Форум » Библиотека-4 » «Burglars’ trip». LM&SS. General. PG. Часть третья. История вторая. Продолжение от 05.07.08 » Ответить

«Burglars’ trip». LM&SS. General. PG. Часть третья. История вторая. Продолжение от 05.07.08

valley: Название: «Burglars’ trip». Часть третья. Автор: valley (ventrue@yandex.ru). Беты: Altea&Elga. Гамма: Algine. Рейтинг: PG. General. Жанр: Мемуары. Фэндом: HP. Pairing: LM&SS, а также все остальные милые чудовища, встречающиеся им в пути. Summary: Жизнь делится на три части: когда ты веришь в Санта-Клауса, когда ты не веришь в Санта-Клауса и когда ты уже сам Санта-Клаус. Disclaimer: Все, что где-то уже встречалось, – не мое. Коммерческие цели не преследуются. Первые две части: http://www.vzlomshiky.ru/east/valley/burglars_trip.php

Ответов - 160, стр: 1 2 3 4 5 6 All

valley: Burglars’ trip Часть третья [align:right]Понятие добра и зла доступно лишь тем, кто лишен всех остальных понятий. Оскар Уайльд[/align] I. Легенда о шерстяных носках История примитивно-теократическая, в которой Старейший Князь знакомит профессора Снейпа с основами диалектики на примере отдельно взятого феникса, а профессор Снейп в очередной раз знакомит Старейшего Князя с изгибами собственного мировоззрения. Без примеров. [align:right]Настоящий терновый венец долго носить нельзя — тернии обламываются. Станислав Ежи Лец[/align] Все настолько закономерно и предсказуемо, что давно пора привыкнуть. И, кажется, я даже привык. Сейчас мне так погано, как не было, наверное, никогда в жизни. Нетрудно догадаться, где я при этом нахожусь. Разумеется, на Тревесе. Сижу, развалившись на диване, и думаю о том, что хорошо бы выпить. Но не решаюсь. Хватит с меня и тех закономерностей, которые уже есть. Может быть, следовало уйти к себе и пережить эту ночь там. Но здесь мне… спокойнее? Да, наверное, спокойнее. Это во-первых. А во-вторых, я жду Кеса. В конце концов, почему бы ни признаться себе честно: несмотря ни на что, только он может сказать мне сейчас, какие это все пустяки. Я разозлюсь, конечно. Меня всегда злит его безразличие ко всему, кроме дел Семьи. Зато поможет. Всегда помогает. И я жду его. А его нет. Так я и сижу с закрытыми глазами, откинувшись на спинку дивана, пока мне на лоб не ложится холодная ладонь. - Ужинать хочешь? - Нет. - А придется. Я и так знаю, что спорить бессмысленно. Но при мыслях об ужине внутри все скручивается от дикой тоски и несправедливости. Почему, ну почему это все происходит именно со мной?! - Что случилось-то? – как ни в чем не бывало спрашивает он, и я, прекрасно зная, кажется, уже все его выходки, открываю глаза и смотрю на него ошарашенно. Вот ведь опять выгляжу идиотом. Ему смешно? Наверное, смешно. Во всяком случае, он очень доволен. И не скрывает этого. - Ничего не случилось, - отвечаю я, стараясь взять себя в руки. – Но ужинать почему-то не хочется. Он не удивляется. Хотя больше всего я старался его удивить, он совсем не удивляется, а улыбается мне и говорит: - Вот и отлично. Всего лишь очередной непростой и очень длинный день. Верно, Севочка? - Верно. Глупо не согласиться. День действительно был непростой. И действительно очень длинный. - Пойдем, - он настойчиво потащил меня к столу. - Умерев с голоду, ты все равно Альбе уже ничем не поможешь. Тоже мне. Шутник. Стол оказался накрыт, и мне ничего не оставалось, кроме как сесть и начать бессмысленно ковырять вилкой в тарелке, которую Кес, как всегда в подобных случаях, наполнил взмахом руки, совсем не считаясь с моими желаниями. - Не изображай мне процесс, а займись им, - сказал он после того, как, устроившись напротив, понаблюдал за мной пару минут. - А я пока расскажу тебе одну историю. - Про что? Мне было все равно. Интересно, чем он сейчас занят, после электричества. Я так закрутился в последний год, что и не знаю. Есть повод послушать. - Про Альбу. Я выпустил вилку, и глухой звон эхом разошелся по пустому и темному Тревесу. - Теперь-то уже что? – я неловко попытался исправить свою - такую неправильную - реакцию. - Самое время. Поверь мне. Он не сможет сделать хуже, чем есть. Что бы ни рассказал сейчас. Да и вряд ли ему это нужно. Зачем? Может быть, напротив, его рассказ как-то примирит меня со случившимся? Это вдохновляло. Я снова схватил вилку, решив побыстрее покончить с ненавистным ужином. - Давай рассказывай. - Давным-давно, Севочка, так давно, что я уже и не помню когда, Альбус Дамблдор был весьма молодым человеком. - Насколько молодым? – Я решил не упускать ни одной мелочи. А то опять не пойму, что он на самом деле хотел сказать. - Заканчивал школу. - Какую? Теоретически я знал, что директор был гриффиндорцем. Но мало ли. - Хогвартс, полагаю. Для нашей истории это несущественно. Я могу продолжать? - Да, извини. - Он считался крайне талантливым студентом, и ему пророчили выдающуюся карьеру. Напророчили на мою голову. Да и не только на мою. - Настолько выдающуюся, насколько он казался талантливым. – Кес налил мне вина и замолчал, дожидаясь, пока я его выпью. - Таланты у него, безусловно, были. Но как это часто бывает в таком возрасте и при больших талантах - совсем не было ума. - Как это?.. – Я поставил бокал на стол и отодвинул тарелку. В жизни не поверю, что у Дамблдора не хватало мозгов. Пускай и в детстве. - Вот так. Талант был, а ума не было. Не верю. - И еще он был дальтоником. А это вообще глупость какая-то. - Дальтонизм - болезнь маггловская. У нас она прекрасно лечится. С конца семнадцатого века, кажется. - К сожалению, Севочка, наш с тобой молодой человек был не обычным дальтоником, что, безусловно, быстро бы вылечили, а волшебным. Я достаточно знал Кеса, чтобы это меня рассмешило. Он же вовсе не болезнь имеет сейчас в виду. - Волшебным дальтоником? - Да. Он не мог отличить черное от белого и золотое от… бурого. Что наложило на всю его дальнейшую жизнь трагический отпечаток. Как живописно. Хорошо, что на столе уже ничего не осталось. - Ко всему прочему, при некотором отсутствии ума и врожденном дальтонизме у него было очень богатое воображение. А это, знаешь ли, чревато. Знаю. Даже слишком хорошо. И в это точно верю. Воображение у нашего директора до самой последней минуты било через край. - Альба прекрасно понимал, что он гениален и нечеловечески прекрасен. Так великолепен, что с юных лет обречен на полное интеллектуальное одиночество. Кого-то мне все это напоминает. Жалко, зеркала нет. Хотя мне оно уже не поможет. После сегодняшнего дня точно не поможет. - И тут случилось невозможное. Он встретил человека, равного себе во всех отношениях. И даже в кое-чем превосходящего. - Тебя, что ли? - Не хами. У меня, знаешь ли, тоже терпение не безгранично. Понятное дело, себя мы так не высмеиваем. - И кого он встретил? - Он встретил своего ровесника. Молодого человека, обладавшего не меньшими талантами, чем он сам, но не обладавшего настолько же серьезным подходом к реальности. Тогда это история про меня и Фэйта. Учитывая, что без моралите Кес никогда не обходится, придется ждать, пока выяснится, что он все-таки пытается мне тут вбить в голову на самом деле. Спорить могу, что закончится все опять Наследством. - Так или иначе, Альба обзавелся другом. Другом, разделявшим его интересы и чаяния. - И как скоро он лишился этого друга? – Я все пытался свести эту историю к какому-нибудь наиболее стандартному варианту и пойти спать. Не дожидаясь разговора о Наследстве. - Ты задаешь невероятно сложный вопрос, Севочка. - Я сейчас усну. - Не уснешь. Нового друга Альбуса Дамблдора звали Геллерт Гриндельвальд. Я до сих пор не понимаю, как я умудрился не свалиться со стула. - Как?! - Вот так. - Это что… ты серьезно? - Дальше рассказывать? - Конечно! - Но ты собирался пойти отдохнуть. Можем продолжить позже. - Не смешно. - Хорошо. Около двух месяцев они жили душа в душу, строили планы захвата мира проводили вместе длинные летние дни, а расставаясь по ночам, писали друг другу письма. - Альбус не мог разделять его идей. - Отчего же? Он считал себя вполне достойным править миром. - Однако осуществлял свои планы Гриндельвальд в одиночку. Альбус в этом не участвовал. Он как раз был тем, кто остановил этот кошмар. Нет, мне точно сегодня не спать. Я вообще все это осмыслить не могу. Тупо спрашиваю. Тупо слушаю. А осмыслить не могу. - Ты поэтому так дико его прозвал? Поэтому, да? И он поэтому злится? Да? Бедный Дамблдор… - В целом они проводили время очень приятно. - Обсуждая планы захвата мира? - Не только. В область их интересов попало, например, и так любимое тобою бессмертие. Я ненавижу бессмертие. И Кес наверняка это знает. - Каким же образом? - Геллерт Гриндельвальд очень любил своего друга. И в знак вечной любви и дружбы подарил ему феникса. - Очередной аналог бессмертия, - презрительно фыркнул я и тут же испугался, что Кес снова рассердится, ведь я опять перебил его. Но ничего такого не случилось. Кес посмотрел на меня очень внимательно и, кивнув, сказал: - Именно. - Знаешь, я видел уже столько этих аналогов, что от бессмертия меня тошнит. - Думаю, Альба испытывал похожие чувства. Более того, я полагаю, что и Гриндельвальд с вами солидарен. - В смысле? - Это я так. Не бери в голову. Если я хоть чуть-чуть знаю Кеса, то он сказал мне сейчас… - Гриндевальд все еще жив? - Да. - А феникс - это Фоукс? - Да, - просто ответил Кес. Ну и подарочек. От Гриндельвальда. Который до сих пор жив. Хотя о его смерти я тоже никогда не слышал. Только о том, что Дамблдор победил его, избавив мир от самого страшного чародея. Строго говоря, нашему Лорду до Гриндельвальда далеко. Их даже сравнивать нельзя. Друзья. Еще один «старый приятель»? Господи, когда же это кончится! Кто еще у них в приятелях?! Дьявола, случаем, нет? Я зло глянул на Кеса, собираясь спросить об этом, и даже открыл было рот, но вспомнил, как Кес отзывался о Геллерте Гриндельвальде. Нет, Кесу он точно не «старый приятель». Кес его не выносил. Практически ненавидел. Сильно. Без своего обычного равнодушного спокойствия. Мне всегда было любопытно - за что. И сейчас самое время это выяснить. К Лорду-то Кес относится весьма снисходительно. Я никогда не мог этого понять, но факт. Очень снисходительно. - Он тоже подсылал к тебе убийц? - Кто? – удивился Кес. - Гриндельвальд. - Откуда такие мысли? - А ответить? - Вовсе нет. Может, потому и ненавидит? За то, что Гриндельвальд не обращал на него внимания. Я усмехнулся и, посмотрев на Кеса, увидел, что он тоже смеется. - Такие пустяки, Севочка. Дело совсем не в убийцах. - Просто это довольно забавно. Один постоянно пытался тебя убить, а другой никогда не пытался. И терпеть не можешь ты при этом именно того, который тебя игнорировал. - Его деятельность не входила в область моих интересов. - А твоя - в его. - Возможно. - Чем наш Лорд так сильно отличается от Гриндельвальда, что ты… - Всем. - Подробнее, - аккуратно попросил я, затаив дыхание. - Томми никогда не обманывался относительно себя, своих методов, своих идей и своих целей. Он не обманывал ни себя, ни других. Он не хотел облагодетельствовать человечество. Он хотел властвовать. - Так в чем разница? Нет, нет, - я увидел, что меня сейчас обвинят в глухоте и идиотизме, - я прекрасно тебя слышал и понял. Но ведь ты сам учил меня смотреть в суть вещей. По сути разницы нет. - Есть. - В чем? - В одном человеке. Разница всего в одном человеке, Севочка. Видишь, как мало. Мало?.. Он не может так думать. Если только и мало и много одновременно. Мерлин мой, как все сложно… - Ты имеешь в виду его самого, да? - Нет. В данном случае нет. Я имею в виду Альбу. - Дамблдор не мог разделять его идей, - как мантру повторил я. - Сложно сказать, Севочка. Вот ты. Ты разделял идеи Томми? - Нет. - Разве? - Он только убивает. - Это его идея? - Это… - Я жду. - Это методы. - А идеи? - Дамблдор разделял его идеи, но ему не понравились методы? Строго говоря, как только их идеи стали осуществляться на практике, директор отступился. Ты это хочешь сказать? - Нет. Это ты отступился. С тех пор и мечешься между двух огней. Если бы! Если бы тех огней у меня было только два! Да я был бы счастлив. - Они интересовались разными формами бессмертия. Гриндельвальда тоже очень привлекла идея хоркраксов. - Ты же говорил, что это чушь, неправда. - Что именно? Сам факт и техника их изготовления – правда. Но души людей разные, и невозможно вывести никаких общих закономерностей. Каждый случай строго индивидуален. Мы всегда говорили исключительно о Томми. Нет сведений, что до него кто-то делал больше одного хоркракса. В этом он превзошел всех. - Дамблдор сделал это? – окончательно ошалев от всего услышанного, спросил я. – Тогда, в молодости? Вместе с Гриндельвальдом? - Нет. Они только обсуждали такую возможность. Описать не могу, какое я почувствовал облегчение. - Но тогда получается, что Альбус ничего не сделал. Ведь у него всего лишь было намерение. - В некоторых случаях, Севочка, намерения более чем достаточно. Я могу продолжать? Кажется, я опять извинился. - Намерение было, и было оно вполне серьезным. Ведь именно для этого Гриндельвальд и подарил Альбе феникса. Он замолчал, как делал всегда, когда желал дать мне время подумать. Я подумал. - Кес, это гениально. Птица – не бездушный предмет, и она… ее же практически невозможно уничтожить! - Уничтожить, разумеется, можно все что угодно. Но в случае с фениксом это действительно представляет некоторую сложность. Не только техническую, но и этическую. К фениксам отношение примерно такое же, как к единорогам. На такую птицу мало у кого рука поднимется. - Гриндельвальд подарил Дамблдору феникса, чтобы директор поместил в него часть своей души? - Да. - А свою он куда предполагал засунуть? - Туда же. - Как это? - Я же тебе говорю, каждый случай индивидуален. Они были очень молоды и по глупости решили, что настолько близкие души должны быть вместе навсегда. - То есть они даже не о бессмертии думали, а хотели навсегда остаться вместе?

