Форум » Библиотека-5 » Прощение, NC-17, макси, СС/НТ, перевод. 02.02. Закончен » Ответить

Прощение, NC-17, макси, СС/НТ, перевод. 02.02. Закончен

Анжелика Вегерле: Название: Прощение Автор: Kerrymdb Переводчик: Анжелика Вегерле Бета: Нари Разрешение на перевод: Получено Рейтинг: NC-17 Жанр: Angst/Romance Пейринг: СС/НТ Краткое содержание: По заданию Ордена Тонкс должна присоедениться к Снейпу в рядах Упивающихся. Описываются события, произошедшие после 5-й книги "ГП и Орден Феникса". Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Дж.К. Роулинг Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/1751783/1/ Главы 1-31

Ответов - 143, стр: 1 2 3 4 5 All

Лиля:

Арахна: Анжелика Вегерле, я как любительница слезливых фраз не могла пропустить вот эту: Анжелика Вегерле пишет: цитата – Повезло ему… – Повезло? – удивилась молодая ведьма. – Ему есть, ради кого жить ах...А ещё жалко Северуса, это ж надо, у зельевара артрит. Бедняга

gretthen: Ну ничего, Тонкс будет ему массаж будет делать. Чего только у бедолажки Снейпа не было - и туберкулез, и язва желудка, а теперь еще и артрит. Вот к чему нехороший образ жизни приводит.

Анжелика Вегерле: Арахна gretthen gretthen пишет: цитатаЧего только у бедолажки Снейпа не было - и туберкулез, и язва желудка, а теперь еще и артрит. Вот к чему нехороший образ жизни приводит.

Анжелика Вегерле: Глава 32. «Решение» Из больничного крыла Снейпа выпустили лишь через неделю, но ему по-прежнему приходилось принимать по десять зелий каждый день, что профессору весьма не нравилось. Тонкс вызвалась проводить Северуса до его комнат. Подойдя к двери, девушка тактично сделала шаг назад. Зельевар задумчиво смотрел на нее. – Подойди, – наконец произнес он. – Я хочу, чтобы ты слышала. Метаморфиня покачала головой. – Северус, не стоит этого делать. – Мой пароль – «метаморф». Я хочу, чтобы ты его знала. – Как романтично, – улыбнулась ведьма. Он привычно изогнул бровь. – Дора, обо мне можно многое сказать, но романтичным меня никак не назовешь. *** Они решили сыграть в шахматы. Минут сорок игра шла в молчании, пока Тонкс неожиданно не произнесла: – Я буду в белом платье. – Извини, что? – недоуменно посмотрел на девушку Снейп. – Я хочу, чтобы все было сделано так, как надо. Хочу белое платье, фату, и чтобы мой отец вел меня к алтарю. Чтобы были подружки невесты, музыка и банкет. – Зачем ты мне это говоришь? – Это же будет и твоя свадьба тоже! – Моя свадьба?? Тонкс задумчиво кивнула. – Я решила, что когда Волдеморт будет побежден, мы поженимся. – Внезапно она замерла, прижав руку ко рту. – Я только что произнесла его имя! – пораженно воскликнула она. – Никогда раньше я не называла Волдеморта по имени! – Вскочив, она сделала несколько танцевальных па, случайно задев Снейпа. – Ой, извини! – Ничего. К тому же ты только что сделала мне предложение… Ведьма покраснела и, подав зельевару руку, помогла ему подняться с кресла. Они подошли к маленькому дивану, стоявшему в углу комнаты. Усадив Снейпа, девушка опустилась на колени на пол рядом с его ногой. Насмешливо глядя на профессора, она торжественно произнесла: – Северус Снейп, так ты женишься на мне? – Поднимись. – А как же традиция? – запротестовала Тонкс. – Эта традиция давно уже вышла из моды, Дора. Иди сюда. Вскочив, метаморфиня села на диванчик, взяла руку зельевара и прижала ее к своей щеке. – Ты не ответил на вопрос. Долгие секунды он молчал. – Да, Дора. Я женюсь на тебе, – наконец произнес Снейп. – И у нас сразу же будут дети, – лукаво улыбнулась она. – М-мм?.. *** Через два дня Тонкс приняла решение. Вот уже шесть часов на ее руке горела Черная метка, но девушка не спешила откликаться на вызов. Больше медлить было нельзя. Если Нарцисса говорила правду, скоро ее смогут найти. И убить. Она попросила профессора Дамблдора и Северуса встретиться с ней. Оба мага с недоумением отнеслись к столь формально высказанной просьбе. – Я не могу больше оставаться Упивающейся Смертью, – объявила метаморфиня. Как она и ожидала, послышались протесты. – Северус, ты помнишь, почему я согласилась принять Метку? Десять месяцев назад ты боялся, что тебя могут раскрыть. И этого до сих пор не случилось. – Нимфадора, мне кажется, ты не совсем понимаешь… – Зовите меня Тонкс,– прервала ведьма директора. – Прости, что? – Тонкс. Именно так меня зовут. Если вы хоть капельку меня уважаете, не называйте меня Нимфадорой. Альбус вздохнул. – Хорошо, девочка моя. Видишь ли, Нимф… Дора, я…

