Форум » Библиотека-4 » «Burglars’ trip». LM&SS. General. PG. Часть третья. История вторая. Продолжение от 05.07.08 » Ответить

«Burglars’ trip». LM&SS. General. PG. Часть третья. История вторая. Продолжение от 05.07.08

valley: Название: «Burglars’ trip». Часть третья. Автор: valley (ventrue@yandex.ru). Беты: Altea&Elga. Гамма: Algine. Рейтинг: PG. General. Жанр: Мемуары. Фэндом: HP. Pairing: LM&SS, а также все остальные милые чудовища, встречающиеся им в пути. Summary: Жизнь делится на три части: когда ты веришь в Санта-Клауса, когда ты не веришь в Санта-Клауса и когда ты уже сам Санта-Клаус. Disclaimer: Все, что где-то уже встречалось, – не мое. Коммерческие цели не преследуются. Первые две части: http://www.vzlomshiky.ru/east/valley/burglars_trip.php

Ответов - 160, стр: 1 2 3 4 5 6 All

valley: II. Тостуемый пьет до дна История, безусловно, самая грустная, о том, как профессор Снейп отправил Альбуса Дамблдора в «очередное приключение», а сам от такого счастья воздержался, чем и вызвал стойкое неудовольствие всех, кто так неосмотрительно легендарному шпиону доверял. [align:right]Англия - демократическая страна и если в ней нельзя свободно жить, то уж умирать каждый волен, когда ему заблагорассудится. Григорий Горин, «Дом, который построил Свифт»[/align] Из моей жизни ушли яркие краски. И беспечность. Пусть не моя, чужая. Но хоть какая-то. Так раздражавшие и одновременно восхищавшие меня легкомыслие, непоследовательность, а иногда и глупость, которую я временами принимал за гениальность. Или наоборот, это была гениальность, которую я принимал за глупость. Теперь уже и не разобрать. Напрасно я старался убедить себя, что ни в чем не виноват. Напрасно до бесконечности доказывал воображаемому собеседнику, что если бы я не пошел в Министерство, то все могло сложиться намного хуже. Куда хуже-то? Мог бы погибнуть кто-то из детей? Да мне плевать на их детей. Лорд мог бы получить пророчество, и тогда вообще неясно, что было бы со всеми нами? Но и это меня не оправдывало. Мне не нужен был в этом мире никто, кроме Фэйта, а Кес сказал, что с нами, то есть с Семьей, ничего бы не случилось ни в каком случае. Значит, и с Фэйтом тоже. Мне не было оправданий. Я посадил его в тюрьму. Там холодно. Ему там плохо. И он ничего мне не сказал. Ни единого слова. Как будто так и надо. Ничего хуже я не сделаю уже никогда. Даже если приму Наследство Кеса и мое «никогда» приблизится к бесконечности. Я был совсем дурак, воображая, что Фэйт никуда не денется. Это я-то, человек, осознавший понятие вечности, наверное, раньше, чем научился говорить. Его нет. А я остался. А его нет. Как же я всех ненавижу… ~*~*~*~ О боже… - Кес, я не буду играть в шахматы. Я не могу запомнить, как ходят фигуры. - Этого не потребуется. - И как они называются - тоже. - Да ради бога. - Я не хочу! - Одну фигуру, я думаю, ты запомнишь? - В этой игре всего одна фигура? На двоих? - Фигур здесь много. Но запомнить надо одну. Он меня заинтриговал. Как это - одну?.. Всего одну? И уже можно выигрывать? ~*~*~*~ - Дамблдор должен умереть, Север. Мало ты все-таки общался с Кесом. Все должны умереть. Иначе быть не может. - Да, мой Лорд. - И я знаю, кто нам поможет в этом. Неужели я? - Малфой. Давно меня так не удивляли. - Кто?.. - Малфой, Север. Малфой. - Каким образом? - Драко Малфой. Ах, Драко. - Я думаю, что именно ему мы поручим это деликатное дело. Я вспомнил, сколько труда мне стоило не смеяться, когда Фэйт разговаривал с Шефом. Судя по всему, с Драко будет та же проблема. Поручи. Вот именно ему и поручи. А то мало ли. Известие о том, что Лорд, не справившись в Министерстве сам, решил поручить убийство Дамблдора мало того, что шестикурснику, так еще и Малфою, стоило того, чтобы рассказать его всем, кому вообще это можно было рассказать. - Замечательно! – неизвестно чему обрадовался директор. – Северус, это же замечательно! - Что именно? – мрачно спросил я. Но внятного ответа не получил. Да я и не рассчитывал. - Бедный Томми, - грустно вздохнул Кес. – Неистребимое желание общаться с представителями нашего семейства рано или поздно закончится для него печально. У этого и спрашивать ничего не стоило. Хоть бы раз в жизни, хоть на что-нибудь он отреагировал бы так, как я от него ожидаю. Так ведь ни разу! - Кес, зачем ему мальчишка? - Он скучает. - По кому скучает?.. - По нашему родственнику, Севочка. И пытается найти ему замену. Впрочем, тебе не понять. Мне не