Форум » Библиотека-5 » «Тьма внутри», автор Kurinoone. Макси, PG-13, АU. ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП. Глава 13 от 11.05.08 » Ответить

«Тьма внутри», автор Kurinoone. Макси, PG-13, АU. ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП. Глава 13 от 11.05.08

Зелёный чай: Название: «Тьма Внутри» («The Darkness Within»). Автор: Kurinoone. Переводчик: Зелёный чай. Бета: Ann-Lee. Размер: макси. Рейтинг: PG -13. Персонажи: ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП, ГГ, РУ, АД и ещё куча светлых магов и УПсов. Жанр: Action/Adventure/Angst. Дисклеймер: все принадлежит Дж. К. Роулинг, и вообще, я только перевожу. Саммари: У Тёмного Лорда есть наследник, верный последователь своего отца. Он ненавидит врагов Волдеморта, но больше всего – Джеймса Поттера. Разрешение на перевод: получено.

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Зелёный чай: Aquarius пишет: Знаешь, я сначала подумала про другое слово И не ты одна... про него тоже стоит забыть Стоит.

Зелёный чай: Глава 5 Задание выполнено Джеймс осматривал пустое здание. Лучшего места для засады и не придумаешь. На старой фабрике, заброшенной и полуразрушенной, нашлось множество мест, где могли спрятаться члены Ордена. План был прост. Снейпу следовало отправиться к Волдеморту и сказать, что Хант предатель. А также сообщить, где прячут Ханта и намекнуть, что Орден собирается устроить Тёмному Принцу ловушку. Таким образом Орден мог нанести удар, не выдав шпиона. Не то чтобы Джеймс волновался за Снейпа. Он считал, что тот знал о сыне Волдеморта и раньше. Даже если бы он пропустил одну встречу, на которой впервые появился Тёмный Принц, казалось невероятным, что об этом никто не упоминал впоследствии. «Скользкий мерзавец», - подумал Джеймс. Он всегда считал, что Дамблдор слишком доверчив, но верить Соплеусу – это уже чересчур. От размышлений его отвлёк Сириус, жестом призвавший друга пригнуться пониже. «Наверное, наш гость рядом», - подумал Джеймс, крепче сжимая палочку. Едва Сириус вернулся в своё укрытие, на каменном полу появилась чья-то тень. Джеймс осторожно выглянул из-за выступа, за которым прятался. При виде пресловутого Тёмного Принца он порядком удивился. Мальчик был одет во всё чёрное, за исключением серебряной маски, полностью скрывавшей лицо. Двигался он быстро, но бесшумно – как будто наложил на себя «Силенцио». Если бы Джеймс не увидел его, то ни за что бы не узнал о его появлении. Мужчина наблюдал, как мальчик идёт прямо к Ханту, который сидел неподалёку, опустив голову на руки. Джеймс весь напрягся, он знал, что должен действовать быстро и не может допустить, чтобы с Хантом что-то случилось – предатель ещё не сообщил им всей информации. Джеймс вытянул шею, пытаясь увидеть, вытащил ли Тёмный Принц палочку, и с изумлением понял, что руки мальчика пусты. «Немного глупо прийти в незнакомое место без палочки наготове», - подумал Джеймс. Может, это из-за того, что Хант один и далеко не лучший боец, или же дело в чрезмерной самоуверенности? Джеймс не мог не признать, что паренёк произвёл на него впечатление. Он держался спокойно и с достоинством – не хуже любого аврора или Упивающегося Смертью во время поединка. Аврор безмолвно наблюдал, как Хант медленно поднимает голову и смотрит на Тёмного Принца. - Я знал, что ты найдёшь меня здесь, - прохрипел еле слышно предатель. - А где ещё я стал бы искать крысу? – зловеще прошептал Тёмный Принц. «Забавно, именно так мы с Мягколапом его и называли», - изумлённо подумал Джеймс. Что-то в голосе паренька внушало беспокойство, но он отогнал эту мысль. Прежде всего, надо сосредоточиться на том, чтобы Хант остался в живых, ну и, разумеется, поймать этого мальчишку. - Так ты собираешься убить меня вот так, не дав сказать ни слова в свою защиту? - вопросил Хант, явно вне себя от страха. - Тебе нечего сказать, а я уже потратил на тебя достаточно времени, - проговорил юноша, доставая из складок мантии палочку. Его бесстрастный голос не выдавал никаких эмоций, однако Джеймс почувствовал скрытую в нём ярость. Мальчишка определённо ненавидел Ханта также сильно, как ненавидел его сам Орден. - Почему ты хочешь убить меня? Что я сделал тебе? - Ты предал моего отца, а значит и меня. Он не забывает, а я не прощаю, - с этими словами юноша направил палочку прямо в лоб Ханту. Джеймс тихо поднялся, готовый в любую секунду броситься к юноше. Нельзя позволить Ханту умереть, во всяком случае, пока. - Ты говоришь это, хоть и знаешь, что он даже не твой настоящий отец... Джеймс замер. Почему негодяй умолчал о том, что мальчик не родной сын Волдеморта, какого дьявола Хант не сказал об этом на собрании Ордена? - ЗАТКНИСЬ! – прорычал юноша. - Тебя п-просто исп-пользовали для… - Хватит нести чушь, приготовься умереть, - зло перебил юноша, целясь Ханту в голову. Если я собираюсь его остановить, мелькнула у Джеймса мысль, то сейчас самое время. Он вскочил на ноги, в то же мгновение из своих укрытий выбежали Кингсли и Сириус. Они одновременно атаковали юношу, с криком «Ступефай!» послав в него три красных луча. В следующую секунду все три заклятья рикошетом отскочили от магического щита. Юноша, казалось, совсем не удивлён, напротив, скорее ждал нападения. Прежде чем Джеймс с Сириусом успели хоть пальцем пошевелить, он подпрыгнул, перекувырнувшись в воздухе, и нанёс Кингсли, стоявшему ближе всех, сокрушительный удар ногой прямо в грудь. Чувствуя нечто, весьма похожее на шок, Джеймс проследил взглядом, как аврор отлетает на несколько метров. - Ступефай! – выкрикнул он, но юноша с невозмутимым видом сделал шаг в сторону, словно уклонялся не от сногсшибателя, а от резинового мячика. Ошарашено глядя, как заклятие пролетает в нескольких дюймах от цели, Джеймс вспомнил, как Хант расписывал необыкновенные способности мальчика. Лицом к лицу с тремя взрослыми аврорами он вёл себя так, словно всё это ему трын-трава, и, похоже, так оно и было. - Инсендио! – выкрикнул юноша, целясь прямо в надвигающегося на него Сириуса. Плащ аврора загорелся. - Сириус! – закричал Джеймс, но его друг спокойно погасил огонь одним взмахом палочки. Тут подоспели ещё двое авроров. Джеймс полагал, что для того, чтобы справиться с пятнадцатилетним, трёх авроров вполне достаточно. Но Хант настоял, чтобы число охранявших его людей увеличили. Теперь Джеймс и сам хотел, чтобы их было больше. Он побежал к Ханту, который от страха застыл на месте. - Ступефай! Петрификус Тоталус! – прокричал юноша, повернувшись к нападавшим. Один аврор тут же упал, второй успел создать щит, но был сбит с ног ударом в живот. Мужчина согнулся пополам от боли, его противник ударил его по шее ребром ладони, и бой был окончен. Теперь подростка сдерживали только Сириус и Кингсли – Джеймс выводил Ханта из здания. Орден наложил Антиаппарационные чары, чтобы Тёмный Принц не сбежал. Но сейчас эта мера предосторожности обернулась против них. Чтобы спасти Ханта, нужно было вывести его наружу и добежать до черты, за которой можно было аппарировать. Джеймс предпочёл бы сражаться, но приказ есть приказ: за безопасность Ханта отвечает он. Они уже почти добрались до выхода, когда прозвучало неизвестное Джеймсу заклятие, а затем раздался ужасный крик боли. Он обернулся. Кингсли лежал на земле, причём выглядел так, словно у него переломаны все кости. Против юноши стоял один Сириус. Мужчина был намного выше подростка и, казалось, должен легко одолеть его. Он схватил его за правую руку, в которой была палочка, а другой рукой сжал шею противника. В следующую минуту он поднял молодого человека в воздух, держа перед собой наподобие щита, по-прежнему сжимая его шею, как будто пытаясь задушить. Мальчишка не делал никаких попыток освободиться. Почти с суеверным ужасом Джеймс наблюдал, как юноша резким движением откидывает голову назад, ударяя Сириуса по лицу, тот ослабляет хватку, парень выворачивается и бьёт мужчину в лицо кулаком… Сириус пошатнулся, но всё ещё пытался сражаться. Его режущее проклятье разбилось о магический щит. Сам он едва успел уклониться от летящего в него заклинания… Джеймс очнулся. Надо вывести Ханта отсюда. Теперь уже совершенно ясно, что они недооценили мальчишку. Если они не скроются сейчас, предателю конец. Джеймс схватил трясущегося болвана за руку и побежал к дверям, так быстро как мог. Они выскочили из здания старой фабрики, но не успели пробежать и нескольких метров, как услышали, что двери распахнулись - створки со стуком ударились о стены. Джеймс продолжал бежать, ещё несколько минут, и они достигнут границы аппарации. Он ненавидел Ханта, но не мог позволить, чтобы с негодяем что-то случилось – сейчас это его долг. До заветной черты оставались какие-то метры, когда в воздухе просвистело заклятье, ударившее Ханта в спину. Тот тяжело рухнул на землю. Джеймс резко остановился и обернулся – коротышка ещё дышал, а юноша спокойно приближался. Аврор подбежал к Ханту и загородил его собой. Юноша остановился в нескольких шагах от них. Он непринуждённо вытащил палочку и холодно глянул на Джеймса. - Прочь с дороги, Поттер! Тебя это не касается. Мужчину снова окатила волна неуверенности. Вызывающе усмехнувшись, он нацелил палочку прямо мальчишке в сердце. - Думаю, касается, коль скоро ты отправил в нокаут всю мою команду. Джеймс зло смотрел на юношу, одновременно ногой подталкивая Ханта к границе аппарации. Тот начал медленно ползти. К сожалению, Тёмный Принц это заметил и прежде, чем Джеймс успел наколдовать щит, его отбросило в сторону. Он упал, больно ударившись о бетонное покрытие, и почувствовал, что не может двигаться. Мужчина пытался подняться, но когда это ему наконец удалось, Тёмный Принц уже стоял над скорчившимся Хантом с палочкой наизготовку. - Нет…нет…пожалуйста…мой господин…сжалься, - заикался предатель, отползая назад. Юноша спокойно проговорил: - Авада Кедавра. Джеймс ахнул, глядя как из палочки вырывается зелёная вспышка и ударяет Ханта в грудь. Тот упал навзничь, и даже на расстоянии можно было безошибочно определить, что он мёртв. Ярость захлестнула Джеймса, когда он увидел, что мальчишка спокойно удаляется прочь от тела, как будто ничего не случилось. В следующую секунду мужчина преградил ему дорогу, целясь в него палочкой. Парень подходил ближе и ближе, было так трудно угадать его реакцию из-за этой жуткой маски. Джеймс видел только глаза, но сейчас это было бесполезно: ещё не рассвело, к тому же от сильного удара о землю всё вокруг расплывалось в неясных очертаниях. - Уйди с дороги, Поттер, у меня сегодня нет на тебя времени. - Да что ты? Ну, так давай назначим встречу, а? В пятницу днём тебя устроит? – издевался Джеймс, чувствуя, что звереет. Малыш в самом деле был просто нечто. Он только что собственноручно размазал по стенке пятерых авроров и убил одного человека, не получив при этом ни царапины. Джеймс никак не мог поверить, что сила, заставившая его отлететь на несколько метров, исходила от этого подростка. - Шевелись, Поттер! - Заставь меня, маленький засранец! В глазах юноши зажёгся нехороший огонёк. Он убрал палочку и подошёл ещё на шаг. Джеймс не знал, что и думать. Почему он спрятал палочку, во что он играет? Этого секундного промедления для его противника оказалось достаточно. - Как пожелаешь. Ярко-зелёные глаза встретились с карими. Во мгновение ока Джеймса буквально подбросило в воздух. Он жёстко упал на спину. Превозмогая боль и скрипя зубами, поднялся и увидел, что мальчишка бежит к границе антиаппарационных чар. Нельзя позволить ему уйти. - Сорупто, - прошипел Джеймс, и струя жёлтого света ударила мальчишку по руке. Тот вскрикнул от боли, причинённой режущим заклятием, и обернулся. Палочка Джеймса снова была нацелена ему в сердце. - Ступе… - но закончить проклятие он не смог. Что-то врезалось ему в грудь, дыхание прервалось, и слова застряли в горле. Джеймс посмотрел вниз, и взгляд наткнулся на серебряную рукоять кинжала, торчащую из груди. Он даже не понял, когда мальчишка успел его метнуть, только видел, как тот потянулся куда-то в складки мантии, всё что произошло потом, потонуло в тумане. Он упал на землю, задыхаясь и ловя ртом воздух, глядя, как мантию и руки заливает тёмно-красная жидкость. Откуда-то доносились крики, Джеймс посмотрел вверх, но не увидел, кому принадлежали голоса. Мир погрузился во тьму, и больше он ничего не помнил.