Анжелика Вегерле: Девушка вновь перебила его. – Альбус, я знаю, что вы собираетесь сказать. Давайте посмотрим правде в глаза. За все это время мне ни разу не удалось принести сколь-нибудь значимой информации. Разве что об атаке на Министерство… Но об этом мог знать любой человек, да и я узнала совершенно случайно. – Дора, но дело не только в добытых сведеньях. Пока мы работали вместе, мы могли помогать друг другу… Глаза Тонкс бешено сверкнули. – Я не могу больше заниматься этим! Я уже ненавижу свое отражение в зеркале! Оставьте мне хоть капельку самоуважения! – Она глубоко вздохнула и попыталась взять себя в руки. – Объявляю вам обоим. Официально. Больше я на собрания Упивающихся не пойду. – Но тогда тебя просто убьют, – тихо сказал Северус. – Они найдут тебя. Ты можешь морфировать и спрятать Метку, но она выжжена на твоей коже… – Тонкс, раз ты приняла решение, я не могу тебя заставлять, – печально произнес Альбус. – Дора, я не хочу, чтобы тебя убили! – А я и не собираюсь допустить этого. – Быстро поднявшись, она схватила бумажное полотенце и постелила его на стол. Из маленькой сумочки достала острый нож. Альбус и Северус вскочили и бросились к девушке. Но поздно. Резким движением Тонкс опустила нож, разрезая руку рядом с Черной меткой. Затуманенным сознанием услышала крик Снейпа. Взмахнув головой, пытаясь прогнать дурноту, ведьма выронила нож и нащупала палочку. Одного движения хватило, чтобы остановить кровь; второго – снять боль. Третий взмах – на отрезанную руку на столе – и она исчезла. – Что ты наделала?! Сморщив нос, Тонкс сконцентрировалась, и изуродованная рука начала отрастать. Девушка пошевелила новыми пальцами и поморщилась – движения причиняли боль. Но пальцы двигались, и самое главное – она больше не чувствовала Черную метку. – Как новая… – довольно прошептала метаморфиня. Она обернулась к стоящим рядом магам. – Два года назад во время одного из дежурств я потеряла три пальца. Пришлось искать в себе силы отрастить их вновь. *** В Хогвартсе наступило время экзаменов. Вечером, сидя в кабинете Снейпа, Тонкс наблюдала, как он просматривает свои журналы. Когда зельевар дошел до шестого курса, девушка с интересом сунула нос в его записи. – Грейнджер… Без сомнений, «Превосходно». – Он поднял голову. – Грейнджер, конечно же, самая талантливая ученица школы. С такими успехами после окончания она сможет выбрать любую работу. – Ты похвалил студента, да еще и не слизеринца? – изумленно протянула девушка. Северус нахмурился и промолчал, вновь вернувшись к своим записям. – Лонгботтом… С этим мальчиком явно что-то произошло. В этом году он почти нагнал материал предыдущих лет. – Профессор сделал аккуратную пометку в пергаменте. – Поттер… Ну, этому наверняка помогала Грейнджер. – Он что-то черкнул рядом с фамилией, но что – Тонкс не разобрала. – Ты продолжаешь заниматься с ним? – Окклюменцией? Приходится… Хотя он до сих пор уверен, что едва ли не каждую ночь видит вещие сны, он стал гораздо более старательным. – Зельевар пожал плечами и вновь уткнулся в пергамент. – Уизли.. И этому Грейнджер помогала. – Очередная пометка рядом с фамилией Рона. Наконец со всеми списками было покончено. Отложив перо, Северус потянулся и привлек к себе метаморфиню. Нежный поцелуй становился все более страстным. – Пойдем? – улыбнулась Тонкс. – Сейчас? – притворно ужаснулся профессор. – Ну, Северус! Ты хоть помнишь, сколько времени мы уже не были вместе?!..