понять?! Мне?! - Кроме того, он надеется, что Люци узнает о том, как нелегко приходится бедному ребенку, и найдет способ выбраться из Азкабана. - От кого узнает? – очень зло спросил я. – Ты ему скажешь? Или я? Да я самолично придушу любого, кто попытается сейчас смутить покой Фэйта. Это единственное, что я могу для него сделать. Я категорически запретил Крису передавать любые известия. От кого бы то ни было. И Кес запретил. Я знаю. - Боюсь, что Томми даже близко не подозревает о том, как бессмысленны его надежды, Севочка. Кес откровенно смеялся. А мне было плохо. А еще я подумал, что не одному мне, оказывается, плохо от отсутствия Фэйта. Открытие выглядело… диковато. ~*~*~*~ Когда Кес прилетел с шахматной доской, я очень расстроился. Честно говоря, я рассчитывал, что они будут меня развлекать каким-нибудь более человеческим способом. Лучше бы виски принес. Это было первое, о чем я спросил Криса еще два дня назад. - Даже не надейся, - усмехнулся он на мой вопрос. – Охрана придет, а у тебя тут амбре. - А палочка мне на что? - Давай еще здесь колдовать начни. Палочка на всякий случай. - На какой такой случай? - На непредвиденный. Этот поганец обернулся летучей мышью и пристроился в нише на подоконнике, таким хамским способом, видимо, давая понять, что разговор окончен. ~*~*~*~ - Нет, Севочка. Метка Драко совсем не то, что ваши, она не была принята добровольно. - Почему? Он согласился. - Это неважно. У него не было выбора. И она ему не нужна. Вот у него она действительно просто средство связи. У Томми нет ничего, что по-настоящему нужно этому мальчику. Разве страх, который побудил его принять метку, можно считать основой его натуры? - Ему понравилась идея проявить себя и стать ближайшим… - Тебе не кажется, что «понравилась идея» и «основа личности» - вещи немного разные? Я тебе повторяю: у него не было выхода. Но так как он не просто какой-то напуганный мальчик, а сын нашего родственника, то он, за неимением лучшего, пытается получить максимум выгоды и удовольствия из того, что предложили ему обстоятельства, на которые он повлиять не может. У него не возникло связи с Томми, как у вас. Эти метки были гениальнейшим изобретением. Я даже немного разочарован. Томми перестал вкладывать в клеймение людей душу. - Так нечего уже вкладывать. - Прекрати повторять за Альбой всякую чепуху. Думай, пожалуйста, собственной головой. - Я думаю. Но ты ведь и сам не уверен, что прав. - Нужна страсть. Страх может быть чем угодно, но не страстью. Если бы Томми был писателем, то, увидев метку Драко, я бы сказал, что он исписался. - Он поторопился. - Раньше он таких ошибок не делал. - Пожалуй. - Он больше не способен на творческий подход к делу, что не может не огорчать. Ремесленники меня не интересуют. Уж не в мой ли огород камешек?.. - Все это замечательно, но вдруг у Драко получится? Случайно. - Не получится. Мальчик не хочет убивать, Севочка. Значит, не убьет. Заставить Малфоя сделать то, чего он не хочет, невозможно. Он не сделает. Даже если будет очень стараться. По-моему, он что-то путал. Не хуже нашего Лорда. - Драко - не Люциус, Кес. - Такие таланты обычно наследственны. - Да? А почему мне не передалось никаких твоих талантов? - Так ты не берешь Наследство. Всегда одно и то же. - И не возьму. - Это как тебе будет угодно, Севочка. Но если бы ты согласился как следует подумать об этом… «Как следует» - это как? Можно было вставать и уходить. Эту песню я знал наизусть, слушая почти беспрерывно уже больше двадцати лет. Она никогда не менялась и была неизбежна, как смена дня и ночи. ~*~*~*~ Одну фигуру я, конечно, запомнил. Но клетчатая доска всегда наводила на меня тоску, заставляя вспоминать Шефа, Розье и вообще всякую дрянь. - Кес, зачем это? Я не люблю шахматы. - Не называй шашки шахматами. Будешь играть с охраной. - Станут они со мной играть. Они с утра до ночи друг с другом в карты режутся. - А ты предложи. - Да не станут они. - А ты предложи на деньги. - Слушай, ну какие у них деньги? - Вот именно. - Что «вот именно»? Я выиграю - они меня вообще прибьют. - Так не выигрывай. Проигрывай, Люци. Проигрывай. И побольше. ~*~*~*~ Продолжение следует.

danita: valley пишет: - Кес, зачем это? Я не люблю шахматы. - Не называй шашки шахматами. Действительно, надо запомнить только одну фигуру Фэйт гениален! Кес гениален! И Вы гениальны! Один Айс - всего лишь скромный талант

Natty: Малфой - и шахматы? Хотя да... у Лорда-то он выиграл.