Aquarius: пока не бечено!!!! Глава 5 Задание выполнено Почему так печально? нет, я уж беченой главы дождусь...

Ann-Lee: Aquarius Эт вы зря! Наш переводчик пишет так, что многим бетам до нее, как до Луны ползком

Artemida: Это конечно крайне не информативный пост, но всё что я способна сказать: Отлично! и хочу ИСЧО!!!! зато слов на г нет)

Зелёный чай: Aquarius Я знаю, это свинство с моей стороны так долго держать неотредактированный перевод на форуме, но даю честное пионерское, что займусь этим в выходные. Вернувшись со встречи Упивающихся форумчан. Ann-Lee Мадемуазель, ну что вы в самом деле! Вы мя опять компрометируете. По делу же замечание... Artemida В выходные напечатаю 6 главу. Ну, очень постараюсь напечатать. Слов на г нет, гы-гы-гы.

Фолко: струя жёлтого света ударила мальчишку по руке я вообще то не очень уверен но все же "ударила мальчишку по руке" мне не очень нравиться может все же попало по руке или что то вроде того (Я же должен поднять тему чтобы это не считалось спамом:+))))

Лёха: Где прода?

Ann-Lee: Лёха Поддерживаю!

Зелёный чай: Ребята, прода будет. В новом году. А пока можете забросать меня корками от мандаринов и фантиками от конфет.

Aquarius: Зелёный чай пишет: Ребята, прода будет. В новом году. А пока можете забросать меня корками от мандаринов и фантиками от конфет. Главное, что она будет. Будем закидывать вас цветами и конфети... в честь праздника.... Понадеемся, что ждать не долго...

ZSiriusZ: Ну прода будит али нет?

Ann-Lee: ZSiriusZ Ох будет, только виновата в задержке не автор, а некое бессовестное существо, именующее себя бетой... Ей очень стыдно, но времени катастрофически не хватает, посему... В общем, скоро

ZSiriusZ: Ну, хоть одарили меня надеждой, а то смотрю на даты и думаю, а не забросили ли эту тему?

Зелёный чай: Ann-Lee Бессовестное Существо, ты сэссию заломала, или она тебя? И вообще, не одна ты тут такая несознательная. В общем, я сюда приползла тяжело гружёная. А ты добивай сэссию, ОК? ZSiriusZ Я и сама надеюсь, что не брошу эту вестчь...

Зелёный чай: Пока не бечено... Глава 6. Хогвартс - Это так несправедливо! – ныл Дэмиен, пребывавший в несвойственном ему мрачном расположении духа. Разговор происходил за завтраком в Большом Зале. - Я знаю, приятель, это страшная подстава, но что ты можешь сделать? – сочувствующе сказал Рон, скидывая себе на тарелку сразу пол дюжины оладий и поливая их золотистым медовым сиропом. - Этот матч будет лучшим в истории, я ждал этого неделями, а он просто взял и не приехал. Неужели трудно было послать сову и написать, что не можешь? - Всё ещё хнычешь из-за этого Дэмиен? Я хочу сказать, это всего лишь игра. Ты же знаешь, у твоего отца много других обязанностей, - Гермиона Грейнджер села за гриффиндорский стол рядом с Джинни Уэсли и серьёзно посмотрела на Дэмиена Поттера. - Много ты понимаешь в Квидише, Гермиона! Всё, что ты знаешь об этой игре, ты просто вычитала в книжках! – огрызнулся Дэмиен. Обычно он не вёл себя так грубо ни с кем, но Гермиона порой так раздражала, поучая то одним, то другим… Похоже, полученный недавно значок старосты вскружил девушке голову. - Ой, ладно тебе, Дэйми, у твоего папы есть веская причина, я уверена. Бывший лучший гриффиндорский Ищейка ни за что бы не пропустил такую игру, - успокаивающе заметила Джинни. – Ведь в Трофейной на третьем этаже до сих пор находится кубок, который он завоевал ещё в школьные годы. - Он мог бы прислать сову, - промямлил Дэмиен, теперь уже начинавший беспокоиться. Когда они виделись последний раз, отец выглядел очень уставшим и почти сразу же умчался обратно на работу; он был не из тех, кто жалуется. Мальчик надеялся, что он просто «забыл» про игру и сейчас отсыпается после тяжёлого рейда. Стоп, надо отвлечься от мрачных мыслей. Он обвёл глазами лица друзей. - Так чем вы, ребята, собираетесь сегодня заниматься? – спросил он. В субботу занятий не было, и студенты могли делать всё, что им заблагорассудится (разумеется, в разумных пределах). - Наверное, сходим к Хагриду, - с энтузиазмом откликнулся Рон. Дэмиен сразу повеселел. Дэмиен с Роном были друзьями, несмотря на три года разницы в возрасте. Рон, младший из шести братьев Уэсли, полагал, что лучше иметь младшего брата, чем сестру. И его привязанность к Джинни не мешала ему считать, что младший брат – это круто. Дэмиен же, будучи единственным ребёнком, жаждал иметь любых «не взрослых» родственником. Семейство Уэсли относилось к нему как к родному сыну. - Звучит заманчиво, думаю, я пойду с вами, - решил мальчик. Раз уж он не сможет сегодня посмотреть матч, то, по крайней мере, сам наиграется до одури. - А ты, Джинни, хочешь с нами? – спросил он у рыжеволосой девочки, которая, перегнувшись через стол, о чём-то оживлённо шушукалась с Гермионой. - Что? Я… э… нет… нет, спасибо, Дэйми, у меня есть дела в библиотеке, - ответила Джинни, слегка краснея. Дэмиен переглянулся с Роном, мальчишки демонстративно вздохнули и закатили глаза. - Джин, старушка, брось, ты его не найдёшь, - попытался увещевать упрямицу старший брат. - А хоть бы и так, Рональд! Занимайся своими делами, - парировала младшая сестра. Рон опять вздохнул и снова повернулся к Дэмиену. Последние два месяца оба мальчика развлекались вволю, безжалостно высмеивая девочку, но теперь уже жалели дурёху. Всего два месяца назад Джинни едва не рассталась с жизнью. Всё случилось во время очередного похода в Хогсмид. Её семья тоже приехала туда, и они собрались вместе пообедать. Они как раз сидели в трёх мётлах, как вдруг снаружи раздались страшный шум и крики. В Хогвартс нагрянуло несколько Упивающихся Смертью, они стреляли заклятиями направо и налево и явно кого-то искали. Джинни велели бежать обратно в школу вместе с остальными студентами. Её отец и два старших брата выскочили на улицу и вступили в схватку с Упивающимися. Но не успела Джинни добежать до дверей, как в паб ворвались пятеро Упивающихся Смертью. Джинни и Гермиона сделали единственно возможное в этой ситуации: сбежали через чёрный ход. Они петляли между домами не представляя, куда бегут. К несчастью, в очередной раз повернув за угол они наткнулись на четверых Упивающихся, глумливым улыбки которых недвусмысленно говорили о том, что две девочки идеально подходят для того, чтобы немного развлечься. Джинни с Гермионой, вбежали в находящийся у них за спиной старый заброшенный дом и помчались вверх по лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней, в попытке спастись от страшных преследователей. Наконец, задыхающиеся и обессиленные, они добрались до последнего, двадцатого этажа. Они выбрались на плоскую крышу и поняли, что оказались в ловушке: из единственной двери уже выходили люди в масках, они издевательски ухмылялись и подходили всё ближе, заставляя девочек отступать к краю. Обе были готовы разрыдаться, не видя никакой надежды на спасение. Обе вытащили палочки, но даже Гермиона не знала ни одного боевого заклинания, которое могло бы их защитить. Но спасение внезапно пришло в виде четырёх юношей во главе с Чарли Уэсли, которые выскочили на крышу и атаковали Упивающихся Смертью. Джинни, стоявшая у самого края крыши, увернулась от летящего прямо в неё заклинания (сказалась ловкость, развитая во время занятий Квидишем), но потеряла равновесие и полетела вниз. В последний момент она сумела ухватиться за торчащий из стены провод. Она вцепилась в него изо всех сил, но кабель не был предназначен для того, чтобы выдержать её вес. Над краем крыши появился Чарли, он потянулся к ней, пытаясь схватить за руку, но тут одновременно произошли две вещи. Один из Упивающихся набросился на Чарли, а провод, за который цеплялась Джинни, лопнул. Девочка падала с двадцатого этажа. Она закричала и закрыла глаза, не желая видеть, как вместе со стремительно приближающейся землёй ей навстречу мчится смерть. Но удара не последовало, вместо этого её подхватили чьи-то крепкие руки. Голова оказалась прижата к чьей-то груди, и она изо всех сил вцепилась в держащего её человека. Её волосы трепал ветер, и она поняла, что летит. Заставив себя открыть глаза, она посмотрела на человека, спасшего её от поистине ужасной смерти. Карие глаза встретились с зелёными. Джинни сморгнула слёзы, выступившие не то от ветра, не то от страха. Лицо её спасителя закрывала серебряная маска и видны были только глаза. До неё наконец дошло, что они летят на метле, причём с огромной скоростью. Она не могла говорить, слишком сильно бил в лицо воздух. Тогда она зарылась лицом в складки мантии таинственного незнакомца. Рядом с этим человеком она чувствовала себя на удивление спокойно. Одной рукой он придерживал её за талию, а другой уверенно управлял метлой. Не успела Джинни опомниться, как они приземлились, её аккуратно сняли с метлы, и под ногами оказалась твёрдая почва. Девочка подняла голову и поняла, что сидит на земле перед воротами Хогвартса. От замка к ней бежали несколько учителей. Она посмотрела на своего спасителя снизу вверх. Он слез с метлы и наклонился над ней, как будто желая убедиться, что с ней всё в порядке. Джинни вдруг осознала, что её трясёт, и мысленно возблагодарила небо за то, что она сидит, попытка подняться, скорее всего, закончилась бы падением. - Ты в порядке? Джинни мысленно ахнула: голос звучал совсем молодо, она-то думала, что поймать на лету человека мог только взрослый. «Он же всего на год на два старше меня», - подумала девочка. Прежде чем она смогла ответить, парень оглянулся и увидел бегущих к ним учителей. Не говоря не слова, он оседлал метлу и оттолкнулся от земли. - Подожди! – закричала Джинни, но было слишком поздно, юноша с ярко-зелёными глазами исчез. Джинни плохо помнила, как к ней подбежала профессор Макгонагалл и отвела в замок. С тех пор Джинни помешалась на своём спасителе. Она часами говорила о нём с Гермионой и любым, кто соглашался её слушать. Говорила о том, какие у него красивые глаза, какие сильные руки, как мягко звучал его голос. Гермиона жалела её, видя, что Джинни без памяти влюбилась в таинственного парня, в конце концов, почему бы и нет, ведь он спас ей жизнь. Она даже решила, что любым способом поможет подруге найти это «зеленоглазое чудо». Джинни пребывала в уверенности, что раз юноша ненамного старше её, он ещё учится, следовательно, он из Хогвартса. Кроме того, она была убеждена, что уже где-то видела эти зелёные глаза; может быть, это студент со старшего курса, и они сталкивались в школьном коридоре? Или он из выпуска Билла или Чарли и когда-то приезжал в Нору? Она искала всё более отчаянно и использовала каждую свободную минуту, роясь в старых альбомах с колдографиями выпускников, хранящихся в библиотеке. Гермиона попыталась указать на тот факт, что Джинни не видела его лица, поэтому вряд ли узнает своего спасителя по фотографии, но та упорно твердила что «везде узнает эти зелёные глаза». В тот злополучный день Рон не ходил в Хогсмид, потому что накануне получил бладжером по голове и отлёживался в больничном крыле. Он не видел воочию, в какой страшной опасности находилась Джинни, и без конца дразнил сестру её «таинственным парнем». - Может он просто такой страшный, что вынужден носить маску, - посмеивался он, пока Джинни не выхватывала палочку и не грозилась так его проклясть, что хватит до конца жизни. Но прошло уже два месяца, а Джинни по-прежнему была одержима идеей поисков, и Рон начал её жалеть. - Брось, Джин, посмотри, какой день замечательный, в самый раз для игры. Продолжишь своё бессмысленное расследование позже, - сделал он ещё одну попытку, без сомнения считая, что выбрал верный подход. Джинни смерила его убийственным взглядом и махнула рукой Гермионе, призывая уйти вместе с ней. Не успели они покинуть Большой Зал, как в дверях появилась Лили Поттер, встревоженная, с красными, опухшими глазами. Она быстро отыскала взглядом Дэмиена и бросилась к нему, столкнувшись с выходящими девочками. - Ох…Простите девочки… Простите! – пробормотала она на бегу. - Дэмиен!.. Мне нужно поговорить с тобой…пойдём со мной, - быстро проговорила она, не обращая внимания на остальных гриффиндорцев, с любопытством наблюдающих за происходящим. - И тебе доброе утро, мама, - нахально ответил Дэмиен, но тут же умолк, увидев её взволнованное лицо и заплаканные глаза. - Мам! Что… что случилось? – спросил он вскакивая. - Профессор Поттер, у вас всё в порядке? – смущённо поинтересовался Рон. Он тоже встал. Однако Лили либо не услышала его, либо не удостоила ответом. - Дэмиен, пошли со мной, немедленно! – она схватила сына за руку и потащила прочь из зала. В главном холле она остановилась и поспешно достала из кармана разноцветный шарик. - Портус, - прошептала она, велев Демиену взяться за шар. Мальчик коснулся разноцветной поверхности и спустя три секунды ощутил привычное чувство, как будто его дёрнули за пупок. Мамин портключ уносил их прочь из Хогвартса. Ноги ударились о землю, и Дэмиен упал, потеряв равновесие. Он поднялся, посмотрел вокруг и почувствовал, как внутри всё перевернулось. Они находились в больнице Святого Мунго. *** - Как вы думаете, что всё это значит? – подал голос совершенно сбитый с толку Рон. - Не знаю, но я никогда раньше не видела профессора Поттер в таком состоянии, - откликнулась Гермиона, не сводившая глаз с открытых дверей зала. - А вам не кажется, что это касается… мистера Поттера, а? – тихонько подала голос Джинни. Все дружно уставились в тарелки, боясь продолжить эту мысль. Война набирала обороты, и потери светлой стороны становились всё больше. - Полная подстава! – пробормотал Рон, и остальные промолчали, соглашаясь. ________________________________ * Вот хоть убейте меня, не представляю, откуда в Хогсмиде высотное здание. С другой стороны, где написано, что таковых не имелось? =) (Прим. переводчика)

