Форум » Библиотека-4 » Уроки вождения, джен, РУ, ГГ, НМП, юмор, PG-13, миди » Ответить

Уроки вождения, джен, РУ, ГГ, НМП, юмор, PG-13, миди

tirmeilin: Название: Уроки вождения Автор: tirmeilin Бета: Айс Рейтинг: PG-13 Главныe герои: Рон Уизли, Гермиона Грейнджер, НМП, Луна Лавгуд Жанр: общий, юмор Саммари: «- Но почему я?! – Рональд Уизли, двадцатидевятилетний мужчина с едва наметившейся лысиной на отчаянно рыжей голове растерянно хлопал глазами, обрамленными белесыми ресницами. – Я вообще не разбираюсь в магловской технике!» Дисклеймер: почти все герои принадлежат Дж. К. Роулинг. Примечание: Посвящается Люциусу, моему боевому товарищу. Предупреждение: немного АУ

Ответов - 8

tirmeilin: Уроки вождения - Но почему я?! – Рональд Уизли, двадцатидевятилетний мужчина с едва наметившейся лысиной на отчаянно рыжей голове растерянно хлопал глазами, обрамленными белесыми ресницами. – Я вообще не разбираюсь в магловской технике! - Потому что больше некому, Рон! Как ты этого не поймешь?! Я весь день на работе, моим родителям, если ты помнишь, так и не удалось вернуть память, Билл с Флер в Нанте, Чарли на Байкале, у Перси в Министерстве дел выше крыши! Не заставлять же твоих родителей садиться за руль! – молодая женщина с густой копной русых волос, аккуратно подстриженных в форме каре, отбросила от себя свиток пергамента и раздраженно сложила руки на груди. - Но Гермиона, Рози и Хью вовсе не обязательно ходить в магловские детский сад и начальную школу, - Рон хватался за соломинку. – Они же не маглы и не маглорожденные! Почему бы до Хогвартса не дать им домашнее образование? Гермиона громко засопела, и Рон инстинктивно вжал голову в плечи. Ход был, конечно, заведомо неверным, и сейчас на него выльется лава гнева уставшей после тяжелого рабочего дня жены. - Рон, я тысячу раз говорила тебе, что не приемлю домашнего образования! Дети должны социализироваться, почувствовать себя личностями, частью коллектива, пускай и немагического. - Зачем? – Рон опустил голову и вяло приземлился на краешек стула в личном кабинете миссис Уизли. - Рон! Я умоляю тебя, не задавай идиотских вопросов!.. – она сняла очки в тонкой золотистой оправе и беспощадно швырнула их на стол, заваленный разного рода бумагами, толстенными книгами и свитками пергамента. – Тем более я считаю, что магловское образование – вещь в жизни необходимая. Поучатся, пообщаются с маглами, расширят кругозор. Это еще никому не вредило. Посмотри хотя бы на Гарри! Рон вдохнул. В последнее время Гермиона взяла за обыкновение ставить Гарри ему в пример. Особенно когда речь шла о собственных детях, почему-то. - Он ведь не стал маргиналом! Хотя и рос среди маглов. Пока Рон пытался судорожно сообразить, кто такой «маргинал», Гермиона, решив пощадить очки, взяла их в руки и принялась задумчиво вертеть между пальцами, заметно мрачнея. - Но… - Рон облизнул губы и пошел ва-банк. – Но почему ты думаешь, что сама не будешь справляться с этим? Ведь у тебя есть правила! - Права, - машинально поправила Гермиона. – Рон, видишь ли, у меня очень серьезная работа, я не смогу отвозить детей в детский сад каждое утро и забирать их оттуда по вечерам, – она оторвалась от очков и внимательно посмотрела на мужа взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. – Я фи-зи-чес-ки не смогу. Среднестатистические детские сады в Англии не оборудованы каминной сетью, а аппарировать в машине очень трудно. Я бы даже сказала, невозможно. Она подчеркнула последнее слово и занесла палочку над лежащей перед ней папкой, перевязанной пестрыми ленточками, которые на поверку оказались надписями «Очень секретно». Гермиона произнесла какое-то заклинание, и ленточки поплыли в сторону, освобождая бумаги, туго набившиеся вовнутрь. Не успела папка раскрыться полностью, как в воздух взмыли два или три наиболее прытких документа, на разные голоса принявшиеся излагать суть своих жалоб и претензий. Гермиона тяжело вздохнула и начала ловить бумаги, ловко ускользавшие из рук и продолжавшие верещать. Краем глаза Рон с тоской следил за манипуляциями жены. Поймав последний документ, миссис Уизли вновь водрузила на нос очки и строго посмотрела на мужа поверх стекол. Мерлиновы трусы, как же она напоминала в такие моменты МакГонагалл, кто бы знал! - Ну? Даже интонациями. - Гермиона, если ты не заметила, я тоже работаю каждый день. - Нет, не заметила, - она продолжала пожирать его суровым взглядом. – По крайней мере, то, чем вы занимаетесь с Джорджем, с очень и очень большой натяжкой можно назвать работой. Рон насупился. Он прекрасно знал отношение супруги к их с братом семейному бизнесу, но все равно не мог с этим смириться. Тем более что зарабатывает он побольше, чем она в своем отделе магического правопорядка. - То есть я хотела сказать, что у тебя не должно возникнуть проблем со временем, - поправилась Гермиона и отвела взгляд. – Ты куда более свободный человек, чем я. Да и Джордж простит тебе опоздания и отгулы, верно? - Ну… - Верно, тем более что я уже говорила с ним об этом, - папка вновь заворочалась на столе, и Гермиона поспешно придавила ее рукой, с натренированными частыми упражнениями в письме и печатании на магловской технике пальцами. – Джордж, кстати, считает, что это прекрасная идея. - Почему бы Джорджу самому не выучиться водить эти… эти… - Рон поднялся со стула и, насупившись, запустил руки в карманы брюк. - Элементарно, Уизли, - хмыкнула Гермиона. – Не Джордж отец Рози и Хью. Рон промолчал, не зная, что вообще уместно говорить в таких ситуациях, и миссис Уизли удовлетворенно кивнула, слегка ослабив давление на папку, отчего та что-то благодарно замурлыкала. - Итак, ты, как я погляжу, согласен. - А если у меня не получится? – это была последняя соломинка, но и ее Гермиона бескомпромиссно смяла своими неопровержимыми аргументами: - Не говори ерунды, Рон! Если даже такая бестолочь, как Гарри, смог! - тут миссис Уизли пришлось поспешно прикусить себе язык, так как Гарри по всем показателям все же был сообразительней Рона и сравнение с ним не имело под собой должного обоснования. Однако, как ни странно, на Рона это подействовало. Он еще больше опал с лица и нахмурился. Гермиона, заметив перемену в муже, деловито сощурилась и выудила из-под горы бумаг какую-то цветастую брошюрку с изображением основательного автомобиля на обложке. - Вот, - взмахнув палочкой, она левитировала брошюрку прямо в руки Рону, - неплохая школа, я там училась. Почитай, ознакомься с их условиями. Уверена, тебе понравится, - на этих словах Гермиона, сжав зубы, раскрыла папку с неугомонными документами и погрузилась в