Форум » Библиотека-4 » "Победители", PG-13, драма, макси, СС/ГГ, ГП/ДУ (Глава 22 - 06.03.08) » Ответить

"Победители", PG-13, драма, макси, СС/ГГ, ГП/ДУ (Глава 22 - 06.03.08)

viola: Название: «Победители» Автор: Viola Бета: Нари Гамма: Анжелика Вегерле, Naisica, Lady Nym Рейтинг: PG-13 Пейринг: СС/ГГ, ГП/ДУ, можно добавить еще ЛМ/ДУ (тут скорее джен) Жанр: драма Саммари: Война закончилась, они победили. Но стали ли они счастливы... Или теперь надо выдержать еще одну войну? Предупреждение: будет не особо весело, но четверка главных героев до конца фанфика доживет. Дисклеймер: Мир Гарри Поттера и все герои книг о нем принадлежат Дж.К. Роулинг Комментарии: Спасибо Нари, моей бете, подруге и советчику; спасибо PooH, которая очень помогла в разработке сюжета, подобрала шахматную партию и изобрела все описываемые зелья; спасибо Аоле за идею с палочкой Гермионы и вообще за моральную поддержку; спасибо Naisica, за помощь в написании пролога; и спасибо Gabrielle Delacour которая разрешила мне использовать некоторые ее идеи (все возможные совпадения с фанфиками других авторов – случайны). Эпиграф: Когда достигаешь самого дна, остается только один путь - наверх. Коллаж сделала РооН. Начало здесь: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=1329

Ответов - 253, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

viola: Ветер задувает свечу, но раздувает костер. Франсуа де Ларошфуко Глава 16. Париж, конец февраля 2005 г. Нет тумана, из которого не было бы выхода. Главное - держаться и идти вперед. (Ромен Роллан) Я так и стояла, закрыв глаза. Меня переполняло тихое, но от этого не менее сильное ликование. Я нашла ее. Она нашла меня. Моя волшебная палочка. Они не сломали ее. Она их всех обманула, сумела улизнуть и тихо пряталась здесь, терпеливо дожидаясь, когда я вернусь и мы снова будем вместе. Я открыла глаза и засмеялась. В комнате творилось что-то невообразимое: стеллажи были перевернуты, на полу валялись груды футляров, штукатурка с потолка, какие-то неизвестно откуда взявшиеся предметы. И все это засыпал дождь из цветов, блесток, серпантина и разноцветных перьев – пестрый, яркий, глупый, но невероятно радостный – в точности соответствующий моим нынешним ощущениям. Но палочке, видимо, этого было мало, я чувствовала, что ее переполняет бурная счастливая энергия. Ну не могла же я ей мешать, да еще в такой день… Я подняла руку и… пестрый дождь хлынул с удвоенной силой, вокруг затрещали фейерверки, запели невесть откуда взявшиеся птицы, а вылетевшие из кончика палочки огненные кометы покрутились вокруг меня, как спутники, а потом начали вычерчивать восторженные лозунги. – Ну, будет тебе, – ласково сказала я вслух и погладила полированную поверхность, – хватит с нас разрушений. Это ведь твоя работа? – Я указала на дыру в толстой металлической двери. Из угла раздался всхлип. Мне пришлось поднапрячь память, чтобы вспомнить. Ах да, хозяйка магазина... – Мадам Десизиф, полагаю, вы не будете спорить с моим выбором? Женщина поднялась, продолжая всхлипывать, и я с ужасом увидела, что она держится за правую руку чуть ниже локтя. Дежа вю… – Уходите, умоляю вас, – жалобно прошептала хозяйка. Куда только делась ее спокойная уверенность. – Я вас не видела и ничего не знаю. И палочки этой никогда не видела… А лучше… – она на секунду замялась, – сотрите мне память. Пожалуйста, я прошу вас, что вам стоит… Перед моим мысленным взором промелькнула та ведьма-оборотень. Значит, вопросы задавать бессмысленно. Или все-таки стоит попытаться? Ведь запретны только темы, касающиеся моего прошлого. – Откуда у вас моя палочка? – По-видимому, мой голос прозвучал слишком резко, потому что мадам побледнела и, кажется, даже задрожала. – Мне ее привезли из Англии… эээ… друзья, – пролепетала она, – сказали, что хозяйка умерла. – И в отчаянии добавила: – Ну, вы же умерли, все это знали! Я не виновата! – Зачем вам краденая палочка? – удивилась я. – Это ведь опасно и противозаконно. – Мне хотелось научиться делать такие же, – виновато ответила мадам, – а Олливандер отказался открыть секрет, сказал, что не знает. – И что в ней такого особенного? Мадам Десизиф, видимо от страха, даже не удивилась моим странным вопросам. – Ее же нельзя уничтожить! Она не горит, не ломается, не гниет да еще и защищается от тех, кто имеет дурные намерения... Я засунула палочку в рукав. Как хорошо, что она у меня такая миниатюрная – всего восемь дюймов. – Прощайте, мадам Десизиф, память я стирать вам не буду, думаю, вы и так не станете болтать. – Постойте, – голос хозяйки остановил меня уже у самого выхода, – скажите, что в вашей палочке? Мне ведь так и не удалось ее изучить. – Волос сфинкса, – спокойно ответила я, – причем отданный добровольно. Олливандеру было нечего вам открывать, ведь сфинксов больше нет. Как нет больше и таких палочек. Их нельзя уничтожить, но они просто рассыпаются в труху после гибели хозяина. ***