Зелёный чай: Глава 7. Хвала убийце. - Мама, что происходит? Почему мы в Святом Мунго? Мама! Дэмиен старался не паниковать, но слёзы, навернувшиеся на глаза матери, и её прерывистое дыхание пугали его. - П-просто пойдём со м-мной, - выдавила Лили, взяла сына за руку и повела к лифтам в другом конце зала. - Дэмиен, сегодня ночью пострадал твой папа. Дэмиен почувствовал себя так, как будто небо упало ему на голову. Его отца и раньше ранили, профессиональный риск аврора, ничего не попишешь, только он ещё никогда не оказывался в палате «СЕРЬЁЗНЫХ ПОВРЕЖДЕНИЙ ПРИЧИНЁННЫХ ЗАПРЕЩЁННЫМИ ПРОКЛЯТИЯМИ». И он никогда не видел, чтобы мама так убивалась; наверное, отцу очень плохо. - Что произошло? – спросил он, когда лифт поехал на шестой этаж. - Этой ночью он был на дежурстве и его ранили во время боя, - ответила Лили, изо всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал. Незачем пугать Дэмиена ещё больше. - На каком дежурстве? – спросил Дэмиен, зная, что мама поймёт, о чём он хотел узнать на самом деле: выполнял ли отец задание аврората или Ордена? - Второе, - она никогда не произносила слова «Орден Феникса» там, где существовала даже малейшая опасность быть подслушанным. А её сын всегда называл Орден второй работой Джеймса. Дэмиен сцепил руки и медленно выдохнул. Он ненавидел проклятый Орден, который запросто мог подставить человека и бросить без прикрытия. В этот раз расплачивался его отец. Двери открылись, мать с сыном выскочили из лифта и опрометью бросились к палате номер пять. Их совсем не удивило присутствие усталого, измочаленного Сириуса, пристроившегося на стуле рядом с постелью Джеймса. Дэмиен вздохнул с облегчением увидев, что отец сидит и оживлённо беседует с другом. Он выглядел бледным, грудь покрывали бинты: Дэмиен успел разглядеть их прежде, чем отец застегнул верхнюю пуговицу пижамы. Джеймс казался невероятно утомлённым, но в целом выглядел неплохо. Он посмотрел на вошедших, и его лицо расцвело в улыбке. Сириус, который тоже выглядел так, словно его перед этим долго и обстоятельно били, также заставил себя улыбнуться при виде своего малыша Дэйми. - О, заходите, ребята, - возопил Джеймс, протягивая руку бросившейся к нему Лили. Дэмиен всё ещё стоял, прислонившись к дверному косяку, пытаясь успокоить отчаянно бьющееся сердце – отец и крёстный выглядели страшно измордованными. - Эй, иди сюда, малыш, - поманил его Сириус и кривовато ухмыльнулся. Дэмиен медленно подошёл, и сел рядом с отцом. - Ой, да бросьте вы, со мной всё прекрасно, - воззвал Джеймс к жене и сыну, которые выглядели так, словно он уже умер, и они присутствуют на его похоронах. - Прекрасно?! Ты считаешь, что это «прекрасно»? Господи, Джеймс, тебя могли убить, тебя… - Лили резко оборвала себя и посмотрела на потрясённого Дэмиена, уставившегося на синие спирали, украшавшие постельное покрывало. - Дэмиен, прости, не надо было забирать тебя из школы вот так. Я только что узнала о папе и действовала не подумав. Дэмиен посмотрел на мать. - Ты правильно поступила, мама. Я бы никогда тебя не простил, если бы ты не взяла меня с собой. Только не кричи на папу, а то он как будто прошёл через ад. - Спасибо, сын, я это запомню! – улыбнулся Джеймс, делая вид, что обиделся. Дэмиен улыбнулся в ответ. - Так вы расскажете нам, что с вами случилось? – спросил он, уже зная, каким будет ответ. - Нельзя, малыш, сверхсекретно и всё такое, сам понимаешь, - откликнулся Сириус почти скучающим тоном, к которому всегда прибегал, отвечая на вопросы Дэмиена про Орден. Мальчик посмотрел на отца. - Пап, а ты мне скажешь? Джеймс грустно улыбнулся. - Честное слово, сынок, это такая скукотища, ничего интересного. Дэмиен немного попыхтел и снова сел, скрестив руки на груди. Немного погодя мама велела ему пойти перекусить в буфете на девятнадцатом этаже. Мальчик встал и вышел, радуясь, что наконец-то избавлен от этих бессодержательных разговоров. Как только он ушёл, Лили наложила на комнату чары против подслушивания и повернулась к Джеймсу с Сириусом. - А теперь колитесь. Что произошло прошлой ночью? Как вышло, что всё зашло так далеко? Мужчины выглядели почти пристыженными. - Ну, мы вроде как недооценили врага, полагаю, по-другому не скажешь, - признал красный как рак Сириус. - Что значит «недооценили», там что, была толпа Упивающихся Смертью? Сколько их было? – поразилась Лили. Перед её мысленным взором предстало видение пяти авроров, отбивающихся от отряда из пятнадцати, если не больше, Упивающихся. Это определённо объясняло все полученные аврорами раны. - М-м…один, - ответил Джеймс, стараясь не встречаться с женой глазами. - Один, - повторила Лили. - Ага, один, - хором откликнулись приятели. - Так! Я не понимаю, как один Упивающийся мог победить пятерых авроров и отправить двоих из них в больницу? – тревожно спросила она. - Троих, - пискнул Сириус. - Извини? – Лили определённо начинала волноваться. - Ну, Кингсли тоже здесь. - Погоди, Кингсли Кандальер, здоровый парень, с которым не сладят три человека? – переспросила Лили, уже не на шутку встревоженная. – Что случилось? - Случился проклятый мальчишка! – рявкнул Сириус, явно не в силах смириться с недавним поражением. - Мальчишка? Какой мальчишка? О Бо… Упивающийся Смерть, который так вас отделал, это был… Тёмный Принц? – Лили взмолилась про себя: только бы оказалось, что не пятнадцатилетний подросток отправил троих авроров в Святой Мунго. - Да, - ответил Джеймс. Лили посмотрела на одного, потом на другого. Оба известные шутники. Может это просто розыгрыш, чтобы позлить её. В таком случае, у них получилось - Будьте добры, объяснитесь, пока я не скончалась от шока, - Лили продолжала надеяться, что её просто бессовестно разыгрывают. - Ну, помнишь, на том собрании Хант рассказывал про супермальчика, которого невозможно победить? Так вот, он не врал, - пояснил Джеймс. - Мне временами казалось, будто я сражаюсь с тенью. Парень так быстро двигался, что я не мог предугадать его следующее движение. - Причём речь не только о магической дуэли, самое смешное в том, что сын Тёмного Лорда отметелил нас примитивным маггловским способом, - проинформировал Сириус слушавшую с открытым ртом женщину. - И он не то чтобы испугался, столкнувшись с пятью взрослыми аврорами, он и бровью не повёл! Он просто вытер нами пол, - добавил Джеймс, его бледные щёки порозовели. - А…А Хант? Что с ним? – Лили боялась услышать ответ. Джеймс помрачнел, карие глаза потемнели от гнева. - Он его убил, прямо у меня на глазах, - прошептал он. Лили ахнула и прикрыла рот ладонью. - О, Джеймс, мне так жаль, - она потянулась к мужу и нежно сжала его руку. - Он невероятно силён, я ничего не смог сделать. Он без палочки отшвырнул меня на несколько метров, а когда он занялся Хантом, то действовал так хладнокровно, без малейших колебаний, просто взял и убил его, - Джеймс посмотрел в глаза жены, в них светилось сочувствие. Он знал, что ей жаль не Ханта, а его – он ведь с таким позором провалил задание. - Но больше всего мне показалось странным то, что в этом мальчишке что-то не так. - Что ты имеешь в виду? – не поняла Лили. Сириус подвинулся поближе, чтобы ничего не пропустить. - Ну… я не знаю… вот, например, когда он дрался, то не использовал непростительные проклятия, только стандартные заклинания, вроде Ступефай или Инсендио. Он ведь никого не убил, кроме Ханта. В этом просто нет смысла. Упивающиеся Смертью убивают и пытают всех, кто попадает к ним в руки. А этот парень просто обезвредил нас и принялся за Ханта. Не причинив больше никакого вреда. - А мог бы, - вставил Сириус, кивнув на Джеймса. – Тебе просто повезло, что кинжал прошёл в нескольких сантиметрах от сердца, а иначе… - Да, я знаю, но видишь ли, в чём весь фокус… На самом деле он не хотел меня убивать. Раза три велел уйти с дороги, и только когда я напал, сам ударил в ответ. Я ведь здорово его поцарапал… - С какой стати ты его защищаешь? – воскликнула его жена. - Он пытался тебя убить, а ты говоришь о нём так, будто его заставили это сделать, - раздражённо добавил Сириус. Джеймс закрыл рот и повесил голову; в самом деле, с какой стати? Он видел ярость в глазах мальчишки. Он знал, что тот напал на него, чтобы убить, но что-то внутри него просто не хотело в это верить. Кроме того, мальчик казался странно знакомым, Джеймс был уверен, что уже где-то его встречал. Эти глаза и голос… Не хотелось признавать это, но голос мальчика напоминал голос Дэмиена. Впрочем, он не собирался делиться своими соображениями с Лили и Сириусом – они и так уже смотрели на него, как на сумасшедшего. - Думаю, я просто не хочу верить, что ребёнок может быть таким плохим, - сказал он. Лили обняла мужа, а Сириус уставился в пол и погрузился в задумчивость. Он понял, что хотел сказать его друг. Мысль, что юноша сражается и так безжалостно убивает, не просто задевала – она причиняла боль. Вошёл Дэмиен с охапкой сладостей. Глазам его предстала удручающая картина: мама обнимала выглядевшего очень несчастным отца, дядя Сириус тоже казался крайне расстроенным. - У вас всё в порядке? – спросил он, высыпая конфеты отцу на кровать. - Теперь уже в полном, раз ты принёс шоколадные лягушки и шипучие шмельки, - ответил отец и потянулся к своим любимым сладостям, глядя на сына как на Деда Мороза. Дэмиен вздохнул и, разорвав упаковку шоколадной лягушки, стал смотреть, как она скачет по одеялу. Честное слово, его отец никогда не повзрослеет. *** Гарри улыбнулся и откинулся в кресле, слушая, как светловолосый юноша без передышки повествует о проделках, учинённых им в школе. Они с Драко Малфоем дружили с восьми лет. Утром Гарри вернулся с нового задания и обнаружил, что Драко его ждёт. Ему всегда хотелось общаться со сверстниками, поэтому он не прерывал Драко, который уже битый час взахлёб рассказывал обо всех, кому он навешал тумаков или просто доставил неприятности. -…а потом этому придурку Хагриду пришлось идти и спасать малявку, пока того не затоптали, но всё равно приятно было послушать весь этот хаос, - самодовольно глядя на Гарри, закончил Драко. Гарри, улыбаясь, продолжал молча смотреть на приятеля. - Что? – спросил блондин. - Просто удивительно, до чего ты похож на Люциуса, - пояснил Гарри. Драко сморщил нос и сердито зыркнул на него. - Вовсе нет! Почему ты так говоришь? - Потому что вы оба обожаете устраивать полный хаос и никогда не думаете о последствиях. Ты бросаешься в авантюры очертя голову, а в результате оказываешься в проигрыше. Гарри улыбнулся, с удовольствием наблюдая, как бледные щёки приятеля розовеют. Однако блондин подавил резкий ответ, готовый сорваться с языка, и слегка пожал плечами. - У меня всегда всё под контролем. Ты не в курсе и половины моих планов. Я, знаешь ли, настоящий слизеринец. Сортировочная Шляпа завопила «Слизерин» даже не коснувшись моей головы. Гарри снова улыбнулся, на этот раз чуть-чуть печально. Он понимал, что не может быть таким как другие подростки, да и не хотел жить как они, просто ему не хватало общения, которое могла бы дать школа. Он всегда выслушивал все истории о Хогвартсе, которые рассказывал Драко. Несмотря на то, что, по словам последнего, школа катится в тартарары, она наводнена грязнокровками и магглолюбами, над которыми, впрочем, можно неплохо поиздеваться, было очевидно, что Драко привязан к Хогвартсу. Гарри знал, что с тех пор как он начал выполнять задания отца, уже никогда не сможет пойти в Хогвартс и всё равно в глубине души мечтал об этом. - Как бы я хотел пойти с тобой на задание, - вздохнул Драко. - Ты, в бою! Хотел бы я на это посмотреть, - фыркнул Гарри, насмешливо глядя на оскорблённое выражение, появившееся на лице друга. - А что? Почему бы и нет? Я прекрасно умею сражаться, - с достоинством ответствовал тот. - Ты, пожалуй, без конца будешь спрашивать противника, не растрепались ли у тебя волосы, - хохотнул Гарри. - Хорошо выглядеть - это не преступление, хотя, что ты об этом знаешь! Когда ты в последний раз пробовал причесать эту половую швабру, которая у тебя вместо волос? – парировал блондин, напуская на себя оскорблённый вид. Гарри лишь пожал плечами и пригладил волосы рукой. - Не все же помешаны на внешности, как ты, Драко. Юноша опять откинулся на спинку кресла, слушая, как его лучший друг бурчит, стараясь придумать достойное ответное оскорбление. Но прежде, чем он успел что-то сказать, дверь отворилась, и вошла Бэлла, в сопровождении Люциуса Малфоя. Оба юноши встали, приветствуя вошедших. Люциус Малфой знал Гарри с тех пор, как малыша принесли к Лорду Волдеморту. Он чрезвычайно гордился дружбой своего сына с наследником Тёмного Лорда – когда последний будет править магическим миром, она окажется весьма полезной. Он знал, что Гарри неоднократно выгораживал Драко перед Волдемортом; юный слизеринец обладал заносчивым и непокорным нравом и частенько попадал в неприятные переделки. Хорошие отношения с Тёмным Принцем делали жизнь семейства Малфоев проще, а их гордыню (если это только возможно) ещё больше. - Должен сказать, Тёмный Принц, вы сегодня показали себя во всей красе. Разделались с противниками практически собственноручно, - заметил Люциус Малфой. Гарри одарил мужчину ответной улыбкой. - Это говорит не в пользу Упивающихся Смертью. Серые глаза Малфоя сузились. Мальчишка только что оскорбил его, но возразить было нечего – факт есть факт. Если уж один юноша может разобраться с целым отрядом Ордена, то от Упивающихся можно было бы ожидать большего. - Должен сказать, я согласен, - раздался высокий холодный голос у Малфоя за спиной. Все четверо обернулись, трое из них немедленно опустились на колени. Гарри посмотрел на них с лёгким отвращением. Его никогда не привлекали все эти разговоры, вроде «подчиняйся и веди себя так, как будто я Бог». От одной мысли, что скоро люди станут вести себя так и в его присутствии, ему становилось неловко. - Мой Лорд, я приношу глубочайшие извинения за наше недостойное поведение. Уверяю вас, мой Господин, в будущем… - Волдеморт поднял руку, и Люциус Малфой умолк на полуслове. - Достаточно, - Лорд окинул взглядом обоих коленопреклонённых Малфоев и Бэллу. – Оставьте нас, - резко приказал он, и все трое едва ли не наперегонки устремились к двери. Но когда очень бледный и испуганный Драко Малфой, выходящий последним, уже шагнул было за порог, Лорд остановил его. Он смотрел на юношу сверху вниз с явным отвращением на лице. - Юный Малфой. Я так понимаю, ты приехал домой на каникулы. Хотелось бы напомнить тебе, что это не твой дом, так что я не желаю видеть здесь твоё лицо, - он выдержал паузу, глядя на Гарри, наблюдавшего за этой сценой с непонимающим выражением на лице. - Ты можешь приходить сюда только тогда, когда этого захочет Гарри, в остальное же время держись подальше отсюда. Понятно? - Д-да, мой Господин, - выдавил Драко и, не оглядываясь, поспешно ретировался Когда за ним закрылась дверь, Волдеморт повернулся к гневно смотрящему на него юноше. Гарри никогда не выказывал непочтения отцу при других, они выясняли отношения только наедине. - Что? – спросил Волдеморт, так как Гарри по-прежнему молча прожигал его взглядом. - Я с твоими друзьями так не обращаюсь, - ответил юноша, не отводя взгляд. - Потому что у меня нет друзей, они мне не нужны и тебе тоже, особенно бесполезные трусы вроде молодого Малфоя. Гарри скрестил руки на груди. - Мне не нужен Малфой, но приятно поболтать с кем-то, кто не старше тебя на несколько десятков лет. Лорд Волдеморт с улыбкой подошёл к сыну, положил руки ему на плечи и какое-то время молча взирал на него. Гарри смотрел на отца и чувствовал, как злость испаряется. «Вечно он делает это одним взглядом», - подумал юноша. - Почему у тебя проблема с Драко? - сбавив тон, поинтересовался он. - У меня нет проблем с Драко, просто я считаю, что это – неподходящая компания для моего сына. Мне не нравится неуважительный тон, в котором он с тобой разговаривает. Лорд Волдеморт подслушал достаточно бесед и знал, как именно Драко обращается к Гарри, как поддразнивает его, а иногда и посмеивается над ним. Только благодаря бесконечному терпению Лорда (и вмешательству Гарри) Драко Малфой пока ещё сохранил в целости все свои конечности. - Ну, это касается только меня и Драко, - вздохнул Гарри – от споров с отцом он всегда уставал. Интересно, с чего отец вообще пришёл сюда? Это было довольно необычно для него – вот так появиться в комнате сына. Когда он хотел видеть Гарри, то обычно посылал за ним. - И вообще, почему ты здесь, отец, тебе что-то нужно? – спросил он напрямик. Волдеморт помолчал с минуту. - Нет, Гарри, мне ничего не нужно, я просто хотел увидеть тебя. Гарри помрачнел, он знал, что у отца есть занятия поважнее, чем лично прийти и убедиться, что с его сыном всё в порядке. Что-то ему докучало, и Гарри прекрасно знал, что именно. Он не убил Джеймса Поттера. Весть, что Поттер полностью оправился и уже вернулся к работе, стала для Волдеморта неприятным сюрпризом. Юноша глубоко вздохнул и встретился взглядом с отцом. - Спрашивай, если ты пришёл задать вопрос, отец, - тихо сказал он, желая поскорее избавиться от болезненной темы. Лорд Волдеморт смотрел на юношу и чувствовал, что его начинает охватывать ужас. Он собрался с мыслями. - Ты сделал это специально, Гарри? Гарри вскинул голову, зная, что отец имеет в виду Джеймса Поттера, но вдруг обнаружил, что не может ответить - мысли путались в голове. Он отвёл взгляд. - Ты пощадил его специально? – повторил Волдеморт, в красных глазах сверкнула злоба. Казалось, юноша ошеломлён. - Почему ты это говоришь? Как ты вообще мог такое подумать? – подавляя гнев, воскликнул он. - Ну, так уж случилось, что он твой настоящий оте… - начал Волдеморт, но Гарри отпрянул назад, вскидывая руки. - Не говори так! Я в это не верю! Он мне никто, я твой и только твой сын. Я никогда не буду Поттером! - Гарри трясло от гнева, он сжимал кулаки, на глазах выступили слёзы. Волдеморт успокоился. Эта мысль тревожила его с того момента, как он узнал, что Джеймс Поттер остался жив. Если бы мальчишка выказал малейший признак любви или привязанности к Джеймсу, все планы Тёмного Лорда оказались бы под угрозой, а затраченное время потрачено впустую. Реакция юноши убедила его, что подозрения необоснованны. Эту войну выиграет Лорд Волдеморт и неважно, какой ценой. Но потерять Гарри сейчас нельзя, ведь он – ключ к победе. Он подошёл к Гарри и положил руки на его трясущиеся плечи. - Гарри, я это знаю. Ты всегда будешь моим сыном. Никто не отнимет тебя у меня. Я не хотел причинить тебе боль. Гарри закрыл глаза и глубоко вздохнул, успокаиваясь. Волдеморт подумал, что ребёнок выглядит измученным. Он велел юноше лечь и отдохнуть, и тот немедленно подчинился. Лёжа в постели Гарри смотрел, как его отец выходит из комнаты, и вдруг зарылся лицом в подушку. От осознания того, что он не убил Джеймса Поттера, всё в нём вскипало. «Я не собирался оставлять его в живых, разве не так?» Он помотал головой, решив, что действительно должен поспать и постарался расслабиться. «Что ж, в следующий раз я уж позабочусь о том, чтобы он не выжил». С этой мыслью он и заснул, ощутив напоследок, что в нём шевельнулась неуверенность.