чтение самой нахальной бумажки, быстрее всех остальных очутившейся у нее в руках. Рон бросил полный отсутствия энтузиазма взгляд на брошюрку, вздохнул и, горестно покачав головой, покинул кабинет супруги. * * * - Так-так-так!.. – радостно пропел необъятный коренастый мужчина с подозрительно красным потным лицом. – Мистер Рональд МакДональд!.. Он хохотнул и дружелюбно уставился на Рона своими крошечными из-за припухших век глазами. Однако мистер Уизли не спешил поддерживать шутку, продолжая стоять, переминаясь с ноги на ногу, и выдавать краску, прилившую к лицу, за легкий загар. Честно говоря, шутки он и вовсе не понял. - Уизли. Рональд Уизли, - застенчиво произнес он. Чудной магл крякнул. - Да вижу, не слепой. Итак, мистер Уизли, надумал прикупить тачку? - Тачку? Нет, только эту… это… автомобиль. - Ну да, а я о чем? О дельтаплане? Рон пожал плечами. Гермиона не говорила, что общаться с маглами-водителями так сложно. - Ну, хорошо, - произнес магл уже серьезнее, бросив на Рона короткий оценивающий взгляд. Как будто бы собирался вынести приговор: способен этот странный субъект сидеть за рулем чуда магловской техники о четырех колесах или же нет. Рон с призрачной надеждой подумал о том, что вот сейчас этот великий знаток человеческих душ скажет, что волшебник и техника – вещи несовместимые. Тогда мистер Уизли со спокойной совестью аппарирует домой, в их с Гермионой и двумя детишками скромное трехэтажное гнездышко в Ислингтоне, откроет банку сливочного пива, купленного у мадам Розмерты, развернет очередной номер «Пророка» и погрузится в… - Вот ваш договор, прочитайте, ознакомьтесь, если возникнут вопросы, задавайте, я отвечу, - бумага, сунутая маглом прямо под нос Рону, разбила все его мечты, как волна в шторм разбивает корабль о скалы. – Фотографии принесли? - Да, да, - мгновенно засуетился Рон и полез в карман потертых джинсов за фотографиями, которые, скрепя сердце, сделал сегодня в кабинке «Моментальное фото» в андеграунде. Поскольку данная процедура происходила в первый раз в его жизни и мистер Уизли страшно волновался, сидя перед одноглазой камерой, то и на фото он получился, мягко говоря, не очень. Перекошенное веснушчатое лицо, острый нос, кажущийся кривым из-за неудачного ракурса, чересчур пухлые губы и чересчур маленькие глаза, в которых застыла боль, какую способны вызвать разве что одновременные язва желудка, радикулит, артрит, мигрень, кариес и предательский удар в пах. Получив фото, Рональд смачно выругался про себя на магическом английском, упрекая маглов во всех бедах мира, а в частности в том, что они до сих пор не удосужились изобрести колдографии. Магл хмыкнул, забрав у Рона фото. - Похмелье замучило, да, приятель? Рон поднял на него ясные голубые глаза, полные непонимания, и вдруг яростно затряс головой. - Да, похмелье, точно! Видите ли, нельзя смешивать огденское с бренди! – он надул губы и слегка потряс руками. Может, тучный секретарь автошколы решит, что он алкоголик и даст ему от ворот поворот? Однако магл лишь сочувственно кивнул, сделав вид, будто понял, что такое «огденское». Рон несколько мгновений продолжал смотреть на него, ожидая, что сейчас он произнесет что-то весьма глубокомысленное, но магл вдруг резко переменился в лице, как будто бы кто-то в одночасье тряпкой стер с его лица меланхоличное сочувствие и, нахмурившись, потянул договор на себя. - Прочли? Рон, растерявшись, хотел было сказать, что еще не успел, но тут его нагнала следующая реплика секретаря: - Распишитесь здесь. И он ткнул толстым, как немецкая сосиска, пальцем в правый нижний угол документа. Рон, успев-таки пробежаться взглядом по тексту договора на обратной стороне, где и требовался его автограф, и не найдя ничего подозрительного, небрежно вывел свою фамилию в строке «Подпись». - Молодец, парень. Завтра я отдам твои документы секретарю, и он назначит тебе инструктора, - магл шевельнулся и с трудом оторвался от стула, вставая на ноги. Видимо, процедура его немало утомила, так как он немедленно вынул из заднего кармана мешкообразных брюк мятый платок, больше похожий на комок грязи, и вытер им лоб, покрывшийся свежей испариной. - Простите, сэр, а разве не вы секретарь? Рон удивленно раскрыл рот. Хорошо, что сейчас рядом не оказалось Гермионы, которая бы немедленно приказала ему его собственный рот закрыть. И именно поэтому Рон не просто раскрыл рот, а замер на шатком и неудобном стуле со значительно отвисшей челюстью. - Нет, мистер МакДональд, я директор. * * * Из всех событий этого сумасшедшего дня Рональда утешало лишь то, что пытка была перенесена назавтра. Или на послезавтра. А сегодня он мог со спокойной совестью расслабиться на диване с бутылкой пива в руке. Правда, предварительно забежав в магазинчик к Джорджу. А затем в «Нору» к родителям – забрать детишек. Рональд Уизли был очень хорошим, очень ответственным и заботливым молодым отцом, однако это не мешало ему рассматривать перспективу похода к брату как наиболее приятную. Исключая, конечно, перспективу своего длинного тела на диване с пивом в руках, которая, очевидно, сегодня все же отменялась. * * * - Но это же круто, Рон! – Джордж восхищенно поднял брови, палочкой приказывая чайнику налить кипяток в чашку младшему брату. – Прикинь, ты будешь первым водителем в нашей семейке! Рон кисло ухмыльнулся, двумя пальцами извлек из коробки с рафинадом белый поблескивающий кубик и звучно раскусил его крепкими передними зубами. - Ду… мда… погободил б ты так вопке!.. - Где? – Джордж фыркнул и придвинул к Рональду чашку. - В пробке, - уже вполне внятно произнес тот, отпив чаю и проглотив быстро растаявший во рту сахарный кубик. - А это как? – кажется, старший брат заинтересовался и, резко развернув стул спинкой к столу, ловко оседлал его и замер, приготовившись слушать. - Это… это когда на дороге скапливается много-много машин и все они стоят. - Что, просто стоят? - Ну… еще иногда гудят. - Да ну? - Ну да. - Это развлечение такое? – Джордж весело прищелкнул пальцами. - Нет. По крайней мере, лица у маглов совсем не веселые. - Тогда зачем же им нужны эти пробки? - Да не нужны они им! Они обычно случаются во время этих… часов… часов… - Утренних? Вечерних? – начал подсказывать Джордж и расплылся в довольной улыбке, когда Рональд согласно закивал головой. - Именно. Утренних или вечерних часов-так. - Часов-так? Часов-тик? Рон нахмурился. - Что-то вроде того… Тик или пик… Не помню… дурацкое название…. - Это точно!.. - … или когда случается авария. В общем, встаешь в пробку – и ни туда, ни сюда… Сидишь, давишь на гудок и ругаешься. - А ты-то откуда