valley: - Сложно сказать, Севочка. Полагаю, они сами не знали, чего они хотели. Когда вдруг открывается такое обилие возможностей, люди часто теряются и очень редко выбирают то, что им действительно нужно. У них был широкий круг интересов. - Альбус тоже хотел править людьми? - Он допускал такую возможность. Тогда допускал. Тогда! Когда школу закончил. Потом-то уже не допускал! Он же не один раз отказался от поста Министра магии. - Гриндельвальд пришел к власти под лозунгом о всеобщем благе. Это они тогда придумали? - Весьма вероятно. Чушь какая-то. Хотя вот это как раз очень на Альбуса похоже. Он вполне мог мечтать сделать всех счастливыми. Особенно, если ему казалось, что он знает как. Но невозможно добиться всеобщего счастья. Что хорошо для одного - кошмар для другого. Благо. Кто может знать о моем благе? Кто может сделать меня счастливым? Да никто! Я сам не знаю, что сделает меня счастливым. Ничто не сделает. Такого вообще нет. - Ерунда, - раздраженно сказал я. – Люди не знают, в чем их благо. - Продолжай. - Кес явно был огорчен. Но ведь это правда. Я, например, не знаю. И Фэйт не знает. Никто не знает. Чего бы хотел Фэйт? Сидеть с конфетами у камина? Вот и благо. Только сопьется быстро. Или шоколадом обожрется. И сдохнет. Кроме того, стремись Фэйт к сидению у камина, связался бы он с нашим Лордом? Да никогда. И где искать благо? - Никто не знает, - сказал я Кесу. – Ни черта мы не знаем. Даже о своем благе. Не то что о чужом. - Хорошо. Видишь ли, Севочка, первое твое утверждение приходит в голову почти всем. Всем, кто вообще об этом думает. А вот второе… до второго доходят немногие и путем многолетних проб и ошибок. - То, что люди не знают, в чем их польза и стремления, многим приходит в голову? - Да. - А какое второе? - А второе - что ты тоже этого не знаешь. Я?.. Я-то тут при чем? - Не понимаю. - Когда к людям, особенно молодым, желающим облагодетельствовать сразу всех, приходит понимание того, что человечество ничего о собственном благе не знает, сразу за этим пониманием приходит уверенность в собственной гениальности и абсолютном всезнании. - То есть они полагают… Кес, это же ерунда! - Ерунда. Но встречается довольно часто. И если многие вполне нормальные людей, переболев в юности этой чумой, навсегда о ней забывают, то изредка попадаются особо одаренные различными талантами экземпляры, которые начинают свои фантазии реализовывать. - Вроде нашего Лорда, да? - усмехнулся я. - Нет. Томми никогда не воображал, что, истребляя людей, сделает их счастливыми. Он всегда точно знал, что он делает, почему и зачем. - Это говорит только о том, что Дамблдор лучше него. - Это говорит о том, что Альба не умел думать. - Неправда. Просто он был хорошим человеком. Кес молчал. - Ведь он был хорошим человеком? – настойчиво спросил я. - Лучше многих. - А Лорд… - У Томми хватило ума не потащить никого за собой. Иногда от эгоистов меньше проблем. - Он как раз очень многих потащил за собой. - Я не это имел в виду. - А что? - Гриндельвальд собирался облагодетельствовать человечество. Что он позже и попытался сделать. Но так как все человечество – это очень много, и за пять минут его не облагодетельствуешь, первым под раздачу попал любимый друг. - Он что-то сделал Дамблдору? Что? - Облагодетельствовал, - засмеялся Кес. - Ты нормально можешь сказать? - Могу. Он сделал его бессмертным. У меня внутри все оборвалось. Слишком хорошо я представлял, как это может быть. Кажется, я знал уже все возможные варианты. Или Гриндельвальд придумал что-то, о чем я пока не слыхал? - Без его согласия? – не знаю, насколько равнодушно прозвучал мой вопрос, но я очень старался. Мне было холодно и страшно. Одинаково страшно услышать и «да», и «нет». - Альба колебался. Так долго колебался, что у его нетерпеливого друга не было иного выхода, кроме как заставить его. - Как можно заставить человека пойти на такое? - Все можно. Было бы желание. - Гриндельвальд ему угрожал? – кажется, я догадался. – Угрожал… убить кого-нибудь из близких? Или еще чем-нибудь в этом роде? - Нет, - очень мягко сказал Кес. – Какие угрозы могут быть между друзьями. Что я делаю, если мне нужно заставить Фэйта? И что делает он, если хочет добиться чего-то от меня? Давим? Обманываем? Да, именно так. - Гриндельвальд обманул директора? - В какой-то степени. Он решил, что если для изготовления хоркракса убить не просто какого-то человека, а кого-то, кого Альба любит, то его согласия не потребуется. - И… и что? - У Альбы была сестра. Гриндельвальд затеял ссору, слово за слово началась дуэль, девочка оказалась рядом и погибла практически случайно. Дело было сделано. - Так просто… - вырвалось у меня. - И быстро, - спокойно ответил он. - И Дамблдор после этого… остался его другом? Или как раз после этого он… - Дело серьезно осложняется тем, Севочка, что они не знают кто из них в действительности убил девочку. Но она погибла. Гриндельвальд сбежал, скорее всего, сам поначалу испугавшись того, что они натворили, а феникс остался у Альбы. Как же так… Нет, я тоже не хотел оставаться один и почти серьезно думал предложить Фэйту составить мне компанию. И если быть совсем откровенным, хотя бы с самим собой, то собирался я Фэйта при этом обмануть. Даже не обмануть, а просто не рассказывать лишнего, чтобы он не испугался. Потом ведь все равно назад не повернешь. И как-то мне в голову не приходило до сегодняшнего дня, что в этом есть что-то плохое. Какая ему разница? Ему вообще все равно. Во всяком случае, я так думал. До этого разговора. Гриндельвальд ведь тоже хотел, чтобы Альбус не боялся. И он, наверное, любил его. Очень любил, раз решился взять на себя такое. За двоих. Если Кес так плохо относится к нему только из-за этого, так он не прав. Он просто никогда не любил никого, вот и злится. И друзей у него нет. Откуда им взяться? Он даже Фламеля называет «мой старый приятель». - Кес, ты знаешь, ты… Ты сейчас делаешь то, от чего всегда предостерегал меня. Ты смотришь на мелочи и почему-то не берешь в расчет сути. - И где ты нашел суть? - У меня нет друзей, которые сделали бы для меня такое. - Тебе повезло. - Альбус дал ему повод считать себя согласным! – с жаром воскликнул я. - Раз они придумали все это вместе, то он был согласен. Просто испугался в последний момент. Гриндельвальд пытался ему помочь. Помочь справиться с этим страхом. - Помог? - Дамблдор получил что хотел. - Он получил, что заслужил, а не что хотел. Вряд ли в его планы входило провести всю оставшуюся жизнь в сожалениях и поисках способов исправить случившееся. Думаю, хотел он совсем не этого. - Он предатель. Кес молча смотрел на меня, и я точно знал: мне лучше остановиться. Но не мог. - Он предатель! Ведь он сохранил феникса. Почему он не уничтожил птицу, если провел всю жизнь в сожалениях? Что ему мешало? - Очевидно, отвращение к убийству. - Да что ты говоришь! Птицу ему жалко. А нашего Лорда не жалко. - Найди пять отличий, - пробормотал Кес. - Что? - Ничего. Продолжай. Нет, это просто невыносимо! Я вскочил и принялся бессмысленно метаться по Тревесу, натыкаясь на стулья. Как же так можно! Ведь Гриндельвальд любил его. Они были друзьями. Да еще какими! Так любил, что души хотел соединить. И Альбус согласился. Ведь согласился! - А что сделал Дамблдор? – я остановился и посмотрел на Кеса. – Что сделал он для своего друга? Ведь создающий хоркракс жертвует своей душой. А чем пожертвовал для него Дамблдор? - Дамблдор за него умер, - как будто между прочим сообщил Кес. - Что?.. Когда? - Часа три назад, насколько мне известно. Ведь ты сам убил его, Севочка. Я?.. Ну да. Я. Чего я так удивляюсь. Сам и убил. Часа три назад. Но ведь он… - Он сам просил. И ты сказал, что я обязательно должен сделать это. И… и при чем тут Гриндельвальд? - Если ты немного размялся, то присаживайся, - он указал на стул, с которого я так глупо вскочил. - При чем тут Гриндельвальд? – повторил я, усевшись на место и изо всех сил стараясь успокоиться. - Ты ведь любишь арифметику, Севочка. Вот и посчитай. Один глупый мальчишка, погубив себя, сделал один хоркракс. Так? - Да. Но ведь там… - Именно. При том, что мальчишка был один и хоркракс он сделал один, души он разорвал две. - И? – я понятия не имел, что из этого может следовать. - Когда Альба рассказывал тебе о том, как создаются эти милые предметы, он ничего не говорил о способах вернуть душу в исходное состояние? - Говорил. Ты сказал как-то, что все манипуляции с душой обратимы по определению. Я тогда его спрашивал. - Так что он сказал тебе? - Кажется, необходимо искреннее глубокое раскаяние. - Все? - Еще он говорил, что это очень больно. - Терпимо. Все? - Ну да. - Хорошо. А теперь скажи мне, в чем должен раскаяться обладатель хоркракса? Как решать подобные задачки, я знал. На этом он меня ловил столько раз, что я давно выучил. Раскаиваться надо не в целях или средствах, а в мотивах. В нашем случае - не в убийстве невинного человека, потому что это средство, и не в желании силы или власти, потому что это цель, а в стремлении перехитрить смерть. Раскаяться… в страхе смерти? Но это невозможно… - Как следует раскаиваться в страхе смерти? – спросил я, уже точно зная ответ. - Умереть. - Альбус вернул часть души… умерев? Он поэтому просил меня? - Да. - И… и не только себе, да? - По нашим с Альбой расчетам, в их конкретном случае, видимо, да. Они оба всю жизнь сожалели о содеянном. Но точно это станет известно после смерти Гриндельвальда. - Он так… так испугался, когда заподозрил, что я не смогу его убить. Он… Я просто пытался пожаловаться. Хотел, чтобы Кес понял, как мне сейчас тяжело. И как было тяжело там, на башне. Но он опять заставил меня вспомнить, что никакого сочувствия я никогда в нем не найду, в ответ на мои слова попросту рассмеявшись. - Альба попал бы в очень неприятную ситуацию, Севочка, если бы ты его не убил. У него были все причины желать закончить свои дела поскорее. Надо взять себя в руки и успокоиться. В конце концов, я все сделал правильно, раз эта смерть была так нужна. Да еще и не одному, а сразу двоим людям. - Кес, я пойду к себе? Вместо ответа он медленно провел кончиком языка по верхней губе. Я ненавижу, когда он так делает. У него при этом становится такой вид, что сразу ясно – сейчас произойдет какая-нибудь феерическая пакость. - Я бы на твоем месте не очень торопился, Севочка. Да я и не уйду теперь. Неужели он еще не все новости мне сообщил? - Что-то еще? – невинно поинтересовался я, подумав, что меня сегодня уже точно ничем не удивить. - Ты понял все, о чем мы тут с тобой толковали? Нет. Мне еще думать об этом и думать. - Фактическую часть – да. - Хорошо. Именно фактическая часть меня сейчас и интересует. Что-то не так. - Кес, я упустил какую-то деталь? - Боюсь, что да. И весьма существенную. - Ты мне скажешь? – устало спросил я, с тоской понимая, что отдохнуть и спокойно все обдумать он мне, видимо, не даст. - Так и быть, - засмеялся он. – Ты точно осознал, что Альба соединил свою душу только после смерти? - Ну да. - Нет, Севочка, пожалуйста, будь внимательнее. Боже мой… Сначала умер. Добровольно, раскаявшись, прошел через смерть. И только после этого соединил. Он не мог умереть, пока часть его души была в фениксе, значит… - И изволь успокоиться, пока у нас тут опять сугробов не намело. Или еще чего-нибудь похуже. Он сказал это очень кстати. Потому что когда я все понял… понял, как они оба меня опять подставили… ничего не сказали, не объяснили… Почему?! Почему надо так поступать со мной?! Но я не мог как следует разозлиться. Если то, что пришло мне в голову, правда... Плевать, что не сказали. Они никогда ничего не говорят. Может быть, Лорда боялись, может, еще чего-нибудь. Мало ли. У них никогда ничего не поймешь. - Альбус жив, да? Скажи «да». Скажи «да»! И я прощу тебе все издевательства и обманы. И тебе, и ему. Только скажи «да». - Возможно. - Ну что ты за человек, а?! Хотя как раз в такие вот моменты я и вспоминаю, что он не человек. - Альба немного неудачно упал с башни. И отравился тоже довольно серьезно. Вот только не надо мне тут рассказывать про то, как кто-то отравился, а ты не смог с этим справиться. О чем угодно можешь рассказать. Но не об этом. В это не поверю. Никогда. - Кроме того, его возраст не очень способствует подобным… приключениям. - Он здесь? - В школе. - Тогда откуда ты знаешь, что он жив? - Разве я говорил, что он жив? Как же он меня измучил! Они. Они оба. - Тогда это надо выяснить. И побыстрее. – Я вскочил на ноги. - Ты вряд ли сможешь ему помочь. - Я хочу его увидеть. - Боюсь, в Хогвартсе ты сейчас не очень популярен, Севочка. Да не то слово. - А Гриндельвальд? - Что именно тебя интересует? - Он ведь тоже должен умереть? Чтобы соединить обе части? - Видимо, да. - И… а кто же ему… поможет? - Желаешь предложить свои услуги? – засмеялся Кес. Вот как так можно, а?! - Я бы тебе не советовал, Севочка, даже близко подходить к этому мерзавцу. Никогда. Я не считаю его мерзавцем. И никогда теперь не буду считать. Но мне надо все хорошенько обдумать. А на это нужно время. Много времени. Конец первой истории ~*~*~*~

danita: УРА А Кес в своём репертуре. Хитрован. Морочит Севочке голову.

Aldhissla: Как неожиданно и приятно обнаружить продолжение!! Ох, еще и с Гелльбусами 8-)) А "монтаж" 6-го года это специально, или еще будут флэшбэки?

Кьянти: Лучшее субботнее утро за последние полгода. valley, спасибо! Не сочтите за наглость, позвольте Вас

Zmeeust: Браво! Что-то Князь Наследника совсем запугал, Сев как увидит, что Кес рот открывает, так уверен, что сейчас про наследство вещать начнёт. :) Кстати, очень интересное "техническое" обоснование "выживания" Альбы, я думал будет что-то попроще.

Fly: valley пишет: В какой-то степени. Он решил, что если для изготовления хоркракса убить не просто какого-то человека, а кого-то, кого Альба любит, то его согласия не потребуется. вот этого - не поняла...

Alix: valley , это очень талантливо. Так рад был прочитать продолжение. Мне так нравятся Ваши логические обоснования, стиль, язык. Желаю дальнейших успехов и с нетерпением жду продолжения

valley: danita Даже не знаю, чо вам на это сказать. Aldhissla Я долго думала, что такое флешбек, и если поняла правильно, то ответ такой: будет еще один большой и полный флешбек. Кьянти Рада, что удалось поднять вам настроение. Zmeeust Во-первых, на самом деле Сев совершенно прав. Кес ни о чем кроме наследства с ним не говорит. Просто разными словами, но всегда об одном и том же.)) А во-вторых, почему вы решили, что Дамблдор не умер? Fly Ну извини.(( Alix Спасибо. Рада, что вам нравится.

precissely: valley, спасибо. Ко всему прочему, при некотором отсутствии ума и врожденном дальтонизме у него было очень много фантазии. А это, знаешь ли, чревато. какая... чудесная характеристика директора - Гриндельвальд подарил Дамблдору феникса, чтобы директор поместил в него часть своей души? и дальше по тексту даже жутко стало. И главное, как, черт побери, логично!

Terry: Ура!!! Логично и изящно. Как же я скучала по Взломщикам. И по Вашему стилю. Спасибо! Такой тоскливый день превратили в праздник.

Anilaja: Всё так неожиданно серьёзно... А "монтаж" 6-го года, это как раз та шалость, которую следовало от вас ожидать И спасибо за долгожданное продолжение!

tanitabt: valley, спасибо *блаженно улыбаясь*

Zmeeust: valley пишет: А во-вторых, почему вы решили, что Дамблдор не умер? Во-первых: "Неправда! Достоевский бессмертен!"(с) Коровьев А во-вторых: "слишком долго вы убеждали нас в обратном"(с) Айс

Пелегрин: valley спасибо!!!

Akulina: valley спасибо вам огромное! У меня сегодня и так был радостный день, а теперь - уже настоящий праздник! Интересненькая же птичка Фокс. Гриндевальд есть, Дамблдор есть... А сам Фокс наличествует? Или его Томми заавадил тогда в министерстве?

valley: Akulina А вы книг не читали? precissely Terry tanitabt Пелегрин Zmeeust Ну-ну. Anilaja Будет 6-й год.)))

Toory: Так вот что такое приятный сюрприз!

Элена: valley Большое спасибо вам за продолжение! Честно говоря, уже надеяться перестала. Было бы очень жаль, если бы вы забросили Взломщиков - в фэндоме очень мало оригинальных и самодостаточных произведений. Читаю ваш фик уже больше трех лет, с самого своего прихода в фэндом и до сих пор получаю от него искреннее удовольствие :) Еще раз огромное спасибо вам за труд и за желание поделиться с другими частицей вашего воображения. Желаю в дальнейшем еще больше вдохновения и удовольствия от творчества :)

Akulina: valley в смысле? Вообще-то читала Я имела ввиду, наличествует ли внутри Фокса личность Фокса (если, конечно, у фениксов бывает личность)? Просто если у Фокса, бедняги, растроение личности, то ведь Томми в минестерстве одну из этих третей мог запросто убить. Или не мог...

Shendary San: valley, огромное вам спасибо!!! Как глоток свежего воздуха)) - Когда Альба рассказывал тебе о том, как создаются эти милые предметы, он ничего не говорил о способах вернуть душу в исходное состояние? - Говорил. Ты сказал как-то, что все манипуляции с душой обратимы по определению. Я тогда его спрашивал. - Так что он сказал тебе? - Кажется, необходимо искреннее глубокое раскаяние. - Все? - Еще он говорил, что это очень больно. - Терпимо. Все? а откуда Кес знает, насколько это больно?

Alix: valley, поясните мне тугодуму, Альбус воскрес что ли? Или достоверно Вы о его состоянии расскажете потом? А то я после вопросов читателей и Ваших ответов совсем запутался.

Бран: Ух ты, продолжение! Уррррраааааа!!!!!!!! Спасибо большое!

wind_arkh: Есть в жизни счастье

valley: Toory Бран wind_arkh Элена Спасибо большое за приятные слова. Надеюсь вам будет нравится до кнца.))) Akulina Вряд ли у Фойкса растроение личности. Но идея ваш конгениальна. Shendary San Если вы на самом деле хотели спросить, а не делал ли он так сам, то нет, не делал. А насчет его высказываний, так он вообще на редкость бессердечное существо. Alix Вы знаете, это интересная идея. Я подумаю.

Bristow: За что люблю Вас и ваши произведения так это за неожиданные повороты

Анна (Ежиха): Что ж, оно всё так же прекрасно. И всё так же требует работы головой, чтобы уловить нюансы. Уж не рисовал ли автор Кеса с себя?

Natty: Valley, спасибо! Спасибо огромное!!!!

Anilaja: Геллерт Гриндельвальд очень любил своего друга. И в знак вечной любви и дружбы подарил ему феникса. Простите, не удержалась!

valley: Bristow Natty Анна (Ежиха) Нет. Anilaja Спасибо.)))