Анжелика Вегерле: Глава 33. "Прощение" – Дора, целых два месяца мира и спокойствия… – умиротворенно произнес Снейп. Они были в Хогвартсе. Тонкс получила выходной и решила постараться провести на свежем воздухе столько времени, сколько сможет. За несколько недель дежурства в Азкабане вымотали ее. – Сегодня банкет в Большом зале, – напомнила девушка. Лицо профессора омрачилось. – Да, Гриффиндор опять победил в соревновании между факультетами. Ни разу не видел, чтобы Дамблдор в последнюю минуту добавлял очки Слизерину. – А кто-нибудь со Слизерина сделал что-то, чтобы заработать в последнюю минуту очки? Он промолчал. – Ты не ответил на вопрос! – засмеялась Тонкс. Северус взмахнул палочкой. – Дора, давай закончим этот разговор. Пришло время принять зелье. Выпустив руку Снейпа, девушка помогла ему сесть на землю. Аккуратно поставив свою сумку, девушка открыла ее и, кусая губы, задумчиво произнесла: – Зеленое, розовое или фиолетовое? – Сейчас – зеленое, – ответил профессор. – Розовое через час, а фиолетовое – только если нам придется задержаться на ужин. Тонкс вытащила флакон с зельем зеленого цвета и протянула его слизеринцу. Тот поморщился. – Оно самое отвратительное на вкус из всех, – пожаловался Снейп. – Слушай, ты уже взрослый мальчик! Хватит ныть, просто выпей его! Зажав пальцами нос, зельевар одним глотком выпил лекарство и вернул флакон своему личному колдомедику. Девушка убрала пустую склянку в сумку и сморщилась. Запах зелья, и впрямь на редкость отвратительный, наполнил воздух. Северус потянулся к ней, чтобы поцеловать. – Ну уж нет! – хохотнула Тонкс и отодвинулась. – Однажды ты уже поцеловал меня сразу после этого зелья, и уж больше я такой ошибки не совершу! Улыбнувшись, Снейп легонько дернул шелковистую розовую прядь метаморфини. Ведьма вытащила палочку и, направив ее на губы любимого, прошептала: – Эльюорис! Быстро обернувшись, профессор убедился, что никто на них не смотрит, и нежно поцеловал Тонкс. Та потянулась к нему, жадно отвечая на поцелуй, но внезапно вскрикнула и отстранилась. – Что случилось? – испугался Снейп. – Моя новая рука… Никак к ней не привыкну. И слушается она плохо, – пожаловалась ведьма. – Я попыталась взять тебя за руку, но… – Солнышко, совсем не обязательно было отрезать себе руку, – негромко заметил Северус. – Можно было найти иной путь. Тонкс вспыхнула. – Но я решила поступить именно так! – со злостью произнесла она. – И я уже достаточно взрослая, чтобы самостоятельно принимать решения, Северус. Если единственная гарантия безопасности от Упивающихся Смертью – покалеченная рука, то я лучше предпочту увечье! – Хорошо, хорошо. – Хорошо? Что ты подразумеваешь под этим словом? Снейп вздохнул. – Дора, тебе хочется поругаться? Тонкс замерла. – Нет. – Вот и хорошо. Не сомневаюсь, что когда-нибудь мы все равно поругаемся, но мне бы совсем не хотелось делать это именно сегодня, – улыбнулся зельевар. Девушка засмеялась. Профессор притянул ее поближе к себе. – Помнишь, что ты мне сказала тогда, в кабинете Дамблдора? – неожиданно спросил Снейп. – Ну… Я много чего говорила. – Что ты ненавидишь смотреть на свое отражение в зеркале? Она вздохнула. – С этим я справилась. – Как? – Понимаешь… Я боялась быть самой собой. В то же время я злилась, что мне приходится менять внешность, чтобы меня не могли найти. Мне все это ужасно надоело. А теперь… Наконец-то можно не беспокоиться о том, как я выгляжу. А еще – знаешь, не очень-то приятно стыдиться своих поступков. Снейп задумчиво кивнул.