viola: Следующие полдня у меня ушли на то, чтобы разобраться в возможностях волшебной палочки. И что я не спросила у де Торси адрес какого-нибудь книжного магазина? Впрочем, он так быстро исчез, а я была слишком занята графиней, чтобы подумать обо всех выгодах нового знакомства. Сама виновата, думала непонятно о чем. А теперь даже не знаю, что одеть на этот их банкет в честь тренера… Ну ладно, это все мелочи. Главное – палочка снова со мной и я теперь полноценная колдунья. Вот только научусь заклинания правильно использовать… А то пока у меня даже простейшее Reparo, которое, судя по аннотации, должен знать каждый первоклассник, не очень-то получается. Я специально разбила стакан, а потом два часа потратила на то, чтобы его нормально склеить. То ли я неправильно произношу само заклинание, то ли как-то не так машу рукой, но вместо стакана у меня такое получалось – Пикассо и Дали умерли бы от зависти. Заклинания для того, чтобы мгновенно растворяться в воздухе, как это сделал де Торси, в книжке вообще не нашлось, впрочем, я не особо и рассчитывала его там обнаружить – маловероятно, что оно относится к «стандартным». Все это осложнялось еще и тем, что моя волшебная палочка так и рвалась в бой. А я в свою очередь, помня о печальном опыте графини де Тур-Бульон, не особо стремилась дать ей волю. Так мы и промаялись весь вечер – я, палочка и «Сборник стандартных заклинаний». Около часа ночи я, наконец, сдалась… ну не то чтобы сдалась, а скажем так, временно отступила, и, посмотревшись на всякий случай в зеркало (вдруг во внешности произошли еще какие-нибудь изменения), легла спать. Зеркало меня ничем не порадовало, как вечером, так и утром оттуда смотрело одно и то же надоевшее лицо. Снов тоже больше не было. С одной стороны, меня это огорчило и довольно сильно удивило – я вправе была ожидать очередной прорыв в памяти после таких событий. Но с другой… может, это что-то вроде передышки для моего измученного рассудка? Иногда мне кажется, что я уже давно сошла с ума. Я вроде бы спокойна – рассуждаю, делаю что-то, куда-то стремлюсь. И в то же время, мир вокруг так нелогичен и ненормален, что напрашивается подозрение – а может быть, с миром все в порядке, а просто я безумна? Нет, лучше об этом даже не думать. ***

