Форум » Библиотека-4 » «Burglars’ trip». LM&SS. General. PG. Часть третья. История вторая. Продолжение от 05.07.08 » Ответить

«Burglars’ trip». LM&SS. General. PG. Часть третья. История вторая. Продолжение от 05.07.08

valley: Название: «Burglars’ trip». Часть третья. Автор: valley (ventrue@yandex.ru). Беты: Altea&Elga. Гамма: Algine. Рейтинг: PG. General. Жанр: Мемуары. Фэндом: HP. Pairing: LM&SS, а также все остальные милые чудовища, встречающиеся им в пути. Summary: Жизнь делится на три части: когда ты веришь в Санта-Клауса, когда ты не веришь в Санта-Клауса и когда ты уже сам Санта-Клаус. Disclaimer: Все, что где-то уже встречалось, – не мое. Коммерческие цели не преследуются. Первые две части: http://www.vzlomshiky.ru/east/valley/burglars_trip.php

Ответов - 160, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Natty: valley пишет: Ну, Дамблдоро по канону, прежде всего надеялся, что палочка достанется СС, если он убьет. Эта причина стояла на первом месте. Просто как всегда мимо проходил Малфой. А что Малфой? Он именно что мимо. Он вообще ни при чем! как и всегда

111: На глупой и злой дуре Точно!

valley: Оле-Лукойе Lutic 111 Irana Я так на тебя рассчитывала. Хотя на общем фоне все равно спасибо.))) Просто представь, как очаровательно можно себя ощущать посреди молчаливо снятых шляп. Все стоят, все сняли шляпы... И тишина. "Ощущения... специфические"(с) natta Как знать. Разве уважающий себя кабальеро (и женатый) расскажет об этом? Natty А то.

Sunny: По моему очень часто это лучшее из того, что можно сделать, поскольку испортить такой жест трудно. Спасибо!

valley: Sunny У меня фатальное воображение. Крогда все стоят, все молчат и все без шляп, возникают дурные ассоциации излишней... торжественности.