Анжелика Вегерле: – Дора, когда-то я был в похожей ситуации. Очень долгое время я ненавидел самого себя. Я считал себя подлецом и трусом и думал, что недостоин того, чтобы просто жить. Брови девушки поползли вверх. – Ты серьезно? А что изменилось потом? – Дора, ты должна простить себя. Это единственный путь выжить, жить и даже стать счастливым. Метаморфиня украдкой смахнула слезинку. – Я никогда не смогу простить себя за то, что сделала с Дэвидом Уотсоном, – печально произнесла она. – Ты должна это сделать. Иначе ты никогда не сможешь жить. Она смотрела в темные глаза Северуса. Ведь он сам прошел через все это, и раз он смог простить себя, значит, сможет и она?.. – Я постараюсь. Честное слово, постараюсь. – И Тонкс знала, что действительно попытается простить себя. Он улыбнулся. – Кстати, Дора, в субботу свадьба Билла и Флер. – Ой-ей! – схватилась за голову девушка. – Я совсем забыла! Нужно купить подарок. – Я знаю, мы решили хранить наши отношения в тайне ото всех, но… – он замолчал. – Но – что? Северус вздохнул. – Но ты же можешь подарить мне один танец? На их свадьбе? – Я подумаю над вашим предложением, профессор Снейп! – Она расхохоталась. *** – Регулярный секс явно нельзя считать полноценной тренировкой, – бормотала Тонкс, пытаясь выровнять дыхание. Она только что заскочила в отходящий поезд, увозивший учеников из Хогвартса, и теперь быстро двигалась по коридору. Но внезапно обо что-то споткнулась и упала. Выругавшись сквозь зубы, метаморфиня оглянулась посмотреть, что это было. Из открытой двери багажного купе торчало древко метлы. Его-то девушка и не заметила. Она раздраженно запихнула метлу и плотно прикрыла дверь. – Опять сидим, да, Тонкс? – засмеялся Кэлвин Вонг и протянул ей руку. Поднявшись, молодая ведьма ответила: – Да ладно, я просто старательно проверяю все укромные уголки, куда мог бы забраться какой-нибудь злодей! – Ну и как, нашла злодея в этой метле? Засмеявшись, она отпихнула Кэлвина. – Я очень-очень старательный аврор, а вот ты иногда просто невыносим! – Ладно, мир! – усмехнулся Кэлвин. – Согласен, ты очень старательная. И что бы мы без тебя делали в Хогвартсе? Здорово, что ты согласилась там подежурить! – Обожаю свою альма-матер, – улыбнулась Тонкс и не спеша направилась по тамбуру в конец поезда. В одном из купе девушка увидела Гарри, Рона, Гермиону и Джинни. Заметив метаморфиню, ребята помахали ей, приглашая зайти к себе. – Здорово! – сказала ведьма, присаживаясь на сиденье рядом с Джинни. Гриффиндорка с интересом посмотрела на нее. – Классная прическа! – одобрительно произнесла Джинни. Скосив глаза, Тонкс попыталась рассмотреть свои волосы, но те оказались слишком короткими. Протянув руку, она нащупала тугие спиральки. – Какого они цвета? Мне не видно. – Красные, – ответила Гермиона. – Как глаза Волдеморта, – добавил Гарри. – Ничего себе! – воскликнула метаморфиня и, наморщив нос, изменила прическу. Теперь по ее плечам разметались пушистые лиловые прядки. – Так лучше? Все дружно закивали. – Тонкс, а за мной опять все лето будут следить? Ну, то есть охранять? – спросил Гарри. – А как ты сам считаешь? Естественно! Кстати, ты же хочешь стать аврором? Гарри кивнул. – Запомни, самое главное в нашей работе – доверять своему чутью! Если сам себе не веришь, не сможешь довериться никому. – Мое чутье говорит, что за мной точно будут следить… – вздохнул Поттер. – Все лето… – Гарри, – девушка серьезно смотрела на молодую надежду колдовского мира, – я обязательно постараюсь взять этим летом пару смен на дежурство у дома твоего дяди. Обещаю. – Было бы здорово, – Гарри наконец улыбнулся. – До свадьбы Билла и Флер я останусь в Штаб-квартире Ордена, а потом… Потом придется вернуться.