Кьянти: valley ... и один из лучших воскресных вечеров. :)))) Снимаю шляпу. Низкий поклон и сердечная благодарность. :)

Милена: valley пишет: кто остановил это кошмар

Алисия: Ура, наконец-то 6-й курс! valley, спасибо!!!

Terry: Я в восторге))) И смешно, и грустно... Стоило ждать. Еще раз -

wind_arkh: - Дамблдор должен умереть, Север. Мало ты все-таки общался с Кесом. Все должны умереть. Иначе быть не может. Ну зачем так растраивать Томми.. Все таки старался человек, Душу делил... Я вспомнил, сколько труда мне стоило не смеяться, когда Фэйт разговаривал с Шефом. Судя по всему, с Драко будет та же проблема. Бедный Сев... Ему никогда не будет скучно. Кес и Малфои об этом позаботятся. И даже Поттер будет не при чем. - Бедный Томми, - грустно вздохнул Кес. – Неистребимое желание общаться с предствителями нашего семейства рано или поздно закончится для него печально. Кто же знал, что Кесово "семейство" столь плодовито. Ладно хоть, никто не просил принимать в "семью" Уизли... - Он скучает. - По кому скучает?.. - По нашему родственнику, Севочка. И пытается найти ему замену. Впрочем, тебе не понять. Мне не понять?! Мне?! Ранее: - К сожалению. Боюсь, что это серьезно, мой Лорд. - Да что с ним? - Он... на вас... обиделся. - ЧТО? - Он ревнует. Это взаимно, наверное... Удручают только формы проявления столь "высоких" чувств... Томми перестал вкладывать в клеймение людей душу. - Так нечего уже вкладывать. - Не получится. Мальчик не хочет убивать, Севочка. Значит, не убьет. Заставить Малфоя сделать то, чего он не хочет, невозможно. Он не сделает. Даже если будет очень стараться. По-моему, он что-то путал. Не хуже нашего Лорда. А по-моему, у Севочки с памятью что-то стало... Ранее: Хотя Кес говорил, что Фэйта в принципе нереально заставить делать то, чего он не хочет. То есть «заставить-то его можно, но результат затмит все ожидания». Довели "старые приятели"... - Драко - не Люциус, Кес. - Такие таланты обычно наследственны. - Да? А почему мне не передалось никаких твоих талантов? - Так ты не берешь Наследство. Действительно... Valley, огромнейшее спасибо за потрясающее продолжение.

Alix: valley пишет: История, безусловно, самая грустная, о том, как профессор Снейп отправил Альбуса Дамблдора в «очередное приключение», а сам от такого счастья воздержался, чем и вызвал стойкое неудовольствие всех, кто так неосмотрительно легендарному шпиону доверял. Север мне здесь напоминает Гамлета. Совсем разочарованный и грустный. Очень нравится.

valley: Alix Alix пишет: Север мне здесь напоминает Гамлета. Да вы романтик. Лично мне он везде напоминает Клавдия. Только у того размах не тот. danita У Айса зато есть призвание. А все остальные мимо проходят.) Natty Да он, бедняжка в принципе с правильными фигурами не монтируется. Кьянти Алисия Terry Рада что вам нравится. Милена Спасибо. wind_arkh Так он и не расстраивает. Он про себя переживает.

Akulina: valley пишет: Проигрывай, Люци. Проигрывай. И побольше. Что-то Кес задумал. Это они так будут налаживать отношения с охраной, чтобы Люца перестали травить?

Lorane: valley пишет: Лично мне он везде напоминает Клавдия. Только у того размах не тот

