруживали: необученные, они не могли контролировать свои способности, и иногда происходил спонтанный выброс магической энергии. Это ведь запросто могло случиться в каком-нибудь людном месте, в тот момент, когда волшебник или волшебница испытывали какие-нибудь сильные эмоции. И еще, Северус, мало кто об этом знает, но в истории известны два случая, когда в таких условиях магические силы родившегося волшебника блокировались. На подсознательном уровне действовало что-то вроде инстинкта самосохранения. Ребенок не был сквибом, просто магия в нем, если так можно выразиться, спала. Никто не знает, отчего это происходило, возможно, на это влияло эмоциональное состояние беременной ведьмы, боявшейся за своего ребенка, которого из-за врожденных необычных способностей могла ждать страшная смерть. Не всех ведь магглорожденных и полукровок находили и забирали на обучение в школы магии. Кстати, дети, родившиеся от тех волшебников (в обоих случаях это были мальчики) тоже обладали заблокированными магическими способностями: не сквибы и не волшебники в привычном нам смысле. Не знаю, что сталось с потомками одного из этих мальчиков, но в конце девятнадцатого века прапраправнук другого родился нормальным волшебником. Это было во Франции. Он благополучно закончил Академию Шармбатон и дожил до ста девяноста пяти лет, оставив после себя семерых детей, девятнадцать внуков и кучу правнуков. И все они были магами, как и их дети и внуки. Снейп чувствовал себя так, как будто его ударили по голове чем-то тяжелым. Гриффиндорская умница… Умница? Он нахмурился и раздраженно поправил себя: всезнайка. Гриффиндорская всезнайка со вздернутым любопытным носом и невозможными медово-карими глазами его кровная родственница?! Нет!!! НЕТ!!! Мерлин сохрани от этого, ведь тогда получалось… Что именно получалось в этом случае Снейп так и не додумал: из раздумий его вывел бодрый голос Дамблдора: - Ладно, Северус, все это не так уж и важно, сейчас нам необходимо решить один куда более важный вопрос. Если Гарри небезопасно находиться в твоем доме, значит, нужно спрятать его и подобрать место, где его не сможет найти Волдеморт. Хотя бы до тех пор, пока не будет готово твое зелье. Кстати, есть результат? - Нестабильный. И куча побочных эффектов. - Да, конечно, я понимаю, что тебе нужно время: рецепт ведь дошел до нас в таком состоянии, что, можно сказать, его и нет вообще. Тебе приходится разрабатывать все заново. Только бы Волдеморт не начал открытое выступление против министерства сейчас. - Альбус, есть одна проблема: Белла сообщила ему о том, что Поттер не вернулся после окончания Хогвартса в дом своих родственников-магглов, где Лорд и хотел напасть на Золотого мальчика, он ведь ждал его совершеннолетия. Дня, когда перестанет действовать защита, которую дала Лили своему сыну, пожертвовав ради него своей жизнью. Несколько дней все его Пожиратели искали мальчишку по всей Англии, но, естественно, не нашли. Белла напела Лорду, что я или предатель, работающий на вас, и поэтому скрываю местонахождение Поттера, или вы мне не доверяете, а раз так, то я им не нужен. Однако Лорд не позволил Белле убить меня. Более того, он был так «добр», - Снейп саркастически искривил губы, - что дал мне время на то, чтобы я разузнал, где прячут Гарри Поттера. Меня спасло то, что зельевара моего уровня среди Пожирателей нет, а Лорду для поддержания жизни в его возрожденном теле необходимо каждую неделю принимать зелье, которое в состоянии сварить только я. Правда, с больными руками я теперь, - Снейп