valley: Я так и не смог прийти к определенному выводу по поводу того, нравится мне или нет настолько всепоглощающая опека. С Крисом, конечно, было спокойнее, но… Слишком много за три месяца накопилось этих «но». Во-первых, я не любил его. Здесь он вел себя вполне прилично, но он никогда не утруждался вести себя прилично раньше. И забыть я этого не мог. Его последняя выходка, когда он пытался мне угрожать, вообще ни в какие ворота не лезла. А во-вторых, я не привык все свое время проводить в обществе постороннего человека. Если бы мне предложили выбрать, с кем бы я хотел разделить камеру, то я выбрал бы Руди. Эйв слишком беспокойный, Уолли слишком предупредительный, Нотт зануден, Тони непредсказуем, от Джагсона много шума, а Роквуда я просто не переношу. Лучше уж Крис. Когда мне надоело решать, нужен он мне тут или нет, я попробовал от него избавиться. Не насовсем, а просто чтобы проверить, возможно ли это в принципе. Но он тоже был не дурак, и четкого ответа на этот вопрос я не получил. Не знаю, как он общался с Кесом, но тот неизменно появлялся, если обстановка даже не накалялась, а хотя бы слегка натягивалась. Наблюдать за всеми этими милыми закономерностями было любопытно. Это развлекало меня немного. Потому что давно налаженный бизнес такого эффекта уже не давал, а Кес никогда не прилетал с пустыми руками. Он приносил мне биржевые сводки, банковские отчеты и сведения о моих счетах, которые неизменно меня утешали. Не знаю, как он это делал, но на свободе я столько не зарабатывал. Деньги меня не радовали, но привносили в угнетенное сознание чувство покоя и удовлетворения. - Тебе оставлять что-нибудь в сейфе Гринготтса? - Так все плохо? - Гоблины нервничают, - он слегка пожал плечами. – Но если совсем опустошить твой сейф, могут пойти толки. Я бы оставил что-нибудь. Символическое. - Ну оставь. Сам он уже несколько лет ничего в Гринготтсе не держал. Но я все-таки не он. Меня все знают. ~*~*~*~ Минерва переживала, что Дамблдор почти не бывает в Хогвартсе. Это она еще не знала, чем все закончится. На мой взгляд, он правильно делал, полностью оставив на нее школу. Пускай привыкает. Скоро она останется тут одна. И я тоже. Но ей повезло больше. Она пока об этом не знает. Почему-то именно в Большом зале мне становилось по-настоящему тоскливо. Среди детей, которые не знают. И среди учителей. Которые не знают. Не знают, что он собрался предать их. Точно так же, как уже предал меня. Он не будет их защищать. Он не хочет. Он хочет умереть. А защищать их, когда сюда придет Темный Лорд, он просил меня. Как, ради Мерлина, я смогу это сделать? Ведь я остаюсь один. Мне никто не поможет. Кес только и надеется, что я все брошу и навсегда переселюсь домой. Я гнал от себя эти мысли попытками следить за Драко, переругиваться с МакГонагалл, таскаться на Гриммаульд и слушать на глазах расцветающего любимого Повелителя. Драко боялся его до истерики. Страх мешал мальчишке почувствовать ту тонкую эстетику обворожительности, с которой Лорд с ним обращался. Когда я видел их вместе, мне было отчаянно за Шефа обидно. С какой бы стороны он ни попытался зайти, Драко только боялся. Не удивлялся, не восхищался, не утруждал себя даже попытками о чем-нибудь подумать и что-то понять. Он боялся. Тупым животным страхом пойманного в капкан щенка. Отчаявшись пробиться через этот страх, Лорд совершил беспрецедентный по своему великодушию и бессмысленности поступок. Он одарил семнадцатилетнего, по сути, совершенно не нужного ему мальчишку меткой. Не помогло. Благодарности и благоговения не прибавилось, а страх усилился. Шеф разозлился. Пригрозил поубивать и его родителей, и его самого. А потом затосковал. Все это вызывало у меня очень разнообразные ощущения. От обычного желания скрыть рвущийся наружу смех до острого сочувствия Лорду. Наблюдая, как он бьется об эту стену, я только лишний раз удивлялся, насколько умело пользовался его слабостями Фэйт. Тогда, в молодости, я ни черта не понимал. Глядя на Драко, я даже сообразил теперь, почему попал в нашу организацию Эйв. И почему Шеф берег его. Эйв художественно воплощал страх. Все мы, каждый из нас, исполнял при Лорде определенную роль. Как в уличном итальянском театре. Это маска палача, это храбреца, это скупца, а это – Карамболина. Эйв совсем неплохо, когда надо, держал маску несколько экзальтированного Пьеро, а Фэйт так просто постоянно их менял. В зависимости от того, что считал полезным в данный момент. И вот весь этот балаган строем отправился на отдых к северным рубежам, а Шеф остался. С Грейбеком, Кэрроу и спятившей Карамболиной. И еще со мной. Есть от чего прийти в отчаяние и броситься искать аналоги среди ближайшего