знаешь? Рон скорбно повертел в руках чашку, на которой были нарисованы скачущие по цветущему весеннему полю коровы с гипертрофированными вымями, сделал еще один глоток и, выдержав театральную, судя по выражению лица Джорджа, паузу, изрек: - Знаю. Сам стоял. С Гермионой. То есть за рулем, конечно, была Гермиона, но… Но, мерлиновы трусы, я тогда подумал, что чтобы я хоть раз сел за баранку этого… этого… - Безрельсового транспортного средства! Привет, Джордж! Хью очень соскучился по тебе, когда заглянешь на огонек? – миссис Рональд Уизли, каким-то мистическим образом совершенно бесшумно проникнув в святая святых семейного бизнеса мужа, чмокнула в щеку овдовевшего много лет назад близнеца, кинула на стол кипу книг и грозно зыркнула из-под очков на своего благоверного. - Ну как, Рон? Как все прошло? Понравилась тебе школа? Директор? Уже дали инструктора? Когда занятия? На какой машине? - Ну… пока… вроде… так… - Прекрасно! Я так и думала, что ты останешься доволен, - Гермиона засияла счастливой улыбкой и устало опустилась на стул. Чайник, заботливо заколдованный Джорджем, уверенно неровно поскакал по направлению к гостье, рискуя по пути выплюнуть из носика порцию-другую горячей воды. Миссис Уизли, на чьем лице четко обозначилась озабоченная складочка, поспешно вынула из кармана темно-коричневой мантии волшебную палочку и начала совершать ею манипуляции, внешне схожие с дирижированием. Только без музыки и без обозначения плавными движениями руки вверх-вниз-вправо-влево музыкальных размеров. Чайник мгновенно успокоился и томно приплыл к волшебнице, покорно вылил остатки кипятка в ее чашку с такими же, как у Рона, коровами. Впрочем, нет. Эти отличались от тех тем, что начали недовольно мычать, обжегшись горячей водой. - Не знаю… Мне куда больше нравится летать на метле… - Рон, не говори глупостей! Родители-маглы не садятся на метлы, чтобы отвезти своих детей в садик или забрать из школы. Метлами только подметают. И то уже только, наверное, в России. - Почему в России? – Рон выпучил глаза. Гермиона же свои закатила, мысленно проклиная мужа за тугодумие. - Потому что так Чарли писал. Ох, Джордж, ты сегодня сама любезность! Надеюсь, внутри нет рвотного варенья? - Нет, дорогуша, только поносный джем! - Как мило! - Любой каприз, миссис Уизли! Гермиона очаровательно улыбнулась, затем сняла с носа очки и указала ими на книги, которые она принесла с собой. - А вот это твои учебники. - Мои… что?! – Рон подавился очередным кусочком рафинада и со слезами на глазах уставился на жену. - Учебники. «Правила дорожного движения», «Экзаменационные задачи», «Строение автомобиля», «Комментарии к Правилам дорожного движения», «Нарушения и штрафы»… - Поздравляю, братишка! – хохотнул Джордж, попеременно переводя умиленный взгляд с Рона на Гермиону, пока последняя перечисляла названия книг. - Спустя двенадцать лет ты вновь сядешь за парту!.. - Заткнись, а?.. – Рон выглядел так, как будто бы его заставили жевать добрую половину лимона без кожуры. - Ничего, Рональд. Тяжело в учении – легко в бою. Тем более что теория – это далеко не самое трудное! – с этими словами миссис Уизли поставила чашку с допитым чаем и успокоившимися, наконец, коровами на стол и решительно поднялась на ноги. Вновь водрузив очки на уставший от своей нелегкой ноши нос. – Ну все, мальчики, спасибо за угощение, а мне пора бежать, - она кинула короткий взгляд на наручные часы и удовлетворенно кивнула. – Через пятнадцать минут у меня встреча с Кингсли. Передам ему от вас привет, да? – она вопросительно подняла тонкую бровь и вновь удовлетворенно наклонила голову в ответ на энергичные кивки братьев. – Да, Рон, сегодня ты заберешь Хью и Рози от родителей, хорошо? Не забудешь? Рон покорно промолчал, и Гермиона, послав хозяевам магазина на прощание третий удовлетворенный кивок, развернулась и быстрыми шагами направилась к камину. - Заходи на огонек, Джордж! – донеслись до братьев ее слова, частично съеденные зеленым пламенем летучего пороха. Рон застонал и уронил голову на стол. - Джордж, рыжая обезьяна, у тебя не найдется стаканчика огденского? - Для тебя, плешивая обезьяна, Ронни, мне никогда ничего не жалко! – то ли крякнул, то ли хмыкнул Джордж и, встав со стула, направился к чулану, весело насвистывая про себя какую-то незамысловатую мелодию годов, эдак, пятидесятых. * * * Соблазнительные планы мистера Уизли на спокойное времяпрепровождение второй половины дня были окончательно подорваны бомбой замедленного действия и тотального поражения под названием «семейная идиллия». Едва он переступил порог «Норы», как тотчас же почувствовал на себе вес двух маленьких тел, вцепившихся ему в ноги хваткой молодых бульдожков. - Па-па!.. – радостно завопила Рози, обхватив ручонками его колено. - Па-ап! – чуть менее радостно и более громко, несомый на волнах соперничества с младшей сестрой за родительскую любовь, попытался перекричать ее Хью, упрямо дергая отца за штанину. - Рози, Хью… Как прошел день? – отец потрепал обоих по рыжеволосым головам, и дети счастливо заверещали на все лады, перебивая друг друга, какую-то тарабарщину. - Ах, Рон, мой дорогой, ты уже освободился? – миссис Уизли-мать величественно вплыла в коридор, рискуя сбить дверной косяк гостиной своими пышными бедрами. – Как же хорошо! А то детки так скучали! Она заключила раздираемого на части сына в свои крепкие материнские объятия и сочно расцеловала в веснушчатые щеки. Рон, который, по правде говоря, давно уже привык к подобному ритуалу, сперва нежно чмокнул мать, затем, присев на корточки, обнял детишек, продолжавших верещать о чем-то своем. - Па-па, Йу меня сегодня удалил! - Па-ап, не слушай Ррози, она дура! - Сам дула! - Дуррак! Девтенка! - Маявка! - Ну-ну, мои хорошие, я смотрю, день прошел замечательно, да? - Да!!! – хором ответили дети, а Рози даже запрыгала на месте и захлопала в ладони. - Мы стали алимагами! - Анимагами! - Иди… Ой! – Рози виновато прикрыла маленький ротик ладошками и отчаянно покраснела. – Па-па, я бойше не буду! Я – гиппоклювом, а Йу – длаконом! - Па-ап, а ты будешь с нами игррать? - Да! Сейчас! Будешь тлитоном? - А почему именно тритоном? - Ты всегда все путаешь, Ррози! Не трритоном, а гигантским кальмарром! Будешь? Миссис Уизли, стоящая чуть поодаль, опустив руки в карман кружевного хозяйственного фартука, рассмеялась и шутливо закатила глаза. - Тебе некуда деваться, Рон! Твои озорники уже заставили сегодня меня играть с ними! - Да! Ба была мантиколой! - Ман-ти-ко-ррой!!! - Будешь, будешь? - Будет, будет! Только не раньше, чем поужинает. И вы, молодые люди, кстати, тоже! А