Зелёный чай: Глава 8. Снова план поимки. Дело шло к ночи, и членам Ордена хотелось только одного: пойти по домам. Лили сидела между Сириусом и Джеймсом, который неделю назад вышел из больницы и вернулся к службе. Во вчерашней провальной операции он не участвовал. Ещё одна попытка схватить Тёмного Принца окончилась полным фиаско; к счастью никто не погиб, но многих ранили. Внимание усталых авроров привлёк Альбус Дамблдор; он вышел вперёд и покашлял. - Спасибо всем, что пришли. Уверен, вы уже знаете о вчерашней неудаче. Однако я хотел бы подчеркнуть, что, несмотря на эту неудачу, нам удалось получить крайне важную информацию… - Лучше бы он перестал произносить слово «неудача», - раздражённо прошептал Сириус. Джеймс ответил ему заговорщической улыбкой. -…теперь, увидев, как сражается Тёмный Принц, мы можем представить себе его возможности и разработать лучший план, - продолжал тем временем директор. По залу прошёл недовольный шепоток. - Альбус, Орден сталкивается с ним во второй раз и, уж извини, но мы не смогли даже ранить его, не говоря уже о том, чтобы поймать. Он использует такие заклятия, о которых мы и не слышали. Не думаю, что у нас получится спланировать его поимку, - раздосадовано заметил Кингсли. Мрачное настроение, и так уже владевшее всеми присутствующими, сменилось откровенным унынием. - Как бы то ни было, я чувствую, что мы можем узнать больше. Я знаю, это будет трудно, но мы должны изучить этого мальчика, а затем разработать план его поимки, - закончил Дамблдор. Джеймс встал, и все взгляды обратились на него. - Видите ли, в том-то и проблема. У нас нет времени. - Что ты имеешь в виду, Поттер? – рявкнул Снейп. Сириус злобно заворчал, но Лили предостерегающе тронула его за руку, и он умолк. - Очень просто. Мальчишка размазал нас по стенке, а ему нет ещё и семнадцати, и он явно продемонстрировал не все свои возможности. Представьте, что из него получится, когда он станет совершеннолетним? На лицах авроров отразилось беспокойство. - Он прав, - раздался хриплый голос Шизоглаза Хмури, - надо действовать сейчас. - Но что ещё мы можем сделать? – подал голос Ремус Люпин, который после вчерашней операции выглядел изрядно помятым. Дамблдор снова покашлял, чтобы привлечь внимание. - Нужно больше узнать о нём, выяснить, каковы его слабости, потому что они есть у всех, - с этими словами он посмотрел на Северуса Снейпа. Шпион понял намёк и встал. - Я полагаю, это должно быть очевидно для всех. Речь о Тёмном Лорде, - он сделал паузу. Аудитория затаила дыхание. - Я выяснил, что Тёмный Лорд очень привязан к Тёмному Принцу. Я никогда не видел, чтобы Лорд вёл себя с кем-нибудь так, как он ведёт себя с Принцем. И, кажется, Принц также привязан к Тёмному Лорду. Если Лорд попросит, он с радостью пожертвует своей жизнью. - А каковы наши шансы уговорить Сам-Знаешь-Кого это сделать? – громко спросил Сириус. Лили сердито посмотрела на него, вот уж у кого ни капли здравого смысла! - Кроме того, - продолжал Снейп, метнув в Сириуса разъярённый взгляд, - я узнал, что Принц близок ещё с одним человеком. С Беллатриск Лестранг, - он выделил последние два слова, посмотрев прямо Сириусу в глаза. Тот помрачнел, краска бросилась ему в лицо. В детстве они с Бэллой были очень дружны, но, повзрослев, Бэлла продолжила семейную традицию и получила на руку Смертный Знак, а Сириусу пришлось буквально сбежать из дома, спасаясь от собственной семьи. Джеймс заметил, как его друг стиснул кулаки. «Он мог бы сказать это по-другому, - подумал он. - Скользкий мерзавец» Снейп довольно ухмыльнулся. - Оказывается, Беллатрикс вырастила мальчика и очень заботится о нем. И хотя он этого и не показывает, но тоже любит её. Пришлось потратить немало времени, чтобы получить эту информацию. Снейп слегка позеленел, вспомнив, как надоела ему личина Люциуса Малфоя. Он извёл на неё весь свой запас Оборотного Зелья. - То есть, чтобы изловить мальчишку, надо сперва поймать Сам-Знаешь-Кого или же Беллатрикс Лестранг? – слегка насмешливо поинтересовался Кандальер. Снейп одарил его убийственным взглядом и сел, не удостоив ответом. Дамблдор грустно обвёл взглядом приунывших авроров. Джеймс снова заговорил. - Кстати, мы выяснили что-нибудь о настоящих родителях мальчика? После минутного молчания Дамблдор ответил: - Нет, боюсь, пока мы не продвинулись в разрешении этой загадки. Джеймс опустил голову. Подлый ублюдок Хант так и не сказал, что Волдеморт на самом деле усыновил мальчика. Если бы он не услышал, как Хант перед смертью проболтался мальчишке, они бы до сих пор ничего не знали. - Должен быть способ это узнать, я хочу сказать, дети не исчезают просто так. А этот мальчик наверняка из волшебной семьи, не думаю, что Сами-Знаете-Кто сделал бы своим наследником сироту, - сказала молчавшая до сих пор Лили. - Я проверила документы в архивах, там нет записей о семьях тёмных волшебников, потерявших ребёнка. Их всех уничтожили. Что же до семей тех, кто сражался за Светлую сторону… Никто никогда не отказывался от ребёнка, и нет упоминаний об исчезновениях детей, - подвела итог Минерва Макгонагалл. Сириус опять повернулся к Снейпу. - Как вышло, что ты никогда не видел лица мальчишки, неужели он разгуливал в этой жуткой маске днём и ночью? - Я не мог лезть ему на глаза, он бы что-нибудь заподозрил, потому что слишком хорошо знает Малфоев, - скучным голосом ответил Снейп. - Спасибо, Северус, я знаю, как непросто тебе приходилось, пока ты узнавал всё это. Теперь мы должны выработать надёжный план, - заключил Дамблдор. Присутствующие разделились на группы и погрузились в обсуждение. Спустя пол часа Сириус медленно поднялся со стула и посмотрел на Дамблдора. - У меня есть идея, - протянул он. Все как по команде повернулись к нему. - Но мне кажется, она вам не понравится.