горько усмехнулся, - ну, не Лонгботтом, конечно, но уже и не лучший зельевар Британии, по крайней мере, на ближайшие несколько месяцев. К счастью, умом я пока не тронулся, так что смогу проводить исследования и работать над восстановлением рецепта. Кстати, судя по всему, больше половины работы уже проделано, насколько я могу судить по результатам испытаний. Дамблдор задумчиво побарабанил пальцами по столу. - Ладно, Северус, в таком случае мы сделаем вот что: перепрячем Поттера и назначим Хранителя тайны. Ты действительно можешь в следующий раз не успеть вовремя вернуться. - Это тоже не слишком-то надежный вариант, - покачал головой Мастер зелий. – Родителей Поттера это не спасло. Дамблдор недобро усмехнулся: - На этот раз Хранителем тайны буду я. Так что, когда Волдеморт вызовет тебя в следующий раз и будет требовать отчет о том, что тебе удалось узнать, смело говори, что Поттера перепрятали, где он находился раньше, ты не знаешь, да теперь это уже и не важно. Перепрятали и назначили Хранителя тайны. Чтобы выяснить, кто это и не вызвать подозрений, нужно время. Думаю, Том его тебе предоставит, ведь другого выхода у него все равно нет. Надеюсь, за это время ты восстановишь рецепт и завершишь работу над зельем. - А если нет? – Снейп явно не разделял оптимизма Дамблдора. - А если нет, тогда через какое-то время скажешь ему, что тебе удалось узнать, кто является Хранителем тайны. Хотел бы я увидеть его лицо, когда он услышит мое имя, - старый волшебник весело блеснул глазами и довольно хихикнул. - А что делать с Уизли? Ведь до Поттера могут попытаться добраться и через его рыжего дружка, раз уж попробовали использовать для этой цели мисс Грейнджер, - мрачно поинтересовался Снейп. - Хмм… Мистера Уизли спрячем вместе с Гарри. Сделаем так: Северус, я аппарирую вечером, часам к одиннадцати, в тополиную аллею перед твоим домом. Ты меня встретишь, и я заберу с собой Гарри. Кстати, заранее ничего ему не говори и позаботься о том, чтобы мисс Грейнджер в этот момент не было вместе с Гарри, займи ее чем-нибудь. Девочка наверняка не захочет оставаться в твоем доме без своего друга. Ты ведь целыми днями занят, ей будет скучно. Да, надо что-нибудь придумать, чтобы девочка не очень сильно скучала. - ЧТО?! – придушенно выдавил Снейп, как только ему удалось вставить слово в монолог Дамблдора. – Вы что хотите сказать, что девчонка останется у меня?! - А тебя что-то не устраивает, Северус? - Да, не устраивает. Меня не устраивает все! Понимаете, Альбус, абсолютно ВСЕ!!! – прошипел Снейп, испепеляя директора бешеным взглядом. - Я не понимаю. Твой дом самое надежное убежище. Единственный минус заключается в том, что защитная магия этого места пагубно влияет на всех, кто не является Снейпом. Но раз уж на мисс Грейнджер это по каким-то причинам не действует – я уже высказал свои соображения на этот счет, - значит, она остается у тебя, и точка. У меня и так будет головная боль в виде Гарри и мистера Рональда Уизли. Мисс Грейнджер очень серьезная и порядочная девушка, и, я уверен, не доставит тебе никаких хлопот. - Альбус, я сказал нет. А если я говорю «нет» - это значит «нет», - по лицу Снейпа пошли красные пятна. - Я не понимаю твоей реакции, Северус, - сухо сказал Дамблдор и раздраженно подергал себя на бороду. - Вот именно, что не понимаете! – яростно выдохнул Мастер зелий. - Ну так объясни! Снейп открыл рот и замолчал. А как он, собственно, объяснит свое нежелание жить под одной крышей с мисс Грейнджер, если он даже для себя еще не сформулировал это?