окружения. Вот нашел Драко. И что получил? Большой кукиш. Может быть, Кес прав, и дело в том, что у Шефа действительно нет ничего, чем можно купить этого глупого ребенка. Но так или иначе, а лето закончилось, Драко отправился в школу, и общение их на время пришлось ограничить. Повелитель по привычке время от времени напоминал о своем обещании при случае всех убить, потому что из всех попыток контакта только это вызывало в мальчишке бешенную реакцию, а Драко - видимо, тоже по привычке - продолжал панически его бояться, не позволяя при этом получить от своего страха ни малейшего удовольствия. Потому что от такого типа реакции Шеф ничего получить не мог, не понимая ее в принципе. Все это было очень жестоко и очень… по-малфоевски. Раз у тебя ничего для меня нет, то ты ничего от меня не получишь. Железная логика Фэйта. И как мне со всем этим справляться, когда не станет директора? Дамблдор теперь практически поселился у меня на Тревесе. Раскидывал на столе свитки пергамента и все что-то в них искал, правил, снова искал, рвал, мял и бросал на пол. Однажды я все-таки спросил его, что он делает, хотя на самом деле хотел спросить, почему Кес ему не помогает. - Ищу выход из безвыходного положения, Северус, - грустно ответил он. - Это касается вашей руки? Он даже не понял, о чем я, и секунду смотрел на меня поверх очков, пока не рассмеялся. - Нет. Нет конечно. С этим все давно ясно. Оказалось, что я был несправедлив. Кес ему помогал. Как-то я увидел эту помощь в действии. - Нет. Нет. Нет, - Кес быстро-быстро брал пергаменты один за другим, проглядывал и отбрасывал прочь. - Это вообще не отсюда. А тут он снова сделал ошибку, - Кес чуть-чуть задержал взгляд. – Две ошибки и небрежность в записи, которая дала ему еще две ошибки. Посмотри, у него модуль отрицательный. Альба, он издевается? - Он торопится, - мрачно отозвался Дамблдор. - Все мы торопимся. Кес, давай придумаем что-нибудь. - Он девятый год не может сделать элементарных расчетов. - Ты же видишь, что у него не получается. Надо обойтись тем, что есть. - Невозможно. Ты хочешь, чтобы я его убил? Это опасно даже по четко просчитанным параметрам. Всегда есть возможность какого-нибудь случайного сбоя. А он регулярно присылает незнамо что. Какой бестолочью надо быть, чтобы так закоротить пространство! - Он не знает, как это получилось. - А я должен знать? Он сам себя там закупорил. Теперь пусть сидит. - Он сидит. Мне думать страшно, что с ним станет, когда я... - Так не думай об этом. - Ты можешь туда попасть. Не говори ничего, - быстро произнес Дамблдор, увидев на лице Кеса выражение неподдельного возмущения. – Я знаю, что ты можешь. - Хочешь, чтобы я застрял там вместе с ним? Туда я, может быть, и смогу. А обратно? - Кес, это единственное, что я должен доделать. - Мы занимаемся этим почти десять лет. - Девять. И что такое для тебя девять лет? - А для тебя? - Я привык. Кес пожал плечами, попрощался и отправился куда-то Западным камином. - Альбус, вам следует вернуться в школу. - Завтра буду, - он снова уткнулся в свои записи. Я собрался уходить, когда он вдруг окликнул меня. - Северус. - Да, - я обернулся. - У Гарри на завтрашний вечер назначена отработка. Ты не мог бы перенести ее на любой другой день? Мне необходимо встретиться с ним именно завтра. - Да делайте что хотите, - я ужасно разозлился. – Этот ваш… - Перестань, - устало оборвал он меня. - Тебе удалось выяснить, чем занимается Драко Малфой? Не удалось. И не удастся, судя по всему. - Я не хочу тратить на это время. У меня и без этого забот хватает. - Северус, это твоя прямая обязанность! Ты чего добиваешься? Чтобы он убил кого-нибудь? - Он не убьет. Я сам удивился, насколько крепко это засело у меня в голове. Я был уверен, что Драко никого не убьет. Этого просто не может случиться. Никак. Потому что он не хочет убивать. А если Малфой не хочет… - Но это может произойти случайно, - Альбус, видимо, решил, что понял суть моих сомнений. – Он напуган и плохо понимает, что делает. Тем более. И что он от меня хочет? Драко Малфой будет отвечать за свои поступки только перед самим собой. Как и я. Как и… м-да, Фэйт был бы в данном случае плохим примером. Хотя, с другой стороны, это случай нестандартный. Фэйт-то как раз и не попал в Азкабан. Это я попал. Второй раз, между прочим. А Драко… - Он не доверяет мне, Альбус. Он считает меня виноватым в аресте отца. - Каким образом? Каким - каким? Белл наверняка постаралась. - Он считает, что я занял место Люциуса при Темном Лорде. - Тем не менее, тебе следует быть в курсе его замыслов. - Я постараюсь. - Нет, Северус, так нельзя! По-моему, настало время послать их всех вместе в какое-нибудь очень далекое