Зелёный чай: Глава 9. Поймали! День не задался с самого утра. Гарри проснулся с ужасной головной болью (спасибо какому-то Упивающемуся, умудрившемуся принести отцу плохие новости). Потом он провёл большую часть утра, разыскивая Бэллу, в результате ему сказали, что она отправилась на задание. - Как всегда, - пробурчал он. Становилось холоднее – приближалась середина августа. Гарри спрятал руки в рукавах мантии и отправился побродить по Имению. Серебряную маску он засунул в карман. Упивающихся поблизости не наблюдалось, очевидно, отец отослал их куда-то, после того как получил тревожное известие утром. Гарри шёл на тренировочную площадку, где занимался каждый день. После того как паршиво прошло утро, он был на взводе и намеревался отвести душу путём физических упражнений. Но до спортплощадки он так и не дошёл, так как услышал знакомый звук. Опавшие листья тихонько шуршали, как будто что-то передвигалось по ним. Гарри быстро понял, что это. Он медленно обернулся – к нему ползла огромная змея. - Нагини, - прошипел он на серпентарго. - Молодой гос-сподин, - откликнулась змея. Гарри подошёл к гигантской рептилии и ласково похлопал её по голове. Он её очень любил, почти как отца. Последний пообещал Гарри, что когда тому исполнится семнадцать, он подарит ему такую же змею. «Всего год осталось потерпеть», - подумал юноша, поглаживая чешуйчатую голову. Ему стукнуло шестнадцать две недели назад, но празднования как обычно никто не устроил. Единственным его Днём Рождения, который отпразднуют, будет его семнадцатилетие. Гарри заглянул в огромные глаза и спросил: - Что ты здесь делаешь? Обычно ты выползаешь только в сумерках. - Мне с-стало с-скучно, и я решила поймать с-себе маленькую…закус-с-ску! – откликнулась змея. Гарри слегка поморщился, он-то знал: то, что для Нагини маленькая закуска, для обычного человека, как правило, нечто довольно крупное. Аппетит змеи являлся причиной исчезновения с близлежащих ферм лошадей, коров и нескольких овец. Частенько пропадали даже люди, но Гарри предпочёл сейчас не думать об этом. Прежде чем он успел ещё что-нибудь сказать Нагини, лоб ожгла сильная боль. Рука инстинктивно дёрнулась к шраму, и он на мгновение ослеп от накрывшей его горячей волны, перед глазами заплясали белые пятна. Он поморгал и, пробормотав: «Хотел бы я знать, что на этот раз?» двинулся по направлению к замку. Обернувшись к Нагини, он прошипел ей «до-свидания» и ускорил шаг. Боль исчезла также внезапно, как и возникла, осталась только тупая пульсация, к которой Гарри привык с детства – Лорд Волдеморт редко бывал в прекрасном настроении. Наконец он оказался перед дверями отцовских покоев, постучал и вошёл. Лорд Волдеморт поднял голову, увидел Гарри и жестом велел ему подойти ближе. - Гарри, у нас возникла непредвиденная ситуация, я только что получил призыв о помощи. Похоже, сегодняшняя операция провалилась. Гарри кивнул, не сводя глаз с отца. - От кого пришёл призыв? - От Бэллы, - почти прошептал Волдеморт. Гарри почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он ждал, что отец прикажет отправиться на помощь Бэлле, но Волдеморт лишь ещё раз взглянул на сына и отвернулся, явно подавляя кипящую злобу. - Отец, что ты прикажешь? – настойчиво спросил юноша. - Ничего, я не хочу, чтобы вы что-то делали. - Но, отец, мы должны что-то предпринять. - Гарри, хотя я и желал бы, чтобы мои ближайшие сторонники – включая Бэллу – благополучно вернулись, я не собираюсь ради этого рисковать тобой, - отрезал Волдеморт, по-прежнему стоя спиной к сыну. Теперь уже Гарри и сам начал сердиться. - Отец, лишиться Ближнего Круга мы тоже не можем, создавать новый слишком долго. И Бэлла… - тихо закончил он. Невозможно даже думать о том, чтобы потерять её. Волдеморт обернулся, он колебался между необходимостью сохранить людей и опасностью подставить под удар своего сына. Судьба каждого отдельно взятого Упивающегося (как и сумасшедшей Бэллы) его не волновала, но Гарри был прав. Потеря Ближнего Круга чревата множеством ненужных хлопот, не говоря уже о том, что это отдалит победу в войне. Он глубоко вздохнул и пристально посмотрел Гарри в глаза, мысленно передавая координаты места. Получив указания, Гарри резко развернулся и почти бегом кинулся к выходу. - Гарри! – позвал Волдеморт. Юноша затормозил и круто обернулся. - Забирай её и сразу возвращайся, ты меня понял? - Да, отец, - выпалил Гарри, и спустя мгновение уже мчался к главным воротам, за которыми находилась граница аппарации. *** Гарри аппарировал у старой, разрушающейся постройки и быстро огляделся вокруг. Повсюду присутствовали следы сражения – прямо у входа на земле виднелись пятна крови. Он вошёл в заброшенное здание. Видимо, когда-то здесь находился склад, от которого теперь остались одни развалины. Лицо его как обычно скрывала маска, он шёл, настороженно озираясь. Откуда-то, возможно с верхних этажей, доносились крики. Стараясь держаться в тени, он тихо начал подниматься по лестнице. Добравшись до второго этажа, он понял, что сражение всё ещё продолжается – повсюду лежали тела убитых, большинство из них в масках Упивающихся Смертью. Он выругался сквозь зубы, быстро пересёк комнату и спрятался за грудой кирпича, ища среди убитых Бэллу. Он отметил, что, несмотря на раздающиеся где-то взрывы и голоса, выкрикивающие заклятия, людей видно не было. Видимо они прячутся за развалинами, подумал он, оглядывая валяющиеся повсюду обломки. Чувствуя молчаливую угрозу, повисшую в воздухе, он тихо двинулся к выходу. И вдруг увидел Бэллу. Она лежала в углу - мантия разорвана, красивое лицо в крови. Гнев охватил Гарри, его затрясло от ярости. Он подошёл к ней, обходя скрюченные тела, в голове было пусто. Опустившись на колени, он осторожно попытался нащупать пульс на шее женщины. «Надеюсь, ты жива», - прошептал он. Под пальцами забилась жилка, и юноша наконец выдохнул. - Бэлла, - тихо позвал он. Бэлла открыла глаза и, к величайшему изумлению Гарри, оскалила зубы в широкой улыбке. - Привет, красавчик. Он шарахнулся назад. На него смотрело лицо Бэллы, а голос принадлежал мужчине. Голос, который Гарри слышал много раз. Фальшивая Бэлла села и улыбнулась, глядя на его ошарашенное лицо. Юноша вскочил, но прежде, чем успел вытащить палочку, вдруг понял, что голоса, которые раньше выкрикивали заклинания в отдалении смолкли, а на месте «мёртвых» тел теперь стоит целая толпа, полностью отрезавшая ему путь к бегству. *** Волдеморт восседал на своём троне. Рядом свернулась Нагини, но Лорд не обращал на неё внимания. Закрыв глаза, он массировал виски, пытаясь успокоиться. Его сосредоточение нарушил стук в дверь и шум голосов. Открыв дверь взмахом руки, он замер, поражённый: в его покои вошли все члены Ближнего Круга, чрезвычайно довольные собой, целые и невредимые. Все они опустились на колени, находившаяся ближе всех Бэлла, улыбнулась и встала. - Господин, операция успешно завершена, теперь мы… - она осеклась, заметив, каким взглядом смотрит на неё Волдеморт. - Мой Лорд! – ахнула она. Волдеморт поднялся и, шагнув вперёд, угрожающе навис над ней. Посмотрев ей в глаза, он понял, что его одурачили. Бэлла не посылала призыва о помощи, сомнений нет, он отправил Гарри прямиком в ловушку! - Нет! – прошептал он. Отступил назад, потом вдруг рванулся вперёд и, схватив Бэллу за руки, стал трясти её, как тряпичную куклу. - Верните его! Верните Гарри сейчас же! – ревел он. Бэлла в ужасе едва смогла кивнуть. Лорд вошёл в её сознание и показал, как Гарри отправился якобы спасать её. Повернувшись, она направилась к выходу, молча приказав остальным следовать за ней; Люциус не отставал от неё ни на шаг. Волдеморт смотрел им вслед, усилием воли подавляя душившую его ярость: сейчас Гарри как никогда нужна ясность мыслей. *** Гарри огляделся: его окружало как минимум с десяток авроров, все они целились в него палочками. Те из них, кто прежде изображал мёртвых Упивающихся Смертью, теперь сбросили маски и чёрные плащи, оставшись в одеждах авроров. Фальшивая Бэлла издала лающий смешок. Кипя от злости, Гарри наблюдал, как её лицо и тело медленно меняются, обретая очертания высокого темноволосого Сириуса Блэка. Знаменитый аврор откинул назад лезущие в глаза тёмные пряди и снова широко ухмыльнулся гневно взирающему на него Гарри. - Что ж, Принц наконец-то вы появились. Я уж подумал, что придётся носить платье в стиле моей старушки кузины до конца дней моих. Он вытащил палочку и направил на Гарри. - А теперь будь хорошим мальчиком и держи руки так, чтобы мы их видели. Гарри проигнорировал приказ и снова обернулся: авроры ловили каждое его движение. - Хм, одиннадцать против одного, никогда бы не подумал, что ты на такое способен, - издевательски заметил он, поворачиваясь к Сириусу. Некоторые авроры покраснели, и руки, держащие палочки дрогнули. Гарри улыбнулся, медленно передвинув вторую палочку, спрятанную на предплечье вниз, к ладони. Она ему понадобится. - Потрудись объяснить, как ты это сделал? – обратился он к Сириусу, чтобы отвлечь его, а сам мысленно наложил на палочку «Ассио». - Как я сделал что? – спросил Сириус, с раздражающим выражением триумфа на лице. Гарри скрипнул зубами и прошипел: - Как ты подделал призыв Бэллы о помощи? - О, это просто, как выпить стакан воды, если конечно имеешь вот это, - мужчина помахал рукой, демонстрируя надетое на палец маленькое колечко. Приглядевшись, Гарри понял, что это точная копия кольца, которое всегда носила Бэлла. Сначала юноша почувствовал замешательство, но быстро сообразил, что произошло. На кольце был фамильный герб Блэков. Гарри знал, что магический призыв о помощи обычно содержит лишь очень ограниченную информацию, ведь у попавшего в беду чаще всего нет времени на длинные послания. Как правило, важно назвать своё местонахождение и характер угрозы. Личность отправившего призыв определяется по его зарегистрированной палочке, или по принадлежащей ему магической вещи, которую он должен иметь при себе на момент отправления призыва. Палочка Бэллы не зарегистрирована, как и у остальных Упивающихся, а кольцо использовали, чтобы подать сигнал бедствия от человека из семьи Блэков. Вряд ли его отец ожидал, что у него попросит помощи Сириус, так что, получив сигнал, сделал единственный возможный вывод – призыв послала Бэлла. - Значит, ты украл её кольцо. До чего ты докатился, Блэк? – посетовал Гарри, с удовольствием наблюдая, как щёки мужчины заливает краска. - Что бы ты не подумал, я ничего