Форум » Библиотека-4 » Синие брызги, ЛМ/СС, драббл, G » Ответить

Синие брызги, ЛМ/СС, драббл, G

Toriya: Название: Синие брызги Автор: Toriya Пейринг: ЛМ/СС Рейтинг: а нет никакого рейтинга, просто любовь Жанр: авторский romance

Ответов - 20

Toriya: Я сижу у окна. Передо мной на мольберте кусок белой плотной ткани. А за окном – солнце. Его так много, что кажется, никаким тучам не под силу его заслонить. Я смотрю на небо, горячее и голубое, и улыбаюсь. А ты говорил, что мечты не сбываются. Ты как всегда был не прав. И не строй такую убийственную гримасу. Знаешь ведь, этим меня не напугать. Я привык к разному. А ты опять хмуришься и молчишь, но я-то знаю, что раз ты, закутавшись в этот отвратный черный балахон, сидишь рядом, хотя, наверное, больше всего на свете ненавидишь солнце, значит, ты и правда со мной. Я обмакиваю кисть и делаю первый мазок. Сегодня я буду рисовать тебя. Таким, как сейчас, когда я по-настоящему счастлив. Таким, каким знаю почти всю жизнь. А то, что было раньше, это не обо мне. О ком-то другом. Ты поджимаешь губы и качаешь головой. Не веришь, что у меня получится? А вот смотри. Моя рука летает над мольбертом, и на ткани проступают выпуклые, почти объемные картины. Картины памяти. Твоей и моей. В них боль и ненависть, обиды и радость, лица, забытые или знакомые. И я, еще совсем юный, кичащийся древней фамилией, и ты, отчаявшийся в самом начале пути, а потом день за днем бережно хранивший самые нелепые воспоминания, потому что больше нечего было хранить. Коричнево-бурый. Цвет тоски и страха. Он растекается по всему полотну, протягивает свои щупальца, чтобы поглотить и не оставить надежды. Мы так далеко друг от друга. Все еще далеко. И я, величественным жестом протягивающий тебе узкую кисть, унизанную фамильными перстнями. И ты, замкнувшийся в своем одиночестве неуклюжий подросток, мечтающий о мести. Красный. Уродливыми кляксами вспыхивающий то здесь, то там. Кровь, которая струится по венам и просачивается через поры, окрашивает светлую кожу. Кровь своя и чужая, засохшая под обломанными ногтями и поблескивающая в темных лужах на полу. И я делаю неуверенный шаг в твою сторону, первый раз в жизни отчаянно боясь, что меня не примут. И ты хмуришь брови, кусаешь тонкие побелевшие губы, и наконец поднимаешь голову и смотришь мне в глаза, упрямо и жестко. А вот и черный медленно проступает в углах. Необратимость. Неизбежность. Смерть. То, от чего не убежать и не защититься самыми сложными заклятьями. И среди ослепительных вспышек и криков я чувствую затянутым в бархат плечом твое плечо. И не могу повернуть голову, потому что уверен, что это всего лишь сон. Я смаргиваю раз, другой. Перед глазами – только сплошная серая пелена, у которой нет ни просвета, ни горизонта. Но это всего лишь сон. Извечный кошмар, преследующий меня год за годом. Равнодушие. О нем не рассказывают страшных сказок, от него не изобретают заклятий – о нем просто предпочитают не думать. Потому что оно страшнее тоски, страшнее крови и смерти, и от него нет лекарства. Я неловко взмахиваю левой рукой, опрокидываю стакан, вода льется на колени с края маленького столика. Кап. Кап…Это конец. Но ты перехватываешь мое запястье. И холодные жесткие пальцы кажутся такими горячими. И родными. Ты спасаешь меня, Северус. В который раз спасаешь меня. От самого себя. Я переплетаю пальцы, прижимаю ладонь к твоей ладони, чувствуя, как частит под тонкой кожей пульс. Мое сердце бьется медленно, ровно. Я спокоен. Холст заливает свет. Золотой-золотой. Как снитч, который мне когда-то так нравилось сжимать в ладони. Я запрокидываю лицо, прищуриваюсь, но не опускаю век. Видишь, какое оно - счастье? Жгучее, вечное. Наше. Кисть кружит и кружит, вырисовывает контуры, смягчает тени. Не отворачивайся. Смотри. Ведь я рисую тебе. Тебя. Твой цвет. Последний в моей палитре и самый важный. И все краски меркнут, тускнеют, даже ослепительный золотой как будто бледнеет, потому что здесь, на этом портрете, в этой жизни, вчера, сегодня и всегда, живешь ты. Холодной бездной, зимней ночью, хрустящим в твоем имени снегом, теплым морем – всем, что я так люблю и так боюсь потерять. Но мой страх… он в прошлом. Ты ведь – здесь. Не усмехайся так. Просто послушай, что я скажу. Ты ведь знаешь, я не верю в любовь. Это все сказки для наивных магглов. Но если бы мне вдруг пришла фантазия ее нарисовать, у нее был бы твой цвет. Ты молчишь. Ты всегда молчишь. Наверное, думаешь, что я слишком глуп, чтобы вести со мной беседы. Если бы ты был не ты, а кто угодно еще, я бы не задумываясь применил непростительное. Никто не смеет считать меня глупцом. Видит Мерлин, я сделал все что мог тогда… Его пронзительный смех до сих пор звенит у меня в ушах. Воплощенное безумие. Моя персональная смерть. Темный лорд. Он разрушил… разрушил все, что у меня когда-то было, все, о чем я когда-то мог мечтать. Ничего не осталось. Боль ослепительна, как наше солнце. Осколки раздавленного стакана высыпаются из ладони. Кто-то осторожно берет меня за плечи. Ты? Я резко оборачиваюсь. Нет, не ты. У тебя другой цвет. У тебя другой запах. - Драко… - Да, папа. Теплые пальцы едва дотрагиваются до разрезанной кожи. Заклятье на выдохе. И боль проходит. - Спасибо. - Хочешь, пойдем на террасу? Там накрыли чай. - Нет, я лучше пройдусь. Я иду по дорожке под жгучим солнцем. Набалдашник трости привычно холодит руку. А там, в беседке, увитой диким виноградом, я уже вижу знакомую черную мантию. Драко Малфой закрыл глаза, выдохнул осторожно, словно боясь, что его услышат. Взъерошил волосы, одним резким движением испортив идеальную прическу. Все напрасно. Еще один именитый колдомедик откланялся, растерянно разводя руками. - Сожалею, мистер Малфой, но я бессилен. Зрение вашему отцу вернуть невозможно. Слишком серьезные повреждения. И никакие деньги, и никакие связи, и никакая протекция Поттера ничего не изменят. Прежнего Люциуса Малфоя больше не будет. С этим нужно смириться, в это нужно поверить, как когда-то пришлось поверить в гибель Северуса Снейпа. Драко неуверенно провел пальцем по шершавому холсту. Свежая, не успевшая просохнуть краска отпечаталась на коже. Та же картина. Которая по счету? Серые беспорядочные мазки, густые, один к одному, как будто Люциус отчаянно стремился что-то замазать, стереть, то ли из собственной жизни, то ли из памяти. И на этом беспросветно-сером фоне, с краю холста - яркие синие брызги. То ли дождь, то ли просто капли, случайно сорвавшиеся с кисти. End