путешествие. Причем можно в одно место. - Хорошо, я выясню. А Поттеру вашему скажите, пускай через неделю приходит. И я очень надеюсь, что больше такое не повторится. Не знаю, что директор делал в субботу с Поттером, но ночь он опять провел в Ашфорде, судя по тому, что, явившись туда в половине пятого, я застал на Тревесе их триумвират, который c незапамятных времен хэллоуиновского потопа вызывал у меня глухое раздражение. И желание его разогнать. Я даже впервые пожалел, что мне, видимо, удалось избавиться от Гильгамеша. Не могу сказать, что я, воспользовавшись предложением Фэйта, признал за собой определенные черты характера, которых у меня никогда не было и нет, но Тень благополучно куда-то пропала примерно после того разговора. Я побаивался, что если стану искать причины ее исчезновения, то она может вернуться, и старался не вспоминать о ней вовсе. Хотя в данном случае, она бы очень мне помогла. Она тоже их терпеть не могла. Всех троих. Дамблдор, присев на край стола, как обычно, углубился в изучение очередного свитка, Фламель развалился на стуле лениво покручивая в пальцах бокал с красным вином, а Кес, нагнувшись, сосредоточенно ковырял ножом в решетке Западного камина и ругался. Я поздоровался. Кес с силой воткнул нож в стену между камнями с правой стороны камина и с самым радушным видом направился ко мне. - Доброе утро, Севочка, - сказал он, устраиваясь в торце стола, недалеко от Фламеля. Дамблдор оторвался от своего занятия, перевел взгляд с одного своего приятеля на другого, чуть заметно улыбнулся и, легко соскользнув на пол, приблизился ко мне. - Никогда не упускай возможности сесть между двумя Старыми Никами, Северус, - лукаво шепнул он. - Зачем? – не понял я. - Можно загадать желание. Мерлин, неужели он верит в это?.. - Последние семьдесят лет я частенько пользовался этим нехитрым средством, - все так же шепотом продолжал Дамблдор. – И должен признать, что конкретно эти два Старых Ника еще ни разу меня не подвели. Он сам отодвинул мне стул, и я растерянно уселся на него. Что он хочет? Что я должен загадать? Мне плевать на то, что надо Дамблдору. И намеки его ехидные я понял сразу. Два Старых Ника. Смешно. Ну и пусть. Я хочу Фэйта. И загадаю я его. А там посмотрим. Я хочу, чтобы с ним все было хорошо. Пусть тут все горит ясным пламенем. Мне все равно, что будет с ними со всеми. Они не смели отнимать его у меня. Я хочу, чтобы у Люциуса Малфоя все было хорошо. Всегда. И я хочу, чтобы он был со мной. Мне больше ничего не нужно. Только это. Я загадал. Пока я занимался медитацией, они завели неспешную беседу и, на первый взгляд обо мне забыли. Но это только на первый взгляд. Вернувшись из короткого экскурса в убогий мир собственных желаний, я с досадой обнаружил, что мне придется ужинать. Или завтракать. Оставалось надеяться, что на этот раз Кес, увлекшись беседой, не заметит, занимаюсь я процессом или его изображаю. Во всяком случае, обычно он не замечал. - Альба, а что, по-твоему, станет делать Томми, получив власть над вашим магическим сообществом? - Никогда этого не будет, пока я жив. - А когда умрешь? Я бы с удовольствием посмотрел, - мечтательно произнес Кес. - Ты знаешь… ты иногда… говоришь настолько странные вещи, что я теряюсь. - Да ладно тебе. Интересно же. - Как будто ты чего-то из этого не видел, - флегматично усмехнулся Фламель. - Я, конечно, видел уже все. Но у Томми есть некоторые особенности, в связи с чем у меня возникают серьезные подозрения, что я могу увидеть нечто, чего еще не видел. И любопытство мое таково, что я, пожалуй, склонен его удовлетворить. Он тоже считает, что Темный Лорд захватит школу? Или он так дразнит Дамблдора? А как же «я, конечно, последую своим сердечным склонностям»? Он что, вот так просто поменял свои сердечные склонности на… любопытство? Это как же понимать? У него такое любопытство? Или такие склонности? И почему директор молчит? - И как ты собираешься «удовлетворять свое любопытство»? – поинтересовался Фламель. - Думаю, что после твоей смерти, Альба, шансы Томми на мировое господство основательно увеличатся. Как ты считаешь? - Да, пожалуй. Мерлин! Они так спокойно это обсуждают… - Удержать власть гораздо сложнее, чем получить ее. Пусть попробует. - Немыслимо, - ответил директор. – Столько людей погибнет… - Они и так погибнут. Это не взаимосвязано. - Кес, что ты говоришь?! - не выдержал я. – Ты только послушай, что ты говоришь! - А что тут такого? Вы все можете в итоге оказаться миром его воображения, который он создал, чтобы скрыться от страшной реальности. - Как создал?.. - Шучу, Севочка, не бери в голову. И зачем только я опять с ним связался?! ~*~*~*~ Продолжение следует.