не крал! Кольцо принадлежит мне. Я получил его, как и она, по праву члена семьи, просто никогда не пользовался им до сего дня, - раздражённо закончил Сириус. - А Оборотное Зелье? - Осталось немного с тех пор, когда я изображал дорогую кузину в последний раз. Удачно, что я его сохранил. Хотя в этот раз эффект от его применения куда лучше, чем тогда, - Сириус сделал несколько шагов по направлению к Гарри. – А теперь, когда ты получил ответы на свои вопросы, пора перейти к процедуре ареста, не находишь? Гарри не ответил. - Ну же, парень, не пытайся выкинуть какую-нибудь глупость. Ты же знаешь, что не справишься со всеми нами, - Шизоглаз Хмури медленно двинулся к юноше. Гарри повернулся к нему, чувствую, что палочка у него в руке. Он снова улыбнулся из-под маски. - Не справлюсь? – протянул он и резким движением выхватил вторую палочку. Прежде чем кто-то отреагировал, он прокричал, направляя обе палочки себе под ноги: - МОМЕНТУМ ЭКСПУР! Земля сотряслась от мощного внутреннего толчка. Авроры определённо не ожидали ничего подобного и почти все упали, не удержав равновесия. На ногах остались только Джеймс, Кингсли и Сириус, но ходящая ходуном почва не позволяла им толком прицелиться в стоящего перед ними юношу. Который, тем временем, по-прежнему направляя одну палочку в землю, взмахнул второй палочкой и из неё заструился красный луч. Этим лучом юноша начертил на земле круг, оказавшись в его центре. А потом, на глазах у изумлённых авроров, провалился сквозь пол. Земля перестала трястись, одиннадцать мужчин с секунду потрясённо взирали на идеально круглую дыру в полу, потом вскочили на ноги и один за другим стали прыгать в вырезанное отверстие. «Как, во имя всего святого, ему удалось сотворить два заклятия одновременно? Это же невозможно» - подумал Джеймс, приземлившись на пол первого этажа. Мальчишка бежал к дверям, авроры начали стрелять в него заклинаниями. Гарри пригнулся и упал на пол, спрятавшись за грудой строительного мусора. Убрав палочку обратно в ножны, пристёгнутые к предплечью и вытащив два кинжала, осторожно выглянул из-за кучи щебёнки. И тут же был вынужден нырнуть обратно: над головой просвистел десяток красных и жёлтых проклятий. Но всё же одного мгновения ему хватило, чтобы увидеть двух ближайших к нему авроров. Он глубоко вздохнул и, выскочив из укрытия, метнул оба кинжала, каждый из которых достиг цели, вонзившись аврорам в правые руки. Мужчины упали, выронив палочки, Гарри каким-то чудом рухнул за кучу щебня, невредимый. - Не делайте этого! – раздался крик. – Он нужен нам живым, только оглушите его, но не убивайте, понятно? Гарри узнал голос Джеймса Поттера. Он помнил обещание, данное самому себе всего несколько дней назад. «Я определённо прикончу его», - подумал он, крепче сжимая следующий кинжал. Раздались шаги, кто-то шёл к его укрытию, прятаться здесь дольше нельзя. Его взгляд, метавшийся вокруг, в поисках выхода, наткнулся на дверь, слева от него, ведущую в соседнее помещение. Дверь висела на петлях, пол перед ней был усеян битым стеклом. Гарри нехорошо улыбнулся. - Брось, парень, кончай с этими детскими играми! Выходи и, обещаю, мы не причиним тебе вреда! – попытался убедить его Кингсли Кандальер. Гарри фыркнул и громко ответил: - Это вы играете в игрушки, а я показываю вам, как выигрывать. С этими словами Гарри выскочил из укрытия и стрелой понёсся к двери, выпустив одновременно три заклятия в троих ближайших к нему авроров. Авроры с криками упали на землю: едва коснувшись кожи, заклятие стало разъедать плоть как кислота. Гарри бежал, слыша, что за ним бегут вдогонку, услышал свист летящего в него заклятия и шарахнулся вправо. Мимо просвистел сногсшибатель. Он кинулся влево, на этот раз уклонившись от Петрификус Тоталус. Последний рывок и он у двери. - Ассио осколки стекла! – выкрикнул он, падая на пол. Осколки просвистели у него над головой как ножи, поразив ещё трёх авроров. Раздались крики боли и шум падающих тел, но Гарри, не оглядываясь, перекатился по земле к двери и успел прыгнуть в дверной проём. В каком-то сантиметре от его плеча просвистело заклятие. Он окинул взглядом комнату и, увидев лестницу, бросился к ней. Позади ещё четверо авроров, да и те, кого он ранил, тоже могут представлять опасность. Нужно выбираться отсюда как можно скорее. Лестница привела его на то же место, где он нашёл Сириуса, притворявшегося Бэллой. В другом конце зала он увидел ещё одну лестницу и побежал к ней. Он уже взобрался почти на самый верх, когда кто-то схватил его за ногу, и он упал на жёсткие ступеньки. Он покрепче упёрся руками и со всего размаху ударил схватившего его человека по лицу свободной ногой. Тот выронил уже занесённую палочку, а Гарри ударил снова, на этот раз узнав в нападавшем Кингсли. Хватка, сжимающая его щиколотку, ослабла, он рывком высвободил ногу и ударил в третий раз. Кингсли скатился к подножию лестницы, обливаясь кровью из сломанного носа, а Гарри уже взбежал наверх по ступеням. Точно в дурном сне он увидел в дальнем конце зала ещё одну дверь и помчался к ней. За спиной раздавались тяжёлые шаги и крики. Когда он выбежал в дверь, ему бросились в глаза зияющие в полу дыры и строительные леса – похоже, эту развалюху когда-то пытались отреставрировать. Больше дверей в помещении не было, он оказался в ловушке. Снизу послышались шум и крики, он подбежал к окну и, выглянув наружу, увидел, что в здание врывается человек десять Упивающихся Смертью. Он вздохнул с облегчением – подоспела помощь. Теперь ему нужно каким-то образом спуститься вниз, выбраться из здания и добраться до границы аппарации, которую наверняка наложили авроры. Раздался свист летящего заклятия, и он резко пригнулся. Обернувшись, он увидел Сириуса Блэка, направляющего на него палочку. - Больше тебе некуда бежать, малыш, так что опусти палочку, - приказал он. Гарри лишь крепче сжал палочку и прыгнул на Сириуса, целясь ногой ему в живот. Мужчина почувствовал, что его как будто со всего размаху ударили тяжеленной кувалдой. Он отлетел к стене и рухнул на землю, ощутив, как сотрясся ветхий дощатый пол от падения его тела. Он с трудом поднялся на ноги, но недостаточно быстро – мальчишка стремительно подошёл к нему и с размаху врезал кулаком по лицу. Потом подпрыгнул и выбросил вперёд ногу, целясь Сириусу в грудь, но мужчина перехватил его ногу обеими руками и с силой вывернул. Юноша потерял равновесие и упал. В следующее мгновение Сириус изо всех сил пнул его по рёбрам. У юноши вырвался крик боли, и у Сириуса ёкнуло сердце. Его окатило чувство вины. Несмотря на то, что парень сражался и многих ранил, для Сириуса Тёмный Принц был прежде всего ребёнком. Эта секунда промедления позволила Гарри вскочить на ноги. - Ты за это заплатишь, Блэк, - выплюнул он. Ещё через секунду Сириус лежал на земле, сбитый с ног. Гарри стоял над ним, целясь палочкой мужчине прямо в лоб. Но прежде чем он успел произнести заклинание, бок ожгла режущая боль. Он отшатнулся от Сириуса, прижимая ладонь к поврежденному месту. Пальцы нащупали что-то влажное, он поднял руку к глазам и увидел, что она вся в крови. Он обернулся, превозмогая боль. В дверном проёме стоял Джеймс с палочкой наизготовку. Гарри вздохнул. - Поттер, ты так и не научился держаться подальше от дел, с которыми не можешь справиться? - От некоторых привычек трудно избавиться, - ответил Джеймс, не сводя глаз с юноши. - Также как и от тебя, - и Гарри метнул в мужчину кинжал. Джеймсу удалось уклониться, так что клинок только оставил глубокий порез на руке. Рукав его синей мантии окрасился красным. Гарри вскинул палочку, но прежде, чем он напал, в него ударили три жёлтых луча. - Риктусемпра! – одновременно прокричали три голоса. Гарри подбросило в воздух и ударило об землю. На место схватки прибыло ещё трое авроров. Гарри выругался сквозь зубы. Сириус, Хмури и Кингсли держали его на прицеле, готовые в любую секунду ударить. Гарри осторожно поднялся и повернулся к своим врагам. - Ну ладно, посмотрим, что вы можете, - глухо проговорил он с угрозой и приготовился поставить щит. Первые четыре проклятия он отразил легко, тихо рассмеявшись при виде удивления на лицах авроров. Созданный им щит закрывал его полностью – он стоял внутри мерцающего синего шара. Гарри быстро снял щит и послал в противников два Инсендио, разбившиеся о магические щиты Сириуса и Хмури. Поставить щит второй раз он не успел - ему в грудь врезались четыре заклятия Риктусемпра. Юношу подбросило в воздух и впечатало в стену. Он упал на деревянный пол, ветхие доски с треском проломились под тяжестью тела, и он полетел вниз. Четверо авроров, подбежавшие к краю образовавшейся дыры, как раз успели увидеть, как пол этажа под ними также не выдерживает веса обрушившегося сверху тела, и юноша падает на каменный пол первого этажа. Секунду четверо мужчин, застыв, смотрели на образовавшуюся дыру. Потом Джеймс очнулся и помчался по лестнице вниз. Подбежав к куче досок, под которой оказался погребён юноша, он начал судорожно раздвигать и отбрасывать обломки. Спустя минуту, к нему присоединились остальные. «Пожалуйста, только бы он не умер, только бы он не умер», - лихорадочно думал Джеймс. Мысль, что он убил подростка, ужаснула его. Наконец, подняв очередную доску, он увидел мальчика, лицо которого по-прежнему закрывала маска. - ВИНГАРДИУМ ЛЕВИОЗА! – выкрикнул он одновременно с Сириусом, убирая оставшиеся обломки. Трясущейся рукой Джеймс нащупал на шее подростка пульс и выдохнул – он не заметил, что задержал дыхание. - Он жив, - сообщил он остальным. На их лицах отразилось облегчение. Внезапно дверь с треском распахнулась, и в помещение ворвалось трое Упивающихся Смертью. - Что вы наделали?! – прорычал один из них. Одного взгляда на длинные светлые волосы Джеймсу хватило, чтобы понять: под маской скрывается Люциус Малфой. Авроры вскочили на ноги и атаковали нападавших Упивающихся. - Забираем Принца и уходим! – скомандовал Малфой своим людям. - Сириус! Хватай парня и тащи в штаб-квартиру! Давай! – рявкнул Джеймс. Его лучший друг кивнул и, нагнувшись, поднял юношу. Тот застонал, и у Сириуса снова сжалось сердце. Он ненавидел это ужасное чувство вины. - Прости, малыш, - пробормотал он, перебрасывая безвольное тело через плечо. Ему удалось выбраться из здания: друзья прикрывали его, а враги не отваживались стрелять – слишком боялись попасть в сына Хозяина. Крепко придерживая свою ношу, он аппарировал прямо в штаб-квартиру Ордена Феникса.