viola: Ровно в шесть вечера я спустилась в холл, где уже ждал Николя де Торси, на этот раз одетый в джинсы и клубный пиджак. Я порадовалась, что все-таки предпочла вечернему платью хороший брючный костюм. – Как вы пунктуальны, – я с улыбкой протянула ему руку. – Что вы, мадемуазель Блек, – вежливо запротестовал юноша, – наоборот, это вы просто сверхпунктуальны. Ни одна из моих знакомых девушек еще не приходила вовремя, а вы, словно Золушка, появились с последним ударом часов. «Какой милый паренек», – подумала я с высоты своих двадцати пяти (примерно) лет и снова улыбнулась еще доброжелательнее, чем раньше. Одного не понимаю до сих пор – что он только во мне нашел? Ладно Дерек, тот был шпионом… Я резко оборвала саму себя. Никаких воспоминаний о жизни Анны Смит. Мало ли что. К счастью, Николя не стал предлагать мне перемещаться каким-нибудь волшебным образом. Наоборот, он несколько смущенно предложил воспользоваться магловской машиной, мотивировав это тем, что прием будет проходить в замке Ланьи-ле-Сек, куда аппарировать запрещено. – Закон об охране исторических памятников, мадемуазель, – пояснил он. – А каминной сетью я пользоваться не люблю, вечно потом от пепла приходится отчищаться. Я радостно согласилась ехать на машине, заверила продолжавшего извиняться молодого человека, что ничего не имею против магловского транспорта, и с улыбкой напомнила: – Я ведь маглорожденная. Машина у него оказалась своя, и я не преминула сделать по поводу нее комплимент. На самом деле, я Вольво от Мерседеса не могу отличить, но это никому и не нужно. Достаточно сказать: – О, какая у вас машина. – И дальше можно только слушать. Впрочем, тема автомобилей меня интересовала гораздо меньше, чем предстоящий прием. Задав пару наводящих вопросов, я сумела направить мысли де Торси в нужную сторону. После чего он с удовольствием начал болтать о приеме, новом тренере, перспективах команды, а мне оставалось слушать с умным видом и время от времени вставлять восторженные междометия. Полезной информации в его рассказах было довольно мало, но я не теряла надежды услышать какое-нибудь знакомое имя. Вдруг Николя как-то резко замолчал на полуслове. – Что случилось? – встревожилась я. Ужасно не люблю, когда человек за рулем начинает вести себя неадекватно. – Я совсем забыл вам сказать, мадемуазель Блэк… – медленно произнес он. – Вы лучше никому не говорите, что вчера у мадам Десизиф были. – А что случилось? – теперь я уже по-настоящему напугалась. Неужели хозяйка магазина решила на меня в полицию пожаловаться? – Ей вчера кто-то магазин разгромил, – сообщил де Торси, – а потом вообще Надзор нагрянул. Слухи теперь ходят всякие, поскольку Надзор был английский и у нашего правительства разрешения на расследование они не получали… Вполне серьезно говорят о дипломатическом скандале. Графа де Тур-Бульон вызвали на допрос, он теперь просто рвет и мечет. Вы его видели, он вместе с невесткой приходил племяннице палочку покупать. Я вообще делаю вид, будто знать ничего не знаю, слава Тевтату, никто не заметил, что я там был. Значит, Надзор. А ко мне уже близко подобрались. Интересно, каким образом меня вычислили? Слишком большой выброс магии? Похоже, из Франции пора уезжать. – А графиня? – поинтересовалась я, вспомнив нервную красавицу. – Она, наверное, тоже расстраивается, что так не вовремя там оказалась. Де Торси неожиданно захихикал. – Графине сейчас не до того будет. Из Англии улаживать дипломатический скандал и объясняться за действия британского Надзора приехал сэр Персиваль Уизли, а с того случая на министерском рождественском балу в Лондоне, когда они с мадам де Тур-Бульон мило уединились в одной из гостевых комнат, ходят слухи, что у графини скоро появится четвертый муж. Видимо, баронет наконец-то созрел, чтобы сделать официальное предложение, поскольку он не очень-то любит покидать пределы Альбиона. В общем-то, его можно понять – где он в своей стране найдет такую светскую львицу, да еще и унаследовавшую состояния трех мужей. К тому же у них в Англии ряды чистокровных магов сильно поредели после войны. – А графине какой смысл выходить за него замуж? – Я лихорадочно вспоминала, что было написано про сэра Персиваля в справочнике. – Ну… – неопределенно протянул Николя. – Учитывая ее репутацию во Франции… в общем, ей надежнее искать мужа за границей. К тому же она англичанка по происхождению, а эти снобы всегда рады вернуться в свою туманную страну. Конечно, новоиспеченный баронет – это не так престижно, как граф де Тур-Бульон, но вообще род Уизли очень древний, я точно знаю, моя прабабка по отцовской линии была из их немецкой ветви. Кроме того, сэр Персиваль – действительно выгодная партия, не зря он до сих пор не женат, видно, искал невесту поперспективнее. Он уже сейчас заместитель британского Министра Магии по каким-то там вопросам, притом, что ему всего лет тридцать. А теперь с деньгами графини он так раскрутится… Де Торси продолжал еще говорить что-то в том же роде, но я уже практически не слушала. Персиваль Уизли… Это ведь брат Джиневры Уизли, той, что сидит в Азкабане за убийство своего любовника Драко Малфоя. А еще она бывшая подруга Гарри Поттера. Я словно хожу по кругу... ***

