Форум » Библиотека-4 » "Победители", PG-13, драма, макси, СС/ГГ, ГП/ДУ (Глава 22 - 06.03.08) » Ответить

"Победители", PG-13, драма, макси, СС/ГГ, ГП/ДУ (Глава 22 - 06.03.08)

viola: Название: «Победители» Автор: Viola Бета: Нари Гамма: Анжелика Вегерле, Naisica, Lady Nym Рейтинг: PG-13 Пейринг: СС/ГГ, ГП/ДУ, можно добавить еще ЛМ/ДУ (тут скорее джен) Жанр: драма Саммари: Война закончилась, они победили. Но стали ли они счастливы... Или теперь надо выдержать еще одну войну? Предупреждение: будет не особо весело, но четверка главных героев до конца фанфика доживет. Дисклеймер: Мир Гарри Поттера и все герои книг о нем принадлежат Дж.К. Роулинг Комментарии: Спасибо Нари, моей бете, подруге и советчику; спасибо PooH, которая очень помогла в разработке сюжета, подобрала шахматную партию и изобрела все описываемые зелья; спасибо Аоле за идею с палочкой Гермионы и вообще за моральную поддержку; спасибо Naisica, за помощь в написании пролога; и спасибо Gabrielle Delacour которая разрешила мне использовать некоторые ее идеи (все возможные совпадения с фанфиками других авторов – случайны). Эпиграф: Когда достигаешь самого дна, остается только один путь - наверх. Коллаж сделала РооН. Начало здесь: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=1329

Ответов - 253, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Pixie: viola Не перестану повторять, что все очень интересно! :) Но неужели Люциусу нечего терять? Имхо, ничего страшнее Азкабана не может быть! Теперь мне и про гадалку и надзирателя стало интересно. Вы потрясающе "держите" все сюжетные линии! Просто шляпу снимаю! И жду новых глав. Очень хочется увидеть встречу Джинни и Гермионы! Неужели все линии начинают сходиться в одной точке? Хотя если это только половина фика, то еще много всего должно произойти!

viola: Pixie О нет, линиям еще не время сойтись. Итог встречи будет не совсем тот, который можно ожидать. Это лишь промежуточный эпизод. А Люциус еще поймет, что ему есть что терять. Пусть это и не то, что он сам мог бы ожидать. За комплимент спасибо, я страшно боюсь упустить какую-нибудь линию и оставить логические нестыковки. Надеюсь, к концу все их свести воедино:)

dakiny: Долгожданно-неожиданное продолжение! Радуюсь, как ребенок . Пара Джинни - Люциус мне очень нравится. Хороши диалоги, действия, кажется, у них есть необычное, абсолютно непредсказуемое будущее( ну, автору-то оно, конечно, известно... А нас, читателей, очень интригует). Получила огромное удовольствие от чтения и с нетерпением жду продолжения. Надеюсь еще долго наслаждаться Вашим творением.

viola: dakiny Спасибо:) Вот что долго, то долго, тут вы абсолютно правы:)) Сомневаюсь, что я скоро смогу это все наконец дописать. Но я стараюсь:)