Элена: valley valley пишет: У меня фатальное воображение. Крогда все стоят, все молчат и все без шляп, возникают дурные ассоциации излишней... торжественности. Заслужили!

precissely: Бедный Сева, один на весь этот балаган Но тоскующий и растерянный Лорд - это же прелесть что такое! Все мы, каждый из нас, исполнял при Лорде определенную роль. Как в уличном итальянском театре... И вот весь этот балаган строем отправился на отдых к северным рубежам, а Шеф остался. С Грейбеком, Кэрроу и спятившей Карамболиной. Отлично!

Irana: valley Я так на тебя рассчитывала Я постараюсь исправиться На самом деле, мне надо как-нибудь сесть и написать в вольной форме, за что же я так люблю Взломщиков, что почти выучила наизусть))

Shendary San: valley, спасибо-спасиб-спасибо

Анна (Ежиха): От количества восхищенных коментов процесс выкладывания зависит? Могу обеспечивать вопреки онемению от восторга.

tanitabt: Альбус все-таки молодец, как хорошо воспитал Северуса: valley пишет: - Кес, что ты говоришь?! - не выдержал я. – Ты только послушай, что ты говоришь! Спасибо

Zmeeust: У меня складывается чёткое но бессознательлное ощущение, что эти самые "вектора" расчитывает Геллерт... Кто со мной согласен, просьба поднять руки)

Fly: Ы.

principy_snov: У меня складывается чёткое но бессознательлное ощущение, что эти самые "вектора" расчитывает Геллерт... Кто со мной согласен, просьба поднять руки) Я согласна. valley, спасибо огромное за "Взломщиков". Прочла на одном дыхании вот-буквально-совсем-недавно, и счастлива, что продолжению быть.)

danita: valley пишет: Пусть тут все горит ясным пламенем. А вдруг именно это желание Айса и сбудется?

valley: danita danita пишет: А вдруг именно это желание Айса и сбудется? Возможно. principy_snov Fly Zmeeust tanitabt Анна (Ежиха) Shendary San Irana precissely Элена Спасибо за отзывы, я рада, что вам нравится.

Algine: valley пишет: danita пишет: цитата: А вдруг именно это желание Айса и сбудется? Возможно.

Akulina:

Бран: valley пишет: Вы все можете в итоге оказаться миром его воображения, который он создал, чтобы скрыться от страшной реальности. - Как создал?.. - Шучу, Севочка, не бери в голову. И зачем только я опять с ним связался?!

Alix: valley а комплекс вины перед Фейтом избавил, я полагаю, Айса от чувства превозношения над Люцом? Или это временное ощущение?

wind_arkh: valley пишет: Я хочу, чтобы у Люциуса Малфоя все было хорошо. Всегда. И я хочу, чтобы он был со мной. Мне больше ничего не нужно. Только это. Я загадал. Я так полагаю, грядет катаклизм. Причем глобальненький. Такой, что никому мало не покажется. Я, конечно, рада, что теперь ВООБЩЕ ВСЕМ не будет скучно, только... Думаю, что "угнетенное сознание" Люца скоро перестанет находить покой в финансовом благополучии. И тогда он тоже чего-нить "захочет". Эдакого. С присущей только Малфоям фантазией. Кес бесподобен. А его беседы с Севочкой занимательны и интересны, в том плане, что есть над чем подумать не только в рамках фандома. Мне очень нравятся ваши рассказы. Особенно за их «атмосфетность» - не нужно прилагать усилий для «достройки» окружающего героев мира – в каждом диалоге чувствуется и настроение и атмосфера… даже мизансцена представляется. valley, благодарю за доставленное удовольствие, а также, за приятную периодичность обновления.

JeSy: valley спасибо за такие частые обновления))

valley: Algine Akulina Бран JeSy Alix Да вряд ли. Вряд ли было такое чувство. wind_arkh wind_arkh пишет: Я так полагаю, грядет катаклизм. Ну... катаклизм всегда грядет. Это его постоянное состояние.