valley: Akulina Бегите стандартов, мозг выедающих. Lorane

valley: Но серьезнее всех меня озадачила Нарцисса. - Северус, я хочу, чтобы ты помирился с Белл. Это необходимо, понимаешь, необходимо! Я с ней не ссорился. Это она говорит про меня Шефу всякие гадости. А я не ссорился. - Я не ссорился. - У нее к тебе множество вопросов. Что тебе стоит отнестись к этому с уважением, ведь вы были друзьями. Особенно теперь, когда… Сев, ведь вы - ты и она – единственные люди, которые помогут мне защитить Драко. У нас больше никого нет. Он слушает тебя, он слушает ее… - Очень зря он ее слушает, Нарси. Ничему путному она твоего сына не научит. - Сев, я говорила о Темном Лорде. Он слушает и ее, и тебя, понимаешь? Только вас. Вы можете защитить моего сына. Ты и Белл. И это ужасно, что вы… что она тебя ненавидит. Ведь она тебя ненавидит. Она считает тебя предателем, понимаешь? Это ты ничего не понимаешь, дорогая. И слава богу. - Ради всего святого, объяснись с ней. Вы отлично ладили до того ужасного случая с Лонгботтомами. Она, конечно, не такая, как прежде, но я тебя прошу: будь хоть чуть-чуть снисходителен, ведь не ты провел в Азкабане столько лет. - Ты напрасно думаешь, что он нас послушает. Он никого не слушает. И если он захочет отнять у тебя сына, он это сделает. - Он не убьет ее племянника. Я так не думал, но разубеждать ее не стал. Нарси думает это так просто. Помириться с Белл. Она никогда не была дурой и прекрасно понимает, что если Шеф моей деятельностью удовлетворен, то и ей обижаться не на что. Так почему она меня ненавидит? За что? За то, что я не сел вместе с ней в тюрьму, полагаю. И что я теперь могу сделать? Я уже не сел. Что можно сделать сейчас, сегодня? Я должен сказать ей, что сожалею и хотел бы провести с ней все эти годы в Азкабане? Ерунда какая-то. Так что ей надо? - Я чуть с ума не сошел, когда понял, что больше тебя не увижу, - сказал я, глядя в пол. - Как романтично, - презрительно процедила она. Лучше бы плюнула. До чего же комично я, наверное, смотрюсь. Она ведь по глазам поймет, что мне плевать на нее. Зачем я затеял все это?.. И ради чего? Ради Драко? Да. Мало того, что Фэйт сидит из-за меня в тюрьме, так дело даже не в этом. А в том, что Драко - член Семьи. В конце концов, я просто заставлю ее поверить. - Ты всегда смеялась, - я посмотрел ей прямо в глаза, - и никогда мне не верила. Я тоже не люблю романтику. Но я любил тебя. Тогда еще слишком сильно. И тут случилось именно то, чего я панически боялся с того самого дня, как она вернулась. У нее дрогнули губы, она постояла, впившись в меня взглядом, секунду или две, и бросилась мне на шею. Кажется, я перестарался. С перепугу, не иначе. Но на ком еще упражняться, как не на старых друзьях. Я идиот… Следующий разговор мы ведем уже втроем. - Если четко дать ему понять, что дело будет сделано, он успокоится и, возможно, от мальчишки отстанет. По-моему, Белл смотрит на вещи слишком оптимистично. - Не отстанет, - в отличие от нее, я прекрасно знал, что к чему. - Не отстанет, - повторила за мной Нарцисса. – Он мстит Люцу за провал в Министерстве. - И зачем было выходить за него замуж, а? Это они как раз и без меня могли обсудить. И наверняка обсуждают. Нарси просто на дыбы взвивается, если при ней ругают Фэйта. Зачем? Есть столько способов расквитаться. Не скандаля. Быстро и тихо. - Ты думаешь, он на тебя доносит? – спрашивает Белл, когда мы видимся с ней в следующий раз. - Что? - Крысеныш доносит на тебя? – раздраженно выкрикивает Белл. - А, да, конечно. Я дар речи потерял минуты на две, когда Шеф велел поселить Петтигрю у меня дома. В первый момент совсем растерялся, и сознание за полсекунды нарисовало картину полного распада личности любимого Повелителя. От того, что он забыл, кто я и где мой дом, и до того, что он меня путает с кем-то, а значит, и всех нас, и, возможно, вообще уже не различает. - Куда его девать? – снизошел до объяснений Шеф. - Я его уже видеть не могу. А тебе все равно. Мне-то все равно. А Кесу? Или он просто хочет таким образом от этого идиота избавиться? А больше он ничего не хочет? - У меня дома поселить? – переспросил я. – И сколько он, по-вашему, после этого проживет? - Да нет, – нетерпеливо сказал Шеф, – посели его в каком-нибудь из выходов. Он еще может пригодиться. Ах, это. Но все равно ведь опасно. Только и следи потом, чтобы его кто-нибудь не придушил мимоходом. - Будет исполнено, мой Лорд. В каком-нибудь поселю. Кес удивился, но не возражал. - Странные у Томми формы заботы о подопечных, - пожал он плечами. – Я думаю, там надо будет пространство разделить? - Там нечего делить, Кес. Там вообще жить нельзя, это же просто выходы в города. - Жить можно где угодно. Это во-первых. А во-вторых, не память же ему стирать каждую ночь. Разделим пространство, он и не увидит никого. - А главное, его никто не увидит. - У нас с тобой разные представления о том, что где главное, но в