valley: II. Тостуемый пьет до дна История, безусловно, самая грустная, о том, как профессор Снейп отправил Альбуса Дамблдора в «очередное приключение», а сам от такого счастья воздержался, чем и вызвал стойкое неудовольствие всех, кто так неосмотрительно легендарному шпиону доверял. [align:right]Англия - демократическая страна и если в ней нельзя свободно жить, то уж умирать каждый волен, когда ему заблагорассудится. Григорий Горин, «Дом, который построил Свифт»[/align] Из моей жизни ушли яркие краски. И беспечность. Пусть не моя, чужая. Но хоть какая-то. Так раздражавшие и одновременно восхищавшие меня легкомыслие, непоследовательность, а иногда и глупость, которую я временами принимал за гениальность. Или наоборот, это была гениальность, которую я принимал за глупость. Теперь уже и не разобрать. Напрасно я старался убедить себя, что ни в чем не виноват. Напрасно до бесконечности доказывал воображаемому собеседнику, что если бы я не пошел в Министерство, то все могло сложиться намного хуже. Куда хуже-то? Мог бы погибнуть кто-то из детей? Да мне плевать на их детей. Лорд мог бы получить пророчество, и тогда вообще неясно, что было бы со всеми нами? Но и это меня не оправдывало. Мне не нужен был в этом мире никто, кроме Фэйта, а Кес сказал, что с нами, то есть с Семьей, ничего бы не случилось ни в каком случае. Значит, и с Фэйтом тоже. Мне не было оправданий. Я посадил его в тюрьму. Там холодно. Ему там плохо. И он ничего мне не сказал. Ни единого слова. Как будто так и надо. Ничего хуже я не сделаю уже никогда. Даже если приму Наследство Кеса и мое «никогда» приблизится к бесконечности. Я был совсем дурак, воображая, что Фэйт никуда не денется. Это я-то, человек, осознавший понятие вечности, наверное, раньше, чем научился говорить. Его нет. А я остался. А его нет. Как же я всех ненавижу… ~*~*~*~ О боже… - Кес, я не буду играть в шахматы. Я не могу запомнить, как ходят фигуры. - Этого не потребуется. - И как они называются - тоже. - Да ради бога. - Я не хочу! - Одну фигуру, я думаю, ты запомнишь? - В этой игре всего одна фигура? На двоих? - Фигур здесь много. Но запомнить надо одну. Он меня заинтриговал. Как это - одну?.. Всего одну? И уже можно выигрывать? ~*~*~*~ - Дамблдор должен умереть, Север. Мало ты все-таки общался с Кесом. Все должны умереть. Иначе быть не может. - Да, мой Лорд. - И я знаю, кто нам поможет в этом. Неужели я? - Малфой. Давно меня так не удивляли. - Кто?.. - Малфой, Север. Малфой. - Каким образом? - Драко Малфой. Ах, Драко. - Я думаю, что именно ему мы поручим это деликатное дело. Я вспомнил, сколько труда мне стоило не смеяться, когда Фэйт разговаривал с Шефом. Судя по всему, с Драко будет та же проблема. Поручи. Вот именно ему и поручи. А то мало ли. Известие о том, что Лорд, не справившись в Министерстве сам, решил поручить убийство Дамблдора мало того, что шестикурснику, так еще и Малфою, стоило того, чтобы рассказать его всем, кому вообще это можно было рассказать. - Замечательно! – неизвестно чему обрадовался директор. – Северус, это же замечательно! - Что именно? – мрачно спросил я. Но внятного ответа не получил. Да я и не рассчитывал. - Бедный Томми, - грустно вздохнул Кес. – Неистребимое желание общаться с представителями нашего семейства рано или поздно закончится для него печально. У этого и спрашивать ничего не стоило. Хоть бы раз в жизни, хоть на что-нибудь он отреагировал бы так, как я от него ожидаю. Так ведь ни разу! - Кес, зачем ему мальчишка? - Он скучает. - По кому скучает?.. - По нашему родственнику, Севочка. И пытается найти ему замену. Впрочем, тебе не понять. Мне не понять?! Мне?! - Кроме того, он надеется, что Люци узнает о том, как нелегко приходится бедному ребенку, и найдет способ выбраться из Азкабана. - От кого узнает? – очень зло спросил я. – Ты ему скажешь? Или я? Да я самолично придушу любого, кто попытается сейчас смутить покой Фэйта. Это единственное, что я могу для него сделать. Я категорически запретил Крису передавать любые известия. От кого бы то ни было. И Кес запретил. Я знаю. - Боюсь, что Томми даже близко не подозревает о том, как бессмысленны его надежды, Севочка. Кес откровенно смеялся. А мне было плохо. А еще я подумал, что не одному мне, оказывается, плохо от отсутствия Фэйта. Открытие выглядело… диковато. ~*~*~*~ Когда Кес прилетел с шахматной доской, я очень расстроился. Честно говоря, я рассчитывал, что они будут меня развлекать каким-нибудь более человеческим способом. Лучше бы виски принес. Это было первое, о чем я спросил Криса еще два дня назад. - Даже не надейся, - усмехнулся он на мой вопрос. – Охрана придет, а у тебя тут амбре. - А палочка мне на что? - Давай еще здесь колдовать начни. Палочка на всякий случай. - На какой такой случай? - На непредвиденный. Этот поганец обернулся летучей мышью и пристроился в нише на подоконнике, таким хамским способом, видимо, давая понять, что разговор окончен. ~*~*~*~ - Нет, Севочка. Метка Драко совсем не то, что ваши, она не была принята добровольно. - Почему? Он согласился. - Это неважно. У него не было выбора. И она ему не нужна. Вот у него она действительно просто средство связи. У Томми нет ничего, что по-настоящему нужно этому мальчику. Разве страх, который побудил его принять метку, можно считать основой его натуры? - Ему понравилась идея проявить себя и стать ближайшим… - Тебе не кажется, что «понравилась идея» и «основа личности» - вещи немного разные? Я тебе повторяю: у него не было выхода. Но так как он не просто какой-то напуганный мальчик, а сын нашего родственника, то он, за неимением лучшего, пытается получить максимум выгоды и удовольствия из того, что предложили ему обстоятельства, на которые он повлиять не может. У него не возникло связи с Томми, как у вас. Эти метки были гениальнейшим изобретением. Я даже немного разочарован. Томми перестал вкладывать в клеймение людей душу. - Так нечего уже вкладывать. - Прекрати повторять за Альбой всякую чепуху. Думай, пожалуйста, собственной головой. - Я думаю. Но ты ведь и сам не уверен, что прав. - Нужна страсть. Страх может быть чем угодно, но не страстью. Если бы Томми был писателем, то, увидев метку Драко, я бы сказал, что он исписался. - Он поторопился. - Раньше он таких ошибок не делал. - Пожалуй. - Он больше не способен на творческий подход к делу, что не может не огорчать. Ремесленники меня не интересуют. Уж не в мой ли огород камешек?.. - Все это замечательно, но вдруг у Драко получится? Случайно. - Не получится. Мальчик не хочет убивать, Севочка. Значит, не убьет. Заставить Малфоя сделать то, чего он не хочет, невозможно. Он не сделает. Даже если будет очень стараться. По-моему, он что-то путал. Не хуже нашего Лорда. - Драко - не Люциус, Кес. - Такие таланты обычно наследственны. - Да? А почему мне не передалось никаких твоих талантов? - Так ты не берешь Наследство. Всегда одно и то же. - И не возьму. - Это как тебе будет угодно, Севочка. Но если бы ты согласился как следует подумать об этом… «Как следует» - это как? Можно было вставать и уходить. Эту песню я знал наизусть, слушая почти беспрерывно уже больше двадцати лет. Она никогда не менялась и была неизбежна, как смена дня и ночи. ~*~*~*~ Одну фигуру я, конечно, запомнил. Но клетчатая доска всегда наводила на меня тоску, заставляя вспоминать Шефа, Розье и вообще всякую дрянь. - Кес, зачем это? Я не люблю шахматы. - Не называй шашки шахматами. Будешь играть с охраной. - Станут они со мной играть. Они с утра до ночи друг с другом в карты режутся. - А ты предложи. - Да не станут они. - А ты предложи на деньги. - Слушай, ну какие у них деньги? - Вот именно. - Что «вот именно»? Я выиграю - они меня вообще прибьют. - Так не выигрывай. Проигрывай, Люци. Проигрывай. И побольше. ~*~*~*~ Продолжение следует.

danita: valley пишет: - Кес, зачем это? Я не люблю шахматы. - Не называй шашки шахматами. Действительно, надо запомнить только одну фигуру Фэйт гениален! Кес гениален! И Вы гениальны! Один Айс - всего лишь скромный талант

Natty: Малфой - и шахматы? Хотя да... у Лорда-то он выиграл.

Кьянти: valley ... и один из лучших воскресных вечеров. :)))) Снимаю шляпу. Низкий поклон и сердечная благодарность. :)

Милена: valley пишет: кто остановил это кошмар

Алисия: Ура, наконец-то 6-й курс! valley, спасибо!!!

Terry: Я в восторге))) И смешно, и грустно... Стоило ждать. Еще раз -

wind_arkh: - Дамблдор должен умереть, Север. Мало ты все-таки общался с Кесом. Все должны умереть. Иначе быть не может. Ну зачем так растраивать Томми.. Все таки старался человек, Душу делил... Я вспомнил, сколько труда мне стоило не смеяться, когда Фэйт разговаривал с Шефом. Судя по всему, с Драко будет та же проблема. Бедный Сев... Ему никогда не будет скучно. Кес и Малфои об этом позаботятся. И даже Поттер будет не при чем. - Бедный Томми, - грустно вздохнул Кес. – Неистребимое желание общаться с предствителями нашего семейства рано или поздно закончится для него печально. Кто же знал, что Кесово "семейство" столь плодовито. Ладно хоть, никто не просил принимать в "семью" Уизли... - Он скучает. - По кому скучает?.. - По нашему родственнику, Севочка. И пытается найти ему замену. Впрочем, тебе не понять. Мне не понять?! Мне?! Ранее: - К сожалению. Боюсь, что это серьезно, мой Лорд. - Да что с ним? - Он... на вас... обиделся. - ЧТО? - Он ревнует. Это взаимно, наверное... Удручают только формы проявления столь "высоких" чувств... Томми перестал вкладывать в клеймение людей душу. - Так нечего уже вкладывать. - Не получится. Мальчик не хочет убивать, Севочка. Значит, не убьет. Заставить Малфоя сделать то, чего он не хочет, невозможно. Он не сделает. Даже если будет очень стараться. По-моему, он что-то путал. Не хуже нашего Лорда. А по-моему, у Севочки с памятью что-то стало... Ранее: Хотя Кес говорил, что Фэйта в принципе нереально заставить делать то, чего он не хочет. То есть «заставить-то его можно, но результат затмит все ожидания». Довели "старые приятели"... - Драко - не Люциус, Кес. - Такие таланты обычно наследственны. - Да? А почему мне не передалось никаких твоих талантов? - Так ты не берешь Наследство. Действительно... Valley, огромнейшее спасибо за потрясающее продолжение.

Alix: valley пишет: История, безусловно, самая грустная, о том, как профессор Снейп отправил Альбуса Дамблдора в «очередное приключение», а сам от такого счастья воздержался, чем и вызвал стойкое неудовольствие всех, кто так неосмотрительно легендарному шпиону доверял. Север мне здесь напоминает Гамлета. Совсем разочарованный и грустный. Очень нравится.

valley: Alix Alix пишет: Север мне здесь напоминает Гамлета. Да вы романтик. Лично мне он везде напоминает Клавдия. Только у того размах не тот. danita У Айса зато есть призвание. А все остальные мимо проходят.) Natty Да он, бедняжка в принципе с правильными фигурами не монтируется. Кьянти Алисия Terry Рада что вам нравится. Милена Спасибо. wind_arkh Так он и не расстраивает. Он про себя переживает.

Akulina: valley пишет: Проигрывай, Люци. Проигрывай. И побольше. Что-то Кес задумал. Это они так будут налаживать отношения с охраной, чтобы Люца перестали травить?

Lorane: valley пишет: Лично мне он везде напоминает Клавдия. Только у того размах не тот

valley: Akulina Бегите стандартов, мозг выедающих. Lorane

valley: Но серьезнее всех меня озадачила Нарцисса. - Северус, я хочу, чтобы ты помирился с Белл. Это необходимо, понимаешь, необходимо! Я с ней не ссорился. Это она говорит про меня Шефу всякие гадости. А я не ссорился. - Я не ссорился. - У нее к тебе множество вопросов. Что тебе стоит отнестись к этому с уважением, ведь вы были друзьями. Особенно теперь, когда… Сев, ведь вы - ты и она – единственные люди, которые помогут мне защитить Драко. У нас больше никого нет. Он слушает тебя, он слушает ее… - Очень зря он ее слушает, Нарси. Ничему путному она твоего сына не научит. - Сев, я говорила о Темном Лорде. Он слушает и ее, и тебя, понимаешь? Только вас. Вы можете защитить моего сына. Ты и Белл. И это ужасно, что вы… что она тебя ненавидит. Ведь она тебя ненавидит. Она считает тебя предателем, понимаешь? Это ты ничего не понимаешь, дорогая. И слава богу. - Ради всего святого, объяснись с ней. Вы отлично ладили до того ужасного случая с Лонгботтомами. Она, конечно, не такая, как прежде, но я тебя прошу: будь хоть чуть-чуть снисходителен, ведь не ты провел в Азкабане столько лет. - Ты напрасно думаешь, что он нас послушает. Он никого не слушает. И если он захочет отнять у тебя сына, он это сделает. - Он не убьет ее племянника. Я так не думал, но разубеждать ее не стал. Нарси думает это так просто. Помириться с Белл. Она никогда не была дурой и прекрасно понимает, что если Шеф моей деятельностью удовлетворен, то и ей обижаться не на что. Так почему она меня ненавидит? За что? За то, что я не сел вместе с ней в тюрьму, полагаю. И что я теперь могу сделать? Я уже не сел. Что можно сделать сейчас, сегодня? Я должен сказать ей, что сожалею и хотел бы провести с ней все эти годы в Азкабане? Ерунда какая-то. Так что ей надо? - Я чуть с ума не сошел, когда понял, что больше тебя не увижу, - сказал я, глядя в пол. - Как романтично, - презрительно процедила она. Лучше бы плюнула. До чего же комично я, наверное, смотрюсь. Она ведь по глазам поймет, что мне плевать на нее. Зачем я затеял все это?.. И ради чего? Ради Драко? Да. Мало того, что Фэйт сидит из-за меня в тюрьме, так дело даже не в этом. А в том, что Драко - член Семьи. В конце концов, я просто заставлю ее поверить. - Ты всегда смеялась, - я посмотрел ей прямо в глаза, - и никогда мне не верила. Я тоже не люблю романтику. Но я любил тебя. Тогда еще слишком сильно. И тут случилось именно то, чего я панически боялся с того самого дня, как она вернулась. У нее дрогнули губы, она постояла, впившись в меня взглядом, секунду или две, и бросилась мне на шею. Кажется, я перестарался. С перепугу, не иначе. Но на ком еще упражняться, как не на старых друзьях. Я идиот… Следующий разговор мы ведем уже втроем. - Если четко дать ему понять, что дело будет сделано, он успокоится и, возможно, от мальчишки отстанет. По-моему, Белл смотрит на вещи слишком оптимистично. - Не отстанет, - в отличие от нее, я прекрасно знал, что к чему. - Не отстанет, - повторила за мной Нарцисса. – Он мстит Люцу за провал в Министерстве. - И зачем было выходить за него замуж, а? Это они как раз и без меня могли обсудить. И наверняка обсуждают. Нарси просто на дыбы взвивается, если при ней ругают Фэйта. Зачем? Есть столько способов расквитаться. Не скандаля. Быстро и тихо. - Ты думаешь, он на тебя доносит? – спрашивает Белл, когда мы видимся с ней в следующий раз. - Что? - Крысеныш доносит на тебя? – раздраженно выкрикивает Белл. - А, да, конечно. Я дар речи потерял минуты на две, когда Шеф велел поселить Петтигрю у меня дома. В первый момент совсем растерялся, и сознание за полсекунды нарисовало картину полного распада личности любимого Повелителя. От того, что он забыл, кто я и где мой дом, и до того, что он меня путает с кем-то, а значит, и всех нас, и, возможно, вообще уже не различает. - Куда его девать? – снизошел до объяснений Шеф. - Я его уже видеть не могу. А тебе все равно. Мне-то все равно. А Кесу? Или он просто хочет таким образом от этого идиота избавиться? А больше он ничего не хочет? - У меня дома поселить? – переспросил я. – И сколько он, по-вашему, после этого проживет? - Да нет, – нетерпеливо сказал Шеф, – посели его в каком-нибудь из выходов. Он еще может пригодиться. Ах, это. Но все равно ведь опасно. Только и следи потом, чтобы его кто-нибудь не придушил мимоходом. - Будет исполнено, мой Лорд. В каком-нибудь поселю. Кес удивился, но не возражал. - Странные у Томми формы заботы о подопечных, - пожал он плечами. – Я думаю, там надо будет пространство разделить? - Там нечего делить, Кес. Там вообще жить нельзя, это же просто выходы в города. - Жить можно где угодно. Это во-первых. А во-вторых, не память же ему стирать каждую ночь. Разделим пространство, он и не увидит никого. - А главное, его никто не увидит. - У нас с тобой разные представления о том, что где главное, но в данном случае суть от этого не меняется. Действительно. О чем я. Какая разница, убьют человека или нет. Да его в секунду на тот свет отправят, как только увидят. О чем Лорд вообще думал? - Он думал о том, что этот человек потом ему расскажет, - по привычке ответил на мой незаданный вопрос Кес. - С одной стороны, такие попытки надо пресекать на корню… - Ты все-таки предлагаешь его убить? Лорд, скорее всего, просто хочет избавиться от Петтигрю нашими руками. Тоже мне. Перебьется. Сам пусть работает. - Нет. Если Томми этого не желает, с нашей стороны получится нелюбезно. А если желает, то это его проблемы. Логично на самом деле. В итоге Петтигрю я поселил в каком-то полуразвалившемся заброшенном домике на окраине одного из мелких промышленных городков, которые считались нашей территорией и использовались время от времени для ночных прогулок моих родственников. Да и не только. Камины в таких домах, называвшихся просто выходами, составляли свою обособленную сеть, к которой как раз и был подключен Западный камин Тревеса. Предложить поселить в таком месте живого человека мог, наверное, только наш Лорд. Я еще понимаю, сам бы поселился. Хотя лично я бы и ему не посоветовал. - Это твой дом? – испугано спросил Петтигрю, попав туда впервые. - Я тут почти не живу. На втором этаже есть гостевая спальня. Кажется. К тому моменту я еще не успел посмотреть, во что превратился дом после преобразований Кеса. Но надеялся, что все в порядке. Зря я согласился. Надо было просто отключить здесь камин. Хотя на это Кес бы не пошел. Территорию нельзя оставлять без присмотра. А то набегут какие-нибудь безродные одиночки, потом не избавимся. Ладно, в конце концов, это не мое дело. Если что-то не сработает и мы лишимся этого соглядатая раньше времени, так от несчастных случаев еще никто не застрахован. С тех пор прошло недели две, и в том доме я не появлялся. Но вопрос Белл заставил меня вспомнить о нем. Может быть, она все-таки дура? - Конечно, он доносит. Иначе зачем бы Повелитель его ко мне подселил? - Ему нечего доносить, ты же там не бываешь, - мягко сказала Белл, в очередной раз поразив меня резкими перепадами настроения. – Тебе не следует так легкомысленно относиться к этому. Да мне все равно. Но теперь это не все равно Белл. Что удручает. Хотя и забавно. - Сев, он тоже не уверен в тебе. У него много вопросов. - Я уже ответил ему на все эти вопросы. - Но получить подтверждение со стороны ему будет полезно, ведь так? Мне в голову не приходило, что они с Нарси могут задумать попросту подставить меня. Я до сих пор уверен, что основная идея не принадлежала Белл, хотя она и преподнесла мне все это как собственную выдумку. - Таким образом, Повелитель поймет, что Дамблдора все равно убьют, и хоть немного успокоится. - Белл, - окликнул я ее уже в дверях. – Он обязательно проверит, где вы были, о чем говорили и… о чем думали. - Я знаю, Сев, не волнуйся. - Нарцисса… - Я научу ее, это несложно. - Будьте аккуратнее. - А он сильно изменился, правда? Ну, ты тоже сильно изменилась, дорогая. Не тебе привередничать. - Изменился. - Раньше в нем не было этой… усталости. - Не было. - А ты совсем не изменился. Да неужели? - Я жду вас часам к одиннадцати. Я согласился, чтобы сделать им приятное. Мне-то было все равно. Во всяком случае, тогда я так думал. ~*~*~*~ Просто так проигрывать я, конечно, не мог. За кого Кес меня принимает? Поэтому я научил играть в эти «не шахматы» всех желающих. Например, Руди. Они с Рабастаном вообще оказались на редкость азартными. Со скуки, наверное. Постепенно втянулись остальные, и дело пошло веселее. Точно понимал, что происходит, сначала, кажется, только Эйв. Но он, как всегда, помалкивал, потому что с охранниками играл исключительно я, а жилось от этого неплохо нам всем. - Ты очень нас выручил, Малфой, - объяснил мне как-то вечером Роквуд. – Лица, работающие на наше Министерство, не могут брать взятки. - Я понимаю. - Нет, не понимаешь. Эта информация доводится только до служащих. Но тебе я, так и быть, расскажу. Все должности, раздаваемые Министерством, зачарованы от коррупции. И здешние охранники – не исключение. А ты так ловко обошел этот по сути непробиваемый кордон, что тебя тут на руках готовы носить. И мы, и они. Вот теперь понимаешь, верно? Меня всегда немного раздражала его манера изъясняться. И весь он меня раздражал. Но ему самому знать этого, конечно, не стоило. Среди наших проигрывать мне почти ежедневно небольшие суммы быстро стало считаться хорошим тоном. Это всячески поощрялось охранниками, и пренебрежение такой всеобщей идиллией для любого из заключенных могло закончиться плохо. Пятьдесят процентов я потом проигрывал нашим сторожам, а пятьдесят - отдавал Крису. Если уж мне предстояло провести в этом кошмарном месте какое-то время, то не нужно упускать даже такие возможности. Других мне, скорее всего, никто не предложит. ~*~*~*~ Продолжение следует.

reader: Как здорово, как интересно - не оторваться! Спасибо, ура!