ну марш на кухню! Снимай свою… куртку, Рон… Ты сегодня совсем как магл. Чего такой усталый? - Записывался в автошколу, мам. Миссис Уизли нахмурилась и брезгливо повесила алую куртку сына с патриотической надписью England на спинку древнего кресла-качалки. - Все причуды Гермионы? - Ну… не совсем причуды, мам. В общем-то, она… права. - Детей можно оставлять и у нас, правда, Артур? Поседевший мистер Уизли-старший, вышедший из своего кабинета, где он, по обыкновению, разбирал кучу отчетов и докладов по своему ведомству в Министерстве Магии, примирительно улыбнулся жене. - Я думаю, она на самом деле права. Пускай дети поучатся с маглами. Не вижу в этом ничего плохого для них. Ровно как и в том, что Рон будет водить машину. - Но Артур, как ты можешь такое говорить?! – щеки Молли покрыл опасный румянец, и она тяжело задышала, в предвкушении предстоящей битвы умов и взглядов с мужем. – Ведь на дорогах так много аварий! Ты сам говорил! Эти маглы такие растяпы!.. - Но я-то волшебник, мам! – Рон успокаивающе потрепал мать по плечу. Нет, он, конечно, может сомневаться в себе и про себя, сможет ли управлять этим рыкающим механическим зверем, а вот родителям в нем сомневаться… негоже. И переживать за него – тем более. – Все будет хорошо, не волнуйся. Я ведь хорошо летаю на метле! Тем более, однажды я уже управлял автомобилем! - Заколдованным! - Ну… - Рон зарделся и почесал затылок. – Ну и что… Руль-то у него был! - Он летал, а не ездил. - Нет, Молли, он еще и ездил! – запротестовал Артур и грустно улыбнулся, вспомнив свой аккуратный автомобильчик. - Какая разница?! Они его разбили! – не спешила сдаваться Молли. - Не совсем так, мам… Коне… - напустив на себя беззаботный и донельзя уверенный в себе вид, ответил Рональд. То есть правильней было бы сказать – ответил бы, если бы его не оборвал на полуслове звон бьющейся посуды, донесшийся из кухни, и восторженные высокие вопли. - Ингалдиум Левиосса!.. - Ингаррдиум!.. - О, нет… - вместо него закончила Молли и вновь закатила глаза. Уже отнюдь не шутливо. * * * - Так-так-так, молодой человек, давайте знакомиться. Я Альберт По, - высокий мужчина с орлиным носом, снежно-белой шевелюрой и отчетливым шотландским акцентом протянул Рональду руку, больше напоминавшую по величине медвежью лапу. – Не путать с Эдгаром Аланом. - С кем? – не понял Рон, чью руку, между тем, энергично тряс мистер По. - Эдгаром Аланом По, - мистер По поднял густые и такие же белые, как и шевелюра, брови домиком в знак удивления. – Поэт такой. Американский. Не слыхал? Рон одновременно пожал плечами и отрицательно покачал головой. Мистер По ухмыльнулся. Кажется, ненавязчивая незамутненность ученика начинала его забавлять. - Ну да ничего. К нам он не имеет ни малейшего отношения, - Альберт распахнул правую переднюю дверь серебристой «мини» и сделал Рону приглашающий жест рукой. – Садись, не боись. Рон кивнул и послушно сел на пассажирское кресло рядом с водителем. Мистер По устроился рядом, вальяжно откинувшись в кресле и расслабленно опустив руки на руль. - Итак, мистер Уизли, - начал он серьезным преподавательским тоном, нахмуренно поправляя левое боковое зеркало, - расскажи мне, есть ли у тебя опыт вождения? - Автомобиля? – поинтересовался Рон и тотчас же прикусил язык: к чему уточнения, если умеет водить он лишь метлу, да и то это та информация, за разглашение которой маглам можно засветиться в колдотеке нарушителей в Министерстве Магии. От упоминания о том, что на автомобиле он летал на втором году обучения, Рональд решил также воздержаться. - Велосипеды и мотоциклы меня не интересуют, - хмыкнул мистер По, удовлетворенно кивнув: левое боковое зеркало повернулось под верным углом и теперь его взору открывался вид на округлый зад «мини». – Автомобиля. Рон отрицательно покрутил головой. - Прекрасно. Это даже лучше, - теперь его внимание переключилось на зеркало заднего вида, которое тоже надо было поправить, чем мистер По и не замедлил заняться, - приятно работать с учениками, которые… ммм… tabula rasa. Рон энергично закивал, делая вил, что, само собой, соглашается с инструктором. Хотя, честно говоря, ни гриндилоу не понял, кто такие эти табулы. - Итак… - мистер По вздохнул и погладил руль. – Смотри и запоминай: это руль. - Спасибо, сэр, мне это известно! – хихикнул Рональд, чуточку осмелев. - Не перебивай и слушай, - нахмурился Альберт и указал пальцем на рычажок справа от руля. – Это поворотники. Вниз – влево, вверх – вправо. Запомнил? Рон, красный как рак, кивнул. Вниз – влево, вверх – вправо. Чего уж тут запоминать? Вниз – вправо, вверх – влево. Чего уже проще? Мистер По смерил его оценивающим взглядом и продолжил, прикасаясь к другому рычажку – слева от руля. - Это – стеклоочистители. Прерывистое движение, с интервалом, непрерывное. Понял? Молодец. А это, - рука мистера По вновь оказалась справа у руля – на третьем рычажке, - это фары: ближний свет – на себя, дальний – от себя. Какая у них дальность? Рон наморщил лоб. - Вообще-то, сэр, они не так далеко друг от друга. Но, наверное, включить одновременно поворотники и фары нелегко. - Я о свете фар, мистер Уизли. Вы уже прошли теорию? – холодно осведомился мистер По, возвращая руки на руль. Рональд вновь отчаянно покраснел, как краснел обычно на уроках зельеварения в классе Снейпа, когда умудрялся перепутать ингредиенты и оказывался застигнутым врасплох. - Н-нет еще. - А когда будет теория? - Сегодня вечером. Первое занятие, сэр. - Отставить сэр. Можешь звать меня просто Альбертом. Так вот, ммм… - он запнулся и, полуобернувшись, достал с заднего сидения толстую папку, набитую анкетами студентов, порылся в ней и, отыскав документ, заведенный на Рона, продолжил: - Рональд. Ты не против, я надеюсь? Прекрасно. Так вот, Рональд. Ближний свет фар включает в себя расстояние до ста шестидесяти пяти ярдов. Дальше – дальний свет. Понятно? - Дальше – дальний свет… - полушепотом повторил Рон, прикрывая глаза. – Да, понятно, сэ… Альберт. - Ладно, поехали дальше. Зеркала, - его толстый указательный палец по очереди повернулся в разные стороны: влево, вправо наверх и вправо. – Соответственно: левое, заднего вида и правое. Левое и правое иначе зовутся «боковыми». Это ясно? - Ясно, - вновь кивнул Рон и тут же задал давно не дававший ему покоя вопрос: - Но зачем нам боковые зеркала, если есть зеркало заднего вида? Через него ведь обзор лучше. Мистер По вновь довольно ухмыльнулся. - А боковые зеркала, друг мой, нужны нам для того, чтобы лучше видеть. И быть более точным. И избегать аварийных ситуаций на повороте, до или после него. Да и на дороге вообще. Через