данном случае суть от этого не меняется. Действительно. О чем я. Какая разница, убьют человека или нет. Да его в секунду на тот свет отправят, как только увидят. О чем Лорд вообще думал? - Он думал о том, что этот человек потом ему расскажет, - по привычке ответил на мой незаданный вопрос Кес. - С одной стороны, такие попытки надо пресекать на корню… - Ты все-таки предлагаешь его убить? Лорд, скорее всего, просто хочет избавиться от Петтигрю нашими руками. Тоже мне. Перебьется. Сам пусть работает. - Нет. Если Томми этого не желает, с нашей стороны получится нелюбезно. А если желает, то это его проблемы. Логично на самом деле. В итоге Петтигрю я поселил в каком-то полуразвалившемся заброшенном домике на окраине одного из мелких промышленных городков, которые считались нашей территорией и использовались время от времени для ночных прогулок моих родственников. Да и не только. Камины в таких домах, называвшихся просто выходами, составляли свою обособленную сеть, к которой как раз и был подключен Западный камин Тревеса. Предложить поселить в таком месте живого человека мог, наверное, только наш Лорд. Я еще понимаю, сам бы поселился. Хотя лично я бы и ему не посоветовал. - Это твой дом? – испугано спросил Петтигрю, попав туда впервые. - Я тут почти не живу. На втором этаже есть гостевая спальня. Кажется. К тому моменту я еще не успел посмотреть, во что превратился дом после преобразований Кеса. Но надеялся, что все в порядке. Зря я согласился. Надо было просто отключить здесь камин. Хотя на это Кес бы не пошел. Территорию нельзя оставлять без присмотра. А то набегут какие-нибудь безродные одиночки, потом не избавимся. Ладно, в конце концов, это не мое дело. Если что-то не сработает и мы лишимся этого соглядатая раньше времени, так от несчастных случаев еще никто не застрахован. С тех пор прошло недели две, и в том доме я не появлялся. Но вопрос Белл заставил меня вспомнить о нем. Может быть, она все-таки дура? - Конечно, он доносит. Иначе зачем бы Повелитель его ко мне подселил? - Ему нечего доносить, ты же там не бываешь, - мягко сказала Белл, в очередной раз поразив меня резкими перепадами настроения. – Тебе не следует так легкомысленно относиться к этому. Да мне все равно. Но теперь это не все равно Белл. Что удручает. Хотя и забавно. - Сев, он тоже не уверен в тебе. У него много вопросов. - Я уже ответил ему на все эти вопросы. - Но получить подтверждение со стороны ему будет полезно, ведь так? Мне в голову не приходило, что они с Нарси могут задумать попросту подставить меня. Я до сих пор уверен, что основная идея не принадлежала Белл, хотя она и преподнесла мне все это как собственную выдумку. - Таким образом, Повелитель поймет, что Дамблдора все равно убьют, и хоть немного успокоится. - Белл, - окликнул я ее уже в дверях. – Он обязательно проверит, где вы были, о чем говорили и… о чем думали. - Я знаю, Сев, не волнуйся. - Нарцисса… - Я научу ее, это несложно. - Будьте аккуратнее. - А он сильно изменился, правда? Ну, ты тоже сильно изменилась, дорогая. Не тебе привередничать. - Изменился. - Раньше в нем не было этой… усталости. - Не было. - А ты совсем не изменился. Да неужели? - Я жду вас часам к одиннадцати. Я согласился, чтобы сделать им приятное. Мне-то было все равно. Во всяком случае, тогда я так думал. ~*~*~*~ Просто так проигрывать я, конечно, не мог. За кого Кес меня принимает? Поэтому я научил играть в эти «не шахматы» всех желающих. Например, Руди. Они с Рабастаном вообще оказались на редкость азартными. Со скуки, наверное. Постепенно втянулись остальные, и дело пошло веселее. Точно понимал, что происходит, сначала, кажется, только Эйв. Но он, как всегда, помалкивал, потому что с охранниками играл исключительно я, а жилось от этого неплохо нам всем. - Ты очень нас выручил, Малфой, - объяснил мне как-то вечером Роквуд. – Лица, работающие на наше Министерство, не могут брать взятки. - Я понимаю. - Нет, не понимаешь. Эта информация доводится только до служащих. Но тебе я, так и быть, расскажу. Все должности, раздаваемые Министерством, зачарованы от коррупции. И здешние охранники – не исключение. А ты так ловко обошел этот по сути непробиваемый кордон, что тебя тут на руках готовы носить. И мы, и они. Вот теперь понимаешь, верно? Меня всегда немного раздражала его манера изъясняться. И весь он меня раздражал. Но ему самому знать этого, конечно, не стоило. Среди наших проигрывать мне почти ежедневно небольшие суммы быстро стало считаться хорошим тоном. Это всячески поощрялось охранниками, и пренебрежение такой всеобщей идиллией для любого из заключенных могло закончиться плохо. Пятьдесят процентов я потом проигрывал нашим сторожам, а пятьдесят - отдавал Крису. Если уж мне предстояло провести в этом кошмарном месте какое-то время, то не нужно упускать даже такие возможности. Других мне, скорее всего, никто не предложит. ~*~*~*~ Продолжение следует.