Талина: В этот момент дверь распахнулась, и на пороге появилась мадам Помфри. «Хоть раз вовремя», - с облегчением подумал Снейп, избавленный от необходимости отвечать на вопрос Дамблдора. - Вот я и вернулась. Напоила Джейн зельем сна без сновидений и уложила спать. А теперь пришла твоя очередь, - она весело подмигнула зельевару и, бесцеремонно сдвинув чашки и чайник на край директорского стола, торжествующе водрузила туда свою медицинскую сумку. – Теперь уж ты не отвертишься от нормального осмотра. Дамблдор посмотрел на развившую бурную деятельность медсестру и поспешно встал из-за стола: как бы она не решила заодно осмотреть и его – нужно убираться от греха подальше. - Северус, значит, мы договорились. Встречаемся сегодня вечером в одиннадцать часов. Сейчас мне нужно уйти, так что… - Дамблдор сделал неопределенный жест рукой и величественно выплыл из кабинета. Поппи расстроено посмотрела ему вслед: у нее явно были на него большие планы. Женщина повернулась к обреченно застонавшему Снейпу и плотоядно усмехнулась: - Ну что ж, Северус, начнем, - она извлекла из рукава волшебную палочку и с задумчивым видом провела ею над неподвижно застывшим в кресле Мастером зелий. – Так, что тут у нас? Ребра и ключица срослись, чудесно. Ушибы подживут сами, внутренние повреждения, порванные мышцы и связки я залечила еще ночью. Ой, а давление-то у тебя как подскочило! Поругался с Альбусом? Ну, он даже святого из себя сможет вывести, если захочет. Снейп мысленно поблагодарил Мерлина за то, что Поппи задавала вопросы и совершенно не требовала на них ответов. Она отвечала себе сама и самозабвенно продолжала болтать дальше. Милая добрая болтливая Поппи. - Последствия отравления, Северус, могут быть серьезными, - строго сказала медсестра и уперла руки в бока. - Ты уже ночью просветила меня на этот счет, - меланхолично отозвался Снейп и взял лежащую на столе Дамблдора газету. Конечно, репортеры всегда врут, но хоть какие-то крупицы правды можно найти даже в их завиральных статьях. Сил читать и анализировать информацию не было, поэтому Мастер зелий сложил газету пополам и сунул в карман сюртука, решив прочитать статью дома, после того, как он все-таки как следует выспится. Он не выписывал ни «Ежедневный пророк», ни другие газеты: почтовые совы не могли преодолеть барьер, созданный охранными заклинаниями, пропитавшими не только дом до самого основания, но и пространство вокруг него, а журналы Мастер зелий получал в Хогвартсе: благо почти весь год он проводил в замке. Так что сейчас Снейп мысленно сказал Дамблдору спасибо хоть за такой источник информации. - Ну, и что ты думаешь насчет отравления? – настойчиво повторила Поппи, постукивая по полу мыском туфли. - Или ты ошибаешься в определении яда, Поппи… - Я не ошибаюсь! – рявкнула она. – Кто дал тебе право сомневаться в моей компетентности, дрянной мальчишка! - Хорошо, хорошо, - сил и желания спорить с рассерженной медсестрой у Снейпа не было. – Даже если ты и права, - он проигнорировал ее мрачный взгляд, - то у меня есть противоядие. Если я почувствую себя плохо, я приму его повторно, вот и все. - У тебя могут начаться бред, галлюцинации, приступы немотивированной агрессии, - принялась перечислять женщина. - Будет лучше, если ты останешься на эту неделю в Больничном крыле, где я смогу за тобой присмотреть. - Это исключено, - отрезал Снейп, раздраженно передергивая плечами. - Кто будет с тобой сидеть, а? Твой домовый эльф? - Именно он, - процедил сквозь зубы Мастер зелий. - Это не смешно, - насупилась мадам Помфри. - А я и не смеюсь, - парировал Снейп. - Я тебя предупредила, - с видом человека, оскорбленного в лучших чувствах, она принялась убирать в сумку свои медицинские принадлежности. - Я все понял и оценил твою заботу, - самым искренним тоном заверил ее Мастер зелий. – Это все, или ты еще что-нибудь хочешь мне сказать? - Синяки сойдут сами, так что придется подождать: я и так применила к тебе очень много магии сегодня ночью, больше уже нельзя. - Кстати, о синяках, - встрепенулся Снейп. Он вспомнил желтые пятна на лице миссис Грейнджер. – Что там с твоими подопечными? Мадам Помфри помрачнела и опустилась в соседнее со Снейпом кресло. - Питер Грейнджер, вероятно, пытался защитить свою жену: у него были переломы, внутренние повреждения. В общем, его жестоко избили. По-маггловски. Потом добавили парочку пыточных заклинаний, в том числе Crucio. Магглы ведь очень плохо переносят пыточные проклятия, они калечат их куда сильнее, чем волшебников. Так что, жить он будет, но вот сколько времени потребуется ему для того, чтобы полностью восстановиться, я не знаю. Думаю, что несколько месяцев. - А его жена? Поппи помрачнела еще больше. - Физические повреждения я залечила, но вот ее психологическое состояние… - она вздохнула. – Джейн, конечно, сильная женщина, но я все же надеюсь, что мне удастся уговорить ее согласиться на блокировку некоторых воспоминаний. Снейп похолодел: в магической медицинской практике частичную блокировку памяти использовали при реабилитации жертв, подвергшихся сексуальному насилию. Женщина помнила, что с ней произошло, но только как факт, а все эмоции оказывались заблокированными, так же, как и подробности происшедшего. - Кто? – отрывисто спросил он. Мадам Помфри пожала плечами: - Она не видела его лица. Ты же знаешь – маски… Да, он знал это и скрипнул зубами от злости и бессилия. - Правда, Джейн сказала, что он немного шепелявил, и еще ей запомнилась его фраза: «Я люблю, когда баба орет». - Нотт, - выдохнул Снейп. Он убьет эту мразь собственными руками. При первой же возможности. - Я надеюсь, что тебе удастся убедить миссис Грейнджер в том, что блокировка памяти - лучший способ реабилитации. - Я тоже надеюсь на это, - грустно улыбнулась мадам Помфри. Снейп легко пожал ей на прощанье руку и быстрым шагом вышел из кабинета Дамблдора.