viola: Видно, не судьба была мне побывать на приеме в честь нового тренера «Нормандских драконов». Правда, Виктора Крама я все-таки увидела. Впрочем… Когда мы подрулили к замку, сбор гостей был в самом разгаре. Машины и конные экипажи прибывали один за другим. Плюс то и дело кто-нибудь с громким хлопком возникал из воздуха прямо на ковровой дорожке. Фотографы не переставая щелкали камерами, а по-старинному одетый господин провозглашал имя вновь прибывшего. Нельзя сказать, чтобы меня все это сильно обрадовало. Мне вовсе не улыбалась мысль засветиться на фотографии в виде Анны Смит. – Месье де Торси, – прошептала я, – а можно туда попасть каким-нибудь другим путем? Все эти вспышки, репортеры… А на мне даже не вечернее платье. Николя снисходительно улыбнулся. – Не беспокойтесь так, мадемуазель, вы замечательно выглядите. – Но все-таки… – я пролепетала это просительным тоном и даже постаралась выжать слезинку. Ах, ну почему я никогда не умела манипулировать мужчинами? К счастью, де Торси все-таки сжалился. – Ну, хорошо, мадемуазель Блэк, – с сожалением произнес он, – давайте я подвезу вас к другому входу. Только вам придется минут десять меня подождать. Мне придется идти через главный, чтобы не нарушать условия контракта. – Да, конечно! – с благодарностью воскликнула я. Николя крутанул руль и через пару минут уже высадил меня у чего-то вроде флигеля. Я посмотрела вслед его удаляющемуся автомобилю и пошла было к указанному входу, но… Меня вдруг кинуло в жар. Возникло странное ощущение, что сейчас произойдет нечто безумно важное. Голова опять пошла кругом. Я огляделась и, повинуясь какому-то порыву, спряталась в сплетенной из кустов и лиан беседке. Сердце стучало так, что каждый удар отдавался в висках. В воздухе росло напряжение, словно гроза надвигалась. Я подняла голову. И правда, пять минут назад совершенно чистый небосклон стремительно затягивался тучами, на фоне которых уже посверкивали небольшие молнии. Но это не была обычная гроза, я готова поклясться. Ее вызвали какие-то странные, необычные силы. Я уже видела такую грозу – в Австралии, когда я плакала, лежа на полу в ванной. Тогда я не поняла всей ее необычности, но теперь в моей голове словно что-то щелкнуло, и я ощутила очередное небольшое просветление. Это я вызвала ту бурю. Она стала чем-то вроде выплеска моей злобы и разочарования. Все-таки не зря в древности считали, что ведьмы способны вызывать ветра и грозы. Вот и сейчас тучи сгущались не от капризов погоды, а от чьей-то злой воли. Я точно знала, что не моей. Но чьей тогда? А еще я хорошо понимала, что де Торси не придет. Тот, кто выбрал это место, не пустит сюда посторонних. Для чего выбрал? Тоже не знаю. Просто выбрал. От черных туч стало темно, но ни одна капля дождя не смочила сухой воздух. Вспышки молний освещали по-прежнему пустую аллею. Меня уже трясло от напряжения, когда невдалеке наконец-то показался человек. Он шел как-то неохотно, словно подчиняясь чужой воле. Я смотрела на его высокую спортивную фигуру, загорелое горбоносое лицо и чувствовала, что знаю его. Более того – хорошо знаю. Я с изумлением поняла, что могу даже вспомнить его имя. Это… – Виктор Крам! Я дернулась, словно от удара током. Тихий холодный голос произнес это имя так, что у меня по спине мурашки побежали. Новая, очень яркая вспышка молнии осветила стоящую всего в нескольких шагах от моего укрытия девушку. Красивую и… ужасную. Ни кровинки в прекрасном молодом лице, тонкая фигура словно ничего не весит, а в огромных глазах только тьма и смерть. Как в фильмах про вампиров. Однако девушка была кем угодно, только не вампиром. Я уже научилась немного ориентироваться в магическом мире, поэтому старательно пригляделась тем самым «другим» зрением, позволяющим видеть, кто передо мной. Вокруг жутковатой красавицы была не сероватая аура, как у вампиров, а ярко-золотая. Причем не такая, как у Фаджа или де Торси, а просто ослепительная, даже ярче, чем у той девочки – Беренгардии. Или я ничего не понимаю, или передо мной стояла самая настоящая Истинная, и не будущая, а в полном расцвете сил… ТВС…