Алисия: Истинный Малфой, даже в Азкабане делает деньги! :))))

Анна (Ежиха): Это полное безобразие вообще. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Хорошо, что у Малфоев всё спокойно с чувством юмора, а то бы...

JeSy: ах,как все это сложно... Но просто мурашки по коже, как здорово!

Natty: Обожаю Азкабан в Вашем исполнении, Valley! Заключенные, ходящие в гости друг к другу, играющие между собой и с охраной. Не хватает только пирогов бабуки Эйвери))) А уж как Фэйт развлекается: "шахматы", которые не шахматы, взятки, которые не взятки, да еще и вклады через Криса. Тупик - дааа, выбрали Кес с Севом местечко для Петтигрю. Как там Белла сказала, "до нас сюда не ступала нога ни одного из наших".

valley: reader JeSy Алисия Так больше там делать нечего. Анна (Ежиха) Что-то не так? Natty Да вряд ли его все это действительно развлекает.

Akulina: Здорово, как всегда! Спасибо!

Lorane: Да, Роулинг о многом умолчала

valley: Akulina Lorane

valley: [align:right]Предоставленные сами себе события имеют тенденцию развиваться от плохого к худшему.[/align] - Это я виноват в смерти Сириуса. Нельзя было устраивать такую чудовищную провокацию. Ты явно был не готов. - Альбус, вам не об этом сейчас надо думать. Он был чуть жив, даже сидеть не мог и лежал в своем кресле, закрыв глаза. Если я хоть что-то понимаю в таких проклятьях, а я понимаю в них все, то мы еле успели. Я одновременно поил его наскоро приготовленной смесью нескольких зелий и пытался снять проклятье с его обожженной почерневшей руки. - Что вы делали этой рукой, Альбус? - Ты не поверишь, - усмехнулся он. - Мне уже страшно. Он кивнул на стол. - Это гриффиндорский меч так вас отделал? - Нет. Кольцо. Рядом с мечом лежал безвкусный перстень с треснувшим камнем. - Вы схватили его рукой? Но зачем? - Хуже, Северус. Я надел его на палец. - Зачем вы его надели? Оно же было заколдовано, вы не могли не понимать этого. Зачем вы вообще его трогали? Он поморщился. - Я… сглупил. Это было так соблазнительно… - Что было соблазнительно? Он не ответил. - Чудо, что вы вообще смогли вернуться! – я был ужасно на него зол. – На это кольцо наложено сильнейшее проклятие. Остаётся надеяться, что его удастся сдержать. Я зафиксировал его. Временно. Альбус поднял почерневшую руку и начал разглядывать её как диковинку. - Ты отлично все сделал, Северус. Как думаешь, сколько мне осталось? - равнодушно осведомился он. Мне не понравился такой фатальный подход к вопросу, хотя на первый взгляд дело выглядело безнадежным. - Точно сказать не могу. Может быть, год. Невозможно сдерживать такое проклятье вечно. Подобные вещи только крепнут со временем. Он улыбнулся. - Мне повезло, невероятно повезло, что у меня есть ты, Северус. Мне бы еще когда-нибудь везло. Всем вокруг почему-то везет. Кроме меня. - Если бы вы позвали меня немного раньше, я бы смог... У вас было бы больше времени. Вы уверены, что достаточно сломать кольцо? - Что-то вроде того… Я был вне себя, это точно… - Он с трудом выпрямился в кресле – Ну что ж, это только все упрощает. Я имею в виду планы Волдеморта. Его приказ мальчику Малфоев убить меня. - Вряд ли Темный Лорд думает, что Драко сможет выполнить приказ. - Короче говоря, мальчик обречен, так же, как и я, - резюмировал директор. - Что ж, думаю, после провала Драко миссия перейдет к тебе? - Скорее всего. - Лорд Волдеморт полагает, что в ближайшем будущем шпион в Хогвартсе ему больше не понадобится? - Да, он уверен, что скоро школа будет в его руках. - Если это случится, - почему-то не глядя на меня, произнес Дамблдор, - можешь ты пообещать мне, что сделаешь все возможное для защиты учеников? Он в принципе не допускает возможности, что ему самому придется дожить до этих прекрасных времен? Ладно, про это безобразие будет потом с Кесом объясняться. Вот кто мигом ему по башке настучит за подобные фокусы. Надо распад мозга иметь в последней стадии, чтобы такое на руку нацепить. От чего он был не в себе? Я кивнул на его вопросительный взгляд, хотя гораздо больше мне хотелось пожать плечами. - Хорошо. Значит, так… Первым делом ты должен выяснить, что собирается делать Драко. - Вы позволите ему убить вас? - Нет конечно. Ты должен убить меня. Иногда мне начинает казаться, что у Шефа не с Поттером одна голова на двоих, а с Дамблдором. - Прямо сейчас? Или сначала сочините эпитафию? - Полагаю, момент представится со временем. Судя по случившемуся сегодня, - он кивнул на свою почерневшую руку, - с уверенностью можно сказать, что это произойдёт в течение года. В этот момент я по-настоящему испугался. Он действительно считает, что кроме меня ему никто не поможет? Или он устал до той степени, когда смерть начинает казаться единственным выходом? Или, может быть, таково побочное действие проклятия? Скорее всего, именно так. Во всяком случае, надо проверить. - Если вы не против умереть, почему не дать Драко сделать это? Что-то мне в нашем разговоре сильно не нравилось. Так бывало, когда я слушал Кеса и ощущал буквально растворенную в воздухе неправильность. Как будто мы говорим совсем о разных вещах. Он – о чем-то своем, а я пытаюсь его понять и вроде бы даже понимаю, но все не так. Все совсем не так. - Северус, мне нужно, чтобы это сделал ты. А правду сказать? Для разнообразия. - Зачем? - Смерть бывает разная. Дай мне слово, что если появится такая необходимость, то ты сделаешь это. - Почему я? - А кого мне еще просить? Мне все казалось, что это несерьезно. Что он так шутит, или проверяет меня, или хочет поймать на чем-то. Все что угодно, только не то, что, видимо, происходило на самом деле. - Северус, пожалуйста! Прошу тебя, дай мне слово! Он знал, точно знал, что это запрещенный прием. Так нельзя! Почему именно я? Почему всегда я?! - Я выполню вашу просьбу, если я, я сам решу, что в этом есть необходимость. - Спасибо, Северус. Если бы я мог рассказать Фэйту, что Дамблдор действительно собрается умирать, он бы, конечно, не посочувствовал директору. Но он бы посочувствовал мне. Фэйту я ничего сказать не мог, зато отлично помнил, как именно он всегда мне сочувствовал. И не видел причины пренебрегать его любимым средством. Тоску надо лечить. И я с успехом лечил ее на Тревесе, мрачно думая о том, что в одиночестве этого делать не стоило. Когда меня там обнаружил Кес, я уже двух слов связать не мог. - В честь чего столько веселья? – спросил он, когда я наконец его идентифицировал. В ответ я недовольно мотнул головой и поприветствовал его мычанием. - Это что-то новенькое, - он уселся напротив и уходить явно не собирался, хотя я и пытался показать ему рукой, в каком именно направлении ему следует удалиться, причем прямо сейчас. - Я понял, Севочка, - успокоил он меня. – Ты ведь не обидишься, если я сделаю это чуть позже? - Н-нет. - Человеческая реакция, - смерив меня презрительным взглядом, процедил он. - Угу, - удовлетворенно кивнул я, чувствуя, что потихоньку начинаю осознавать происходящее. Наверное, я все-таки сделал что-то не так. Если меня лечил Фэйт, я всегда потом долго спал. А сейчас просто плохо. Как будто меня бьют по голове чем-то очень тяжелым. Причем изнутри. - Когда тебя в последний раз не отражали зеркала? - Не помню, - пробормотал я, стараясь на него не глядеть, потому что откровенно лгал. В последний раз меня не отражали зеркала после того, как я пожал руку Блэку. Ровно три недели, я считал. Специально считал, чтобы проверить, может, все-таки не сработало. Какой там. Все по полной. Вот Кес бы порадовался. Но я же не дурак ему рассказывать. От себя не убежишь. Некуда. Да и не хочется уже. - Так что у нас случилось? - У тебя – ничего, - разом отомстил я за его безразличие ко всему, что когда-либо меня мучило. - Это радует. А у тебя? - Дамблдор. - Я слушаю. - Он умирает, - глухо сказал я, глядя в стол. - Он схватил в руки какую-то гадость и теперь умирает. - Это я знаю. Что-то еще? - Он взял с меня слово, что я убью его. Вот этого Кес точно не знал. Секунды две он обдумывал услышанное, потом усмехнулся и спросил: - А зачем ты дал ему слово? - Он меня просил. - Ну и что? - Он… я не смог ему отказать. - Ну, это понятно, - он рассмеялся. – Я тоже никогда не умел ему отказывать. До сих пор одни проблемы. Он может быть редкостным занудой, когда ему действительно что-то очень нужно. В общем, все не так уж и плохо. Во всяком случае, у тебя нет причин для такой трагедии. Если ты его убьешь, это будет даже забавно. Забавно?! Ему будет забавно?! А мне?! Я ничего не говорил. Просто молча смотрел на него. И хотелось мне удавиться. Хотя и не получилось бы. - Севочка, ну что это такое? – примирительно сказал он. – Ведь еще ничего не случилось. Может быть, его убьет кто-нибудь и без тебя. Или он сам умрет раньше. Разве можно так расстраиваться из-за будущего. Оно каждую секунду меняется. Он так быстро и незаметно умел, если нужно, превращаться из законченного циника в близкого и все на свете понимающего, что я всегда на это ловился. - Перестань, мой хороший. Каждый волен поступать как ему угодно. И Альба тоже. Как точно Кес определил, что именно меня расстроило. Дамблдор не смеет! Не смеет бросать меня! После всего, что он со мной сделал. Не смеет! Как он может меня бросить? Ведь рядом со мной нет больше ни одного живого человека. Это чудовищно нечестно! Хватит того, что я остался без Фэйта. - Ке-е-ес! Как он мог сделать такое со мно-о-ой?.. - Севочка, ну что ты ревешь, взрослый человек, честное слово. Я понимал, конечно, что все это выглядит совершенно дико, но вместо того, чтобы просто уйти к себе и, проспавшись, решать свои проблемы, я сидел на диване на Тревесе, уткнувшись носом в его камзол, и рыдал. Второй раз в жизни. - Альба давно собирался… попутешествовать. Если вернется, то расскажет нам с тобой, что там видел интересного. Я не стану с ним разговаривать. Не стану. Пусть насмехается сколько хочет. Мне все равно. И слушать его не буду. И не пойду никуда. Может даже не надеяться. Я вообще больше ни на шаг от него не отойду. Потому что он – это единственное, что у меня осталось. Даже если ему на меня плевать. Пускай. Я не вернусь больше в школу. Я вообще больше отсюда шага не сделаю. Я не желаю никого видеть. Никогда. Он крепко взял меня за плечи и, отодвинув от себя, заставил посмотреть ему в глаза. - Севочка, никогда, слышишь, никогда не смей оплакивать мертвых, пока еще можно что-то сделать для живых. - Для него больше нельзя ничего сделать, - я упрямо мотнул головой. - Ты бы лучше подумал, как поаккуратнее довести до сведения Томми, что малфоевский детеныш принадлежит нам, а не ему. А то мало ли. Это он сказал зря. Потому что про Фэйта я запретил себе думать в принципе. Просто запретил. Не сегодня. Не сейчас. - Лю-юц… - Боже мой… Все. Хватит. Он настойчиво прижал к себе мою голову и с силой провел несколько раз ладонью по волосам. А больше я ничего не запомнил. ~*~*~*~ У меня не было буквально ни одной свободной минуты. И виноват в этом был Крис. Он все время чего-то хотел. Стоило мне задуматься или, хуже того, прилечь отдохнуть, как ему срочно требовалась то подпись, то консультация, то совет. А когда я бывал близок к тому, чтобы сорвать на нем свою усталость и последствия бессонницы, прилетал Кес. Как скоро я понял, что они делают это нарочно? Да быстро на самом деле. Нравилось ли мне это? Не знаю. ~*~*~*~ Продолжение следует.

111: Диву даюсь, что у Вас за голова, Valley! Вы не перестаёте удивлять.

Lorane: Отлично написано. От сцены на Тревесе я чертовски расстроилась, эмоционально получилось... Или это я такая...

Natty: Lorane, вы не одна такая. Бедный Сев...

Bruinen: valley, спасибо за гениальное продолжение великолепной истории! valley пишет: Он решил, что если для изготовления хоркракса убить не просто какого-то человека, а кого-то, кого Альба любит, то его согласия не потребуется. Если убил все-таки не Альба, то получается, что убийство кем-либо любимого человека рвет душу абсолютно так же, как убийство, совершенное собственноручно? Ой! Тогда бедный Поттер! Он уже где-то к Томми приближаться должен Очень понравилось про метку Драко. Только непонятно, она все же "средство связи" потому, что у Драко не было выбора, или потому, что Томми перестал вкладывать душу? valley пишет: - Куда его девать? – снизошел до объяснений Шеф. - Я его уже видеть не могу. А тебе все равно. Убило прямо насмерть! И ведь логично) valley пишет: Пятьдесят процентов я потом проигрывал нашим сторожам, а пятьдесят - отдавал Крису. Процент за идею? Еще раз огромное-преогромное спасибо

valley: 111 Bruinen Bruinen пишет: Если убил все-таки не Альба, то получается, что убийство кем-либо любимого человека рвет душу абсолютно так же, как убийство, совершенное собственноручно? Ой! Тогда бедный Поттер! Вы не учитываете, что Дамблдор на тот момент был прекрасно знаком с техникой вопроса, и его все устраивало. Он только перед самим фактом убийства начал сомневаться. Он был полностью готов. Гриндельвальд просто чуть-чуть облегчил ему задачу. Действительно искренне пытаясь помочь. Избавляя и от сомнений, и от балласта, которым считал Ариану. Кроме того, они оба действительно так и не поняли точно, кто из них в нее попал и каким проклятьем. Ведь смерть может вызвать просто удар. Для их конкретного случая, все это оказалось несущественным. Что касается Гарри, безотносительно вопроса про АД, то у Гарри на глазах по-настоящему близких ему людей не убивали. Во всяком случае так, чтобы он это полностью осознавал. Убийства матери он осознавать не мог, а с Сириусом сразу два "но". Во-первых, привязанность к нему была обусловлена внешними факторами - полное отсутствие родных и одиночество. Если вспомнить книги, то Гарри наконец-то стал радоваться, что "за пределами Хогвартса появился кто-то, кто пишет ему письма". (Цитата не точная). А во-вторых, Гарри даже не понял сначала, что Сириус именно умер. Их близость была, на мой взгляд, несколько условной. Bruinen пишет: Только непонятно, она все же "средство связи" потому, что у Драко не было выбора, или потому, что Томми перестал вкладывать душу? Ах, этот вечный вопрос, что было раньше, яйцо или курица.))) Lorane Natty Мне жаль вас разочаровывать, но Снейп был пьян в хлам, если вы не заметили.

JeSy: очень интересно... Как это не по-айсовски - пить)

Alix: valley пишет: Он так быстро и незаметно умел, если нужно, превращаться из законченного циника в близкого и все на свете понимающего, что я всегда на это ловился. Да у циников это всегда хорошо получается. Тонко подмечено. Благодарю за доставленное удовольствие.

Анна (Ежиха): valley пишет: Что-то не так? Всё прекрасно. Опасные типы эти Малфои, вот что имею в виду. Ведь не займи его Кес в Азкабане зарабатыванием денег, Малфой бы себе быстро нашел развлечение и спасайся тогда кто может. )))

Lorane: Natty пишет: вы не одна такая. Бедный Сев... Natty Да, собственно, его жалеть не за что. Он и растраивался исключительно за себя. А Дамблдору наша жалость не нужна. Просто, как-то грустно стало. Общая роулинговская атмосфера, наверно :)

valley: Alix У меня есть сильное подозрение, что вы не совсем правы. Не в том что получается или не получается у циников, а вообще.)) JeSy Всякое бывает.) Анна (Ежиха) Анна (Ежиха) пишет: Ведь не займи его Кес в Азкабане зарабатыванием денег, Малфой бы себе быстро нашел развлечение и спасайся тогда кто может. Думаешь, Кес боялся его развлечений? Может быть, может быть.))

Lorane: valley пишет: Снейп был пьян в хлам, если вы не заметили Да заметили. "Лю-юц" меня добил :) Я больше общее впечатление имела в виду. А вообще меня сейчас нельзя слушать, мое настроние на данном этапе не показатель

valley: Lorane Lorane пишет: "Лю-юц" меня добил Кеса тоже.

Zmeeust: Анна (Ежиха) пишет: Ведь не займи его Кес в Азкабане зарабатыванием денег, Малфой бы себе быстро нашел развлечение и спасайся тогда кто может. Хмммм, вот и мне сразу такая мысля в голову пришла... Но судя по реакции автора, здесь могут быть варианты. У кого ещё какие идеи?)

Lorane: Zmeeust Снейпа отравить пытались пару раз, пока он там вместо Люца был, может, не хотели, чтобы он спал без присмотра. И что бы не раслаблялся. Крис, ИМХО, не просто так активничает в последнее время.