viola: Ветер задувает свечу, но раздувает костер. Франсуа де Ларошфуко Глава 21. Франция, замок Ланьи-ле-Сек, конец февраля 2005 г. Молнии полыхали одна за другой, и гром гремел не переставая. Но дождя так и не было. Грохот заглушал слова, поэтому я не знала, о чем говорили между собой Виктор и Истинная, но в резких вспышках я словно покадрово смотрела странную пантомиму. И мне становилось все страшнее. Да, я не слышала слов, но я видела и понимала – это не просто встреча двух старых знакомых и даже не разговор двух врагов. Кто бы ни была эта Истинная, она пришла сюда не беседовать, а выносить приговор, и не обвинять, а карать. Но каковы бы ни были ее претензии к Виктору Краму, он и не пытался их оспорить. Наконец я увидела, как поднялась ее палочка. Истинная молчала, но в новой вспышке ее лицо показалось мне похожей на застывшую маску. Маску смерти. – Нет! – я и сама не сразу поняла, что это крикнула именно я. Истинная и Виктор обернулись. Она – удивленно, он – безнадежно. – Почему нет? – спокойно поинтересовалась она. Почему… Я не ожидала этого вопроса, но… точно знала ответ. – Потому, что ты пришла не судить его, а сразу казнить. Это несправедливо. Истинная задумалась. – Справедливость. Давно не слышала этого слова. Мне говорили о законе, праве, но не о справедливости. А если я права? Я посмотрела в ее лихорадочно блестящие глаза и вдруг поняла, почему в ее лице нет ни кровинки. Она просто измученна. – Тогда прояви милосердие. Она дернулась, словно от удара током. – Милосердие? Кто ты? Я пожала плечами. – Никто. – Тогда как твое имя? – У меня нет имени. Она зябко поежилась. Незаметно хлынувший мелкий дождик намочил ее волосы, и она стала похожа на русалку – юная, бледная, несчастная… В другом конце аллеи показались фигуры, послышались голоса, засверкали лучики фонарей. – Это за тобой, – тихо сказала Истинная, неожиданно вдруг превратившаяся из грозной колдуньи в молодую, усталую девушку. Я прислушалась к ощущениям. И правда, это за мной. Но я не могла так просто уйти – вступившись за Виктора Крама, я чувствовала себя в ответе за него. – Что ты решила? Она посмотрела на молодого человека, не проронившего за это время ни слова. – Ты прощен. – И перевела взгляд на меня. – Беги. Я не знаю, что от тебя нужно Надзору, но чувствую, что они не правы. Я кивнула. – Прощай! – И аппарировала. Мне показалось, или она действительно потерла правую руку чуть ниже локтя? ***

viola: Выложила начало 21-й главы. Не беченное. Выложила потому, что мысль закончена и я не уверена, что вторая часть главы будет скоро, поскольку она будет уже о другом. Поэтому встречу двух героинь я решила показать сейчас, когда она к месту.

Талина: viola, viola пишет: Выложила начало 21-й главы. Спасибо! *Прочувствованно.*

viola: Талина Пожалуйста:)))

Pixie: viola Новый кусочек! Ура! Спасибо! Встреча очень впечатлила, особенно слова Гермионы про милосердие. Это было так правильно. Я просто считаю Гермиону человеком, который способен к милосердию и состраданию! Очень хочется узнать, какие события будут дальше! А пока пойду "Лучшего ученика" перечитывать. Давно его не перечитывала. В отличие от Близнецов, которых только этим летом прочитала! :)

viola: Pixie Спасибо:) Да, милосердие - ключевое слово в этом эпизоде. Оно тут имеет очень большое значение ;-) "Близнецов" мне самой надо бы перечитать, скоро буду писать главу, где будет тот семейный обед глазами Джинни...

Pixie: viola Ой, очень интересно почитать тот семейный обед от лица Джинни! С нетерпеним буду ждать! :)

Lady Nym: Ой, как быстро! Уже настроилась, что следующий кусочек будет не скоро, и тут такой сюрприз! Сама встреча удивила. Думала какие-то загадки откроются - а добавились новые. В чем виноват Крам? Поняла ли Джинни с кем встретилась? Есди она почувствовала печать молчания, то должна была понять понять, что это Гермиона. Тем более, что за той идет Надзор. Вот бы эту сцену и от лица Джинни прочесть :) Жду теперь с нетерпением продолжения! Страсти накаляются и становится все интересней и интересней :)

viola: Pixie Lady Nym Это случайно получилось:))) Насчет Крама будет ясно, когда этот эпизод будет глазами других персонажей. С кем она встретилась, Джинни не поняла, ей не до того пока, да она и многого не знает. Плюс есть еще кое-что, но об этом пока рано:) В общем, почти все из этого станет понятно, когда пойдут главы про Джинни.