Талина: Так же стремительно он дошел до границы аппарационного барьера и аппарировал в тополиную аллею. Ему нужно было несколько минут на то, чтобы привести в порядок мысли. Если Поппи не ошиблась в своем диагнозе, и его действительно отравили ядом из желчи болотного шотландского дракона, то вполне возможно, что после введения второй порции антидота он на какое-то время станет невменяемым. Вот и еще одна причина избавиться от присутствия любопытной мисс Грейнджер в его доме. Нет, он, конечно, запрется в своей комнате, и даже, на всякий случай, наложит на себя Petrificus Totalus, чтобы, в первую очередь, не навредить самому себе, но все же ему было бы спокойнее, если бы гриффиндорская всезнайка оказалась в этот момент как можно дальше и от него, и от его дома. Вот бы еще Дамблдора убедить в том, что мисс Грейнджер будет ему мешать. Мерлин всемогущий, да как же он сможет убедить в этом Альбуса, если не может убедить в этом даже самого себя?! Ему же до дрожи хочется, чтобы она осталась! Кого он пытается обмануть? Прятать, подобно страусу, голову в песок и отказываться признавать очевидное, было глупо. Ему начала нравиться мисс Грейнджер. Он не знал, когда и почему это случилось, но это было так. Разумеется, ему ничего не светит: она слишком хороша, чтобы обратить внимание на бывшего Упивающегося, который, к тому же, старше ее на двадцать лет! Но где-то в глубине души притаилась надежда на осуществление несбыточного. А вдруг? Он понимал, что никакого «вдруг» не будет: ему просто нечего предложить этой девочке, он даже не может распоряжаться собственной жизнью, уже не говоря о чем-то большем. Но надежда все равно пустила корни в его заблудившейся во мраке душе и не желала покидать насиженного места. Глупое чувство, что с него возьмешь? Следующая мысль заставила Снейпа покрыться холодным потом. А что если Дамблдор прав, и мисс Грейнджер все же его кровная родственница? Мастер зелий как вкопанный остановился посреди аллеи. Мерлин, пожалуйста, только не это! Он подошел к ближайшему дереву и прислонился лбом к нагретой солнцем слегка шершавой коре и вдохнул нежный аромат, источаемый тополиными листьями. Эти деревья вывел кто-то из его предков: от них не было пуха и, соответственно, грязи и аллергии, а листья с весны и до самой осени источали ни с чем не сравнимый нежный аромат молодой, едва распустившейся листвы. Кстати, о предках. «Я допрошу все портреты. И если кто-то из моих дражайших родственничков ходил по магглам и забывал использовать противозачаточные заклинания… Сожгу, к дементорам, его портрет!» Хотя… Не факт, что какой-нибудь его прапрапра- и так далее дедушка, пятиюродный дядя или десятиюродный племянник помнит обо всех своих интрижках на стороне. Так что вполне возможно, что какая-нибудь из соблазненных кем-то из его предков девиц все же забеременела и родила ребенка. Если Гермиона Грейнджер действительно его, пусть даже самая дальняя, но кровная родственница… Мерлин, что же ему делать?! Снейп слегка стукнулся лбом о ствол дерева и закрыл глаза. А ничего не делать. Просто не подходить к ней и не подпускать ее к себе, то есть, относиться к ней так же, как и все эти годы, что она училась в Хогвартсе. А то, видишь ли, размечтался, идиот! Девочка ему понравилась! Да что в ней вообще есть такого, чего нет в других женщинах? Ровным счетом ни-че-го! Однако робкий внутренний голос не соглашался с логическими доводами и возражал, что все же есть в ней что-то такое необыкновенное, что делает ее непохожей ни на кого другого. Злой, как оборотень, Снейп ворвался в холл, словно вихрь, пронесся по коридору, стремительно вошел в гостиную и замер на пороге. Девушка, послужившая предметом его мучительных раздумий, сидела в своем любимом кресле у камина и, как ни в чем ни бывало, что-то сосредоточенно и увлеченно черкала в блокноте. При виде его она подняла голову и улыбнулась: - С добрым утром, профессор. И опять эти невозможные медово-карие глазищи. - И с чего это вы взяли, что оно доброе? – ядовито поинтересовался Снейп, как только к нему вернулась способность дышать и говорить. Улыбка на девичьем лице погасла, и он с мрачным удовлетворением подумал о том, что нечего радоваться, когда у него на душе так гадко. По пути к бару он стащил с себя мантию и небрежно бросил ее на диван, впервые позволяя себе в присутствии постороннего человека такую вольность. Но видит Мерлин, сегодня ему просто наплевать на такую мелочь. Это просто