зеркало заднего вида, как это ни парадоксально, зад машины ты не увидишь. Ни левый, ни правый. Ясно? Прекрасно. Поехали дальше, это педали: сцепление, тормоз и газ. Знаешь, что для чего? Рон опять кивнул, напустив на лицо как можно более осведомленное выражение. В принципе, знал. Тормоз – тормозить. Газ – ехать. А вот эта, третья, как ее?.. Сцепка? Она-то зачем? - И для чего нужно сцепление? – вновь белые брови поднялись домиком на высоком и широком лбу. - Ну… - Чтобы ехать, Рональд. Чтобы ехать. Запомни: всякий раз, когда ты хочешь что-то сделать: переключить передачу, затормозить или просто начать движение, ты выжимаешь сцепление. До упора. Без сцепления нет движения. Ясно?.. - Да… - Хотя, в общем-то, в нашем мире эта педаль, к сожалению, все стремительней уносится в прошлое: на смену классическим машинам пришли автоматы, где есть только газ и тормоз… скучно. Да? - Да, наверное, - пробормотал Рон, пытаясь переварить информацию. На самом деле он был совершенно согласен с прогрессом: зачем маглам нужны три педали, если ног у человека только две? Чем на нее жать-то?! А жать, очевидно, надо, иначе эта жестяная коробка с запутанными проводными внутренностями просто не сдвинется с места. Рон глубоко вздохнул: летать на метле или аппарировать было куда легче. Эти магические виды передвижения требовали куда меньших интеллектуальных и физически затрат. Здесь же – пока все сообразишь… - Но не грусти, Рональд! – широко улыбнулся мистер По и увесисто похлопал его по плечу. Рон от неожиданности дернулся и дико выпучился на инструктора. – Мы с тобой еще поездим на старой-доброй механике! – его лапообразная ручища легла на какой-то рычаг, незаметно притаившийся между их сидениями. – Как ты думаешь, что это? «Корень мандрагоры, блин! Откуда я знаю?!» - раздосадованно подумал Рон и задумался, как бы корректней ответить словоохотливому инструктору, что он не знает, чем может быть этот… этот… - Это ручной тормоз. - Еще тормоз?! – «Мерлинова ширинка, зачем этим маглам еще тормоза?! Жизнь себе усложнять?!» - Естественно! – Альберт кинул на Рона весьма продолжительный укоризненный взгляд. Как на идиота, если попроще. – Всякий раз, когда останавливаешь машину, надо ставить ее на ручник. - Чтоб не укатилась? – саркастично предположил Рон. - Именно, - просветлел Альберт. - Чтоб не укатилась. Запомнил? Рону уже стало лень кивать, и он неопределенно пожал плечами. - Ничего, на практике запомнишь. Далее, - рука скользнула на другой рычаг, напоминающий собой что-то из серии фаллических символов. – Коробка передач. От того, какая стоит передача, зависит скорость твоего автомобиля. На первой скорости ты трогаешься, вторая – до двадцати-двадцати двух миль в час, потом третья, четвертая и пятая, - объясняя, мистер По попутно совершал какие-то странные манипуляции этим… этой коробкой передач. Рон же с тоской думал о том, что все это ему придется запомнить. И даже более того – применять на практике. - На самом деле на всех машинах передачи переключаются по-разному, так что особенно не заморачивайся. Первую, вторую и третью на этом автомобиле запомни. Да, и еще задний ход. Смотри… Рон смотрел. И ничего уже не понимал. Задний ход, передачи, сцепление, дальний свет, ручной что-то там... Бррр… Как у Гермионы голова кругом не идет? Хотя, это вовсе неудивительно, она же Гермиона… - Ну ладно… - выдохнул Альберт, заметив, что ученик уже перестал его слушать и сидит с несчастнейшим выражением на лице. – Вижу, ты устал. Тогда с устройством машины я познакомлю тебя позже… Рон мысленно выругался. Грязно. Если это не устройство, то что же?! Нет, эти маглы определенно извращенцы. Технократы и изращенцы. Трахнутые на технике люди. Трахнутые на технике извра… - А сейчас, - мистер По открыл дверь и вылез из машины, – пересаживайся. Будем учиться трогаться. Рон застонал. Про себя. Прикусил губу, вылез из автомобиля, сел на водительское кресло и вдруг громко хлопнул себя по лбу. - Сэр, Альберт, - вновь зарделся он, мысленно обругав себя за девчачий цвет лица, - я же хотел спросить… - Спрашивай. - А почему… Почему руль слева?.. * * * Вечером, как и предполагалось по расписанию, к сильнейшему недовольству Джорджа («Нет, братишка, конечно, здорово, что ты научишься водить магловскую тарахтелку, но не целый же день тратить на газы из прихлопной трубки?! Я что, раздвоиться должен? Может, вызовешь призрак Фреда?») у Рональда были занятия, посвященные изучению правил дорожного движения. Окончательно уверившись в том, что все маглы – маньяки, любой ценой стремящиеся усложнить себе жизнь (почему, мерлиновы трусы наперекосяк, волшебники не расписывают правила перемещения на метлах?! Такое обширное поле для деятельности – любой магл бы от зависти помер!), Рон запихал в рюкзак несколько толстеньких книжек и аппарировал домой в ближайшем безлюдном проулке. Дома его ожидало очередное потрясение. Впрочем, ничего неприятного в нем не было – напротив, случались бы такие потрясения каждый день – Рон был бы самым счастливым мужем во всей магической Британии! Итак, сегодня Гермиона освободилась на работе пораньше, забрала детей и приготовила шикарнейший ужин, о чем свидетельствовал приятно щекочущий ноздри запах запеченного с курагой цыпленка. - Рон! – воскликнула она, поспешно вытирая руки о смешной кружевной фартук, едва Рон, а вместе с ним и двое молодых Уизли, висящие, как и полагается, на его длинных ногах, заглянул на кухню. – А я и не услышала, как ты пришел! Представляешь? – она весело рассмеялась, вдруг став намного моложе. Нет, не так. Старыми они в любом случае не были. Просто миссис Уизли вдруг на какой-то миг превратилась из серьезного магического правозащитника в ту милую девочку, о существовании которой он уже почти позабыл. – Я сегодня решила приготовить тебе твое любимое блюдо. С твоей мамой в кулинарном мастерстве мне не сравниться, но, надеюсь, это будет съедобным! – она слегка неуверенно улыбнулась ему и бросила критический взгляд на духовку. – Еще минут пять – и будет готово! Рон почувствовал, как его сердце начало оттаивать. Он весело потрепал Хью и Рози по лохматеньким головкам и, взмахом волшебной палочки наколдовав им стайку птичек, с бодрым щебетом вылетевших в неизвестном направлении - прочь из кухни, подошел к Гермионе, обнял ее сзади за талию, и, склонившись, чмокнул в щеку. - Не говори глупостей, Гермиона, как у тебя может что-то не получиться? – заискивающе начал он и положил голову ей на плечо, изогнув ради этого спину дугой. Миссис Уизли счастливо засмеялась и легонько ударила его по руке волшебной палочкой, которую