Зелёный чай: Глава 10. Гарри? Сириус аппарировал в огромную прихожую дома номер 12 на Площади Мракэнтлен. Быстро огляделся – никого. Торопливо поднявшись на второй этаж, он опустил мальчишку прямо на пол в одной из спален и кинулся к камину. Бросил туда щепотку дымолётного порошка и выкрикнул: - Хогвартс, кабинет Дамблдора! Сунув голову в камин, он ждал, пока уляжется крутящийся вокруг вихрь. Наконец его глазам предстал кабинет профессора Дамблдора. - Альбус! Альбус, вы здесь? – позвал он. Надо торопиться, мальчишка может скоро очнуться. - Сириус, мой мальчик, что случилось? – в поле зрения Сириуса появился опустившийся на колени Дамблдор. - Альбус, мы поймали его! Мы схватили Тёмного Принца! – Сириус подумал, с каким воодушевлением звучит, наверное, его голос. - Отлично, мальчик мой! Где он? - Здесь, в штаб-квартире, вы должны прибыть как можно скорее вместе с медсестрой, - Сириус слегка съёжился под взглядом старого волшебника. - Он сильно ранен? – из глаз старика исчез даже намёк на веселье. - Э-э-э… Я… я не знаю. Во всяком случае, ему нужна медицинская помощь, - теперь уже Сириус чувствовал, что вина давит на него как пресс. - Я буду у вас с мадам Помфри так скоро, как смогу. Сириус вытащил голову из камина и подождал, пока пройдёт головокружение. Бросив взгляд на мальчика, он с удивлением обнаружил, что в комнате находятся Хмури и Кингсли. - Привет, ребята, а я и не слышал, как вы вошли. Где Джеймс и остальные? - В министерстве, конвоируют пленных Упивающихся, - ответил Хмури, не сводя глаз с лежащего на полу мальчика. - Дамблдор скоро будет здесь, - сообщил Сириус, наблюдая, как Хмури подходит к находящемуся без сознания пленнику и проверяет пульс. - Ослаб, но ещё дышит, - подытожил он. Потом вдруг заломил юноше руки за спину и с помощью палочки принялся связывать их. Начавший приходить в сознание юноша издал полный боли крик. Сириус вдруг вскочил на ноги. - Подожди, Аластор, что ты делаешь? – вмешался он, подходя к Хмури – тот невозмутимо проверял крепость пут, не обращая внимания на вскрик мальчика и его хриплое дыхание. - Хочу убедиться, что щенок не сбежит и не проклянёт нас без палочки, - теперь старый аврор обыскивал связанного врага, извлекая спрятанное под одеждой оружие. Сириус с уважением покосился на вытащенные и отброшенные в сторону кинжалы. Он заметил, что мальчишка пришёл в себя и тоже смотрит на них. Юноша инстинктивно попытался остановить Хмури, но понял, что не может пошевелиться. Дёрнулся, чтобы освободиться, но тут же вновь закричал от боли в сломанных руках и запястьях. С болью в сердце Сириус наблюдал, как парень начинает паниковать, зелёные глаза, в прорезях маски мечутся по комнате. Потом эти глаза встретились с его собственными, и Сириус содрогнулся – в них плескалась боль. Тем временем Хмури не проявлял ни капли сострадания. Он встал, сгрёб в кучу найденное оружие и внезапно со всего размаху пнул связанного пленника в бок. Тот застонал, пытаясь сдержать крик, и сжался в комок, чтобы защитить и так уже сломанные рёбра. - Хмури! Достаточно! В этом нет нужды, - Сириус схватил аврора за руку – тот уже собирался пнуть лежащего юношу ещё раз – и оттащил в сторону. - Нет нужды, говоришь? А я думаю, есть. Этот… этот маленький кусок дерьма виноват в том, что Алиса и Френк… Этот монстр сжёг их дотла! Он ранил наших товарищей… Я его убью! Хмури вырвался из хватки Сириуса, нагнулся над юношей и, схватив его за волосы, заставил встать на ноги. Лицо мальчика исказилось от боли. Хмури дёрнул его за волосы и прорычал, наклонившись к его лицу: - Ты сейчас заплатишь, парень, даже если это будет последнее, что я сделаю в этой жизни! Сириус быстро взглянул на Кингсли, но аврор стоял поодаль с непроницаемым выражением лица. Его лицо и мантию покрывала засохшая кровь из сломанного носа, и, похоже, его совершенно не волновало, что Хмури сделает с израненным ребёнком. Сириус мысленно взмолился: пусть Дамблдор поскорее придёт, только он мог совладать с нравом Хмури. Он снова шагнул к старому аврору. - Хмури, в самом деле! Ты считаешь, это правильно? Он заплатит за все свои преступления. Ты не должен этого делать, - он старался говорить спокойно – крик всё равно не действовал. Хмури повернулся к Сириусу, отпустив волосы юноши; тот мешком упал на пол. - Правильно? Тут ничего не правильно! Разве правильно, что Длиннопоппов убили в их собственном доме? Разве правильно, что Невилль так рано осиротел? Разве правильно, что Джеймс едва не расстался с жизнью? А? Отвечай! При упоминании Джеймса Сириусом внезапно овладели ярости и злость. Он вспомнил свои чувства, в тот момент, когда нашёл своего лучшего друга лежащим на земле в луже крови. Вспомнил, какой страх пережил, увидев тот страшный кинжал, торчавший у него из груди. Джеймс мог умереть! Ослеплённый гневом, Сириус шагнул к юноше, которого держал Кингсли – сам он стоять не мог. Он пробежал пальцами по угольно чёрным волосам мальчика и рывком запрокинул ему голову, не обращая внимания на вырвавшийся у того хриплый вздох. - Думаю, пора нам посмотреть на твоё хорошенькое личико, не возражаешь? – издевательски проговорил он. Глаза юноши в ужасе расширились, он забился, пытаясь вырваться. - Н-нет! – выдавил он. Сириус рассмеялся и выпустил волосы юноши, тот попытался отклониться, но Кингсли толкнул его обратно. Сириус сорвал серебряную маску, закрывавшую лицо мальчика. То, что произошло потом, он помнил до конца жизни. Он задохнулся и отшатнулся назад. Кингсли удержал юношу, но, бросив взгляд на его лицо, почувствовал слабость в ногах. Хмури застыл, в шоке открыв рот. Сириус смотрел на точную копию человека, который был ему ближе, чем брат. Смотрел в ярко-зелёные глаза – без этой жуткой маски сразу стало ясно, что они точно такие же, как у Лили. Других доказательств не требовалось, Сириус точно знал, кто этот юноша. Сын Джеймса и Лили, его крёстный сын. - Гарри? – выдохнул он. Гарри не ответил. Он злобно смотрел на Сириуса, стараясь не поддаваться боли, терзающей его тело. - Гарри? Ты…ты – Гарри Поттер, - Сириус шагнул к крестнику. Услышав своё полное имя, юноша поднял голову и глухо, с трудом произнёс: - Меня зовут Гарри Марволо! Сириусу показалось, что небо упало на землю. Шагнув к юноше, он схватил его за плечи. Гарри вздрогнул от боли, но не издал ни звука. - Нет! Ты – Гарри Поттер. Ты сын Джеймса и Лили. Гарри Поттер, - Сириус наивно полагал, что от мальчика скрыли правду. Не обращая внимания на острую боль в руках, Гарри с силой передёрнул плечами, сбрасывая ладони Сириуса. - Нет! Я – Гарри Марволо, сын Лорда Волдеморта! - Гарри, пожалуйста… - Сириус не договорил: вспышки зелёного света возвестили о прибытии новых действующих лиц. «О, Мерлин, только бы это оказался не Джеймс, пожалуйста, только не сейчас!» - взмолился Сириус. Круто развернувшись, он увидел чрезвычайно озадаченного и поражённого Дамблдора и Мадам Помфри, стоящих у камина. Снова повернувшись к Гарри, Сириус вздрогнул – с такой ненавистью юноша смотрел на Директора. Дамблдор же, смотрел на Гарри с непередаваемым выражением лица и, казалось, настолько шокирован, что потерял дар речи. Наконец заговорил Хмури. - Альбус, вряд ли такое возможно. Должно быть, это ловушка, - он подозрительно покосился на Гарри, точно ожидая, что тот сейчас выпрыгнет из кожи или выкинет ещё какой-нибудь фокус. - Это Гарри Поттер, я не могу ошибаться, - решительно объявил Сириус, делая шаг вперёд. - Развяжите его, - спокойно велел Дамблдор Хмури. - Что? – озадаченно переспросил Хмури. До Сириуса не сразу дошло, что Дамблдор говорит о магических путах. - Ах, да… - проворчал Хмури и, пробормотав освобождающее заклятье, взмахнул палочкой. Гарри тут же прижал повреждённую руку к груди и, не сдержавшись, застонал от боли. Кингсли вздрогнул и отпустил юношу, тот, будучи не в состоянии держаться на ногах, упал. Сириус и Дамблдор одновременно бросились к нему, чтобы помочь, но Гарри, метнув в них разъярённый взгляд, отшатнулся. Дамблдор смотрел на ребёнка, которого когда-то считал «избранным». Он до сих пор не мог поверить в случившееся. Гарри Поттер жив! Это просто чудо. Гарри быстро, прерывисто дышал. Здоровую руку он осторожно прижимал к боку, чувствуя, что сломанные рёбра буквально торчат наружу. Он ощущал страшную слабость. Голова раскалывалась от боли, к горлу подкатывала тошнота. Он боролся с грозящей поглотить его темнотой. - Гарри, всё в порядке, мы просто хотим помочь, - предпринял ещё одну попытку Дамблдор. - Мне так жаль, Гарри, я не знал… Пожалуйста… - Сириус умолк: Гарри опять резко отшатнулся и тут же, приглушённо охнув, закусил губу – движения причиняли неимоверную боль. Сириус и Дамблдор поспешно отпрянули. - Кингсли, отправляйся в аврорат, задержи Джеймса. Скажи ему что хочешь, только проследи, чтобы он не появлялся здесь! – велел Сириус. Тот, белый как полотно, поспешно повиновался, явно чувствуя облегчение оттого, что избавлен от этой неловкой сцены. - Аластор, ты отвлеки министерских. Нам надо уладить пару вопросов, до того, как они перехватят инициативу, - обратился Дамблдор к Хмури. Старик в ответ заворчал, что это будет довольно трудно. Никто не обратил внимания на побледневшую Мадам Помфри, которая подошла к Гарри, осторожно помогла ему подняться, довела до кровати и уложила на неё, не встретив ни малейшего сопротивления. Она отвела непослушную чёлку, лезущую ему в глаза, и смущённо улыбнулась. - Всё будет хорошо, Гарри, Я позабочусь о тебе, - ласково прошептала она. Гарри наконец-то позволил себе скользнуть в спасительную черноту. Медсестра выпроводила Дамблдора и Хмури из комнаты и велела Сириусу заблокировать камин, чтобы ей никто не мешал. Выполнив её просьбу, тот поспешил присоединиться к Дамблдору и Хмури, которые спорили в главной столовой – старый аврор артачился, не желая отправляться в Министерство. Наконец Директор одержал верх и Хмури отбыл. Какое-то время они сидели молча, наконец Сириус спросил в отчаянии: - Альбус, что нам теперь делать? - Что ты имеешь в виду? Огромным усилием воли Сириус удержался от того чтобы вскочить и начать трясти старого маразматика как грушу. - Что я имею в виду? Я имею в виду, что мы будем теперь делать? Мы же не можем просто сдать Гарри Министерству - его приговорят к поцелую дементора без суда! И мы не можем вечно его прятать! Не говоря уже о том, что он вряд ли захочет добровольно с нами остаться. И мы, чёрт возьми, не можем отослать его обратно к этому монстру Волдеморту! Дамблдор ошеломлённо посмотрел на Сириуса – тот впервые произнёс имя Волдеморта без запинки. Старик еле слышно вздохнул и попытался улыбнуться своему бывшему студенту. - Сириус, мальчик мой, пожалуйста, успокойся. Нам просто нужно поговорить с Гарри. Бедный мальчик одурачен Волдемортом. Как только он узнает, правду о себе, он поможет нам уладить всю эту неразбериху, я уверен. Если Директор надеялся таким образом успокоить молодого волшебника, он жестоко ошибался. Сириус вскочил, опрокинув стул. - Поможет нам! Гарри хочет нам помочь! Мерлин, Альбус! Вы что, не видели, что с ним стало, когда вы появились? Парень не одурачен, он знает, кто он есть, знает, что его настоящий отец – Джеймс, и всё равно напал на него. Он ранил Джеймса и оставил умирать! Гарри не собирается нам помогать, он ненавидит нас и постарается сбежать обратно к Волдеморту, и не важно, какую правду мы ему расскажем! Сириус тяжело дышал, руки у него тряслись от злости. Почему Дамблдор не желает понять, в какую историю они влипли? Ведь пока всё идёт к тому, что Джеймс и Лили во второй раз навсегда потеряют сына. От чувства безысходности хотелось плакать. Он рухнул на пол и закрыл лицо руками. Дамблдор приблизился и положил руку ему на плечо. - Мой дорогой мальчик, я понимаю твои чувства. Это будет трудно для Джеймса и Лили, но обещаю тебе, что не позволю им потерять Гарри снова. Мужчина поднял взгляд, в глазах его блестели слёзы. - Как? – сдавленно проговорил он. Дамблдор улыбнулся. - Ты, вероятно не заметил, но когда Поппи уложила Гарри на кровать, то отвела волосы у него со лба, и я увидел кое-что. Кое-что, могущее спасти Гарри. - Что…что вы увидели? – почти прошептал Сириус, по-прежнему сидя на полу. - Волдеморт пометил его. Сириус ахнул от ужаса. - Он… заклеймил Гарри Смертным Знаком? - Нет, он отметил его по-другому, - Дамблдор смотрел прямо Сириусу в глаза. – Тёмный Лорд отметит его как равного себе, - медленно произнёс он и умолк, видимо считая, что последняя фраза всё объясняет. Сириус непонимающе уставился на него. - Видишь ли, Сириус, избранный - это не Невилл Длиннопопп, а Гарри. Очевидно, именно поэтому его похитили пятнадцать лет назад. Волдеморт не убил его, как мы думали раньше. Вместо этого он решил использовать избранного. Он вырастил Гарри как сына и заставил полюбить себя, как отца. Гарри не понимает, что любовь его отца – а он думает, что это любовь – всего лишь хитроумная тактика. Волдеморт разрушил невинность Гарри, превратил его в безжалостного убийцу, так, чтобы у него не осталось шанса на искупление. План оказался хорош, Гарри стал очень могущественным волшебником, и Волдеморт использовал эту мощь. Руками Гарри он прикончил своих врагов, устроив всё так, чтобы Светлая Сторона сама расправилась бы со своим спасителем, случись ему попасть к нам в руки. Скажи мне, Сириус, если бы этот мальчик оказался не Гарри, а кем-то другим, разве сейчас он не страдал бы? Ты бы не задумываясь бросил его дементорам. Гарри до сих пор жив только потому, что он оказался сыном твоего лучшего друга и твоим крестником, - Дамблдор вновь замолчал, давая Сириусу время осознать только что сказанное. Слегка позеленевший Сириус всё же нашёл в себе силы кивнуть. - Я глубоко убеждён, что сама судьба привела Гарри тебе в руки. Его мог поймать любой другой аврор, и тогда сейчас его было бы уже поздно спасать. Гарри попал к нам, значит, мы можем спасти его. Я знаю, это будет непросто, и общаться с Гарри будет трудно, но я действительно верю, что у нас получится. - А что насчёт Министерства? – уныло спросил Сириус. - Фудж не верит в Пророчество, да и никогда не верил. Сириус знал, что Министерство наверняка захочет использовать факт поимки Тёмного Принца для поднятия своего авторитета – последние нападения Упивающихся его изрядно подпортили. Но не успел он открыть рот, чтобы высказать свои соображения вслух, дверь открылась, и вошла Мадам Помфри - очень бледная и измученная. Сириус и Дамблдор поспешно поднялись на ноги и усадили женщину в кресло. - Как он, Поппи? – мягко поинтересовался Дамблдор. - Ну, жить он будет. Но травмы у него прескверные. Сломаны правая рука и запястье, а также левая лодыжка. Вся спина в страшных кровоподтёках – ему повезло, что позвоночник цел. Плюс два сломанных ребра и одно треснувшее. Из-за этого он и дышал с таким трудом. Я срастила все сломанные кости и дала ему обезболивающее питьё. Кроме того, я оставила в комнате несколько зелий, которые он должен принимать – для заживления ушибов и болеутоляющее. Теперь уже у Сириуса на лице был написан самый настоящий ужас. Что если бы Гарри не пережил этого страшного падения? Он постарался унять пробравшую его дрожь, представив, как снимает серебряную маску и видит мёртвое лицо. - В самом деле, о чём вы только думали, нападая на него вот так! Он упал со второго этажа! Ваше счастье, что он жив! – разъярённая медсестра повернулась к Сириусу, который почему-то подумал о профессоре МакГанагалл. - Это произошло случайно… Погодите! Как вы об этом узнали? Поппи мрачно поглядела на него и, чуть помолчав, ответила: - Он сказал мне. Сириус потерял дар речи. - Что? ОН вам сказал? С чего бы это? Почему он стал разговаривать с вами? Поппи на мгновение замялась, но потом, очевидно, решилась. - Потому что… Потому что я его знаю. - ЧТО?! – взорвался Сириус. - Вы… Вы его знаете?! Откуда? – он инстинктивно потянулся за палочкой, но Дамблдор остановил его. - Поппи, будь добра, объяснись, - устало и в то же время настороженно попросил он. - Что ж. Вы помните, как около полугода назад напали на мой дом? Мы с моим мужем Полом сидели в саду и оказались абсолютно беспомощны – Упивающиеся Смертью наложили на нас Полный Телобинт, и мы могли только смотреть, как наши двое детей погибнут в горящем доме. И Упивающиеся кричали мне в лицо, что я это заслужила, потому что лечила магглорождённых детей в Хогвартсе. Потом они просто ушли, но нам никто не помог, даже немногочисленные соседи… Из страха перед Упивающимися… А потом откуда ни возьмись появился этот мальчик и просто вбежал в горящий дом. Он вытащил из пламени Дженни и Дэвида и снял с нас двоих заклинание. Спросил меня, что случилось. Я рассказала ему о нападении Упивающихся и до сих пор помню, каким гневом зажглись его глаза. Он сказал, что мы можем не волноваться, потому что на нас больше никогда не нападут. Он сразу же ушёл, а когда я спросила его, кто он такой, он улыбнулся и сказал, что его зовут Гарри. С тех пор я не видела его, до сегодняшнего дня, - закончила медсестра со слезами на глазах. Рассказ потряс Сириуса. Гарри спас двух малышей от смерти. Но почему? Пошёл против собственных людей. Рисковал своей недолгой жизнью ради детей своих врагов. - Поппи, вы хорошо рассмотрели его лицо? Я хочу сказать, это точно был Гарри? Он не скрывал лицо под маской? – вкрадчиво поинтересовался молодой волшебник. - Нет. Никакой маски не было и в помине. Его лицо мог увидеть любой. - Так почему ж вы никому не сказали, что видели человека, как две капли воды похожего на Джеймса?! – Сириус почти кричал. - Потому что, мистер Блэк, до сего дня я никогда прежде не видела мистера Поттера, так что никак не могла предположить, что они состоят в родстве. Сириус тупо уставился на неё, а потом до него дошло. Конечно, она никогда не встречала Джеймса. Поппи – школьная медсестра, и пока не состояла в Ордене. Джеймс частенько заезжал в Хогвартс, но главным образом для того, чтобы увидеть Лили, и в том, что он ни разу не столкнулся с Поппи не было ничего странного. Сириус забормотал извинения, чувствуя себя круглым идиотом. Медсестра замахала на него рукой, дескать, забыли. Дамблдор, впрочем, улыбался. Ann-Lee, чувствуешь, как всё запущено?