Катрин: Тронуло. Такая палитра цветов, а в конце - серая неизбежность.. Не ожидала такого от драббла)

f # min: По-моему, классно. Зря народ не читает.

valley: Toriya Очень понравилось!

Irana: Toriya Хороший драббл. Очень живые, настоящие эмоции и чувства. Замечательно подобранные цвета. И резкий контраст красок на той картине, что видел Люциус, с красками той, что в итоге получилась, бьет гораздо сильнее авторских объяснений. (Я вообще очень люблю и ценю, когда автор говорит с читателем деталями, оттенками, звуками, а не километрами слов. Это сложнее, но зато и впечатление получается мощнее. Удовольствия для читателя больше. Спасибо ) Почему-то синие брызги на этом сером фоне "ранили" меня сильнее всего.

dakiny: Очень грустно и красиво. Читаешь и чувствуешь какое-то умиротворение, что ли...Очень понравилось.

Toriya: Катрин f # min valley Irana dakiny Спасибо огромное за отзывы. Мне очень-очень приятно. dakiny пишет: Читаешь и чувствуешь какое-то умиротворение, что ли... Вот-вот, я тоже его чувствую, несмотря на всю внешнюю безысходность и сопливость.

Shendary: (слов нет, пусть будет просто смайлик )

B&G: Спасибо.

Toriya: Shendary B&G вам спасибо. За такие позитивные эмоции.

Scat: слэш не читаю почти принципиально, тем более снюциусы, но это было написано очень хорошо. Если отвлечься от любовной линии, то просто шедевральная зарисовка.

ivy: Спасибо. Понравилось.

10баллов сГрифиндора: Жесть!!! Утаскиваю в коллекцию! Серьёзно, очень тронуло. (Шёпотом: Если бы ещё не слэш был...)

Toriya: Scat ivy 10баллов сГрифиндора спасибо огромное. Меня всегда очень трогают положительные отзывы от не-слэшеров. Потому что я не-слэш не пишу вообще, а раз читаете, значит, слэш слэшем, а фик фиком, одно другому не мешает)

Sectumsempra: Читала ещё на дайре. Рада, что ты его выложила

precissely: Toriya и даже после всего этого и добавить нечего... сильная вещь если честно, то я плакала, хотя по жизни к Люциусу отношусь плохо и без сожаления, но тут.....

Toriya: Sectumsempra помню-помню коллективные ночные рыдания)) precissely это вообще очень странный драббл. Количество плакавших над ним меня, честно говоря, даже напугало. Меньше всего мне хотелось написать слезовыжималку. Но за Люциуса, к которому проникаются симпатией и сочувствием те, кто его не переносит, я очень рада. Спасибо.

precissely: Toriya да я бы не назвала это слезовыжималкой, просто сильно зацепило

Tesla: Очень сильная история (это отзыв от неслэшера, хотя, имхо, пейринг сюда ничего нового не добавляет, не понимаю, чем оправадано его введение) хороший стиль, и очень понравилась композиция!

Toriya: Tesla Я уже говорила, что отзывы неслэшеров я очень люблю и ценю. Спасибо. Может быть, для читателей пейринг и не добавляет ничего, но для меня очень даже добавляет. Если бы в данном фике не было Снейпа и Малфоя фика просто не было бы))



полная версия страницы