сжимала в руке вместо ножа или поварешки. - Льстец, Уизли! А ведь когда-то ты давился моими грибами! - Ну… это было… ну, то есть ты ведь сама знаешь, почему это было, да? Она кивнула, и Рон мгновенно нахмурил рыжие брови. - Гермиона? Ты ведь не сердишься на меня? Она расхохоталась и высвободилась из его объятий. - Рональд! Ты невыносим! Знаешь, думаю, у меня найдутся куда более свежие обиды, чем события двенадцатилетней давности!.. Увидев, как вытянулось лицо мужа, она захохотала еще громче. Ей немедленно вторили из гостиной два звонких голоска: очевидно, стайка цветастых птичек была настигнута юными Уизли. - Кстати, - посерьезнела Гермиона и, сверившись с часами, направила палочку на духовку: - Алохомора! Вингардиум Левиосса! – из открывшей свой пышущий жаром зев печки вылетела на сковороде аппетитная, с золотистой корочкой, курица и плавно приземлилась на стол. – Как твой первый урок? - Нууу… - протянул Рон, с неохотой отрывая взгляд от ужина, который теперь сам себя разделывал на куски и накладывался на тарелки. – Вообще-то неплохо… Гермиона повернула голову и строго посмотрела на него. - То есть так себе… - … - Не блестяще, если честно, - как на духу признался он и огорченно опустился на треногий табурет. Лицо жены мгновенно прояснилось. Покончив с курицей, она принялась за изготовление салата из свежих овощей, хладнокровно орудуя ножом. - Ничего удивительного, - поймав его несчастный взгляд, она мгновенно поправилась: - То есть ничего страшного! Знаешь, у меня в первое время тоже ничего не получалось! Зато потом… К тому же, - поспешно добавила она, - ты ведь прекрасно летаешь на метле… - Да, но здесь все совсем другое… - Да ладно, Рон, это же транспортное средство… - СОВСЕМ, Гермиона! – в его голосе послышались отчаянные нотки. – Ты, вон, прекрасно водишь, а на метле летать так и не научилась! Гермиона густо покраснела. Правда, губы побелели. И пальцы. Она сжала волшебную палочку сильнее и глубоко вздохнула через нос, повернулась к нему всем корпусом, прислонилась спиной к столу и, продирижировав ножом, твердо изрекла: - Ты справишься, Рон! Ты же смог уничтожить хоркрукс! Неужели ты не сможешь научиться водить эту обыкновенную гору металла? – она подбадривающее улыбнулась ему и вернулась к салату, принявшись кромсать его еще ожесточенней, чем раньше. * * * В ту ночь Рональд Уизли спал очень беспокойно. Настолько беспокойно, что Гермиона сама обеспокоилась и принялась судорожно перебирать в уме рецепты разнообразных снотворных зелий. Для зелья сна без сновидений у нее не было шляпок мухомора, для крепкого сна до первых лучей солнца – корня дикой фиалки, для кратковременного летаргического – слезы единорога и цветка папоротника. Гермиона нахмурилась, шепотом отчитав себя за бездарность и растяпистость в хозяйственно-научном отношении, и задумчиво повертела в руках волшебную палочку. Наложить, что ли, Империус? Или заклятие сна? Последнее, конечно, лучше, но очень редко срабатывает. К тому же Рон и так уже спит

tirmeilin: * * * - Рон, что с тобой?! – всплеснула руками Гермиона, подбегая к едва держащемуся на ногах мужу. – Джордж, принеси воды! Тьфу, черт, не надо, Джордж! Агуаменти! Ледяная струя ударила Рону в лицо, он фыркнул, встрепенулся и замахал кому-то руками. - Прости, Рон! Акцио, стул! Садись! Бледный, он, как мешок, упал на стул и тупо уставился на то, как из палочки Гермионы льется живительная влага, до краев наполняя граненый стакан. - Пей! Сделав несколько жадных глотков, он закашлялся, захлебнувшись, и немедленно получил щедрый братский хлопок по спине. - По-полегче, а? - Смотри, Гермиона, он заговорил! – радостно констатировал Джордж и для верности еще раз хлопнул брата по спине. - Ну?! Что произошло?! - На тебя что, дементор напал? - Пришел такой бледный! - Где наклюкался раньше времени? - Замолчи, Джордж! Что случилось? - Го… го… - Годрикова Впадина? – в ужасе прикрыла рот ладонью Гермиона, вдруг вспомнив события в доме Батильды Бэгшот так ярко, как будто бы это было вчера. Рон отрицательно помотал головой, вытирая слезы, проступившие на глазах после усердного кашля, и сделал еще один глоток воды. - Гор… - Горгулья? – нахмурилась жена. - …од. - Отряд Дамблдора? – расшифровал широко заулыбавшийся Джордж и победоносно сложил руки на груди. - Город. - Город? – одновременно повторили Гермиона с Джорджем и непонимающе переглянулись. Рон кивнул и набрал в легкие побольше кислорода: - Первое занятие. По городу. Машины. Много. Маглы. Перебегают дорогу. С колясками. Светофоры. Пробки. Машины. Велосипеды. Полицейские. Зажигание. Тормоз. Поворотники. Руль. Газ. Сцепление. Передачи. Зеркала. Гудки… - Ты понимаешь, о чем он говорит? – шепотом с любопытством поинтересовался Джордж, наклонившись к Гермионе. Миссис Уизли коротко качнула головой и также шепотом ответила: - Рассказывает устройство автомобиля. И свои впечатления об участниках дорожного движения в Лондоне. - А! – со знанием дела кивнул Джордж и, придвинув к себе стул, уселся рядом. – А теперь, старина, не мог бы ты повторить это все еще раз?.. * * * Перед ним лежал уже протертый до дыр, видавший виды сборник экзаменационных задач по вождению, который Рон открывал, наверное, уже в тысячный раз за последнюю неделю. - Рон! Отвлекись хоть на минутку! Нельзя же столько учиться! – воскликнула Гермиона, ставя перед ним на стол тарелку с овсянкой. - И это мне говорит Гермиона Грейнджер! – вяло ответил тот, не отрывая глаз от книги. – Самой не смешно? - Не Грейнджер, а Уизли! – фыркнула она и левитировала на стол дурно пахнущий кофе. – Если ты еще не забыл, конечно! Ответа не последовало. - Если бы ты в Хогвартсе проявлял столько же рвения к учебе!.. Часы громко отбивали свой строго заданный такт. Гермиона зевнула. - Ты сегодня вообще ложился спать? Низкое свежее утреннее солнце с любопытством заглядывало к ним в окна кухни сквозь кружевные занавески. - Рон! - А? – встрепенулся он, выходя из транса. – Прости, Гермиона, ты что-то сказала? - Нет, дорогой. Ни-че-го, - с убийственно холодной улыбкой ответила она, ловко отбивая верхушку у традиционного утреннего яйца всмятку. Часы продолжали мерно тикать, солнце – задорно набирать силу, а переворачиваемые страницы учебника Рона – шелестеть. - Гермиона? – Рон неожиданно прервал это затянувшееся и перепрыгнувшее всякие границы дозволенного молчание не своим хриплым и безумно усталым голосом. – Ты не могла бы мне дать на сегодня ключи от своей машины? - Нашей машины, Рон. Могла бы. А зачем тебе? - А я тебе отдам метлу. - Метлу? Какую еще метлу? - Мне же надо потренироваться. И тебе тоже. - Я