valley: После неудачной попытки избавиться от Криса просто так я попытался избавиться от него… не просто так. А именно - заставить его отнести Айсу письмо. Но и это оказалось нереально. - Князь прилетит, ему и отдашь, - проворчал этот мерзавец. - Мне нужно сейчас. - Люци, я не могу оставлять тебя одного. Так я, в общем-то, и думал. - И чья это была идея подселить ко мне соглядатая? Он обиделся. Впрочем, этого я и добивался. - Твое общество, конечно, бесподобно, - усмехнулся он, окинув меня наглым взглядом, - но я бы с удовольствием от него избавился. К сожалению, я не имею такой возможности. Он обернулся летучей мышью и, как обычно, устроился на подоконнике. Это стало последней каплей. - Я с тобой разговариваю! Тварь! – заорал я, кидаясь к подоконнику и с размаху опуская кулак Крису на голову. Он успел увернуться, и я в бешенстве принялся долбить по подоконнику, стараясь настигнуть маленького поганца и размозжить ему башку. Он сразу превратился обратно и подставил под мой уже в кровь разбитый кулак обе ладони. Ударив по ним еще пару раз, я пришел в себя. - Убирайся, - процедил я сквозь стиснутые зубы. – Убирайся отсюда. Немедленно. - Я не могу. - Пошел вон! Он вздохнул и, снова обернувшись, вылетел за окно, а я, прижав к себе разбитую руку, устало упал на кровать. ~*~*~*~ В середине октября Драко сделал первую попытку убить директора. В ней все было прекрасно. И смелый замысел, и дьявольская находчивость, и так любимый Фэйтом Imperius. Не хватало только одного. Результата. - Он выбрал очень оригинальный способ, - расстроенно сказал Дамблдор после того, как я показал ему переданное мне Минервой ожерелье. – Весьма нетрадиционный подход, ты не находишь? Малфоевский. - Я не понимаю, о ком вы говорите, господин директор. Он явно не ожидал, что я стану отпираться. - Северус, это Драко Малфой дал мисс Бэлл ожерелье, - жестко сказал он, глядя на меня в упор поверх очков. - В женском туалете? - Думаю, он нашел способ сделать это. - Я не вижу в этой истории ни единого момента, который позволил бы подозревать Драко. Его даже не было в Хогсмиде. Он остался в школе. - Хорошо, не будем спорить, - вдруг согласился он. – Но умоляю тебя, следи за мальчиком. Ведь девушка чудом не погибла. В первый раз, что ли? Как будто я не видел других девиц, которые чудом не погибли после столь же удачных неудач представителей малфоевского семейства. Одну такую до сих пор имею удовольствие лицезреть на своих уроках. И, кстати, с защитой от Темных Искусств у нее все впорядке. Никак на пользу пошло. - Ваши подозрения лишены оснований, Альбус, - отрезал я. – Не вы ли в свое время предостерегали меня от таких же безосновательных обвинений Поттера? Кажется, я перегнул палку. Ну и к черту. Я спускался к себе и зло думал о том, что ему никто не позволит лезть к Драко. Даже если наш мальчик не просто кого-нибудь убьет, а передушит во сне полшколы. Может быть, попросить Кеса популярно объяснить это Дамблдору? «А сам-то что?» - ехидно спросил внутри меня кто-то, живущий там постоянно, но обычно не вмешивающийся в мои дела. А сам я… Нет, сам я, пожалуй, не решусь. «Почему?» - не желал заткнуться он. Действительно, почему? Почему?! Я развернулся и, убедившись, что в коридоре никого нет, помчался обратно. Не знаю, какой у меня был вид, когда я ворвался в его кабинет, но, увидев меня, директор встал. - Что случилось, Северус?.. - Ничего, - я понял, что напугал его, и пожалел о своей стремительности. – Ничего. Я просто хотел вам сказать, чтобы вы оставили Драко Малфоя в покое. Он опустился в свое кресло. - Я понимаю, что ты чувствуешь себя виноватым перед Люциусом… - Вы ни черта не понимаете, Дамблдор! Я подошел, оперся руками на его стол и, почти вплотную нагнувшись к его лицу, четко произнес: - Мальчишка принадлежит мне. Вам ясно? Сзади что-то звякнуло. Я быстро обернулся, но там никого не было. Только Фоукс снялся со своей жердочки и, плавно перелетев кабинет, опустился Дамблдору на плечо. Глупая птица! Директор рассеянно погладил его левой рукой и спокойно сказал: - Я знаю, Северус. Знает? Тогда что ему надо?! - А раз