Pixie: viola Почаще бы у вас получались такие сюрпризы :) Значит Джинни ничего не почувствовала, когда увидела Гермиону? Хорошо Надзор постарался или это сама Гермиона? :) Ну вот, еще одна загадка - про Крама! А я вижу, что маги Надзор не жалуют! Или у Джинни к нему такое отношение? Просто мне очень понравилась идея Надзора. Сегодня думала о том, какие люди в нем работают, что их туда привело. Какие-то героические сюжеты в голове закрутились :)

viola: Pixie Пока Гермиона магию не применяет, ее почуствовать невозможно. А просто узнать ее Джинни не могла, они ни о чем таком не успели поговорить. Pixie пишет: А я вижу, что маги Надзор не жалуют! Или у Джинни к нему такое отношение? Ну... действительно не жалуют:)) Как обычно народ не жалует силовые структуры, чья специализация - "охота на ведьм", причем как своих так и чужих. Но у Джинни к ним особая неприязнь, как у человека пострадавшего от системы. Вообще, Надзор - структура которая работает в сотрудничестве с авроратом, в Надзоре собственных сотрудников очень мало, это скорее элита, не рядовые ищейки. Ну и плюс им же подчиняются сотрудники типа Дерека... Но в общем это долго очень рассказывать и расписывать:) Pixie пишет: Просто мне очень понравилась идея Надзора. Сегодня думала о том, какие люди в нем работают, что их туда привело. Какие-то героические сюжеты в голове закрутились Дарю:) Если появятся идеи - используйте ради Мерлина:))

Pixie: viola Жаль, что Джинни не узнала Гермиону :( Сколько бедной Анне-Гермионе еще скитаться в одиночестве в мире, который для нее, по сути, чужой? (Это типа риторический вопрос :)). А откуда пришла идея о Надзоре, если не секрет? И об Истинных магах? Это что-то классическое фентезийное (маги, в смысле), вроде Перумова? Прошу прощения, если этот вопрос уже задавали! Спасибо за идею! :) Я бы рада, да мне хоть бы сделать то, что уже задумано и реализуется! :( Но я буду иметь в виду :)

viola: Pixie Если бы Джинни ее узнала, это была бы уже другая история:)) Pixie пишет: А откуда пришла идея о Надзоре, если не секрет? И об Истинных магах? Это что-то классическое фентезийное (маги, в смысле), вроде Перумова? Это ниоткуда. То есть, наверное на меня что-то когда-то оказало влияние, но что и когда я уже не вспомню. Идея о том, что маги делятся на обычных и особо могущественных (которые и живут дольше и вообще несколько другие) у меня давно, еще до прочтения ГП появилась. Только поначалу они назывались Великими, а потом я прочитала "Ночной дозор", расстроилась и поменяла название на Истинных:))) А Надзор - это просто отражение моей любви к тематике всяких спецслужб. Всегда интересовалась всякими там тайными полициями и т. п.

Pixie: viola Интересно как! "Истинные" звучит лучше "Великих"! Правильнее передает суть, имхо. Надзор я теперь вижу скорее не как КГБ, как я писала выше, а как что-то более современное - СБУ (у нас на Украине), ФСБ, хотя все это одно и тоже. Брр... Не хотела бы я с ним столкнуться :) Если я разболталась, вы меня затыкайте, потому что ваш фик вызывает у меня какое-то почти детское восхищение и массу вопросов :)

Sad: viola Спасибо большое! Очень интересный, напряженный куочек. Жалко, что дальше будет нескоро...

viola: Pixie С моим больным самолюбием, я конечно только рада вопросам:)) Тем более, что действительно все в фик не впихнешь, остается за кадром масса деталей. Sad Спасибо:) Ну, я надеюсь, что не так уж надолго затяну. Напишу вот связку между этим кусочком и еще одним уже готовым...