Анжелика Вегерле: – Тебе скоро семнадцать, Гарри, и тогда ты сможешь переехать куда-нибудь… в Нору, например. Мама будет очень рада, – хлопнул Рон по плечу друга. – Рон, Гарри лучше жить там, где он будет в безопасности, – напомнила Гермиона. – Знаю, но ведь это последние летние каникулы! – Ну ладно, мне пора, – поднялась Тонкс. – Увидимся в субботу! *** Рано утром в субботу метаморфиня отправилась на Диаггон-Аллею за подарком. Она не спеша обходила магазинчики, пока в одном из них не встретила МакГонагалл. – Ищите подарок, профессор? – спросила она, поздоровавшись. Минерва устало кивнула. – Всю неделю была занята, столько работы. Списки, дипломы, учебные планы… Тонкс понимающе кивнула. – То же самое. Ладно, я пойду. Увидимся на церемонии! В одном из магазинчиков девушка наконец нашла подходящий подарок – двуспальное одеяло, меняющее температуру в зависимости от погоды. Под таким всегда будет комфортно спать. Бросив взгляд на часы, девушка обнаружила, что у нее еще полно времени, и решила прогуляться. *** Она едва не опоздала в Нору, прибыв за несколько минут до начала церемонии. Дом семьи Уизли был почти восстановлен после нападения Упивающихся. Снаружи он выглядел замечательно, как новый. А вот внутри, как слышала Тонкс, еще многое предстояло сделать. Рядом с Северусом оказался свободный стул. Метаморфиня улыбнулась, подумав, как мило с его стороны, что он занял ей место. Снейп был одет в классический маггловский черный костюм. Девушка проскользнула к столу и села рядом с зельеваром. – Хорошо выглядишь, – шепнул профессор, нежно сжав ее руку. – Спасибо, – ответила ведьма, и тут заиграла музыка. По проходу, взявшись за руки, медленно шли мистер и миссис Уизли, по щекам Молли текли слезы. За ними направлялись родители Флер, потом Джинни, потрясающе выглядевшая в шелковистой мантии светло-зеленого цвета. Следом за ней шла девочка, похожая на Флер. И вот появилась невеста. Стихла музыка, собравшиеся, затаив дыхание, смотрели на потрясающе красивую молодую девушку в белой мантии. Серебряные волосы струились по ее спине, фату Флер решила не надевать. В конце комнаты, у стола, ее ждали счастливый Билл и Дамблдор, обвенчавший молодую пару. – За Билла и Флер! – закричали гости, поднимая бокалы. Новобрачные не сводили друг с друга глаз. Вновь заиграла музыка, Билл протянул Флер руку, и они закружились в медленном танце. Тонкс завистливо вдохнула. После первого танца к новобрачным присоединились гости. Гарри пригласил Гермиону, а к метаморфине неожиданно подошел Перси Уизли. Ведьма, совсем не собиравшаяся танцевать, от неожиданности согласилась. Когда музыка стихла, Тонкс обернулась, разыскивая Северуса. Он стоял около стола, задумчиво глядя на девушку. Улыбнувшись, она подошла к нему. – Привет! – Привет, – улыбнулся он. – Наконец-то ты веселишься. Тонкс улыбнулась в ответ и кивнула. – Ага. Заиграла медленная музыка, профессор подал девушке руку, она вложила свои пальцы в его ладонь, и пара вышла в зал. Они остановились на краю, чтобы иметь возможность поговорить. Метаморфиня наконец позволила себе расслабиться. Обняв ее одной рукой, другой Снейп нежно сжал ее ладошку. Она взглянула ему в глаза и тихо сказала: – Я люблю тебя… – Я тоже тебя люблю, – прошептал он. Тонкс положила голову ему на плечо и прикрыла глаза. Образы прошедшего мелькали перед ней. Ей пришлось побывать в аду, но то, что она получила в результате, стоило тех ужасных мгновений. Теперь с ней Северус, и она знала, что однажды они этот танец повторится. И они будут танцевать на их собственной свадьбе. Ну а сейчас… Сейчас у них есть эта драгоценная минута. И пока этого довольно. КОНЕЦ