reader: Как здорово, как интересно - не оторваться! Спасибо, ура!

Алисия: Истинный Малфой, даже в Азкабане делает деньги! :))))

Анна (Ежиха): Это полное безобразие вообще. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Хорошо, что у Малфоев всё спокойно с чувством юмора, а то бы...

JeSy: ах,как все это сложно... Но просто мурашки по коже, как здорово!

Natty: Обожаю Азкабан в Вашем исполнении, Valley! Заключенные, ходящие в гости друг к другу, играющие между собой и с охраной. Не хватает только пирогов бабуки Эйвери))) А уж как Фэйт развлекается: "шахматы", которые не шахматы, взятки, которые не взятки, да еще и вклады через Криса. Тупик - дааа, выбрали Кес с Севом местечко для Петтигрю. Как там Белла сказала, "до нас сюда не ступала нога ни одного из наших".

valley: reader JeSy Алисия Так больше там делать нечего. Анна (Ежиха) Что-то не так? Natty Да вряд ли его все это действительно развлекает.

Akulina: Здорово, как всегда! Спасибо!

Lorane: Да, Роулинг о многом умолчала

valley: Akulina Lorane

valley: [align:right]Предоставленные сами себе события имеют тенденцию развиваться от плохого к худшему.[/align] - Это я виноват в смерти Сириуса. Нельзя было устраивать такую чудовищную провокацию. Ты явно был не готов. - Альбус, вам не об этом сейчас надо думать. Он был чуть жив, даже сидеть не мог и лежал в своем кресле, закрыв глаза. Если я хоть что-то понимаю в таких проклятьях, а я понимаю в них все, то мы еле успели. Я одновременно поил его наскоро приготовленной смесью нескольких зелий и пытался снять проклятье с его обожженной почерневшей руки. - Что вы делали этой рукой, Альбус? - Ты не поверишь, - усмехнулся он. - Мне уже страшно. Он кивнул на стол. - Это гриффиндорский меч так вас отделал? - Нет. Кольцо. Рядом с мечом лежал безвкусный перстень с треснувшим камнем. - Вы схватили его рукой? Но зачем? - Хуже, Северус. Я надел его на палец. - Зачем вы его надели? Оно же было заколдовано, вы не могли не понимать этого. Зачем вы вообще его трогали? Он поморщился. - Я… сглупил. Это было так соблазнительно… - Что было соблазнительно? Он не ответил. - Чудо, что вы вообще смогли вернуться! – я был ужасно на него зол. – На это кольцо наложено сильнейшее проклятие. Остаётся надеяться, что его удастся сдержать. Я зафиксировал его. Временно. Альбус поднял почерневшую руку и начал разглядывать её как диковинку. - Ты отлично все сделал, Северус. Как думаешь, сколько мне осталось? - равнодушно осведомился он. Мне не понравился такой фатальный подход к вопросу, хотя на первый взгляд дело выглядело безнадежным. - Точно сказать не могу. Может быть, год. Невозможно сдерживать такое проклятье вечно. Подобные вещи только крепнут со временем. Он улыбнулся. - Мне повезло, невероятно повезло, что у меня есть ты, Северус. Мне бы еще когда-нибудь везло. Всем вокруг почему-то везет. Кроме меня. - Если бы вы позвали меня немного раньше, я бы смог... У вас было бы больше времени. Вы уверены, что достаточно сломать кольцо? - Что-то вроде того… Я был вне себя, это точно… - Он с трудом выпрямился в кресле – Ну что ж, это только все упрощает. Я имею в виду планы Волдеморта. Его приказ мальчику Малфоев убить меня. - Вряд ли Темный Лорд думает, что Драко сможет выполнить приказ. - Короче говоря, мальчик обречен, так же, как и я, - резюмировал директор. - Что ж, думаю, после провала Драко миссия перейдет к тебе? - Скорее всего. - Лорд Волдеморт полагает, что в ближайшем будущем шпион в Хогвартсе ему больше не понадобится? - Да, он уверен, что скоро школа будет в его руках. - Если это случится, - почему-то не глядя на меня, произнес Дамблдор, - можешь ты пообещать мне, что сделаешь все возможное для защиты учеников? Он в принципе не допускает возможности, что ему самому придется дожить до этих прекрасных времен? Ладно, про это безобразие будет потом с Кесом объясняться. Вот кто мигом ему по башке настучит за подобные фокусы. Надо распад мозга иметь в последней стадии, чтобы такое на руку нацепить. От чего он был не в себе? Я кивнул на его вопросительный взгляд, хотя гораздо больше мне хотелось пожать плечами. - Хорошо. Значит, так… Первым делом ты должен выяснить, что собирается делать Драко. - Вы позволите ему убить вас? - Нет конечно. Ты должен убить меня. Иногда мне начинает казаться, что у Шефа не с Поттером одна голова на двоих, а с Дамблдором. - Прямо сейчас? Или сначала сочините эпитафию? - Полагаю, момент представится со временем. Судя по случившемуся сегодня, - он кивнул на свою почерневшую руку, - с уверенностью можно сказать, что это произойдёт в течение года. В этот момент я по-настоящему испугался. Он действительно считает, что кроме меня ему никто не поможет? Или он устал до той степени, когда смерть начинает казаться единственным выходом? Или, может быть, таково побочное действие проклятия? Скорее всего, именно так. Во всяком случае, надо проверить. - Если вы не против умереть, почему не дать Драко сделать это? Что-то мне в нашем разговоре сильно не нравилось. Так бывало, когда я слушал Кеса и ощущал буквально растворенную в воздухе неправильность. Как будто мы говорим совсем о разных вещах. Он – о чем-то своем, а я пытаюсь его понять и вроде бы даже понимаю, но все не так. Все совсем не так. - Северус, мне нужно, чтобы это сделал ты. А правду сказать? Для разнообразия. - Зачем? - Смерть бывает разная. Дай мне слово, что если появится такая необходимость, то ты сделаешь это. - Почему я? - А кого мне еще просить? Мне все казалось, что это несерьезно. Что он так шутит, или проверяет меня, или хочет поймать на чем-то. Все что угодно, только не то, что, видимо, происходило на самом деле. - Северус, пожалуйста! Прошу тебя, дай