Pixie: viola У авторов и должно быть больное самолюбие! :) Терпеливо жду нового кусочка *Пошла готовить бооольшую ложку* :)

Marymeul: Та-рам-пам-пам... Оказывается отключение от нета имеет и положительные стороны: сразу 2 главы! Ням! И все же я не поняла почему Джинни проявила милосердие. Говорить о нем и предлагать легко, но проявить... Для этого надо сомневаться, а вот сомнений у Джин как-то не чувствуется.

viola: Pixie Marymeul Ну... скажем так - программа сбилась:))

viola: Ветер задувает свечу, но раздувает костер. Франсуа де Ларошфуко Глава 21. Париж – Рим, конец февраля – начало марта 2005 г. В провалах памяти умещаются бездны знаний Неизвестный автор Молнии полыхали одна за другой, и гром гремел не переставая. Но дождя так и не было. Грохот заглушал слова, поэтому я не знала, о чем говорили между собой Виктор и Истинная, но в резких вспышках я словно покадрово смотрела странную пантомиму. И мне становилось все страшнее. Да, я не слышала слов, но я видела и понимала – это не просто встреча двух старых знакомых и даже не разговор двух врагов. Кто бы ни была эта Истинная, она пришла сюда не беседовать, а выносить приговор, и не обвинять, а карать. Но каковы бы ни были ее претензии к Виктору Краму, он и не пытался их оспорить. Наконец я увидела, как поднялась ее палочка. Истинная молчала, но в новой вспышке ее лицо показалось мне похожим на застывшую маску. Маску смерти. – Нет! – Я и сама не сразу поняла, что это крикнула именно я. Истинная и Виктор обернулись. Она – удивленно, он – безнадежно. – Почему нет? – спокойно поинтересовалась она. Почему… Я не ожидала этого вопроса, но… точно знала ответ. – Потому, что ты пришла не судить его, а сразу казнить. Это несправедливо. Истинная задумалась. – Справедливость. Давно не слышала этого слова. Мне говорили о законе, праве, но не о справедливости. А если я права? Я посмотрела в ее лихорадочно блестящие глаза и вдруг поняла, почему в ее лице нет ни кровинки. Она просто измученна. – Тогда прояви милосердие. Она дернулась, словно от удара током. – Милосердие? Кто ты? Я пожала плечами. – Никто. – Тогда как твое имя? – У меня нет имени. Она зябко поежилась. Незаметно хлынувший мелкий дождик намочил ее волосы, и она стала похожа на русалку – юная, бледная, несчастная… В другом конце аллеи показались фигуры, послышались голоса, засверкали лучики фонарей. – Это за тобой, – тихо сказала Истинная, неожиданно вдруг превратившаяся из грозной колдуньи в молодую, усталую девушку. Я прислушалась к ощущениям. И правда, это за мной. Но я не могла так просто уйти – вступившись за Виктора Крама, я чувствовала себя в ответе за него. – Что ты решила? Она посмотрела на молодого человека, не проронившего за это время ни слова. – Ты прощен. – И перевела взгляд на меня. – Беги. Я не знаю, что от тебя нужно Надзору, но чувствую, что они не правы. Я кивнула. – Прощай! – И аппарировала. Мне показалось, или она действительно потерла правую руку чуть ниже локтя? ***