ничто, по сравнению с той борьбой, что сейчас происходила в его душе. Он достал из бара бутылку Огневиски и стакан, сел во второе кресло, до краев наполнил стакан янтарной жидкостью и, вытянув ноги, с удовольствием сделал первый глоток обжигающего горло напитка. Гермиона сидела напротив, и Снейп прекрасно видел, как она хмурится и делает вид, что ей нет до него никакого дела. Однако девушка явно что-то хотела спросить, но Снейп так рявкнул на нее прямо с порога, что она сидит и не решается к нему обратиться. Профессор почувствовал, что что-то мешает ему сидеть. Ах да, конечно, эта проклятая газета, которую он скомкал и засунул в карман. Он вытащил утренний номер «Ежедневного пророка» и швырнул его прямо на диван. Потом встал, взял мантию и со стаканом в руке пошел к выходу из гостиной. - Профессор… «Все же окликнула», - усмехнулся он. Повернулся на каблуках: - Да, мисс Грейнджер. - Скажите, как Гарри? - Ваш приятель проснется не раньше ночи, - соврал он, помня о просьбе Дамблдора не сообщать ей о том, что тот заберет Гарри с собой, а вот ей придется остаться в этом доме. - Но с ним все будет в порядке? – уточнил Гермиона, тревожно глядя в черные глаза Мастера зелий. «Вот бы обо мне кто-нибудь так побеспокоился…» - Непременно, - Снейп сделал еще один глоток Огневиски и с недоумением посмотрел на мантию, которую он волоком тащил за собой. Больше двух суток без сна, пытки и Огневиски сделали свое дело: он опьянел. Снейп еще раз задумчиво посмотрел на мантию, пожал плечами и снова бросил ее на диван, прямо на многострадальный номер «Ежедневного пророка», вернулся в кресло и, медленно потягивая Огневиски, принялся рассматривать поверх стакана лицо мисс Грейнджер. Вроде бы ничего особенного в ней не было, и, тем не менее, она ему нравилась. Что с этим делать, Снейп не знал. Затащить ее в постель, а потом сделать вид, что ничего не было? Он поморщился от отвращения к самому себе: нет, на такое он не способен. С ней он никогда не сможет так поступить. Никогда. Гермиона покраснела под его пристальным взглядом, на ее щеках появился легкий румянец, и девушка непроизвольно заерзала в кресле. Снейп усмехнулся про себя, опрокинул в себя содержимое стакана и, прихватив с собой бутылку, направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Поднявшись на несколько ступеней, он остановился и медленно обернулся. - Мисс Грейнджер, найдите себе какое-нибудь не слишком разрушительное занятие до вечера. Мне нужно выспаться, а вечером, пожалуй, я разрешу вам выбрать что-нибудь из моей библиотеки, - он отсалютовал открывшей рот девушке початой бутылкой Огневиски и поднялся на второй этаж. Снейп медленно шел по коридору к своей комнате и время от времени прикладывался к бутылке с туманившим мозги напитком. Он вглядывался в лица изображенных на портретах мужчин, и его губы кривила горькая усмешка: кто угодно мог завести ребенка на стороне и даже не знать об этом. У одного портрета почти в самом конце коридора он остановился и долго вглядывался в бледное девичье лицо с тонкими чертами и огромными карими глазищами, почти такими же, как у мисс Грейнджер, у Гермионы. Нет, Огневиски решительно плохо на него влияет: ему не надо привыкать называть мисс Грейнджер по имени. - Привет, Эмили, - прошептал он, дотрагиваясь до холста. Девушка улыбнулась и приложила тонкие пальцы к холсту со своей стороны картины, напротив руки Снейпа. Портрет был написан еще до того, как Леонардо да Винчи изобрел способ делать волшебные картины не только движущимися и слышащими, но и говорящими. - Сколько уже наших родственников приходили к тебе плакать, а? Девушка, словно обжегшись, отняла руку от холста, ее огромные глаза наполнились слезами, губы предательски задрожали. - Не надо, Эмили, - грустно улыбнулся Снейп, - я не буду тебя проклинать. Ты уже и так наказана за свою любовь. Только зачем же ты наказала еще и всех нас? Он отошел от картины и медленно побрел дальше по коридору. Эмили Снейп, закрыв лицо руками, беззвучно плакала. Войдя в свою комнату, Северус Снейп прислонился спиной к стене, допил виски прямо из бутылки, запил его зельем сна без сновидений и, даже не раздеваясь, рухнул на кровать. «Эмили, Эмили, ну почему тебя угораздило влюбиться в своего кузена и почему отвергнутый тобой чернокнижник Эдвин Кеннистон оказался таким мстительным?» - успел подумать он, прежде чем сон обрушился на него черной пеленой, в которой утонули все краски и стихли звуки.