viola: Старая темка закрылась, так что продолжаю здесь:) Ланьи-ле-Сек находится рядом с Парижем, чуть к северо-востоку.

Aloc: Боже мой!!!!!!! Урааааааааааааааааа!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Продолжение замечательное!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! viola

viola: Aloc Спасибо:) Рада, что понравилось.

outside flo: графиня - это ведь Пенелопа? долго я соображала как интересно!... неужели Гермионе совсем ничего не говорят имена "Уизли", "Гарри Поттер" и "Виктор Крам"?

viola: outside flo outside flo пишет: графиня - это ведь Пенелопа? Она самая:) У меня очень мало новых персонажей. outside flo пишет: неужели Гермионе совсем ничего не говорят имена "Уизли", "Гарри Поттер" и "Виктор Крам"? Ну почему... говорят. Но только то, что она их знает. Причем, если Гарри и Рона она даже не уверена, что знает, просто имена знакомыми показались, то Виктора она даже сразу вспомнила. Чем ближе был для нее человек, тем сильнее действует блокировка памяти.

outside flo: viola пишет: Чем ближе был для нее человек, тем сильнее действует блокировка памяти. теперь понятно...

viola: outside flo Так что, самая сильная блокировка еще впереди

Lady Nym: Новая глава! Спасибо!!! А кто эта девушка, которая появилась в конце? Мы её знаем?

viola: Lady Nym Конечно знаем:) И очень-очень хорошо...

Lady Nym: viola Джинни?

Аола: viola пишет: Истинная, и не будущая, а в полном расцвете сил… интригующая фраза! Интересно, кто же это может быть? P.S. чень понравилось, как описаны эмоции встречи Гермионы с ее палочкой! Спасибо.

leeRA: viola Спасибо за новую главу, она просто прелесть. Размер продолжения приятно порадовал. Эпизод с норовистой палочкой очень понравился.

gretthen: С ума сойти. А принтер только на работе. Чувствую необходимость напечатать и присоединить к предыдущим главам.

Элена: Ох, как обычно, на самом интересном месте! Сколько я уже зарекалась не читать твоих Победителей, пока ты до конца их не выложишь, чтобы потом одним махом... Но каждый раз не могу пройти мимо! :)))) А события, ну тааак мееееедленно развиваются! :((( Но стоит только начать, пробежать глазами по первым строчкам.. и уже не оторваться. Но все равно, мой любимый твой фик:))) - про Перси и Пенелопу. Самый яркий и душераздирающий. Я прочла его больше года назад, а до сих пор помню. И впечатление помню тоже :) Спасибо! А девушка, про которую все гадают, кажется, Флер. Нет?

viola: Lady Nym ;) Аола Спасибо тебе, моя радость:) leeRA пишет: Эпизод с норовистой палочкой очень понравился :) Ну не все же сразу удается. gretthen пишет: Чувствую необходимость напечатать и присоединить к предыдущим главам Как мило:) Спасибо. Элена Привет! Давно тебя не видела:) А Пенелопа из того фика - та же самая, что и здесь появляется. Примерно пару месяцев спустя той встречи... Эх, и когда же я "Лучшую ученицу" допишу?