Trionet: Да у циников это всегда хорошо получаетсяТолько вот Айс порой ведёт себя гораздо циничнее Кеса, а у Айса так не получается. valley,

valley: Trionet Trionet пишет: Только вот Айс порой ведёт себя гораздо циничнее Кеса, а у Айса так не получается

valley: Я открыл глаза, вспомнил, как неудачно пытался решить свои проблемы по рецепту Фэйта, и порадовался, что догадался делать это дома. - Не могу сказать, будто я пришел в восторг от твоего решения оставить ее Севочке, - донесся до меня тихий голос Кеса. - Оставил бы ты ему лучше часы. - Это само собой, - грустно ответил Дамблдор. – Но палочку мне больше оставить некому. Если ему очень повезет, то он и не узнает никогда, что обзавелся таким неподходящим наследством. Я уже все узнал. Так что мне, как всегда, не повезло. Еще один. Я что, теперь и его наследник? Все-таки я был сильно не в себе, потому что начал почти истерически смеяться, и они увидели, что я их слушаю. - Северус? – обеспокоенно спросил Альбус. - У вас, случайно, нет сведений, что «неподходящего» собирается оставить мне в наследство Темный Лорд? Они переглянулись. - Собирается, - улыбнулся директор, вставая. – Но Том сам еще не знает об этом. Он так быстро исчез, что я невольно подумал о его хроническом нежелании со мной объясняться. - Что он собрался мне оставить? - Свою волшебную палочку. Теоретически, если ты его убьешь, это подразумевается по умолчанию. - Но он сам просил меня. Мы же не будем сражаться. - Кто знает. - Нет, подожди… Они хотят, чтобы я сделал это при Темном Лорде?! Альбус сказал, что смерть бывает разная… Он собрался сдаться Шефу? - Кес, что он задумал? – в отчаянии спросил я. - Не представляю, Севочка. Правда, не представляю. Зачем загадывать? - Я не убью его, если не сочту необходимым. - Это уже все поняли, - неодобрительно сказал он. - Что я опять сделал не так? - Ты действительно хочешь это знать? - Да, - после секундного раздумья ответил я. – Говори. - Ты, Севочка, оказал Альбе очень дурную услугу, не позволив умереть. Очень дурную. - Нет. Он был рад, что у него еще осталось время. - Он-то был рад. Только время ему ни к чему. - Это ты так считаешь. А что с его палочкой? Почему это плохо, что она достанется мне? - Потому что у тебя есть своя. - Ну так я и не обязан буду ее использовать. Он молчал. - Разве нет? - неуверенно спросил я. - Не обязан. - Тогда в чем проблема? - Альба боится, что у тебя может появиться такое искушение. - Почему? - На счету этой палочки много… великих свершений. - Я-то тут при чем? Это же его свершения. - Даже самые талантливые волшебники попадаются иногда на удочку предрассудков о силе подобных вещей. Да, бывает. - Дамблдор невысокого обо мне мнения, если опасается, что я стану колдовать его палочкой, в расчете на… на что бы то ни было. У меня есть своя. - Тебя успокоит, если я скажу, что не разделяю его опасений? Так мимоходом сказать мне что-нибудь невероятно приятное умел только Кес. Я сразу почувствовал себя намного лучше и, насмешливо ему поклонившись, сказал: - Спасибо. Почему ты сам не посмотришь, что можно сделать с его рукой? - Это не нужно, - беспечно отмахнулся он. Все-таки я не мог в это поверить. Он тоже расстроен, просто виду не показывает. Ведь для него Дамблдор очень близкий человек. Возможно, самым близкий. Вроде друга. Я все время на него здесь натыкаюсь, и приходит он не ко мне. Так неужели Кесу совсем все равно? Или он привык терять близких людей, и ему это стало безразлично? - Кес, тебе действительно все равно? - Абсолютно. И тебе тоже должно быть все равно, Севочка. Ничего кроме неприятностей привязанности не приносят. У каждого своя судьба. Иди и позаботься о том, кто действительно в этом нуждается. Он имел в виду Драко. Так о нем я забочусь по мере сил. Нарцисса вот с Белл сегодня собирались зайти. Петтигрю порадовать. А что я еще могу сделать? Я остановился и обернулся. Кес так и сидел, откинувшись на спинку дивана, и могу поклясться, что вид у него был невероятно довольный. Хотя, что с него взять. ~*~*~*~ Клаусу Каесиду Ашфорд Ирландия 15.07.1996 Кес, он прислал новые расчеты. По-моему, там опять вектора перепутаны. Посмотри, пожалуйста. Альбус. ~*~*~*~ Альбусу Дамблдору Хогвартс 15.07.1996 Разумеется, перепутаны. Не хочу тебя расстраивать, Альба, но ты точно уверен, что он делает это не нарочно? Возможно, его устраивает настоящее положение вещей. Кес. ~*~*~*~ Клаусу Каесиду Ашфорд Ирландия 15.07.1996 Его не устраивает настоящее положение вещей! Поверь мне, я знаю. Он не может рассчитать так, как нужно, не умеет. Это слишком рационально для него. Альбус. ~*~*~*~ Альбусу Дамблдору Хогвартс 15.07.1996 За столько лет уже, кажется, и мартышка сообразила бы, что к чему. Неужели так сложно четко следовать инструкциям, не привнося в них элементы своей неотразимой индивидуальности. К. ~*~*~*~ Все шло, как мы и договаривались. Нарси плакала, кажется, не прилагая к этому ни малейших усилий, вполне искренне опасаясь за жизнь Драко, Петтигрю подслушивал под дверью, Белл в сотый раз задавала все те же надоевшие мне до смерти вопросы, на которые кому только я уже ни отвечал. Но если она считает, что Шефу для спокойствия не лишнее будет услышать эти ответы еще раз, то пусть так оно и будет. Мне все равно. Обе они выглядели очень убедительно, давая мне основание надеяться, что и приход сюда был разыгран в совершенстве. Белл прекрасно понимала, что наш любимый Повелитель захочет владеть ситуацией целиком, а не отдельными ее эпизодами. Даже очередная их стычка по поводу Фэйта смотрелась к месту и вполне естественно, придавая нашим посиделкам дополнительный колорит. Мне только не нравилось, что Нарцисса совсем не притворялась, когда картинно рвала на себе волосы. Сцена была хороша, и Шефу будет полезно вспомнить, что он имеет дело с живыми людьми, но ей не стоило снова и снова так мучиться. А может быть, мне просто было не по себе от того, что все это из-за меня. Если бы я не пошел в Министерство… — Северус — о, Северус — ты поможешь ему? Ты присмотришь за ним, чтобы с ним ничего не случилось? — Я могу… попробовать. Она отбросила в сторону бокал с вином и вдруг почти незаметным движением скользнула с дивана на пол. Стоя на коленях, схватила мою руку и поднесла к губам. Я испугался, как испугался много лет назад, когда что-то похожее проделал Фэйт. Только сейчас тут были два свидетеля. И Шеф увидит все это непременно. — Если ты будешь рядом, чтобы защищать его… Северус, ты поклянёшься? Ты дашь нерушимую клятву? — Нерушимую клятву? Так вот зачем все это… Белл издала нервный смешок. — Ты что, не слышала, Нарцисса? Он попробует! Обычные пустые слова, обычные отговорки! И, конечно, всё по приказу Тёмного Лорда! Они договорились… Они договорились обо всем этом. Раз Белл ее поддерживает. Предательница! А еще висла на мне и ревела. Дрянь. Отступать было некуда. Да и незачем. — Разумеется, Нарцисса, я дам нерушимую клятву. Возможно, твоя сестра согласится скрепить ее. Я автоматически опустился рядом с ней на колени, точно так же как сделал это когда-то много лет назад для Фэйта, и взял ее безвольно упавшую правую руку в свою. Она посмотрела на меня умоляюще и виновато. — Тебе понадобится твоя палочка, Беллатрикс, — холодно сказал я, не отвечая Нарси на этот взгляд. — И тебе придётся подойти поближе. Белл шагнула вперёд, оказавшись над нами, и коснулась кончиком палочки наших соединённых рук. — Будешь ли ты, Северус, присматривать за моим сыном Драко, пока он будет пытаться выполнить задание Тёмного Лорда? – заговорила Нарцисса дрожащим голосом. — Да. Тонкий язык яркого пламени вылетел из палочки и обвился вокруг наших рук. — Будешь ли ты, по мере своих возможностей, оберегать его от беды? Спасибо хоть, что «по мере возможностей». Зачем, Нарси, зачем тебе это? Ты что, не помнишь, как мы с тобой фотографировались в Министерстве для «Ежедневного пророка»? Или когда дело касается детей, все становится настолько серьезнее? — Да. Второй язык пламени вылетел из палочки Белл и свился с первым в тонкую пылающую цепь. — А если это окажется необходимо… если окажется, что у Драко не получится… — прошептала Нарцисса, и я вздрогнул от этого страстного мучительного шепота, — выполнишь ли ты то, что Тёмный Лорд приказал ему сделать? Сговорились вы все, что ли?! — Да. Третий язык пламени вылетел из палочки, сплёлся с остальными и плотно обвил наши соединённые руки. Вот теперь я попал по-настоящему. Намертво. Дамблдор получит что хотел. И не тогда, когда я сочту это необходимым, а когда этого не сможет сделать Драко. Потому что он не хочет. В этом Кесу можно верить. Ты могла не приходить, Нарси. Не приходить и не обманывать меня. Я и так буду защищать Драко, пока дышу. И после, скорее всего, тоже. Просто потому, что он мой родственник. Только ведь ты не знаешь об этом. А Белл я этого не прощу. Никогда. Я смотрел им вслед сквозь затянутое паутиной темное окошко и думал о том, каким же я был идиотом, когда хотел на ней жениться. На глупой и злой дуре. И о том, что в молодости как-то всего этого не замечал. Впрочем, я тогда много чего не замечал. Даже, помнится, презирал скучную и бесцветную Нарциссу, совершенно не понимая, что Фэйт нашел в ней настолько интересного, раз решил жениться. Фэйт, как всегда, разглядел лучше. На двадцать лет вперед разглядел. А у меня всего-то и хватило ума – не жениться на Белл. Дурак я был совсем. ~*~*~*~ Продолжение следует.

Akulina: Ой. Что же это Айс, бедняга, так расстраивается? Особенно из-за Фэйта - можно подумать, Люц умер. Если ему так не хватает друга, сочинил бы ему какой-нибудь план побега. Спрятали бы его вон в том же Ашфорде, раз он Лорда боится. А Кесова реакция на пьяного Айса очень порадовала. Каким-то он вдруг стал... человечным. И очень понравилась сцена "для Питтегрю". Только я не поняла, зачем Нарцисее все-таки понадобилась нерушимая клятва.

Lorane: Спасибо, очень хорошо. Впрочем, как всегда.

Mia: Интересно, к финалу Айс научится нести груз ответственности, а не передавать все Кесу? :)

Бран: Как-то мне вдруг Беллу стало жалко... Глупая она...

precissely: valley пишет: Заставить Малфоя сделать то, чего он не хочет, невозможно. Он не сделает. Даже если будет очень стараться. И чем сильнее будет стараться, тем хуже у него получится Спасибо за продолжение PS переписка героев - потрясающе)))

Natty: Повторюсь, бедный Йо Сев. (что он был пьян, неумело напившись без Фэйта, я, кстати, заметила - но всё равно что-то сжалось, когда он так жалобно: "Лю-юц"). Сначала наследство Кеса, теперь Дамблдор, Лорд (в проекте). Кто там еще остался из сво с...тарых приятелей? О, Ник - он тоже что-то Севу передаст? А Фэйт еще собирался "позаботиться" о том, чтобы никто из жаждущих наследства Айса ничего не получил. Да они сами его задаривают, только успевай отбиваться.

valley: Akulina Akulina пишет: сочинил бы ему какой-нибудь план побега Так нужно еще его согласие. А прятать кого-то потом - это уже экстрим. Нарциссу с Драко тоже прятать? Akulina пишет: Только я не поняла, зачем Нарцисее все-таки понадобилась нерушимая клятва. Вы не одиноки, Айс тоже не понял. Lorane Mia Э... А вы саммари не читали? Бран Она нестабильная.)) precissely precissely пишет: переписка героев - потрясающе Чем? Неужели понятно о чем там? Natty Ну, Дамблдоро по канону, прежде всего надеялся, что палочка достанется СС, если он убьет. Эта причина стояла на первом месте. Просто как всегда мимо проходил Малфой.

precissely: valley пишет: Чем? Неужели понятно о чем там? Ыыыы))) Вот как сделаю сейчас умный вид, да как скажу, что ФСЕ понятно Ну, догадки, они, конечно, всегда есть, но... Просто умиляет краткость переписки и четкость Кесовских формулировок.

valley: precissely Ну, ну? Поделись догадками,то. Мне невероятно любопытно прочитывается о чем это, или нет.

precissely: valley, неа, , а вдруг не угадала? А так потом можно сделать умнный вид и сказать: Нууу, я так и думала с самого начала PS после первого упоминания Геллерта, он мне теперь за всеми планами кажется

valley: precissely Вот и славно.

precissely: valley, расколола, да? А я теперь сиди и мучайся в ожидании разгадки...

Анна (Ежиха): valley пишет: Думаешь, Кес боялся его развлечений? Может быть, может быть. Боялся он или нет, я не знаю. Скорее всё-таки не боялся. ) Но по какой-то причине он посчитал нужным Люца занять и это определенно спасло общественность от пары-тройки катаклизмов.

Mia: valley пишет: Э... А вы саммари не читали? Уже шестая книга началась, а вера в Санту на месте

valley: Анна (Ежиха) Анна (Ежиха) пишет: Но по какой-то причине он посчитал нужным Люца занять и это определенно спасло общественность от пары-тройки катаклизмов. Скорее, это самого Люца спасло от пары-тройки катаклизмов. precissely Mia Вряд ли это вера. Веры там давным давно и в помине нет. В Ашфорде Снейп у себя дома. А Кес в гостях.

Оле-Лукойе: Вот и пришло время перечитать сагу. И это есть хорошо.

Irana: valley Классно как всегда. И как всегда нет слов, чтобы адекватно описать насколько. Могу только молча снимать шляпу. Но что меня больше всего поражает во Взломщиках - это твое умение говорить о серьезных вещах вроде бы походя и шутя, так одна-две фразы. Но иногда они так прошибают, а если еще и немного задумаешься на предложенную тему... Хихикать уже не хочется. А некоторые фразы так просто переворачивают сознание))) Спасибо!

Lutic: valley Спасибо за долгожданную проду

natta: valley спасибо огромное за продолжение)) А ашфордские дамы Фейта не навещают в Азкабане?))) как он там без них?))

Natty: valley пишет: Ну, Дамблдоро по канону, прежде всего надеялся, что палочка достанется СС, если он убьет. Эта причина стояла на первом месте. Просто как всегда мимо проходил Малфой. А что Малфой? Он именно что мимо. Он вообще ни при чем! как и всегда

111: На глупой и злой дуре Точно!

valley: Оле-Лукойе Lutic 111 Irana Я так на тебя рассчитывала. Хотя на общем фоне все равно спасибо.))) Просто представь, как очаровательно можно себя ощущать посреди молчаливо снятых шляп. Все стоят, все сняли шляпы... И тишина. "Ощущения... специфические"(с) natta Как знать. Разве уважающий себя кабальеро (и женатый) расскажет об этом? Natty А то.

Sunny: По моему очень часто это лучшее из того, что можно сделать, поскольку испортить такой жест трудно. Спасибо!

valley: Sunny У меня фатальное воображение. Крогда все стоят, все молчат и все без шляп, возникают дурные ассоциации излишней... торжественности.