Alix: Чудесная глава. А страсти все накаляются

Мышь Белая: Замечательная глава, и как всегда в конце интрига. Здорово!

Aloc: Ого)))) Эмили.. Эмили))) Хорошо звучит) Хмммм.. А Снейп такой лапушка в этой главе

Lasselante: Талина , спасиб за интересную главу Ох, что ж там за история с этой Эмили (вернее с особенностями проклятия), что Снейп так боится полюбить.

Талина: Alix, Мышь Белая, Aloc, Lasselante, Спасибо. Aloc, Aloc пишет: А Снейп такой лапушка в этой главе Мне он тоже нравится. В принципе. Lasselante, Lasselante пишет: Ох, что ж там за история с этой Эмили (вернее с особенностями проклятия), что Снейп так боится полюбить. Увы, с такими скелетами в шкафу, как в семье Снейпов, ни в коем разе нельзя любить никого, кто является даже очень-очень дальним родственником.

Lasselante: Талина пишет: Увы, с такими скелетами в шкафу, как в семье Снейпов, ни в коем разе нельзя любить никого, кто является даже очень-очень дальним родственником. Ох, и даже во множественном числе! Что ж там такое интересно. Оооочень интересно

precissely: Спасибо за такую огромную главу Мммм, сколько много про Северуса интересного Талина пишет: при которой голос разума или замокал и переставал быть слышнымтут, навернае, надо 2 "или" Профессор грязно выругался, разбил о стену бутылку Огневиски, подумал, обозвал себя идиотом, заглянул к Поттеру и, убедившись, что с ним по-прежнему все в порядке, аппарировал в Хогсмид. - напряженное, однако, утро и он с мрачным удовлетворением подумал о том, что нечего радоваться, когда у него на душе так гадко - милый добрый Снейп туманившим мозги - может "мозг" в ед. числе? я разрешу вам выбрать что-нибудь из моей библиотеки ну наконец-то, давно уже пора!

Pixie: Талина Глава замечательная, чудесная! Прочла на одном дыхании, поэтому если и были какие-то мелкие опечатки, то я их не заметила :) А когда Снейп думал о том, что может быть с Гермионой, у меня слезы на глаза навернулись. Так трогательно. Надеюсь, он быстро поймет, что его опасения напрасны ;) А еще очень хочется почитать, как же же Гермиона поймет, что Северусу плохо. А вообще зря Снейп тут газетками раскидывается. Тоже мне, привычка, понимаешь ли - чуть что, сразу за Огневиски :)

Germ: Ну и чего он газетами разбрасывается... Его же попросили ничего не говорить Гермионе о том, что произошло с родителями...Хотя тогда у нее будет повод рвануть к нему в комнату для "выяснения обстоятельств"... а там Снейп в бреду ...