мне слово! Он знал, точно знал, что это запрещенный прием. Так нельзя! Почему именно я? Почему всегда я?! - Я выполню вашу просьбу, если я, я сам решу, что в этом есть необходимость. - Спасибо, Северус. Если бы я мог рассказать Фэйту, что Дамблдор действительно собрается умирать, он бы, конечно, не посочувствовал директору. Но он бы посочувствовал мне. Фэйту я ничего сказать не мог, зато отлично помнил, как именно он всегда мне сочувствовал. И не видел причины пренебрегать его любимым средством. Тоску надо лечить. И я с успехом лечил ее на Тревесе, мрачно думая о том, что в одиночестве этого делать не стоило. Когда меня там обнаружил Кес, я уже двух слов связать не мог. - В честь чего столько веселья? – спросил он, когда я наконец его идентифицировал. В ответ я недовольно мотнул головой и поприветствовал его мычанием. - Это что-то новенькое, - он уселся напротив и уходить явно не собирался, хотя я и пытался показать ему рукой, в каком именно направлении ему следует удалиться, причем прямо сейчас. - Я понял, Севочка, - успокоил он меня. – Ты ведь не обидишься, если я сделаю это чуть позже? - Н-нет. - Человеческая реакция, - смерив меня презрительным взглядом, процедил он. - Угу, - удовлетворенно кивнул я, чувствуя, что потихоньку начинаю осознавать происходящее. Наверное, я все-таки сделал что-то не так. Если меня лечил Фэйт, я всегда потом долго спал. А сейчас просто плохо. Как будто меня бьют по голове чем-то очень тяжелым. Причем изнутри. - Когда тебя в последний раз не отражали зеркала? - Не помню, - пробормотал я, стараясь на него не глядеть, потому что откровенно лгал. В последний раз меня не отражали зеркала после того, как я пожал руку Блэку. Ровно три недели, я считал. Специально считал, чтобы проверить, может, все-таки не сработало. Какой там. Все по полной. Вот Кес бы порадовался. Но я же не дурак ему рассказывать. От себя не убежишь. Некуда. Да и не хочется уже. - Так что у нас случилось? - У тебя – ничего, - разом отомстил я за его безразличие ко всему, что когда-либо меня мучило. - Это радует. А у тебя? - Дамблдор. - Я слушаю. - Он умирает, - глухо сказал я, глядя в стол. - Он схватил в руки какую-то гадость и теперь умирает. - Это я знаю. Что-то еще? - Он взял с меня слово, что я убью его. Вот этого Кес точно не знал. Секунды две он обдумывал услышанное, потом усмехнулся и спросил: - А зачем ты дал ему слово? - Он меня просил. - Ну и что? - Он… я не смог ему отказать. - Ну, это понятно, - он рассмеялся. – Я тоже никогда не умел ему отказывать. До сих пор одни проблемы. Он может быть редкостным занудой, когда ему действительно что-то очень нужно. В общем, все не так уж и плохо. Во всяком случае, у тебя нет причин для такой трагедии. Если ты его убьешь, это будет даже забавно. Забавно?! Ему будет забавно?! А мне?! Я ничего не говорил. Просто молча смотрел на него. И хотелось мне удавиться. Хотя и не получилось бы. - Севочка, ну что это такое? – примирительно сказал он. – Ведь еще ничего не случилось. Может быть, его убьет кто-нибудь и без тебя. Или он сам умрет раньше. Разве можно так расстраиваться из-за будущего. Оно каждую секунду меняется. Он так быстро и незаметно умел, если нужно, превращаться из законченного циника в близкого и все на свете понимающего, что я всегда на это ловился. - Перестань, мой хороший. Каждый волен поступать как ему угодно. И Альба тоже. Как точно Кес определил, что именно меня расстроило. Дамблдор не смеет! Не смеет бросать меня! После всего, что он со мной сделал. Не смеет! Как он может меня бросить? Ведь рядом со мной нет больше ни одного живого человека. Это чудовищно нечестно! Хватит того, что я остался без Фэйта. - Ке-е-ес! Как он мог сделать такое со мно-о-ой?.. - Севочка, ну что ты ревешь, взрослый человек, честное слово. Я понимал, конечно, что все это выглядит совершенно дико, но вместо того, чтобы просто уйти к себе и, проспавшись, решать свои проблемы, я сидел на диване на Тревесе, уткнувшись носом в его камзол, и рыдал. Второй раз в жизни. - Альба давно собирался… попутешествовать. Если вернется, то расскажет нам с тобой, что там видел интересного. Я не стану с ним разговаривать. Не стану. Пусть насмехается сколько хочет. Мне все равно. И слушать его не буду. И не пойду никуда. Может даже не надеяться. Я вообще больше ни на шаг от него не отойду. Потому что он – это единственное, что у меня осталось. Даже если ему на меня плевать. Пускай. Я не вернусь больше в школу. Я вообще больше отсюда шага не сделаю. Я не желаю никого видеть. Никогда. Он крепко взял меня за плечи и, отодвинув от себя, заставил посмотреть ему в глаза. - Севочка, никогда, слышишь, никогда не смей оплакивать мертвых, пока еще можно что-то сделать для живых. - Для него больше нельзя ничего сделать, - я упрямо мотнул головой. - Ты бы лучше подумал, как поаккуратнее довести до сведения Томми, что малфоевский детеныш принадлежит нам, а не ему. А то мало ли. Это он сказал зря. Потому что про Фэйта я запретил себе думать в принципе. Просто запретил. Не сегодня. Не сейчас. - Лю-юц… - Боже мой… Все. Хватит. Он настойчиво прижал к себе мою голову и с силой провел несколько раз ладонью по волосам. А больше я ничего не запомнил. ~*~*~*~ У меня не было буквально ни одной свободной минуты. И виноват в этом был Крис. Он все время чего-то хотел. Стоило мне задуматься или, хуже того, прилечь отдохнуть, как ему срочно требовалась то подпись, то консультация, то совет. А когда я бывал близок к тому, чтобы сорвать на нем свою усталость и последствия бессонницы, прилетал Кес. Как скоро я понял, что они делают это нарочно? Да быстро на самом деле. Нравилось ли мне это? Не знаю. ~*~*~*~ Продолжение следует.