Lady Nym: Новая, очень яркая вспышка молнии осветила стоящую всего в нескольких шагах от моего укрытия девушку. Красивую и… ужасную. Ни кровинки в прекрасном молодом лице, тонкая фигура словно ничего не весит, а в огромных глазах только тьма и смерть. Как в фильмах про вампиров. Однако девушка была кем угодно, только не вампиром. Я уже научилась немного ориентироваться в магическом мире, поэтому старательно пригляделась тем самым «другим» зрением, позволяющим видеть, кто передо мной. Вокруг жутковатой красавицы была не сероватая аура, как у вампиров, а ярко-золотая. Не дает мне покоя эта знакомая незнакомка :) Я подумала на Джинни из-за "ужасной" и глаз, полных тьмы и смерти. Все-таки Джинни только что из Азкабана. И я уже не помню откуда этта мысль, но почему-то уверена, что Джинни должна отправиться в путешествие в поисках Драко, который вроде бы как и не убит на самом деле. Может, во Францию? С другой стороны, про Флёр тоже интересная идея. Красавица+Франция. Тоже подходит. Плюс сильная волшебница - не зря же в турнире участвовала, значит и вероятность быть истинной выше... Ужасно интересно, кто же все-таки это окажется :)

viola: Lady Nym В "Близнецах" есть намек. Там ведь обе эти дамы выведены уже в том виде и состоянии, в каком они подойдут к этому моменту. Там действие главы, в которой обед у Рона и Сьюзан, происходит всего за пару месяцев до этой встречи.

Элена: viola Да меня, в общем, здесь почти и не бывает. Захожу дочитывать то, что тогда было интерено, но не закончилось. Твои фики, Вэллины. Надеялась, что Анжелика "Искупление" допереведет, но видно - не судьба:( А на АБ - вообще не захожу. Только дождалась окончания "Воспоминаний" Габриэль, потому что святое, а другое уже и не интересно. Сейчас практически ничего не читаю. Зато почти год мы в это играли:))) Странное чувство, когда ты сама оказываешься в Хогвартсе, пусть и ненастоящем... Непередаваемое ощущение :)

viola: Элена Ну, Анжи все обещает, что когда-нибудь допереведет. А мы все тихо мечтаем, чтобы она работу сменила. Тогда может и допереведет:) Мои фики оказались ужасно долгоиграющими... еще неизвестно когда закончатся. Так что... не теряй связь:))

Lady Nym: viola пишет: Lady Nym В "Близнецах" есть намек. Там ведь обе эти дамы выведены уже в том виде и состоянии, в каком они подойдут к этому моменту. Там действие главы, в которой обед у Рона и Сьюзан, происходит всего за пару месяцев до этой встречи. Да, точно! Вот оттуда я и помню, что Джинни собиралась во Францию искать Малфоя. Перечитала сцену с обедом и решила остаться при своем прежнем мнении, что это Джинни

Гуамоколатокинт: Ой... я не надолго и коротко - проблемы с доступом на форум. Спасибо непередоваемой огромонсти Вам за главу. Обидно, конечно, - в обеих сюжетных линиях все так накалилось... ждать вдвойне тежелее. Ладно. дождемся. Спасибо, что развеваете, хотя бы немного, мою депрессию. Кстати, как и Lady Nym подумала о Джинни. Будет интересно узнать правду. Вот... поняла, что еще привлекает меня в Вашем фике... У Вас все герои такие... с отпечатком Вашего личного обаяния. Им, вроде бы, и не стоило бы быть такими и настолько, а они у Вас все - тонкие, умные и интеллигентные (надеюсь, правильно написала%)))) В общем, я попрежнему в восторге.

Элена: viola Место встречи изменить нельзя ;)))

viola: Lady Nym пишет: Вот оттуда я и помню, что Джинни собиралась во Францию искать Малфоя ;) Хе-хе Гуамоколатокинт пишет: У Вас все герои такие... с отпечатком Вашего личного обаяния. Им, вроде бы, и не стоило бы быть такими и настолько, а они у Вас все - тонкие, умные и интеллигентные Вот вы меня опять в краску вогнали:) Спасибо большое. Элена Ага:)

MMM: viola, спасибо за продолжение! Эх, как всегда интриги, и, как всегда, на самом интересном месте. Совсем вы не жалеете своих читателей Очень понравилось описание надвигающейся грозы и встречи с Крамом. Очень уж реально, почти осязаемо, у вас получилось.