Germ: PixieНадеюсь, он быстро поймет, что его опасения напрасны ;) Pixie, мне кажется он еще не скоро поймет, потому что предположить о том, что здесь замешана помощь родственницы... А Гермиона пока не спешит ему поведать о случившимся...

Pixie: Germ Это просто ужасно, если Снейп будет думать, что Гермиона его родственница и считать свои чувства противоестественными! :((( Интересно, на что рассчитывала Аличе, когда проводила обряд?!

Эльпис: Нечестно: и Малфои, и Блэки, все в родстве, и им хоть бы хны, а Северусу даже седьмая вода на киселе... Талина Честно, мне ваш фик начинает все больше и больше нравиться! И повороты сюжета, и герои...

Germ: Pixie Это просто ужасно, если Снейп будет думать, что Гермиона его родственница и считать свои чувства противоестественными! :((( Да, его очень жаль, когда он будет считать что Герми его родственница (пока писала это вспомнились мучения одного латино-американского персонажа, когда она думала, что любит своего брата... зато сколько радости было когда оказалось что все ошиблись и не брат он вовсе ). Как-будто ему проблем в жизни мало, а что касается чувств, то тут мне кажется, что он будет бояться не сколько о том, что они будут противоестественными (для их мира это вроде даже почти норма ), сколько о том, что с объектом его любви может случиться что-то очень плохое зогласно проклятию...... Эхх, надеюсь нашему Снейпу повезет и он не успеет "испугаться" - Герми сама ему раскажет в самое ближайшее время о ночном эпизоде... Аффтор - я могу надеяться? Вот что еще интересно - домовик будет слышать и подчиняться Гермионе или нет? По идее должен. Кстати, Снейпу есть над чем подумать. Если он не будет подчиняться, следовательно она не Снейп, но тогда почему дом ее принял как Снейпа. А если дом принял то и домовик должен. Если будет подчиняться, то почему с самого начала этого не делал, следовательно должен возникнуть вопрос - почему Герми в самом начале не была его родственницей, а потом вдуг стала ей. (Даже если он расматрит идею Дамба с блокировкой магических способностей, то одно другому не мешает.. Кровные узы же не заблокируешь). Да и пошел бы поговорил хотя бы с портретами, кто - нибудь бы и проговорился. Pixie Интересно, на что рассчитывала Аличе, когда проводила обряд?! ну во -первых уберечь от охранных чар дома, потом мне кажется, что она хотела, чтобы Снейп обратил внимание на Герми, и может быть с ее помощью как-то можно снять это проклятье... Вариантов может быть много. Но на что именно расчитывала Аличе может поведать только Талина , и я надеюсь это будет очень скоро... а то сидим все тут заинтригованные с нервами в спираль закрученными... .. Кстати, Талин, а сколько глав планируется?

Pixie: Germ Вы так логично все изложили. Здорово! :) Про домовика я и сама думала. А про Аличе это у меня в сердцах вырвалось. Может Снейп с Гермионой и так бы нашли друг друга? Так что надеюсь, Талина не будет долго держать Северуса в неведении. А то и правда на латиноамериканский сериал будет похоже :))) А вообще и правда обидно. Эльпис права. Предки Северуса чего-то намудрили, а потомки расхлебывают потом! :(

Germ: Pixie Может Снейп с Гермионой и так бы нашли друг друга? Не может быть, а точно! Это не поддается никакому сомнению! Это я как ярый снейджероман говорю Предки Северуса чего-то намудрили, а потомки расхлебывают потом! :( эхх..."Така його доля" Надеюсь ему не долго осталось страдать...

leeRA: Талина, Большое спасибо за такую большую и вкусную главу! Влюбленный Снейп просто очарователен. Как же он мне здесь нравится. Талина пишет: - Хорошо, Северус. Сегодня чудесная погода, не так ли? Думаю, что лучше всего нам будет встретиться у озера. Тебе пойдет на пользу свежий воздух Я просто поразилась, прочитав это. Странно, что директор проявил такое отношение к Северусу. Промотавшись двое суток, он должен еще на встречу к директору идти. Жестоко со стороны Дамби. Талина пишет: – Вы что хотите сказать, что девчонка останется у меня?! Хорошее решение - убрать Поттера, теперь можно спокойно крутить романсы. Снейп не возмущаться, а благодарить должен. Талина пишет: Эмили Снейп Вот и еще одна родственница Снейпа, отличающаяся умением создавать проблемы. Гермиона отлично впишется в это милое семейство. Талина пишет: Он достал из бара бутылку Огневиски и стакан, сел во второе кресло, до краев наполнил стакан янтарной жидкостью и, вытянув ноги, с удовольствием сделал первый глоток обжигающего горло напитка. У Снейпа Огневиски превращается в некую анестезию от плохого настроения. Пора завязывать - это вредно для здоровья, а у него и так работа не сахар. Так и до язвы допрыгается. Талина пишет: Он вытащил утренний номер «Ежедневного пророка» и швырнул его прямо на диван. Бросал бы уж прямо в голову руки Гермионы.