не понимаю, Рон! – взмолилась Гермиона, едва не вылив на себя содержимое чашки. - Экзамен. У меня. - Мерлин, с этого и нужно было начинать! Когда? - Завтра. Гермиона помолчала, отодвинула от себя чашку с кофе и забарабанила пальцами о столешницу. - Мы могли бы покататься вместе, когда ты вернешься. - Нет. Акцио, ключи! Я тебе доверяю! - О, милая!.. Акцио, метла! - Не пойму, метла-то тут при чем?! - Ну, я же… ты же… я поступал как последний эгоист, не разрешая тебе летать на ней, - он бережно погладил ствол прилетевшей на зов «Молнии-2012», едва не угодившей в его завтрак, и прислонил ее к столу. - Эгоист? А я всегда считала, что ты заботишься о моей безопасности. Ты же знаешь, что я плохо летаю. - Да, конечно, и это тоже… - покраснел Рон и, порывисто наклонившись к жене, звучно чмокнул ее в щеку. – Спасибо! * * * Зря он это сделал. Зря он просил у Гермионы машину, зря садился за ее руль, вообще зря он пошел в эту чертову школу! В общем, самооценка мистера Рональда Уизли после того, как он решился поводить «форд» Гермионы, окончательно сравнялась с нулем и начала неизбежно клониться в сторону минуса. Машина его не слушалась. Вообще. Трогалась черт знает как, будто бы ей было все равно: есть у нее педаль сцепления или нет, виляла на поворотах, дергалась, разгонялась и тормозила, будто бы по волшебству. Тьфу, адская хреновина! На какой-то миг ему пришла в голову шальная мысль отправить сову Гарри и попросить его позаниматься с ним, но он вовремя вспомнил, что сейчас середина рабочего дня, а Гарри вообще вовсе не обязательно знать о его неудачах. Тьфу! Тьфу и еще раз тьфу! Из упражнений на самостоятельно сколоченной при помощи магии площадке более-менее нормально ему удавалась только змейка: из всех стоек он сбивал все два ненавистных дрына - первый и последний. Бокс оставлял желать лучшего. О параллельной парковке он предпочитал вообще не вспоминать: это ж надо такое придумать! День был окончательно испорчен. Да и завтрашний, чувствовал он, лучше не будет. Тьфу, в самом деле! Он отчаивается?! Он?! Рональд Уизли?! Игрок в квиддич и победитель 1/8 (или как там?) души Волдеморта?! Успешный предприниматель, муж всезнайки Грейнджер и отец двух малолетних преступников?! Он боится?! Он вдохнул сквозь широко раздувшиеся ноздри побольше воздуха, втянул живот и, ради укрепления сил и веры в себя решил вызвать Патронуса. Рука потянулась к палочке, он произнес заклинание, и по воздуху неспешно поплыла серебристая куница. Рон улыбнулся, обнажив зубы, и тут куница отчего-то направилась прямо к «мини» и запрыгнула на ее крышу. От такого жестокого столкновения с реальностью плечи Рона опустились, и серебристый горностай растаял в воздухе. Тьфу! * * * - Рон, давай я с тобой позанимаюсь, - раз пятый за вечер предложила Гермиона, выйдя из дома с чашкой крепкого кофе в руках на его самодельный автодром. - Нет, Гермиона, спасибо, - стиснув зубы, упорствовал супруг, время от времени кидая безумные взгляды в зеркала бокового вида и до посинения пальцев сжимая руль. Гермиона скорбно вздыхала и удалялась в дом, откуда доносились веселые детские крики. * * * - Гермиона, - он остановился в дверном проеме, смущенно почесывая затылок. – Ты, когда паркуешься в гараж, в какой момент начинаешь крутить руль? Гермиона, вздохнув и трансфигурировав две диванные подушки детям в кубики-рубики, решительно поднялась с софы в детской и, нахмурившись, сказала: - Пойдем. * * * Не успело еще солнце позолотить серый каменный горизонт города, а Рон Уизли был уже на ногах и стоял у плиты, прислонившись к разделочному столу, и, засунув свой длинный веснушчатый нос в магловскую книгу в пестрой обложке, совершал рукой с зажатой в ней волшебной палочкой круговые движения, отчего поваренная ложка в кастрюльке с весело булькающей овсянкой тоже крутилась по кругу. А точнее – по часовой стрелке. - Зубрила, - зевнула Гермиона, появившись в дверях кухни в криво запахнутом халатике. – Который час? Кухонные часы показывали ровно половину шестого утра, и миссис Уизли, сообразив, что ей это не снится, мгновенно проснулась. По крайней мере, так показалось Рону, который оторвался-таки от книги и, прекратив вращать рукой, едва не дал сбежать каше. - Во сколько экзамен? – посерьезнев, спросила она, снимая кастрюльку с плиты. - В восемь. - А. - А чего не спишь? – добавила она после затянувшейся паузы, в которую попыталась сослепу засыпать в турку чай вместо кофе. - Не могу. - Понимаю. - Я знаю. - Неужели? Утренний обмен любезностями завершился обоюдными хмыками, после которых каждый вновь занялся своим делом, а, если подумать, то обратно пропорционально не своим: Гермиона принялась готовить завтрак, а Рон – судорожно повторять правила дорожного движения. Видел бы их сейчас Гарри! Тьфу, опять Гарри!.. - Волнуешься? - Угу. - Я в тебя верю. Рон. - Спасибо. - Возьмешь с собой палочку? - Конечно. Я всегда ее беру с собой. Она кивнула и принялась разливать обжигающе горячий кофе с упоительно-утренним запахом по чашкам. - Что ты там суетишься? - Капаю тебе Феликс Фелицитус. - Что?! - Извини, я пошутила. - Ну и шуточки у тебя, - насупился Рон и перелистнул страницу. Гермиона то ли обиженно, то ли насмешливо пожала плечами и отхлебнула глоток бодрящего напитка, пробирающего в ранние, подобно этому, утренние часы почти что до костей и прочищающего успевшие засориться за ночь ватой сновидений сосуды мозга. - А у тебя его случайно нет? – осторожно спросил, вжав голову в плечи на всякий случай, Рон. - Случайно нет, - покачала головой Гермиона. – Но я уверена, что ты и без него все сдашь успешно. Ты молодец. Вчера так уверенно вел машину. У меня так не получается. Несмотря на опыт… Наверное, с автомобилями дело у меня обстоит так же, как и с полетами на метлах… * * * Маглы, сдающие экзамен, суетились на площадке, нервно заглядывали в книжки и чересчур эмоционально общались друг с другом, бурно размахивая руками. Рона передернуло. Толпа не вселяла надежды на скорейшее освобождение его от тяжкого бремени, с другой же стороны, он ни в какую не хотел сдавать экзамен в начале и позориться перед всеми. Бррр.. Хватило ему хотя бы того ужасного матча по квиддичу на шестом курсе, от воспоминаний о котором по позвоночнику неизменно пробегала ледяная дрожь, хотя и прошло уже бесчисленное количество лет с тех пор. Рон вошел в помещение и замер в нерешительности. Что-то Гермиона вчера ему говорила, что надо делать дальше, а вот что – он совершенно не помнил. - А, мистер Рональд МакДональд! – нараспев произнес тучный директор и, тяжело задышав от перенапряжения голосовых