знаете, Альбус, то вам не стоит больше требовать от меня следить за ним. И подозревать его не следует. Отвечать за то, что он, возможно, сделает, будет кто угодно, только не он сам. - Душа мальчика не повреждена убийством, Северус. И наш с тобой долг - как можно дольше беречь его от этого зла. Я опешил. При чем тут душа? При чем тут… Я был уверен, что директору тоже неловко перед Фэйтом. Раскрыв наш секрет, Альбус стал соучастником. Соучастником, в лучшем случае, обмана. И мне казалось, что он требует от меня контролировать Драко… Ну, потому что Фэйт не может этого делать. Да и Лорд прибрал мальчишку к рукам из-за моих подвигов в Министерстве. В общем, меньше всего я связывал беспокойство Дамблдора с такой мутной субстанцией, как душа. Чушь какая-то. Мало ли кого я когда убил. Ну и что? Хотя, я, конечно, не Драко. - Хорошо, - ровно ответил я. Он опять выиграл. У меня совершенно не было времени, но не заскочить после такого разговора домой хоть на полчаса, я не мог. - Кес, Дамблдор знает, что Люциус член Семьи? - Да. - Давно? - С самого начала. С самого начала? Столько лет? Он поэтому никогда его не трогал… И историю с дневником замял по-тихому, хотя вся школа полгода на ушах стояла. Вот почему! А я-то удивлялся… - Знает, значит. - Севочка, присядь. - Мне некогда, я должен вернуться. - Тебе лучше сесть, - загадочно улыбнулся он, и меня вдруг осенила догадка, сперва показавшаяся невероятной, но… «бывает занудлив», «никогда не мог отказать»… - Кес, это он заставил тебя принять Люциуса в Семью? Он? - Я бы сказал, Альба был очень настойчив. Я сел. И попытался определить, хорошо это или нет. - Почему? Зачем директор сделал это? - Его попросил отец Люциуса. Я смутно помнил этого смешного человека, который боялся нас с Крисом. Может быть, он просто испугался за Фэйта? Испугался, что Фэйт дружит со мной. Тогда все ясно. Такое напугало бы любого нормального человека. - Его беспокоило, что Люци общается со мной? - Нет, Севочка, он хотел защитить своего единственного сына. - От меня? - Никогда не замечал в тебе такого эгоцентризма. Нет, не от тебя. Старый проныра счел возможным использовать ваши отношения, чтобы навязать мне еще одного глупого мальчишку. - От кого он хотел защитить Люци? От тех, кто в итоге убил его самого? - Его смерть была вопросом времени. Причем очень короткого. - Почему его убили? - Потому что он Малфой. - Ну тебя. – Я ненавидел, когда он начинал хохотать непонятно над чем. - Я не интересовался настолько плотно его делами, Севочка. Но уверяю тебя, что убили его за дело. Он слишком много совал свой длинный нос, куда не надо. Ладно, я все понял. Кроме одного. - Почему Дамблдор вмешался в это дело? Насколько я понимаю, ты отца Люца не жаловал. - Да не то слово, - скривил губы Кес. – Но они с Альбой были вроде как приятелями. Что?! Нет, сегодня решительно день чудес. Приятелями были. А я, дурак, удивлялся, почему Альбус так относится к Фэйту. К Фэйту, который его ненавидит. Все-таки Дамблдор есть Дамблдор. И я помогу ему, раз это так важно. За то, что он всегда был выше всех наших мелких злобных выходок. И за то, что все прощал этому моему самовлюбленному павлину. И настойчивое беспокойство директора по поводу Драко как-то сразу перестало казаться мне глупым и навязчивым. - Альбус очень переживает за Драко. - У него есть повод. - Причина у него есть, а не повод. - И причина тоже, - согласился Кес. – Надежда только на то, что мальчик - Малфой. Он не решится на убийство. Хотя деятельность, скорее всего, развернет сногсшибательную. - Какая разница, решится он или нет? Главное, чтобы не убил. Я поднялся, собираясь возвращаться в школу. - Не скажи, Севочка. Если человек решился на убийство, то дело уже почти сделано. Если Драко убьет по неосторожности кого-нибудь другого – это еще полбеды, а вот если у него хватит сил и решимости убить Альбу, то мальчик будет потерян насовсем. - Почему?.. Мы… Мы ведь все убийцы, Кес. И Дамблдор тоже. - Первое убийство, Севочка, – вещь невероятно серьезная. Накладывает отпечаток на всю жизнь. Я попытался вспомнить, когда я убил в первый раз. И не смог. - А