Талина: Lasselante, precissely, Pixie, Эльпис, Germ, leeRA, Милые дамы, большое спасибо за такую заинтересованность и живое обсуждение главы. Мне было очень интересно читать вашу дискуссию. По техническим причинам целый день не могла попасть в инет, так что теперь попробую ответить (или не ответить) на все ваши вопросы сразу. Pixie пишет: А еще очень хочется почитать, как же же Гермиона поймет, что Северусу плохо. Она же наблюдательная девушка.)) Pixie пишет: А вообще зря Снейп тут газетками раскидывается. Germ пишет: Ну и чего он газетами разбрасывается... И, правда, зря это он... leeRA пишет: Бросал бы уж прямо в голову руки Гермионы. Ну не так же примитивно! Germ пишет: Хотя тогда у нее будет повод рвануть к нему в комнату для "выяснения обстоятельств"... а там Снейп в бреду ... Вообще-то я планировала все немного по-другому. Germ пишет: А Гермиона пока не спешит ему поведать о случившимся... А он ее спрашивал?! *Обиженно.* Pixie пишет: Интересно, на что рассчитывала Аличе, когда проводила обряд?! Вот на это самое: Germ пишет: ну во -первых уберечь от охранных чар дома А что во-вторых, пока не скажу. Germ пишет: Снейп обратил внимание на Герми, и может быть с ее помощью как-то можно снять это проклятье... Не совсем. Germ, Бразильского сериала и индийского кино не будет!!! Germ пишет: что с объектом его любви может случиться что-то очень плохое зогласно проклятию...... Не с объектом и даже не со Снейпом, а... Потом расскажу, в чем там дело. Germ пишет: Вот что еще интересно - домовик будет слышать и подчиняться Гермионе или нет? Ну, думаю, что смогу ответить на этот вопрос. Слышать будет, а вот подчиняться?! Вы еще не знаете Тинли! Вы его совсем не знаете! Germ пишет: Да и пошел бы поговорил хотя бы с портретами, кто - нибудь бы и проговорился. Не проговорился бы. Ни за что. Они, хоть и портреты, тоже жить хотят. Germ пишет: Кстати, Талин, а сколько глав планируется? На этот вопрос я ответить не могу, потому что не знаю. Я знаю, что именно хочу написать, а вот во сколько глав это все влезет... Мне кажется, что с таким объемом глав их будет не больше двадцати, а то и меньше. Но не уверена. Мало ли что еще взбредет в мою больную голову. Pixie пишет: Предки Северуса чего-то намудрили, а потомки расхлебывают потом! :( В этом случае намудрили не они. Они только пострадали. leeRA пишет: Странно, что директор проявил такое отношение к Северусу. Промотавшись двое суток, он должен еще на встречу к директору идти. Жестоко со стороны Дамби. Дамби за Северуса переживал: его же Поппи как следует не осмотрела. А вдруг... Эльпис, Может, нам уже пора перейти на "ты"? P.S. Мне очень понравились ваши обстоятельные и интересные отзывы. Большущее спасибо.

Эльпис: Талина пишет: Вы еще не знаете Тинли! Вы его совсем не знаете! Так и слышу: "Аличе, моя прелессть..." На ты? С удовольствием! leeRA пишет: Хорошее решение - убрать Поттера, теперь можно спокойно крутить романсы. Снейп не возмущаться, а благодарить должен Так он же смущается, у него это первый снейджер! По крайней мере, в этой жизни!

Талина: Эльпис, Эльпис пишет: "Аличе, моя прелессть..." Мерлин, нет! *Содрогнулась*. Все совсем иначе. Эльпис пишет: Так он же смущается, у него это первый снейджер! По крайней мере, в этой жизни!



полная версия страницы