viola: Я провела пальцем по запотевшему стеклу, и серебристая дорожка с налившейся на конце крупной каплей перечеркнула молочно-матовое окно. Получилось что-то вроде щели, сквозь которую можно было рассмотреть проносящийся мимо мир. Правда, обзор был невелик, и выглядело все через мокрую полоску каким-то иллюзорно-размытым, но такой способ смотреть в окно сейчас как нельзя лучше соответствовал моему настроению. Я ведь свою собственную жизнь так и вижу – словно сквозь узкую щель, да и то расплывчато… Проклятье! Может, это паранойя? Я вообще могу думать о чем-нибудь, не сводя это к размышлениям о своей «несчастной судьбе»? Я раздраженно схватила салфетку и старательно принялась размазывать влагу по стеклу. Вышло не очень эстетично – остались разводы, да и до верха я просто не дотянулась, но зато теперь сквозь окно можно было спокойно разглядеть красоты вечерней Франции. Да, я покинула город влюбленных и теперь сидела в комфортабельном купе ночного поезда, следующего от вокзала Берси в Париже до римского Термини. Второе место было свободно, впрочем, я была уверена, что его никто и не займет. Почему? Просто уверена, и все. Теперь я уже полностью доверяла своей интуиции. Ланьи-ле-Сек, откуда мне пришлось так срочно аппарировать, остался далеко позади, и я почти уже не вспоминала о сорванной вечеринке, рухнувших планах и неудавшемся разговоре с Виктором Крамом. Словно не сегодня это все было, а когда-то настолько давно, что стало уже неважным. Меня лишь расстраивало, что я не смогла поговорить с рыжеволосой Истинной, которую я совершенно точно знала в той, прошлой, жизни. Но попыток вернуться назад я не делала. Раз не удалось, значит не судьба. Тот путь, который я выбрала, вел только вперед, не предусматривая обратной дороги. Попробуй я вернуться или хоть на миг задержаться, меня тут же схватят и снова сделают Анной Смит. Я сжала зубы. Никогда. Я скорее погибну, но ни за что не вернусь. Впрочем… о чем я думаю? Я не погибну! Я смогу всех победить! Только надо прекратить вспоминать прошлое и начать думать о чем-нибудь хорошем. Например о том, что я научилась аппарировать. Еще вчера я не могла склеить стакан, а сегодня уже сумела мгновенно переместиться из парка в свой номер в отеле. Плохо только, что я сама не знала, как это получилось. То есть я знала, что это называется аппарацией, вспомнила, какие именно чары для нее применяются, даже как действовать при этом волшебной палочкой… но я-то ни палочку не доставала, ни заклинаний не произносила. Просто переместилась с места на место, и все. В голове, правда, крутилось что-то о беспалочковой магии, но это были лишь смутные обрывки, бестолковые и приносящие одно беспокойство. Неважно. У меня просто слишком много времени для раздумий. Как хорошо было в отеле – я так торопилась, что делала все на автомате – быстро собрала вещи, вызвала такси… но вдруг передумала. Неожиданно проявившееся шестое чувство помешало мне сесть в машину, дверцу которой услужливо распахнул передо мной швейцар. Я пробормотала какую-то ерунду, дескать я что-то забыла, подхватила свой чемодан и ринулась назад в отель. Не глядя заскочила в дамский туалет возле бара и пожелала оказаться подальше отсюда, там, где меня никто из врагов не подумает искать. И чудо в очередной раз произошло. Не успела я опомниться, как ощущение тревоги прошло, а сама я обнаружила, что нахожусь в совершенно незнакомом месте. Точнее говоря, в незнакомом туалете, как ни глупо это звучит. Я осторожно приоткрыла дверь, выглянула и с облегчением вздохнула – на моем убежище была надпись «только для персонала». После недолгих блужданий я выяснила, что нахожусь на железнодорожном вокзале славного города Дижона. Не знаю уж, один в Дижоне вокзал или их несколько, но на этом в скором времени ожидался поезд, следовавший из Парижа в Рим. И тут мне вдруг невероятно захотелось в Рим. Я даже не удивилась этому странному желанию. Наверное, уже начала привыкать. Знать бы еще, что ждет меня в городе цезарей и римских пап… ***