я не помню. - Почему? - вкрадчиво спросил он. - Темно было. И вообще путаница страшная. - Разницы не видишь? - Кес, я не понимаю. - Ты не видишь разницы между убийством в бою, когда ты защищаешь собственную жизнь или жизнь того, кто рядом, и убийством директора школы учеником, которое планируется почти год? Ты понимаешь, что по воздействию на сознание человека это несравнимо? Ты потому и не помнишь. Ты и второго не вспомнишь, и третьего. Ты не только не уверен, попали ли твои смертельные проклятия в цель, ты ведь наверняка точно уже и не скажешь, как ты убил в первый раз. Может быть, все-таки отравил? - Я… не помню… Но мне действительно все равно. Я ненавижу авроров. Они сами все убийцы. - Возможно. Грош цена будет Альбе, если он не сумеет уберечь своего Гончара от убийства. Потому что запланированное убийство конкретного человека не идет ни в какое сравнение с войной. Ты вообще можешь себе представить, что в шестнадцать лет стоишь перед безоружным человеком в окружении собственных клевретов и вот так просто… убиваешь? Это стоило обдумать. Я медленно пошел к Восточному камину, потому что опоздал уже везде, где только мог. Шестнадцать лет… Хотел ли я кого-то убить в шестнадцать лет? О, да. Хотел. Очень хотел. Теоретически. Но я не забыл, оказывается, сколько отвращения вызывала у меня мысль о том, что Кес позволил мне вернуться в школу именно потому, что надеялся на мою мстительность. Нет уж. Я остановился, обернулся почти от самого Восточного камина и громко спросил его через весь Тревес: - Кес, а ты помнишь? «Помнишь… помнишь… помнишь…» Звуки моего голоса глухо раздались под сводами, и у меня по спине поползли мурашки от предвкушения его ответа, который вот так же отзовется на весь Тревес. - Что? «Что… что… что…» - Первое убийство. «Убийство… убийство… убийство…» - Да, - он усмехнулся. – Очень хорошо помню. «Помню… помню… помню…» - Это подействовало… так, как может подействовать на Драко или Поттера? «Поттера… Поттера… Поттера…» Мне стало противно, что это имя повторяют своды моего замка, и я бросился обратно к Кесу. Я не хочу так разговаривать. Точно не хочу. - Полагаю, что нет, - прозвучал спокойный ответ. – Впрочем, это было так давно… Ты бы, Севочка, спросил что-нибудь попроще. - Ты сожалеешь? - О чем? - О том, о первом? - Нет, - засмеялся он. - Могу тебе совершенно определенно сказать, что я бы сожалел до сих пор, если бы этого не сделал. Он встал. - А сколько тебе было лет, Кес? Мне отчаянно хотелось, чтобы он был еще молод. Не просто человеком, а именно молодым. Желательно моложе, чем был в свое время я. - Двенадцать. - Сколько?! Он опять засмеялся. - Севочка, не бери в голову. Тогда люди жили совсем по-другому. Самозащита или, например, месть не оставляют таких последствий, как спланированное заранее убийство беззащитного человека. - Альбус не беззащитный человек. - Уверяю тебя, он не станет защищаться, если Драко придет его убить. Он сейчас ни от кого защищаться не станет. - А ты… Ты убил проклятьем?.. - Нет, я убил ножом. Очень похожим на тот, с которым ты за Касси по крыше бегал примерно в том же возрасте. Еще вопросы есть? Нет у меня вопросов. Если бы я тогда снес ей башку, то тоже не сожалел бы ни секунды. Она Фэйта чуть не угробила. Дура. ~*~*~*~ Продолжение следует.

wind_arkh: Страшно. Грустно. Горько.

tanitabt: Это капля дегтя? А потом будет большая бочка меда?

JeSy: valley Глупая птица! Не разделяю его мнения) Тогда люди жили совсем по-другому У меня такое впечатление, что это был каменный век

danita: valley пишет: Старый проныра счел возможным использовать ваши отношения, чтобы навязать мне еще одного глупого мальчишку. А первый мальчишка, стало быть, Севочка? Вот гад старый. Он же сам Севочке навязался. Приехал добрый дядя Клаус к осиротевшему пацанёнку.

valley: danita danita пишет: А первый мальчишка, стало быть, Севочка? Главное, что сам Снейп вовсе так не подумал. JeSy JeSy пишет: Не разделяю его мнения) "Птичку жалко"(с) tanitabt Не, потом будет бочка дегтя, а потом в нее можно будет бросить спичку. wind_arkh Что же так мрачно-то?



полная версия страницы