valley: Я так и не смог прийти к определенному выводу по поводу того, нравится мне или нет настолько всепоглощающая опека. С Крисом, конечно, было спокойнее, но… Слишком много за три месяца накопилось этих «но». Во-первых, я не любил его. Здесь он вел себя вполне прилично, но он никогда не утруждался вести себя прилично раньше. И забыть я этого не мог. Его последняя выходка, когда он пытался мне угрожать, вообще ни в какие ворота не лезла. А во-вторых, я не привык все свое время проводить в обществе постороннего человека. Если бы мне предложили выбрать, с кем бы я хотел разделить камеру, то я выбрал бы Руди. Эйв слишком беспокойный, Уолли слишком предупредительный, Нотт зануден, Тони непредсказуем, от Джагсона много шума, а Роквуда я просто не переношу. Лучше уж Крис. Когда мне надоело решать, нужен он мне тут или нет, я попробовал от него избавиться. Не насовсем, а просто чтобы проверить, возможно ли это в принципе. Но он тоже был не дурак, и четкого ответа на этот вопрос я не получил. Не знаю, как он общался с Кесом, но тот неизменно появлялся, если обстановка даже не накалялась, а хотя бы слегка натягивалась. Наблюдать за всеми этими милыми закономерностями было любопытно. Это развлекало меня немного. Потому что давно налаженный бизнес такого эффекта уже не давал, а Кес никогда не прилетал с пустыми руками. Он приносил мне биржевые сводки, банковские отчеты и сведения о моих счетах, которые неизменно меня утешали. Не знаю, как он это делал, но на свободе я столько не зарабатывал. Деньги меня не радовали, но привносили в угнетенное сознание чувство покоя и удовлетворения. - Тебе оставлять что-нибудь в сейфе Гринготтса? - Так все плохо? - Гоблины нервничают, - он слегка пожал плечами. – Но если совсем опустошить твой сейф, могут пойти толки. Я бы оставил что-нибудь. Символическое. - Ну оставь. Сам он уже несколько лет ничего в Гринготтсе не держал. Но я все-таки не он. Меня все знают. ~*~*~*~ Минерва переживала, что Дамблдор почти не бывает в Хогвартсе. Это она еще не знала, чем все закончится. На мой взгляд, он правильно делал, полностью оставив на нее школу. Пускай привыкает. Скоро она останется тут одна. И я тоже. Но ей повезло больше. Она пока об этом не знает. Почему-то именно в Большом зале мне становилось по-настоящему тоскливо. Среди детей, которые не знают. И среди учителей. Которые не знают. Не знают, что он собрался предать их. Точно так же, как уже предал меня. Он не будет их защищать. Он не хочет. Он хочет умереть. А защищать их, когда сюда придет Темный Лорд, он просил меня. Как, ради Мерлина, я смогу это сделать? Ведь я остаюсь один. Мне никто не поможет. Кес только и надеется, что я все брошу и навсегда переселюсь домой. Я гнал от себя эти мысли попытками следить за Драко, переругиваться с МакГонагалл, таскаться на Гриммаульд и слушать на глазах расцветающего любимого Повелителя. Драко боялся его до истерики. Страх мешал мальчишке почувствовать ту тонкую эстетику обворожительности, с которой Лорд с ним обращался. Когда я видел их вместе, мне было отчаянно за Шефа обидно. С какой бы стороны он ни попытался зайти, Драко только боялся. Не удивлялся, не восхищался, не утруждал себя даже попытками о чем-нибудь подумать и что-то понять. Он боялся. Тупым животным страхом пойманного в капкан щенка. Отчаявшись пробиться через этот страх, Лорд совершил беспрецедентный по своему великодушию и бессмысленности поступок. Он одарил семнадцатилетнего, по сути, совершенно не нужного ему мальчишку меткой. Не помогло. Благодарности и благоговения не прибавилось, а страх усилился. Шеф разозлился. Пригрозил поубивать и его родителей, и его самого. А потом затосковал. Все это вызывало у меня очень разнообразные ощущения. От обычного желания скрыть рвущийся наружу смех до острого сочувствия Лорду. Наблюдая, как он бьется об эту стену, я только лишний раз удивлялся, насколько умело пользовался его слабостями Фэйт. Тогда, в молодости, я ни черта не понимал. Глядя на Драко, я даже сообразил теперь, почему попал в нашу организацию Эйв. И почему Шеф берег его. Эйв художественно воплощал страх. Все мы, каждый из нас, исполнял при Лорде определенную роль. Как в уличном итальянском театре. Это маска палача, это храбреца, это скупца, а это – Карамболина. Эйв совсем неплохо, когда надо, держал маску несколько экзальтированного Пьеро, а Фэйт так просто постоянно их менял. В зависимости от того, что считал полезным в данный момент. И вот весь этот балаган строем отправился на отдых к северным рубежам, а Шеф остался. С Грейбеком, Кэрроу и спятившей Карамболиной. И еще со мной. Есть от чего прийти в отчаяние и броситься искать аналоги среди ближайшего окружения. Вот нашел Драко. И что получил? Большой кукиш. Может быть, Кес прав, и дело в том, что у Шефа действительно нет ничего, чем можно купить этого глупого ребенка. Но так или иначе, а лето закончилось, Драко отправился в школу, и общение их на время пришлось ограничить. Повелитель по привычке время от времени напоминал о своем обещании при случае всех убить, потому что из всех попыток контакта только это вызывало в мальчишке бешенную реакцию, а Драко - видимо, тоже по привычке - продолжал панически его бояться, не позволяя при этом получить от своего страха ни малейшего удовольствия. Потому что от такого типа реакции Шеф ничего получить не мог, не понимая ее в принципе. Все это было очень жестоко и очень… по-малфоевски. Раз у тебя ничего для меня нет, то ты ничего от меня не получишь. Железная логика Фэйта. И как мне со всем этим справляться, когда не станет директора? Дамблдор теперь практически поселился у меня на Тревесе. Раскидывал на столе свитки пергамента и все что-то в них искал, правил, снова искал, рвал, мял и бросал на пол. Однажды я все-таки спросил его, что он делает, хотя на самом деле хотел спросить, почему Кес ему не помогает. - Ищу выход из безвыходного положения, Северус, - грустно ответил он. - Это касается вашей руки? Он даже не понял, о чем я, и секунду смотрел на меня поверх очков, пока не рассмеялся. - Нет. Нет конечно. С этим все давно ясно. Оказалось, что я был несправедлив. Кес ему помогал. Как-то я увидел эту помощь в действии. - Нет. Нет. Нет, - Кес быстро-быстро брал пергаменты один за другим, проглядывал и отбрасывал прочь. - Это вообще не отсюда. А тут он снова сделал ошибку, - Кес чуть-чуть задержал взгляд. – Две ошибки и небрежность в записи, которая дала ему еще две ошибки. Посмотри, у него модуль отрицательный. Альба, он издевается? - Он торопится, - мрачно отозвался Дамблдор. - Все мы торопимся. Кес, давай придумаем что-нибудь. - Он девятый год не может сделать элементарных расчетов. - Ты же видишь, что у него не получается. Надо обойтись тем, что есть. - Невозможно. Ты хочешь, чтобы я его убил? Это опасно даже по четко просчитанным параметрам. Всегда есть возможность какого-нибудь случайного сбоя. А он регулярно присылает незнамо что. Какой бестолочью надо быть, чтобы так закоротить пространство! - Он не знает, как это получилось. - А я должен знать? Он сам себя там закупорил. Теперь пусть сидит. - Он сидит. Мне думать страшно, что с ним станет, когда я... - Так не думай об этом. - Ты можешь туда попасть. Не говори ничего, - быстро произнес Дамблдор, увидев на лице Кеса выражение неподдельного возмущения. – Я знаю, что ты можешь. - Хочешь, чтобы я застрял там вместе с ним? Туда я, может быть, и смогу. А обратно? - Кес, это единственное, что я должен доделать. - Мы занимаемся этим почти десять лет. - Девять. И что такое для тебя девять лет? - А для тебя? - Я привык. Кес пожал плечами, попрощался и отправился куда-то Западным камином. - Альбус, вам следует вернуться в школу. - Завтра буду, - он снова уткнулся в свои записи. Я собрался уходить, когда он вдруг окликнул меня. - Северус. - Да, - я обернулся. - У Гарри на завтрашний вечер назначена отработка. Ты не мог бы перенести ее на любой другой день? Мне необходимо встретиться с ним именно завтра. - Да делайте что хотите, - я ужасно разозлился. – Этот ваш… - Перестань, - устало оборвал он меня. - Тебе удалось выяснить, чем занимается Драко Малфой? Не удалось. И не удастся, судя по всему. - Я не хочу тратить на это время. У меня и без этого забот хватает. - Северус, это твоя прямая обязанность! Ты чего добиваешься? Чтобы он убил кого-нибудь? - Он не убьет. Я сам удивился, насколько крепко это засело у меня в голове. Я был уверен, что Драко никого не убьет. Этого просто не может случиться. Никак. Потому что он не хочет убивать. А если Малфой не хочет… - Но это может произойти случайно, - Альбус, видимо, решил, что понял суть моих сомнений. – Он напуган и плохо понимает, что делает. Тем более. И что он от меня хочет? Драко Малфой будет отвечать за свои поступки только перед самим собой. Как и я. Как и… м-да, Фэйт был бы в данном случае плохим примером. Хотя, с другой стороны, это случай нестандартный. Фэйт-то как раз и не попал в Азкабан. Это я попал. Второй раз, между прочим. А Драко… - Он не доверяет мне, Альбус. Он считает меня виноватым в аресте отца. - Каким образом? Каким - каким? Белл наверняка постаралась. - Он считает, что я занял место Люциуса при Темном Лорде. - Тем не менее, тебе следует быть в курсе его замыслов. - Я постараюсь. - Нет, Северус, так нельзя! По-моему, настало время послать их всех вместе в какое-нибудь очень далекое путешествие. Причем можно в одно место. - Хорошо, я выясню. А Поттеру вашему скажите, пускай через неделю приходит. И я очень надеюсь, что больше такое не повторится. Не знаю, что директор делал в субботу с Поттером, но ночь он опять провел в Ашфорде, судя по тому, что, явившись туда в половине пятого, я застал на Тревесе их триумвират, который c незапамятных времен хэллоуиновского потопа вызывал у меня глухое раздражение. И желание его разогнать. Я даже впервые пожалел, что мне, видимо, удалось избавиться от Гильгамеша. Не могу сказать, что я, воспользовавшись предложением Фэйта, признал за собой определенные черты характера, которых у меня никогда не было и нет, но Тень благополучно куда-то пропала примерно после того разговора. Я побаивался, что если стану искать причины ее исчезновения, то она может вернуться, и старался не вспоминать о ней вовсе. Хотя в данном случае, она бы очень мне помогла. Она тоже их терпеть не могла. Всех троих. Дамблдор, присев на край стола, как обычно, углубился в изучение очередного свитка, Фламель развалился на стуле лениво покручивая в пальцах бокал с красным вином, а Кес, нагнувшись, сосредоточенно ковырял ножом в решетке Западного камина и ругался. Я поздоровался. Кес с силой воткнул нож в стену между камнями с правой стороны камина и с самым радушным видом направился ко мне. - Доброе утро, Севочка, - сказал он, устраиваясь в торце стола, недалеко от Фламеля. Дамблдор оторвался от своего занятия, перевел взгляд с одного своего приятеля на другого, чуть заметно улыбнулся и, легко соскользнув на пол, приблизился ко мне. - Никогда не упускай возможности сесть между двумя Старыми Никами, Северус, - лукаво шепнул он. - Зачем? – не понял я. - Можно загадать желание. Мерлин, неужели он верит в это?.. - Последние семьдесят лет я частенько пользовался этим нехитрым средством, - все так же шепотом продолжал Дамблдор. – И должен признать, что конкретно эти два Старых Ника еще ни разу меня не подвели. Он сам отодвинул мне стул, и я растерянно уселся на него. Что он хочет? Что я должен загадать? Мне плевать на то, что надо Дамблдору. И намеки его ехидные я понял сразу. Два Старых Ника. Смешно. Ну и пусть. Я хочу Фэйта. И загадаю я его. А там посмотрим. Я хочу, чтобы с ним все было хорошо. Пусть тут все горит ясным пламенем. Мне все равно, что будет с ними со всеми. Они не смели отнимать его у меня. Я хочу, чтобы у Люциуса Малфоя все было хорошо. Всегда. И я хочу, чтобы он был со мной. Мне больше ничего не нужно. Только это. Я загадал. Пока я занимался медитацией, они завели неспешную беседу и, на первый взгляд обо мне забыли. Но это только на первый взгляд. Вернувшись из короткого экскурса в убогий мир собственных желаний, я с досадой обнаружил, что мне придется ужинать. Или завтракать. Оставалось надеяться, что на этот раз Кес, увлекшись беседой, не заметит, занимаюсь я процессом или его изображаю. Во всяком случае, обычно он не замечал. - Альба, а что, по-твоему, станет делать Томми, получив власть над вашим магическим сообществом? - Никогда этого не будет, пока я жив. - А когда умрешь? Я бы с удовольствием посмотрел, - мечтательно произнес Кес. - Ты знаешь… ты иногда… говоришь настолько странные вещи, что я теряюсь. - Да ладно тебе. Интересно же. - Как будто ты чего-то из этого не видел, - флегматично усмехнулся Фламель. - Я, конечно, видел уже все. Но у Томми есть некоторые особенности, в связи с чем у меня возникают серьезные подозрения, что я могу увидеть нечто, чего еще не видел. И любопытство мое таково, что я, пожалуй, склонен его удовлетворить. Он тоже считает, что Темный Лорд захватит школу? Или он так дразнит Дамблдора? А как же «я, конечно, последую своим сердечным склонностям»? Он что, вот так просто поменял свои сердечные склонности на… любопытство? Это как же понимать? У него такое любопытство? Или такие склонности? И почему директор молчит? - И как ты собираешься «удовлетворять свое любопытство»? – поинтересовался Фламель. - Думаю, что после твоей смерти, Альба, шансы Томми на мировое господство основательно увеличатся. Как ты считаешь? - Да, пожалуй. Мерлин! Они так спокойно это обсуждают… - Удержать власть гораздо сложнее, чем получить ее. Пусть попробует. - Немыслимо, - ответил директор. – Столько людей погибнет… - Они и так погибнут. Это не взаимосвязано. - Кес, что ты говоришь?! - не выдержал я. – Ты только послушай, что ты говоришь! - А что тут такого? Вы все можете в итоге оказаться миром его воображения, который он создал, чтобы скрыться от страшной реальности. - Как создал?.. - Шучу, Севочка, не бери в голову. И зачем только я опять с ним связался?! ~*~*~*~ Продолжение следует.

Элена: valley valley пишет: У меня фатальное воображение. Крогда все стоят, все молчат и все без шляп, возникают дурные ассоциации излишней... торжественности. Заслужили!

precissely: Бедный Сева, один на весь этот балаган Но тоскующий и растерянный Лорд - это же прелесть что такое! Все мы, каждый из нас, исполнял при Лорде определенную роль. Как в уличном итальянском театре... И вот весь этот балаган строем отправился на отдых к северным рубежам, а Шеф остался. С Грейбеком, Кэрроу и спятившей Карамболиной. Отлично!

Irana: valley Я так на тебя рассчитывала Я постараюсь исправиться На самом деле, мне надо как-нибудь сесть и написать в вольной форме, за что же я так люблю Взломщиков, что почти выучила наизусть))

Shendary San: valley, спасибо-спасиб-спасибо

Анна (Ежиха): От количества восхищенных коментов процесс выкладывания зависит? Могу обеспечивать вопреки онемению от восторга.

tanitabt: Альбус все-таки молодец, как хорошо воспитал Северуса: valley пишет: - Кес, что ты говоришь?! - не выдержал я. – Ты только послушай, что ты говоришь! Спасибо

Zmeeust: У меня складывается чёткое но бессознательлное ощущение, что эти самые "вектора" расчитывает Геллерт... Кто со мной согласен, просьба поднять руки)

Fly: Ы.

principy_snov: У меня складывается чёткое но бессознательлное ощущение, что эти самые "вектора" расчитывает Геллерт... Кто со мной согласен, просьба поднять руки) Я согласна. valley, спасибо огромное за "Взломщиков". Прочла на одном дыхании вот-буквально-совсем-недавно, и счастлива, что продолжению быть.)

danita: valley пишет: Пусть тут все горит ясным пламенем. А вдруг именно это желание Айса и сбудется?

valley: danita danita пишет: А вдруг именно это желание Айса и сбудется? Возможно. principy_snov Fly Zmeeust tanitabt Анна (Ежиха) Shendary San Irana precissely Элена Спасибо за отзывы, я рада, что вам нравится.

Algine: valley пишет: danita пишет: цитата: А вдруг именно это желание Айса и сбудется? Возможно.

Akulina:

Бран: valley пишет: Вы все можете в итоге оказаться миром его воображения, который он создал, чтобы скрыться от страшной реальности. - Как создал?.. - Шучу, Севочка, не бери в голову. И зачем только я опять с ним связался?!

Alix: valley а комплекс вины перед Фейтом избавил, я полагаю, Айса от чувства превозношения над Люцом? Или это временное ощущение?

wind_arkh: valley пишет: Я хочу, чтобы у Люциуса Малфоя все было хорошо. Всегда. И я хочу, чтобы он был со мной. Мне больше ничего не нужно. Только это. Я загадал. Я так полагаю, грядет катаклизм. Причем глобальненький. Такой, что никому мало не покажется. Я, конечно, рада, что теперь ВООБЩЕ ВСЕМ не будет скучно, только... Думаю, что "угнетенное сознание" Люца скоро перестанет находить покой в финансовом благополучии. И тогда он тоже чего-нить "захочет". Эдакого. С присущей только Малфоям фантазией. Кес бесподобен. А его беседы с Севочкой занимательны и интересны, в том плане, что есть над чем подумать не только в рамках фандома. Мне очень нравятся ваши рассказы. Особенно за их «атмосфетность» - не нужно прилагать усилий для «достройки» окружающего героев мира – в каждом диалоге чувствуется и настроение и атмосфера… даже мизансцена представляется. valley, благодарю за доставленное удовольствие, а также, за приятную периодичность обновления.

JeSy: valley спасибо за такие частые обновления))

valley: Algine Akulina Бран JeSy Alix Да вряд ли. Вряд ли было такое чувство. wind_arkh wind_arkh пишет: Я так полагаю, грядет катаклизм. Ну... катаклизм всегда грядет. Это его постоянное состояние.