viola: Как все-таки неудобно находиться в стране, языка которой ты почти не знаешь. Я с тоской вспомнила Париж, где не каждый даже догадывался о моем английском происхождении. В Риме же я с трудом могла объяснить, что мне нужно, да и то, как я подозревала, только благодаря тому, что когда-то учила латынь. Утешало только, что в Вечном городе туристов пруд пруди, поэтому почти все хоть немного, да знали английский. Джером К. Джером был прав – британские путешественники с толстыми кошельками сделали наш язык поистине международным. Я немного побултыхала ложечкой в чае и положила ее на салфетку. Жарко… Хорошие у итальянцев кондиционеры, как они без них жили столько веков? Вроде бы еще только март, а на улице уже под тридцать градусов. Я и так не очень люблю жару, а после прохладного Парижа вообще тяжело. Может, стоило все-таки взять холодный чай? А еще лучше – со льдом. Или сок. Нет, сок к пирожному брать как-то глупо. Лучше после чая возьму мороженое. Кто-то мне говорил – конечно же, не помню кто, – что в этом кафе подают лучшее в Риме мороженое. Странно только, что народу мало. Хотя… местные еще на работе, а туристический сезон далеко не в разгаре, весна только-только началась. Две хорошенькие туристки, сидевшие за соседним столиком, вдруг зашушукались и с интересом уставились куда-то в сторону двери. Явно на мужчину, судя по тому, как одна из них сразу начала поправлять волосы, а вторая захлопала длиннющими ресницами. Конечно, до этого во всем кафе из особей мужского пола находились только двое – бармен, на котором, можно сказать, крупными буквами написано «гей», и еще один посетитель, на вид никак не моложе ста лет. Девушкам даже пококетничать было не с кем. Я, разумеется, не флиртовать сюда приехала, но любопытством не обделена, поэтому тоже обернулась. У барной стойки стоял высокий черноволосый мужчина в черных же брюках и рубашке. Я позавидовала – вот терморегуляция у человека! Мне в белом льняном костюме и то жарко, а этот ходит себе в черном, и ничего. Он тем временем расплатился и сел за столик в самом дальнем углу кафе, между прочим, тоже с чашкой горячего чая. Наверное, соотечественник, только англичане могут пить чай в такую жару. Я посмотрела на двух туристок, которые тихо перешептывались по-французски, видимо решая, как лучше привлечь внимание нового посетителя. Да, их можно понять, такие мужчины всегда вызывают интерес. Конечно, красотой он не блистал – черты лица слишком уж резкие, нос великоват, волосы, правда, густые, но их не помешало бы получше расчесать, кожа слишком бледная, как после болезни, и все же… что-то в нем было. Какая-то особая стать, гордая посадка головы, изящество движений. А как красиво выглядела на фоне зеленого столика белая рука с длинными аристократическими пальцами. Жаль только, что он не поднимал глаз, мне очень хотелось увидеть, какого они цвета. Ну, посмотри же на меня! И вдруг, едва мне стоило это подумать, как мужчина поднял голову и внимательно оглядел небольшой зал. Люди как-то сразу тушевались, когда на них падал взгляд его черных глаз, даже туристки перестали шептаться и уставились в пол, словно провинившиеся школьницы. Этот взгляд на секунду задержался на мне, и я физически ощутила, как он прожигает меня насквозь. Какое необыкновенное чувство – будто меня окунули в ледяное пламя, одновременно обжигающее и заставляющее цепенеть. Потом странный посетитель снова опустил глаза, и в зале вдруг все сразу успокоились, словно ничего и не произошло. Но только не для меня. В голове странно шумело, как от алкоголя, я почувствовала, что мне не хватает воздуха, и только тогда поняла – все то время, пока незнакомец смотрел мне в глаза, я не дышала. Я встала, словно подгоняемая какой-то силой, и направилась к его столику. – Можно? Мужчина поднял глаза, немного помедлил и произнес: – Садитесь. Всего одно словно, но мне вдруг снова стало не хватать воздуха, я попыталась вздохнуть, но легкие не слушались. Чашка выскользнула у меня из рук, перед глазами заплясали блики, и я погрузилась в глухую тьму… ТВС…

Lady Nym: Аааа, на самом интересном месте! Хочется дальше!

Pixie: viola Спасибо вам огромное за главу!! Ох, но вы несправедливы к читателям! На таком месте!!! Я так ждала этой встречи! Она получилась замечательной, хотя пока еще не закончена :((( Как же хочется поскорее увидеть продолжение!!! Неужели Северус и Гермиона все-таки нашли друг друга? Очень интересно. Хотя у меня как всегда куча вопросов ;) Например, как Гермиона вспоминает магию? В смысле заклинания вспоминаются не так, как память о событиях? И как Снейп оказался в Риме? :)

gretthen: Ох, когда читала, тоже не стало хватать воздуха. Сцена потясающая.

Талина: viola, Присоединяюсь. Сцена шикарная. Спасибо!



полная версия страницы