Нати: Анжи, ты просто ГЕРОЙ!!!! Закончила такой замечательный и длииинный фик Спасибо тебе огроменное за такую замечательную историю

Чакра: Спасибище тебе огромное за такую отличную работу!!!

Анжелика Вегерле: Нати Чакра Не говорите! Сижу сама собой горжусь

Gloria Griffindor: Поздравляю с победным завершением перевода! Спасибо за фанфик и за перевод. Все-таки такой пейринг не часто встретишь.

Арахна: Почему все хорошие фики так неожиданно заканчиваются? Вот он был, и вот его не стало Но это было здорово, правда! Никогда бы не подумала, что Снейп и Тонкс могут так естественно смотреться (читаться?) Ну и конечно замечательный перевод! СПАСИБО!

Анжелика Вегерле: Gloria Griffindor Арахна Спасибо! Вы не представляете, как приятно написать в конце макси слово КОНЕЦ Тем более, это самый первый мой перевод

Арахна: Анжелика Вегерле пишет: цитатасамый первый мой перевод Да? Ну тгда это точно талант. Первый блин, мягко говоря, не комом

Sad: Анжелика Вегерле пишет: цитата– Альбус, я знаю, что вы собираетесь сказать. Давайте посмотрим правде в глаза. За все это время мне ни разу не удалось принести сколь-нибудь значимой информации. Разве что об атаке на Министерство… Но об этом мог знать любой человек, да и я узнала совершенно случайно. Нет, здесь главный злодей - Дамблдор. На что Тонкс послал! Негодяй! Она совершенно права! Анжелика Вегерле пишет: цитата– Как новая… – довольно прошептала метаморфиня. Она обернулась к стоящим рядом магам. – Два года назад во время одного из дежурств я потеряла три пальца. Пришлось искать в себе силы отрастить их вновь. Какой неожиданный поворот! Вот уж не ждала такого. Анжелика Вегерле пишет: цитатаБыстро обернувшись, профессор убедился, что никто на них не смотрит, и нежно поцеловал Тонкс. Какие нежности. Анжелика Вегерле пишет: цитатаСеребряные волосы струились по ее спине, фату Флер решила не надевать. Ой, а мне всегда казалось, что у Флер золотые волосы, а не серебряные.

Sad: Анжелика Вегерле Спасибо тебе огромное за перевод! Выше всяких похвал. Конец первого перевода? Ура! За это надо выпить.

gretthen: Как хорошо все заканчивается! Хорошо, что автор не стала изобретать свою версию погибели Вольдеморта. С отрезанной рукой - как-то странно, неужели руку так просто отрезать? Бррр... Но там ведь кость? Я и курицу-то с трудом разрезаю, а тут - рука, да еще собственная.

Анжелика Вегерле: Арахна Это целиком и полностью заслуга моей ненаглядной беты. Если бы не Нари... Sad О, наконец-то ты появилась! Sad пишет: цитатаОй, а мне всегда казалось, что у Флер золотые волосы, а не серебряные. А у автора с Флер вообще какие-то нестыковки - то она вейлой оказывается, то с волосами метаморфозы происходят.. Sad пишет: цитатаКонец первого перевода? Ура! За это надо выпить Без проблем, проставляюсь

Анжелика Вегерле: gretthen gretthen пишет: цитатаС отрезанной рукой - как-то странно, неужели руку так просто отрезать? Логично. Может, нож был ну очень острый, да еще и заколдованный какой-нибудь?

djbetman: *вытирая навернувшуюся слезу* красы-ы-ыво... мне б такого севу.... (((( Анжелика Вегерле апладирую стоя! такая прелесть! огромное пасиба!

stardust: великолепно



полная версия страницы