valley: После неудачной попытки избавиться от Криса просто так я попытался избавиться от него… не просто так. А именно - заставить его отнести Айсу письмо. Но и это оказалось нереально. - Князь прилетит, ему и отдашь, - проворчал этот мерзавец. - Мне нужно сейчас. - Люци, я не могу оставлять тебя одного. Так я, в общем-то, и думал. - И чья это была идея подселить ко мне соглядатая? Он обиделся. Впрочем, этого я и добивался. - Твое общество, конечно, бесподобно, - усмехнулся он, окинув меня наглым взглядом, - но я бы с удовольствием от него избавился. К сожалению, я не имею такой возможности. Он обернулся летучей мышью и, как обычно, устроился на подоконнике. Это стало последней каплей. - Я с тобой разговариваю! Тварь! – заорал я, кидаясь к подоконнику и с размаху опуская кулак Крису на голову. Он успел увернуться, и я в бешенстве принялся долбить по подоконнику, стараясь настигнуть маленького поганца и размозжить ему башку. Он сразу превратился обратно и подставил под мой уже в кровь разбитый кулак обе ладони. Ударив по ним еще пару раз, я пришел в себя. - Убирайся, - процедил я сквозь стиснутые зубы. – Убирайся отсюда. Немедленно. - Я не могу. - Пошел вон! Он вздохнул и, снова обернувшись, вылетел за окно, а я, прижав к себе разбитую руку, устало упал на кровать. ~*~*~*~ В середине октября Драко сделал первую попытку убить директора. В ней все было прекрасно. И смелый замысел, и дьявольская находчивость, и так любимый Фэйтом Imperius. Не хватало только одного. Результата. - Он выбрал очень оригинальный способ, - расстроенно сказал Дамблдор после того, как я показал ему переданное мне Минервой ожерелье. – Весьма нетрадиционный подход, ты не находишь? Малфоевский. - Я не понимаю, о ком вы говорите, господин директор. Он явно не ожидал, что я стану отпираться. - Северус, это Драко Малфой дал мисс Бэлл ожерелье, - жестко сказал он, глядя на меня в упор поверх очков. - В женском туалете? - Думаю, он нашел способ сделать это. - Я не вижу в этой истории ни единого момента, который позволил бы подозревать Драко. Его даже не было в Хогсмиде. Он остался в школе. - Хорошо, не будем спорить, - вдруг согласился он. – Но умоляю тебя, следи за мальчиком. Ведь девушка чудом не погибла. В первый раз, что ли? Как будто я не видел других девиц, которые чудом не погибли после столь же удачных неудач представителей малфоевского семейства. Одну такую до сих пор имею удовольствие лицезреть на своих уроках. И, кстати, с защитой от Темных Искусств у нее все впорядке. Никак на пользу пошло. - Ваши подозрения лишены оснований, Альбус, - отрезал я. – Не вы ли в свое время предостерегали меня от таких же безосновательных обвинений Поттера? Кажется, я перегнул палку. Ну и к черту. Я спускался к себе и зло думал о том, что ему никто не позволит лезть к Драко. Даже если наш мальчик не просто кого-нибудь убьет, а передушит во сне полшколы. Может быть, попросить Кеса популярно объяснить это Дамблдору? «А сам-то что?» - ехидно спросил внутри меня кто-то, живущий там постоянно, но обычно не вмешивающийся в мои дела. А сам я… Нет, сам я, пожалуй, не решусь. «Почему?» - не желал заткнуться он. Действительно, почему? Почему?! Я развернулся и, убедившись, что в коридоре никого нет, помчался обратно. Не знаю, какой у меня был вид, когда я ворвался в его кабинет, но, увидев меня, директор встал. - Что случилось, Северус?.. - Ничего, - я понял, что напугал его, и пожалел о своей стремительности. – Ничего. Я просто хотел вам сказать, чтобы вы оставили Драко Малфоя в покое. Он опустился в свое кресло. - Я понимаю, что ты чувствуешь себя виноватым перед Люциусом… - Вы ни черта не понимаете, Дамблдор! Я подошел, оперся руками на его стол и, почти вплотную нагнувшись к его лицу, четко произнес: - Мальчишка принадлежит мне. Вам ясно? Сзади что-то звякнуло. Я быстро обернулся, но там никого не было. Только Фоукс снялся со своей жердочки и, плавно перелетев кабинет, опустился Дамблдору на плечо. Глупая птица! Директор рассеянно погладил его левой рукой и спокойно сказал: - Я знаю, Северус. Знает? Тогда что ему надо?! - А раз знаете, Альбус, то вам не стоит больше требовать от меня следить за ним. И подозревать его не следует. Отвечать за то, что он, возможно, сделает, будет кто угодно, только не он сам. - Душа мальчика не повреждена убийством, Северус. И наш с тобой долг - как можно дольше беречь его от этого зла. Я опешил. При чем тут душа? При чем тут… Я был уверен, что директору тоже неловко перед Фэйтом. Раскрыв наш секрет, Альбус стал соучастником. Соучастником, в лучшем случае, обмана. И мне казалось, что он требует от меня контролировать Драко… Ну, потому что Фэйт не может этого делать. Да и Лорд прибрал мальчишку к рукам из-за моих подвигов в Министерстве. В общем, меньше всего я связывал беспокойство Дамблдора с такой мутной субстанцией, как душа. Чушь какая-то. Мало ли кого я когда убил. Ну и что? Хотя, я, конечно, не Драко. - Хорошо, - ровно ответил я. Он опять выиграл. У меня совершенно не было времени, но не заскочить после такого разговора домой хоть на полчаса, я не мог. - Кес, Дамблдор знает, что Люциус член Семьи? - Да. - Давно? - С самого начала. С самого начала? Столько лет? Он поэтому никогда его не трогал… И историю с дневником замял по-тихому, хотя вся школа полгода на ушах стояла. Вот почему! А я-то удивлялся… - Знает, значит. - Севочка, присядь. - Мне некогда, я должен вернуться. - Тебе лучше сесть, - загадочно улыбнулся он, и меня вдруг осенила догадка, сперва показавшаяся невероятной, но… «бывает занудлив», «никогда не мог отказать»… - Кес, это он заставил тебя принять Люциуса в Семью? Он? - Я бы сказал, Альба был очень настойчив. Я сел. И попытался определить, хорошо это или нет. - Почему? Зачем директор сделал это? - Его попросил отец Люциуса. Я смутно помнил этого смешного человека, который боялся нас с Крисом. Может быть, он просто испугался за Фэйта? Испугался, что Фэйт дружит со мной. Тогда все ясно. Такое напугало бы любого нормального человека. - Его беспокоило, что Люци общается со мной? - Нет, Севочка, он хотел защитить своего единственного сына. - От меня? - Никогда не замечал в тебе такого эгоцентризма. Нет, не от тебя. Старый проныра счел возможным использовать ваши отношения, чтобы навязать мне еще одного глупого мальчишку. - От кого он хотел защитить Люци? От тех, кто в итоге убил его самого? - Его смерть была вопросом времени. Причем очень короткого. - Почему его убили? - Потому что он Малфой. - Ну тебя. – Я ненавидел, когда он начинал хохотать непонятно над чем. - Я не интересовался настолько плотно его делами, Севочка. Но уверяю тебя, что убили его за дело. Он слишком много совал свой длинный нос, куда не надо. Ладно, я все понял. Кроме одного. - Почему Дамблдор вмешался в это дело? Насколько я понимаю, ты отца Люца не жаловал. - Да не то слово, - скривил губы Кес. – Но они с Альбой были вроде как приятелями. Что?! Нет, сегодня решительно день чудес. Приятелями были. А я, дурак, удивлялся, почему Альбус так относится к Фэйту. К Фэйту, который его ненавидит. Все-таки Дамблдор есть Дамблдор. И я помогу ему, раз это так важно. За то, что он всегда был выше всех наших мелких злобных выходок. И за то, что все прощал этому моему самовлюбленному павлину. И настойчивое беспокойство директора по поводу Драко как-то сразу перестало казаться мне глупым и навязчивым. - Альбус очень переживает за Драко. - У него есть повод. - Причина у него есть, а не повод. - И причина тоже, - согласился Кес. – Надежда только на то, что мальчик - Малфой. Он не решится на убийство. Хотя деятельность, скорее всего, развернет сногсшибательную. - Какая разница, решится он или нет? Главное, чтобы не убил. Я поднялся, собираясь возвращаться в школу. - Не скажи, Севочка. Если человек решился на убийство, то дело уже почти сделано. Если Драко убьет по неосторожности кого-нибудь другого – это еще полбеды, а вот если у него хватит сил и решимости убить Альбу, то мальчик будет потерян насовсем. - Почему?.. Мы… Мы ведь все убийцы, Кес. И Дамблдор тоже. - Первое убийство, Севочка, – вещь невероятно серьезная. Накладывает отпечаток на всю жизнь. Я попытался вспомнить, когда я убил в первый раз. И не смог. - А я не помню. - Почему? - вкрадчиво спросил он. - Темно было. И вообще путаница страшная. - Разницы не видишь? - Кес, я не понимаю. - Ты не видишь разницы между убийством в бою, когда ты защищаешь собственную жизнь или жизнь того, кто рядом, и убийством директора школы учеником, которое планируется почти год? Ты понимаешь, что по воздействию на сознание человека это несравнимо? Ты потому и не помнишь. Ты и второго не вспомнишь, и третьего. Ты не только не уверен, попали ли твои смертельные проклятия в цель, ты ведь наверняка точно уже и не скажешь, как ты убил в первый раз. Может быть, все-таки отравил? - Я… не помню… Но мне действительно все равно. Я ненавижу авроров. Они сами все убийцы. - Возможно. Грош цена будет Альбе, если он не сумеет уберечь своего Гончара от убийства. Потому что запланированное убийство конкретного человека не идет ни в какое сравнение с войной. Ты вообще можешь себе представить, что в шестнадцать лет стоишь перед безоружным человеком в окружении собственных клевретов и вот так просто… убиваешь? Это стоило обдумать. Я медленно пошел к Восточному камину, потому что опоздал уже везде, где только мог. Шестнадцать лет… Хотел ли я кого-то убить в шестнадцать лет? О, да. Хотел. Очень хотел. Теоретически. Но я не забыл, оказывается, сколько отвращения вызывала у меня мысль о том, что Кес позволил мне вернуться в школу именно потому, что надеялся на мою мстительность. Нет уж. Я остановился, обернулся почти от самого Восточного камина и громко спросил его через весь Тревес: - Кес, а ты помнишь? «Помнишь… помнишь… помнишь…» Звуки моего голоса глухо раздались под сводами, и у меня по спине поползли мурашки от предвкушения его ответа, который вот так же отзовется на весь Тревес. - Что? «Что… что… что…» - Первое убийство. «Убийство… убийство… убийство…» - Да, - он усмехнулся. – Очень хорошо помню. «Помню… помню… помню…» - Это подействовало… так, как может подействовать на Драко или Поттера? «Поттера… Поттера… Поттера…» Мне стало противно, что это имя повторяют своды моего замка, и я бросился обратно к Кесу. Я не хочу так разговаривать. Точно не хочу. - Полагаю, что нет, - прозвучал спокойный ответ. – Впрочем, это было так давно… Ты бы, Севочка, спросил что-нибудь попроще. - Ты сожалеешь? - О чем? - О том, о первом? - Нет, - засмеялся он. - Могу тебе совершенно определенно сказать, что я бы сожалел до сих пор, если бы этого не сделал. Он встал. - А сколько тебе было лет, Кес? Мне отчаянно хотелось, чтобы он был еще молод. Не просто человеком, а именно молодым. Желательно моложе, чем был в свое время я. - Двенадцать. - Сколько?! Он опять засмеялся. - Севочка, не бери в голову. Тогда люди жили совсем по-другому. Самозащита или, например, месть не оставляют таких последствий, как спланированное заранее убийство беззащитного человека. - Альбус не беззащитный человек. - Уверяю тебя, он не станет защищаться, если Драко придет его убить. Он сейчас ни от кого защищаться не станет. - А ты… Ты убил проклятьем?.. - Нет, я убил ножом. Очень похожим на тот, с которым ты за Касси по крыше бегал примерно в том же возрасте. Еще вопросы есть? Нет у меня вопросов. Если бы я тогда снес ей башку, то тоже не сожалел бы ни секунды. Она Фэйта чуть не угробила. Дура. ~*~*~*~ Продолжение следует.

wind_arkh: Страшно. Грустно. Горько.

tanitabt: Это капля дегтя? А потом будет большая бочка меда?

JeSy: valley Глупая птица! Не разделяю его мнения) Тогда люди жили совсем по-другому У меня такое впечатление, что это был каменный век

danita: valley пишет: Старый проныра счел возможным использовать ваши отношения, чтобы навязать мне еще одного глупого мальчишку. А первый мальчишка, стало быть, Севочка? Вот гад старый. Он же сам Севочке навязался. Приехал добрый дядя Клаус к осиротевшему пацанёнку.

valley: danita danita пишет: А первый мальчишка, стало быть, Севочка? Главное, что сам Снейп вовсе так не подумал. JeSy JeSy пишет: Не разделяю его мнения) "Птичку жалко"(с) tanitabt Не, потом будет бочка дегтя, а потом в нее можно будет бросить спичку. wind_arkh Что же так мрачно-то?

danita: valley пишет: Главное, что сам Снейп вовсе так не подумал. А он, по большому счёту, никогда о себе плохо не думает

Natty: Вот Сев и узнал историю принятия Малфоя в Семью. Интересно, а не вспомнит ли он в свете новых знаний свою давнюю маниакально-величественно-преследовательскую теорию о том, как его действия "направляются старыми злобными манипуляторами"? Кто их знает, этих манипуляторов, на сколько ходов вперед они рассчитывают? В Хог отправили, Малфоя подсунули, с Поттером стравили… и всё ради... ХРЮКСОВ!!! А Люц всё-таки один остался… Кес теперь Крису голову оторвет, да? Или обойдется? valley пишет: Не, потом будет бочка дегтя, а потом в нее можно будет бросить спичку. Уже страшно.

valley: Natty Это не страшно, это художественно. danita Отчего же. Думает. Но всегда не о том.

KiSa_cool: Спсаибо за новую часть!!!! Это просто здорово, улыбка расплывается до ушейи никак не хочет останавливаться на достигнутом!!!

mysh: valley пишет: Гриндельвальд подарил Дамблдору феникса, чтобы директор поместил в него часть своей души? - Да. - А свою он куда предполагал засунуть? - Туда же То, что смерть Ариадны разорвет душу Альбуса, это понятно. Но разве для помещения этой самой оторванной части внутрь феникса не нужно желание самого Альбуса? Или автор хочет сказать, что Дамблдор с таким раскладом был внутренне согласен? Вопрос автору: были ли Дамблдор согласен (желал ли Дамблдор) создания хоркрукса на момент убийства Ариадны, или можно сделать хоркрукс только исходя из разорванной души, а воля мага роли не играет? Надо ли при этом читать заклинания (т.е. у Молли Уизли, грубо говоря, во время Битвы тоже душа разорвалась. но это не было достаточным условием для ее бессмертия, не так ли?)

valley: KiSa_cool Рада, что вам нравится. mysh У Дамблдора было желание. Его все устраивало. В теории. Пока дело не дошло до фактического убийства. Причем, видимо, приоритетно было не бессмертие, а соединение двух душ в одну. И так как он стоял на пороге, но не решался войти, Гриндельвальд просто подтолкнул его немного. В спину. Так что с Молли сравнивать бессмысленно. Кроме того в 6 книге Слагхорн говорит, когда рассказывает о хоркраксах, что душу рвет любое убийство, но маг, задумавший сделать хоркракс, может направить энергетику этого злодеяния в нужное русло, т.е. создать хоркракс. Если у Дамблдора с Гринднльвальдом все было готово, оставалось только убить и направить, так почему бы и нет. Гриндельвальду разорвало, потому что он убил, а Дамблдору, потому что убили близкого человека. Во всяком случае, на данный момент времени они все так считают.)

valley: [align:right]А Сова говорила и говорила какие-то ужасно длинные слова, и слова эти становились все длиннее и длиннее... Наконец она вернулась туда, откуда начала. Александр Милн, «Винни-Пух и все-все-все»[/align] Кес ворожил. Плавно обходил меня то с одной стороны, то с другой и говорил, говорил, говорил. Я знал, что он колдует. Может быть, не нашим обычным волшебством, а как-то иначе. Но колдует точно. Потому что так же делал иногда Темный Лорд. Только Кес, в отличие от Лорда, не пугал меня, а успокаивал. Даже усыплял. Хотя я и не спал. Кес появился почти мгновенно. Я даже не успел как следует прочувствовать все прелести, которые сулила мне разбитая о камень рука. Если бы они оставили меня в таком виде хотя бы на одну ночь, чего я, честно говоря, и ожидал, зная мстительный нрав Айса и любовь к нравоучениям Кеса, мне бы не было так неловко за то, что я столь некрасиво сорвался. Но они не оставили. Не дали провести бессонную ночь в тяжелых раздумьях и сомнениях. Не дали почувствовать, что, пока я сижу тут, они могут делать со мной что хотят. Не дали возможности на них обидеться. Кес не дал. Он быстро нашептал над моей разбитой рукой совсем непонятные слова, а потом только поил меня чем-то очень вкусным и раз за разом объяснял, что общество Криса придется потерпеть еще хоть немного. В какой-то момент мне это надоело. - Я его ненавижу. - Представь, что он твой сокамерник. Или один хочешь остаться? Рехнешься ведь. - Пусть убирается, - глухо сказал я. Кес помолчал. - Может быть, тебе даму прислать? - И она потом останется здесь жить?! Вместо Криса?! Да никогда! - Ну что же я могу сделать? – он развел руками. – Томми очень зол, тебе пока лучше там не появляться. И вообще, тебе это ни к чему. Если побега можно избежать, то лучше избегать его до последнего. - Вдруг они вернут дементоров? – нехотя озвучил я свой самый страшный ночной кошмар. - Нет, что ты. Не вернут, конечно. - А вдруг? - Тогда отправишься домой. Тебе не о чем волноваться. Слишком настойчиво он мне это внушает. - Как там Драко? - Замечательно. Севочка же рядом с ним. Значит, все в порядке. - Почему Крис не носит Севу моих писем? - Так ведь я ношу. - Ты делаешь это редко. А я хочу всегда. - Хорошо, он будет носить всегда, - сдался Кес. – Но учти, что на это время тебе придется оставаться одному. - Ты же говоришь, что никакой опасности тут нет. - Теоретически ее нет. Но мало ли. - Я прекрасно справлюсь. Только палочку пусть мне отдаст, а то он держит ее при себе. - Здесь нельзя колдовать. - Я знаю. Но пусть отдаст. Он кивнул, и мы еще полтора часа обсуждали перспективность открытия двух ирландских филиалов банка «Возрождение». Когда Кес улетел, я немного поспал и написал Айсу письмо. Не потому, что мне надо было что-то ему сказать, а потому, что хотелось отомстить Крису. Он не любил летать через океан и побаивался воды. Это я точно знал. ~*~*~*~ «Айс, мне скучно». - Что это? – я растерянно держал в руках клочок пергамента. - Князь велел носить его письма. - Три часа ночи. - Князь велел сразу носить. - Отправляйся назад. Ответа не будет. В большом раздражении я скомкал пергамент и бросил его в камин. К половине пятого утра Крис прилетел снова. «Айс, очень скучно». Ну что это такое! «Ночью надо спать!» - накарябал я на обороте. Без десяти семь я проснулся от дикого грохота. Посреди комнаты стоял Крис, судя по всему, только что шарахнувший кочергой по каминной решетке. - В чем дело? – спросонья я еще не очень хорошо соображал. С перекошенным от бешенства лицом он молча отдал мне очередное послание. «И холодно». Вот дьявол. Я прислушался к завыванию ветра за окном и совсем расстроился. Там ведь севернее, чем у нас. Намного севернее. Я встал, завернувшись в одеяло, побрел к столу и написал Кесу: «Ты не мог бы выяснить, у Люци все в порядке? Северус». - Отнеси, пожалуйста, домой. Я знал, что Криса это порадует. Он любил жить в Ашфорде и вынужденный переезд в Азкабан воспринял не очень хорошо. Но мы тогда и подумать не могли, что это так затянется. «Все в порядке», - получил я посреди дня лаконичный ответ Кеса. Глупо было у него спрашивать. У него всегда все в порядке. Ему вообще на всех плевать. Зачем Кес разрешил Фэйту писать мне письма? Ведь я специально просил его взять под контроль всю переписку. Отчасти чтобы не расстраиваться, а главным образом именно потому, что прекрасно понимал, чем это обернется. И вот, пожалуйста. Я, как всегда, оказался прав. Но отмахиваться от желания Фэйта пожаловаться я тоже не мог, и к вечеру занялся тем, чем собирался заняться еще четыре месяца назад, когда он только попал в Азкабан. ~*~*~*~ Айс прислал великолепную вещь. Точнее, он прислал сразу две великолепные вещи. Крис со мной не разговаривал. Он молча выдал мне тяжелую флягу и стальное зеркало с резным ободком. Что было во фляге, я знал. Это была уже третья попытка Айса скрасить мои будни, и она должна была стать наиболее удачной. Своего я добился. У меня был виски. Прекрасный виски, который ничем не пах ни для кого, кроме меня. Теперь я свободно мог не только напиваться до любого состояния, но и разговаривать в таком виде с Айсом. Когда угодно. На пару недель разнообразия мне хватит. А там видно будет. ~*~*~*~ [align:right]- Представляешь, что будет, если его осмотрят?! Из к/ф «Приключения Электроника»[/align] - Сев, ты что наделал? – Крис со страдальческим лицом сидел в моем кресле, прикрыв рукой слезящиеся глаза. – Я уволюсь. - Не выдумывай. Его пытались отравить? - Нет. Опять нет. Ни разу за пять месяцев. Только меня. Кто же это мог быть?.. - Ты вообще представляешь, в каком он виде? Ему по два раза в день вызывают целителей из Мунго. - И что, они приходят? – удивился я. - Конечно приходят. Он же не осужденный преступник, он под следствием. Ах, черт. Я хочу это видеть. Ну ничего, мне потом Эйв расскажет. - Месяц-два - и этот дурак окончательно сопьется. - Не сопьется, - я был очень доволен результатами своей работы. И ни капли не жалел о бесконечной череде бессонных ночей, которые пришлось угрохать на это благое дело. Теперь Фэйту хорошо, всем вокруг плохо, а я, несмотря на то что вынужден постоянно таскать с собой зеркало, гарантированно избавлен от неприятных вопросов о Драко, Темном Лорде, Нарциссе и абстрактного «ну как там?..». Фэйту сейчас глубоко фиолетово «как там». А главное, не менее безразлично, как дела у него самого. - Сев, Князь рад до смерти, что я от него отстал, да только это долго не продлится. Ты представляешь, что будет, когда он это увидит? - На меня ссылайся. - Угу, - угрюмо буркнул он. – Непременно. Честно говоря, я не подумал, что будет, если Фэйта увидит Кес. Я вообще забыл про Кеса. А крайним окажется Крис. Это было некрасиво, но неизбежно. Фэйт важнее. - Ты можешь сказать, что я запретил тебе оповещать его? - Нет. - Не получится? - Ты не запрещал. - Запрещал. Ты просто не помнишь, - ответил я на его удивленный взгляд. – С самого начала запретил и сейчас повторяю. Так нормально? - Не знаю. Наверное. - Ну потерпи, а? - Ты убьешь его. - Ничего с ним не случится, Крис. Там ничего нет в этой фляге. - Как это нет? А что он из нее пьет? - Там иллюзии. Для того, кто держит ее в руках. Для каждого свои. Можешь попробовать. - Правда могу? - он сразу оживился, и даже глаза засветились. - Только не увлекайся, - я пожалел, что сказал ему об этом. Он, конечно, лишнего не сделает, но… там люди все-таки. - Два алкоголика в одной камере – это многовато. - Нет, что ты. Только настроение поднять. Там действительно как-то уж слишком тоскливо. Крис мог ничего не рассказывать. Фэйт и так доставал меня беспрерывно, и в целом я прекрасно знал, в каком он виде. Но известие, что, оказывается, те редкие часы, когда он не пытается общаться со мной, с ним пытаются общаться целители из Мунго, стало неприятной неожиданностью. Беспрерывное поглощение иллюзий, да еще в таких количествах, сильно искажает ацетатный метаболизм, сводя его интенсивность практически к нулю. Все изменения я собирался потом скорректировать за несколько дней, а пока… Пока знатокам из Мунго приходится наблюдать крайнюю заторможенность всех происходящих в организме процессов. Самому Фэйту такой отдых только пойдет на пользу. Мне есть чем гордиться. Только вот целителей я никак не ожидал. Черт бы побрал Министерство. Где не надо - такие заботливые, аж оторопь берет. Ну ничего. По большому счету, навредить они не смогут. Они вообще ничего сделать не смогут. Я старался. ~*~*~*~ Продолжение следует.