viola: MMM Спасибо:) Продолжение скоро, честно-честно. Просто гамма моя очень занята сейчас, а так глава уже написана.

viola: То, что не убьет тебя, сделает тебя сильным. Фридрих Ницше Глава 17. Азкабан. Весна 2003 г. У всякого безумия есть своя логика. Шекспир – Ваша очередь играть белыми, начинайте. – Джинни села поудобнее, чтобы никакой жесткий угол не впивался в бок и не мешал сосредоточиться. – С удовольствием, дорогая Джиневра, – по тону Люциуса Малфоя было несложно понять, что он улыбается, – только уберите доску. Наличие между нами двух стен еще не значит, что я ничего не замечу. – Но почему? – Девушка неохотно махнула рукой, развеивая дымчатое изображение шахматной доски. – Мне так удобнее. Я ведь не запрещаю вам создать такую же. Малфой издал приглушенный смешок. – Типично для гриффиндорца – нарушать правила, а в ответ на замечания предлагать другим делать то же самое. Поймите, истинная ясность ума и концентрация приходят при игре вслепую и никак иначе. Джинни осталось только порадоваться, что Люциус вообще снизошел до объяснения, обычно он отвечал что-нибудь в духе «потому что я так сказал», и все. – Делайте ход, мистер Малфой. – E2–e4. Главная проблема вашей подруги, дорогая Джиневра, была в том, что она так и не научилась играть в шахматы, – вдруг заявил Люциус, преспокойно продолжая разговор, прерванный пару недель назад. Была у него такая привычка – возвращаться к давно оставленной теме и продолжать ее с того же места, словно никакого перерыва и не было. Тогда они сильно поссорились, потому что Малфой заявил, что мол «подруга» (он никогда не называл имя, хоть Печать в Азкабане и сильно ослабила свою хватку, тем не менее имена все же не пропускала) сама виновата в своем приговоре: она даже не пыталась анализировать ситуацию и сопротивляться. Джинни нахмурилась, но не стала обрывать собеседника. Если Люциус возвращался к оставленной теме, он обычно говорил что-нибудь очень интересное. – Ни слишком ли большое значение вы им придаете? Это всего лишь игра. Пешка e7–e5. – Епископ на c4, – не задумываясь, ответил Малфой. Судя по всему, разговор его интересовал больше, чем партия. – Это не просто игра, это – Игра. Любую интригу можно представить в виде шахматной партии. И тогда победителем станет тот, кто действительно умеет играть, а не просто знает правила. – Остроумное сравнение. – Джинни пожала плечами, хоть и прекрасно понимала, что собеседник ее не видит. – Епископ f8–c5. – Я совершенно серьезен, – Люциус сделал небольшую паузу. – Пешка d2–d3. Вот наш любимый Лорд шахматистом был никудышным. Он слишком полагался на удачу, да и блефовал по поводу и без, а шахматы – это не покер, у них совсем другая логика. Зато ваш безумный директор играл прекрасно, можно даже сказать – гениально. Хотя, конечно, и фигуры ему достались белые… Джинни задумалась. Что-то в тоне Малфоя было такое… он явно не светлых и темных магов имел в виду. – Разве цвет фигур имеет значение? Пешка b7–b6. – А вы не знаете? – удивился Люциус. – Я был уверен, что вы в курсе, ведь ваш брат достаточно неплохой шахматист, даже недавно выиграл один из международных турниров. Неужели он вам не объяснял? Королева на h5. – Нет, – спокойно ответила Джинни, про себя отметив, что Малфой по-прежнему в курсе всех событий за стенами Азкабана. – Королева d8–e7. – Конь на f3. Видите ли, моя дорогая Джиневра, белые – настоящие солдаты, они послушны хорошему игроку, верят в его компетентность и по-настоящему ему преданы. Они желают победы своему хозяину. Тогда как черные – скорее наемники. Мсье Декарт утверждал, что началось все с появления шахмат для одного игрока. Вы, надеюсь, знаете, что первые волшебные шахматы были именно для одного человека, играющего белыми, тогда как черные двигались самостоятельно. До этого маги преспокойно играли обычными, магловскими фигурами.



полная версия страницы