111: Диву даюсь, что у Вас за голова, Valley! Вы не перестаёте удивлять.

Lorane: Отлично написано. От сцены на Тревесе я чертовски расстроилась, эмоционально получилось... Или это я такая...

Natty: Lorane, вы не одна такая. Бедный Сев...

Bruinen: valley, спасибо за гениальное продолжение великолепной истории! valley пишет: Он решил, что если для изготовления хоркракса убить не просто какого-то человека, а кого-то, кого Альба любит, то его согласия не потребуется. Если убил все-таки не Альба, то получается, что убийство кем-либо любимого человека рвет душу абсолютно так же, как убийство, совершенное собственноручно? Ой! Тогда бедный Поттер! Он уже где-то к Томми приближаться должен Очень понравилось про метку Драко. Только непонятно, она все же "средство связи" потому, что у Драко не было выбора, или потому, что Томми перестал вкладывать душу? valley пишет: - Куда его девать? – снизошел до объяснений Шеф. - Я его уже видеть не могу. А тебе все равно. Убило прямо насмерть! И ведь логично) valley пишет: Пятьдесят процентов я потом проигрывал нашим сторожам, а пятьдесят - отдавал Крису. Процент за идею? Еще раз огромное-преогромное спасибо

valley: 111 Bruinen Bruinen пишет: Если убил все-таки не Альба, то получается, что убийство кем-либо любимого человека рвет душу абсолютно так же, как убийство, совершенное собственноручно? Ой! Тогда бедный Поттер! Вы не учитываете, что Дамблдор на тот момент был прекрасно знаком с техникой вопроса, и его все устраивало. Он только перед самим фактом убийства начал сомневаться. Он был полностью готов. Гриндельвальд просто чуть-чуть облегчил ему задачу. Действительно искренне пытаясь помочь. Избавляя и от сомнений, и от балласта, которым считал Ариану. Кроме того, они оба действительно так и не поняли точно, кто из них в нее попал и каким проклятьем. Ведь смерть может вызвать просто удар. Для их конкретного случая, все это оказалось несущественным. Что касается Гарри, безотносительно вопроса про АД, то у Гарри на глазах по-настоящему близких ему людей не убивали. Во всяком случае так, чтобы он это полностью осознавал. Убийства матери он осознавать не мог, а с Сириусом сразу два "но". Во-первых, привязанность к нему была обусловлена внешними факторами - полное отсутствие родных и одиночество. Если вспомнить книги, то Гарри наконец-то стал радоваться, что "за пределами Хогвартса появился кто-то, кто пишет ему письма". (Цитата не точная). А во-вторых, Гарри даже не понял сначала, что Сириус именно умер. Их близость была, на мой взгляд, несколько условной. Bruinen пишет: Только непонятно, она все же "средство связи" потому, что у Драко не было выбора, или потому, что Томми перестал вкладывать душу? Ах, этот вечный вопрос, что было раньше, яйцо или курица.))) Lorane Natty Мне жаль вас разочаровывать, но Снейп был пьян в хлам, если вы не заметили.

JeSy: очень интересно... Как это не по-айсовски - пить)



полная версия страницы