Algine: valley пишет: Причем, видимо, приоритетно было не бессмертие, а соединение двух душ в одну. Я вот тоже кстати думаю, что бессмертие тут не играло большой роли. Главное, чтобы они вместе были.

Trionet: Я хочу, чтобы у Люциуса Малфоя все было хорошо. Всегда. И я хочу, чтобы он был со мной. Мне больше ничего не нужно. Только это. Я загадал. И не стрёмно-то ему подобное загадывать, имея перед собой печальный опыт старших товарищей?

Бран: valley пишет: Теперь Фэйту хорошо, всем вокруг плохо, а я Вот-вот... интересно, а когда Севочка поймёт, что это фактически девиз его жизни? valley пишет: Где не надо, такие заботливые, аж оторопь берет. - Министерство - оно и есть министерство, хоть магическое, хоть нет...

Lorane: valley пишет: Фламель развалился на стуле лениво покручивая в пальцах бокал с красным вином, а Кес, нагнувшись, сосредоточенно ковырял ножом в решетке Западного камина и ругался. Я дико извиняюсь, но после "развалился на стуле" запятая не нужна? А еще мне кажется, что тенденция жалеть Снейпа усилилась не потому, что его всем так жалко, а скорее потому, что сама атмосфера книг у Роулинг стала мрачнеть и сгущаться, что накладывает отпечаток на восприятие. Спасибо за замечательное продолжение (шляпу не снимаю)

danita: valley пишет: Фэйту сейчас глубоко фиолетово «как там». А главное, не менее безразлично, как дела у него самого. Шашки, стало быть, побоку? Эта идея уже себя изжила?

Natty: «Айс, мне скучно». «Айс, очень скучно». «Сев, они меня убьют. Л.» /пацсталом/ Я хочу это видеть. Я тоже!!!! (мы ведь увидим, правда? или хотя бы "услышим" в изложении Эйвери?)

tanitabt: valley пишет: Не, потом будет бочка дегтя, а потом в нее можно будет бросить спичку. Т.е. ждать большой бу-бум?! А Кес душка!!! :femme:

mysh: valley пишет: В теории. Пока дело не дошло до фактического убийства. valley Я правильно поняла, что Альбус понятия не имел, что Ариадну убьют? Видимо, не имел, иначе он монструозный монстр. Тогда на момент убийства и разрыва душ у него голова с сердцем были заняты не желанием соединить души, по идее, а осознанием и переживанием горя (как и у Молли во время Битвы) Тогда не понятно, как Гриндельвальд "похитил" половинку души. При таком раскладе. То, что маг Г направил свою энергентику на помещение в хоркракс своей души, это понятно. А вот ли мог он направить эту СВОЮ энергетику на помещение ЧУЖОЙ? *если, конечно, Дамблдор не монструозный монстр, опять же, и сам свою энергетику не направлял. Отсюда и сравнение с Молли, кстати. Если рядом нашелся бы кто-то, кто, пользуясь боем мог хоркрас создать, получается, мог и ее обессмертить... *если б захотел* Получается - так. Ибо и душа Молли, и душа Альбы на момент убийства в похожем состоянии, а что у одного КОГДА_ТО были намерения, так это же не на всю жизнь? Поправьте, если что не поняла. Интересно разобраться в механизме.

valley: Algine Algine пишет: Я вот тоже кстати думаю, что бессмертие тут не играло большой роли. Главное, чтобы они вместе были. Играло.)) Вместе-то вместе, но лучше подольше. Trionet А какой перед ним опыт? Как раз такого-то опыта он и не встречал ни разу. Все ему в жизни индивидуалисты попадались. Один страшнее другого. Бран Это не девиз его жизни, это его крест. Lorane Я зареклась жаловаться на атмосферу книг. Делаю что могу в статично очерченных контурах. Как получается, судить не мне. danita danita пишет: Эта идея уже себя изжила? Наскучила. Но к сожалению, он не единственное заинтересованное в этой идее лицо. Natty Не знаю. tanitabt Ну конечно, будет бум. Что это за сказка без большого бума?)) mysh mysh пишет: Я правильно поняла, что Альбус понятия не имел, что Ариадну убьют? Правильно. mysh пишет: Тогда на момент убийства и разрыва душ у него голова с сердцем были заняты не желанием соединить души, а осознанием и переживанием горяа(как и Молли во время Битвы) . Чем у него была занята голова на момент убийства сложно сказать, но не переживание и горем точно, потому что убийство Арианы произошло внезапно, и он никак не был к нему готов. Его еще осознать надо было и прочувствовать. mysh пишет: Тогда не понятно, как Гриндельвальд "похитил" половинку души, при таком раскладе? Гриндельвальд ничего не похищал. mysh пишет: То, что маг Г направил свою энергентику на помещение в хоркракс своей души, это понятно. Это не из чего не следует. Волдеморт ничего не направлял, когда создал из Гарри хоркракс, делать этого вобще не собирался, и остался в счастливом неведении об этом до самого конца. Возможно, например, что на момент смерти Арианы, ни Геллерт, ни Альбус даже в мыслях ничего подобного не имели, а то что получилось выяснили потом, потому что проверяли. mysh пишет: Ибо и душа Молли, и душа Альбы на момент убийства в похожем состоянии Я не понимаю из чего можно сделать подобный вывод. Мне сложно понять как можно считать идентичным душевное состояние Молли (матери семерых взрослых детей, женщины в возрасте, женщины, которая всю жизнь не боится сражаться за свои идеалы, потеряла на этом пути свою первыю семью, видела уже все на свете, и сама пришла сражаться рядом со своими детьми) с состояние Альбуса (восемнадцатилетнего мальчишки, который не знает о жизни ничего, тяготится родными, мечтает о мировом господстве и решил добиться бессмертия с помощью убийства, о котором, к слову, и представления не имеет).

Trionet: А какой перед ним опыт? Как раз такого-то опыта он и не встречал ни разу. Все ему в жизни индивидуалисты попадались. Один страшнее другого. А Айс, значит, весь из себя альтруист? И вы утверждаете, что это индивидуалисты страшные?

danita: valley пишет: Наскучила. Но к сожалению, он не единственное заинтересованное в этой идее лицо. Бедные охранники. Остались без приварка. А вот Кес и привда за Люца боится - вон как сразу же прилетел, когда у "родственника" нервный срыв случился. Или это он за Наследника боится? Как тот заладит опять: "Лю-уц"... valley пишет: Я уволюсь. Ага. Заявление подаст по собственному

valley: Trionet Опс. Я вообще ничего не утверждаю никогда. В этом фике нет ни одного авторского слова. Я только теории строю. По-моему, из примеров альтруизма у Снейпа перед глазами за всю жизнь только мародеры случились. danita danita пишет: Ага. Заявление подаст по собственному В его случае, это, скорее, была краяняя степень отчаяния. Он не может уволиться.))) Он раб лампы.

mysh: valley пишет: Кроме того в 6 книге Слагхорн говорит, когда рассказывает о хоркраксах, что душу рвет любое убийство, но маг, задумавший сделать хоркракс, может направить энергетику этого злодеяния в нужное русло, т.е. создать хоркракс. valley пишет: (То, что маг Г направил свою энергентику на помещение в хоркракс своей души, это понятно)* это мое ответ Это не из чего не следует. Волдеморт ничего не направлял, когда создал из Гарри хоркракс, делать этого вобще не собирался, и остался в счастливом неведении об этом до самого конца Так направлял или нет))? Ладно. Я поняла, что материи это тонкие, ни одному из авторов до конца не понятные) С тем и будем жить. valley пишет: Я не понимаю из чего можно сделать подобный вывод. Из того, что они потеряли - оба - близкого человека. Смерть все тяжело переживают: и женщины в годах, потерявшие уже много кого, и юноши пылкие с взором горящим. По крайней мере, уверена, душа рвется)) у тех и у других.

valley: mysh mysh пишет: Так направлял или нет))? Да не знает никто. Кес вот считает (или не считает, но озвучивает), что убил осознанно и направлял. А Дамблдору утешительнее думать, что убийство было случайностью и так трагически отразилось на них обоих из-за того, что они вообще такую нехорошую вещь задумали и готовили. А Гриндельвальд не дурак Дамблдора рузубеждать.

Trionet: Я вообще ничего не утверждаю никогда. В этом фике нет ни одного авторского слова. Это утверждение или только теория? - Первое убийство, Севочка, – вещь невероятно серьезная. Накладывает отпечаток на всю жизнь. ....... Ты не видишь разницы между убийством в бою, когда ты защищаешь собственную жизнь или жизнь того, кто рядом, и убийством директора школы учеником, которое планируется почти год? Ты понимаешь, что по воздействию на сознание человека это несравнимо? .................... Самозащита или, например, месть не оставляют таких последствий, как спланированное заранее убийство беззащитного человека. Т.е. с технической стороны получается так: если первое убийство спланировал -- то на тебе большой отпечаток. А если первое убийство и не заметил -- скажем, залюбовался звёздами и уронил кому-то на голову кирпич -- то дальше у тебя, считай, карт-бланш, за душу можно не беспокоиться?

valley: Trionet Trionet пишет: Это утверждение или только теория? Это факт. Trionet пишет: Т.е. с технической стороны получается так: если первое убийство спланировал -- то на тебе большой отпечаток. А если первое убийство и не заметил -- скажем, залюбовался звёздами и уронил кому-то на голову кирпич -- то дальше у тебя, считай, карт-бланш, за душу можно не беспокоиться? Моральные принципы Князя так туманны... Лично мне они представляются примерно так: если вы гуляете по крыше и случайно столкнете кирпич, так никогда и не узнав, что кого-то убили, то вряд ли ваша душа сильно от этого пострадает. А если вы узнаете, что кого-то убили, но при этом пожмете плечами, то вашей душе уже вообще ничего не грозит. Так что с какой стороны не посмотри, кирпичи сталкивать можно смело.

Alix: valley пишет: Волдеморт ничего не направлял, когда создал из Гарри хоркракс, делать этого вобще не собирался, и остался в счастливом неведении об этом до самого конца. Насколько я понимаю, у Волди получилось создать последний хоркракс потому, что душа была настолько разорвана на мелкие кусочки, что держаться уже не за что было, и видимо получилось автоматически от частых опытов. А когда душа цельная, мне думается, что незаметно для самого себя невозможно создать хоркракс. Trionet пишет: Т.е. с технической стороны получается так: если первое убийство спланировал -- то на тебе большой отпечаток. А если первое убийство и не заметил -- скажем, залюбовался звёздами и уронил кому-то на голову кирпич -- то дальше у тебя, считай, карт-бланш, за душу можно не беспокоиться? Что касается этого вопроса (хотя он не ко мне), Валлей, как мне кажется, разделяет убийства на 1) спланированные и 2) в бою. Хотя по значимости для души человека я бы разделил их несколько по- другому: 1) убийства на войне ( в защиту Родины), в защиту близких, когда им угрожает смертельная опасность и т.п., и 2) все остальные. Вообще любое убийство, думаю, отрицательно влияет на душу человека, но вторые особенно сильно, включая случайные, ИМХО.

Trionet: Лично мне они представляются примерно так: если вы гуляете по крыше и случайно столкнете кирпич, так никогда и не узнав, что кого-то убили, то вряд ли ваша душа сильно от этого пострадает.А если про первый раз не узнаю, а про второй узнаю? Первый раз всё равно будет действовать как прививка от душевных травм? И ещё. Чем, собственно, убийство на войне, чтоб защитить своих близких, отличается от убийства спланированного, но тоже направленного на защиту своих родных? Вообще любое убийство, думаю, отрицательно влияет на душу человека, но вторые особенно сильно, включая случайные, ИМХО.Честно говоря, даже странная логика Кеса мне кажется более понятной.

valley: Trionet Trionet пишет: А если про первый раз не узнаю, а про второй узнаю? Первый раз всё равно будет действовать как прививка от душевных травм? Это что все ко мне вопросы? Да я понятия не имею. Хотя идея про прививку, мне понравилась. Привился один раз и свободен. Alix Alix пишет: Насколько я понимаю, у Волди получилось создать последний хоркракс потому, что душа была настолько разорвана на мелкие кусочки, что держаться уже не за что было, и видимо получилось автоматически от частых опытов. Это вы повторяете то, что говорил Дамблдор в 7 книге. Но ТЛ убивал и после не мало. Почему больше не получалось? Alix пишет: А когда душа цельная, мне думается, что незаметно для самого себя невозможно создать хоркракс. Вот он настоящий ангст. Прикольно, если на самом деле АД и ГГ ничего не создали, а только промучились всю жизнь зря. Можно сказать, отдельный сюжет. Но на самом деле, они наверняка заметили. Незаметно для себя создать действительно должно быть очень сложно. Разве что у Люца получилось бы.

Alix: Trionet , опять-таки мое личное мнение, любое убийство, в первую очередь, наказание Божие для человека, его совершившего. Мне лично просто претит сама возможность убить другого человека, даже злодея. Хотя я за смертную казнь. Такой вот пародокс. valley пишет: Но ТЛ убивал и после не мало. Почему больше не получалось? Да хто ж разберет его злобнейшество?

Alix: valley пишет: Незаметно для себя создать действительно должно быть очень сложно. Разве что у Люца получилось бы. - Аха

Akulina: valley, ну вы даёте! Разговор Айса с Кесом про убийства до костей пробрал. Двенадцать лет - это... это у меня младшему брату через два года будет. Это страшно. Вот первый раз за всех Взломщиков стало по-настоящему страшно. Нет, я понимаю, что Джульетте было тринадцать. Но почему-то не утешает. А ещё я теперь знаю, кого во всей этой истории надо на самом деле жалеть. Криса. Вот же бедняга попал, причём с трёх сторон :) Надеюсь, Айсовы иллюзии ему хоть немного помогут. И ещё больше надеюсь, что нам покажут, что тогда сделается с Азкабаном

valley: Alix Вряд ли стоит проецировать книжный мир на собственную жизнь. Во-всяком случае, я бы не стала. Akulina Криса да, можно.))) Хотя, он тоже "попал" не просто так. Просто так вообще ничего не бывает.) Trionet mysh Algine К общему разговору на счет этих адских штук хряксов и расчленения нематериальной субстанции, каковой является душа. У нас есть набор неоднозначных канонических фактов. В фике есть варианты толкования этих фактов персонажами. Больше нет ничего. Нет истины, нет моего личного мнения по этому поводу, нет даже гарантии, что персонажи говорят именно то, что думают, или что знают. Они могут ошибаться, лгать или притворяться. Прямо как настоящие люди.)

Кьянти: Akulina пишет: Надеюсь, Айсовы иллюзии ему хоть немного помогут. И ещё больше надеюсь, что нам покажут, что тогда сделается с Азкабаном "Какой подлый народ эти заключённые. Каждый раз в моё дежурство расшатывают тюрьму". к/ф "Летучая мышь" цитата: Я хочу, чтобы у Люциуса Малфоя все было хорошо. Всегда. И я хочу, чтобы он был со мной. Мне больше ничего не нужно. Только это. Я загадал. Исполнится. Наверняка исполнится. В лучшем случае - "хотя бы визуально". Из соображений гуманности. valley, "буду краток" - спасибо valley пишет: Но ТЛ убивал и после не мало. Почему больше не получалось? ТЛ - товарищ увлекающийся. Как всякий крупный ученый. Приелось - вот и перестал "вкладывать в это душу". В самом широком смысле.

Algine: Кьянти пишет: "Какой подлый народ эти заключённые. Каждый раз в моё дежурство расшатывают тюрьму". к/ф "Летучая мышь" Хорошая цитата! ))

mysh: valley пишет: Trionet mysh Algine К общему разговору на счет этих адских штук хряксов и расчленения нематериальной субстанции, каковой является душа. У нас есть набор неоднозначных канонических фактов. В фике есть варианты толкования этих фактов персонажами. Больше нет ничего. Нет истины, нет моего личного мнения по этому поводу, нет даже гарантии, что персонажи говорят именно то, что думают, или что знают. Они могут ошибаться, лгать или притворяться. Прямо как настоящие люди.) За всех отвечать не буду, но лично мне показалось, что из "разрозненных фактов" канона автор слепил теорию. В которую и хотела вникнуть. Извините, ошиблась. А вообще, нет ничего страшного в том, что вдумчивый читатель пытается понять замысел автора. Задает вопросы, что-то уточняет, а не только шляпу снимает))

valley: Кьянти Кьянти пишет: ТЛ - товарищ увлекающийся. Как всякий крупный ученый. Приелось - вот и перестал "вкладывать в это душу". В самом широком смысле. Вынуждена с вами согласиться. mysh mysh пишет: А вообще, нет ничего страшного в том, что вдумчивый читатель пытается понять замысел автора. Задает вопросы, что-то уточняет, а не только шляпу снимает)) Если все это происходит в названной последовательности, то ничего страшного действительно нет. Страшно, когда последовательность обратная.

mysh: Это как? Сначала снял шляпу, а потом вопросы задавать начал?) Мм... в общем, тоже, на мой вгляд, ничего особенного) *если это не торжественное снятие шляпы по особому поводу*)

Анна (Ежиха): valley Я тебе предлагаю вынести в шапку "Автор не несет ответственности за действия персонажей и вообще не фкурсе". P.S. Ну вот. Люц вот-вот заскучает по-настоящему. Всем в укрытие!

Stoker L: valley В общем, вы поняли. Анна (Ежиха) пишет: "Автор не несет ответственности за действия персонажей и вообще не фкурсе". Абсолютно согласна, можно ещё с припиской :"Но вы спрашивайте, что-нибудь отвечу."

valley: mysh Кому как. Анна (Ежиха) Думаешь поможет?

valley: Stoker L

Noir: valley Здравствуйте. Я познакомилась с вашим произведением прошлым летом и с удовольствием его читала, но возникли некоторые сложности - интернета у меня дома нет как такового+я не нацчилась еще ориентироваться в этом пространстве, что привело к тому, что ваше произведение у меня имеется в виде трех отдельных кусков, мало связанных между собой - это все, что я смогла скачать на уроке информатики. Посему я хочу попросить вас уделить мне нмного времени и просто переслать на мой е-мейл всю вашу книгу, включая дополнения и прочие интермедии. Очень надеюсь на ваше понимание. мой e-mail Noiretargent@mail.ru Желаю вам творческих успехов! Когда моя знакомая сказала мне что я похожа чем-то на Снейпа в вашем изложении, мне это не показалось чем-то лестным, но прочитав немного о Айсе, я была польщена столь приятным комплиментом!



полная версия страницы