Зелёный чай: Aquarius Будем закидывать вас цветами и конфети Поклёп!!! Я чётко сказала: корками и фантиками!

Ann-Lee: Зелёный чай Бессовестное Существо, ты сэссию заломала, или она тебя? Она меня Но я все равно отредактирую новые главы! Честно-честно!

Зелёный чай: Ann-Lee

Фолко: огромнейшее тебе спасибо благодарю а вот здание 20 этажное тем более с проводами это действительно нонсенс в хогсмеде

Зелёный чай: Фолко здание 20 этажное тем более с проводами это действительно нонсенс в хогсмеде Ну, может оно поэтому и заброшенное, на снос... Чтобы не портило ландшафт, так сказать...

ZSiriusZ: Ё ууу э нет слов одни эмоции. Дальше такими же темпами прода будет выкладыватся?

ZSiriusZ: Ё ууу э нет слов одни эмоции. Дальше такими же темпами прода будет выкладыватся?

Фолко: эээ вот только я не совсем понял в какой части хогсмеда находиться это самое 20 этажное здние?

Фолко: ээээ не сочтите за флуд но можно узнать а продолжение перевода будет? я конечно могу прочесть на английском только вот удавольствия не будет от прочтения вообще никакого:(

Starkom: дайте проду!



полная версия страницы