связок, поспешно вытер пот, струящийся по лицу к подбородку. - Эммм… Да, сэр. Доброе утро, - вежливо ответил Рон, пребывая в некотором замешательстве. - Волнуетесь? – сочувственно поинтересовался толстяк, и Рон коротко кивнул. - Есть немного… Эммм… сэр… - Да брось, парень!.. Вызывают по алфавиту. Сперва теория, затем площадка, после – город. Разве мистер По вам не объяснял? Не успел Рон и рта раскрыть, чтобы заверить начальника, что все ему Альберт По сказал, да он, бестолочь, все забыл, как откуда ни возьмись (Рон мог бы дать ноготь на мизинце левой руки на отсечение, что едва ли не аппарировал) появился и сам седой инструктор и, опустив тяжелую руку на плечо Рона, чем непременно вдавил бы его в землю, будь она под ногами вместо бетонного пола, важно обратился к директору: - Это мой лучший ученик, мистер Танг, - совершенно неожиданно для Рональда произнес он сразу две вещи: фамилию директора автошколы (Рон аж залился краской стыда оттого, что ранее ему ни разу в голову не пришло узнать этой простой и, наверное, необходимой вещи) и собственную оценку вождению своего ученика. – Да, да, да… Парень скромный, но очень смышленый, верно, Рон? - Ммммм… - промычал он в ответ, покраснев еще сильнее. - Очень хорошо, Ал! Не сомневаюсь, - одобрительно кивнул кабаноподобый мистер Танг. – Я его тоже помню. - Эммм… - Хотел что-то спросить, Рон? – заботливо поинтересовался мистер По и убрал лапу с его плеча. Рон набрал в легкие побольше воздуха и выпалил: - Когда моя очередь? Директор вопросительно глянул на инструктора, инструктор, все поняв без лишних слов, отошел к столу, полностью заваленному бумагами, и, порывшись в аккуратно лежащей на краю стопке картонных листов, выудил один из них, в котором Рональд немедленно признал свою ездовую карточку. - Уизли. У… Еще не скоро, - заверил мистер По и протянул документ Рону. – Держи. Пойди посиди пока. И не нервничай. Когда ты нервничаешь, у тебя ничего не получается. Подмигнул напоследок, чудак, и скрылся за какой-то обшарпанной дверью. Мистер Танг, зачем-то кивнув ему еще раз, походкой гуся, предназначенного для фуа-гра, двинулся к какой-то другой двери. Рон огляделся. Только теперь он заметил, что в помещении они были не одни. Отнюдь. Со всех сторон на него смотрели пары настороженных, любопытствующих, взволнованных глаз. Рона передернуло и он поспешил сесть на первый попавшийся стул, на котором до него сидел мистер Танг, и заняться изучением личного дела, наконец-то попавшего ему в руки. - Рон! – прямо над его ухом прозвенел чей-то мелодичный голос, и Рон, дернувшись от неожиданности, почувствовал, как теряет опору его пятая точка и, повинуясь силе гравитации, устремляется к земле под аккомпанемент сухо ломающегося дерева. – Ой, Рон! Ты не ушибся? Тряхнув головой, он понял, что сидит на полу и частично на обломках стула, а также то, что этот весело звенящий голос над ухом ему очень знаком. Белоснежная рука с тонкими до прозрачности пальцами, которые могут быть только у одного существа на свете, лишь усилили его подозрения. Он поднял глаза и оторопел от радости. - Луна! А-а-а… что ты… здесь… делаешь? – с трудом подобрав слова, спросил он. Луна Лавгуд смеялась. И, как он отметил к своему ужасу, стыду и позору, не только она. Смеялись почти все присутствующие в зале, наблюдавшие его падение. Рон стал пунцовым и, отвергнув настойчиво протянутую руку боевой подруги, поднялся с пола, покряхтев приличия ради и затравленно улыбнувшись в зал. Не хватало только аплодисментов. Не успел он подумать об этом, как его мысль, очевидно, прочитал какой-то хренов легилемент, потому что жидкие рукоплескания из правого угла все же послышались. - Сдаю на права. - Ты?! Я… я… я имел в виду… Не так много волшебников это делают… - Тебе вовсе не обязательно стесняться своего удивления, - спокойно произнесла Луна, поглядев на него своими кристально-чистыми глазами. – Я и сама удивилась, когда в один прекрасный день оказалась здесь. - Как… оказалась? Сама? – не понял Рон. Луна любила разговаривать загадками, наивно полагая, что у всех остальных мозг работает ровным счетом так же, как и у нее. То есть, один словом, странно. - Да. Ноги сами принесли меня сюда. Даже не знаю как, - Луна задумчиво смотрела поверх его головы, как будто бы пыталась вспомнить события того дня. - Аааа… Понимаю… А я… меня… - А тебя попросила Гермиона, - опередила его Луна. - Ты с ней встречалась? - Нет. Но я это вижу по твоим глазам. - А что с моими глазами? - Они… как у фестрала перед смертью. - Спасибо за сравнение, - Рона передернуло. - Нет, я имею в виду, в них те же страх перед неминуемо грядущим и нежелание того, чтобы это свершалось. - Знаешь, неудивительно. - Но ты не должен бояться. - Смерти? - Смерти тоже, но я сейчас говорю не о ней. - А. - Ты знаешь, что фестралы не умирают? - Они превращаются в мозгодрызлов? – съязвил Рон и тотчас же прикусил себе язык – на лице Луны отразилось искреннее недоумение. - А кто такие мозгодрызлы? - Неважно, - буркнул он в ответ. – Так что там с фестралами? - Они становятся гиппогрифами. - Ну… - Точнее, их яйцами. - Не хотел бы я стать яйцом гиппогрифа. - - Прости, что ты сказал? - Да так… ничего… икота. - Странно. Вытяни руки вверх и задержи дыхание. - Да не стоит. Уже прошла. Спасибо. - Не за что, - она улыбнулась и вновь устремила задумчивый взгляд вверх. - Так что там… с яйцами? - А я не знаю. - Как? – удивился Рон, поднимая бровь. Кто-то из стоящих рядом стал прислушиваться к их болтовне, явно ни черта из нее не понимая. – Ты же только что сказала… - Я не знаю, почему и как они становятся птенцами гиппогрифов, и никто не знает, но это так. - Ясно. - Косячком не поделитесь? – неожиданно вклинился в их разговор странный ухмыляющийся субъект в кожаной куртке с гордо раскинувшим крылья орлом на спине. - Отвали, - мрачно огрызнулся Рон и, взяв Луну под руку, отвел в другой конец помещения. - Может, ему нужна была помощь, - предположила Луна, сочувственно глядя вслед блондину в кожаной куртке. - Вряд ли. Скорее всего, его просто удивила наша беседа о гиппогрифах и фестралах. Луна вдруг улыбнулась. - Почему? - Ну. Все-таки он магл. - Ах. Да! – обрадовалась она. – Все время забываю, что здесь почти все маглы! - Почти? – Рон завертел головой в разные стороны в надежде увидеть немаглов. - Конечно. Кроме нас с тобой. - Ну… Разумеется, - Рон ни с того ни с сего хлопнул себя ладонью по лбу. – Луна! А ты-то что здесь делаешь? - Но ты уже спрашивал. - Да, в смысле, зачем тебе это? - Не знаю, - она безыскусно пожала худенькими плечами. - И сегодня ты сдаешь экзамен? - Да. - А у кого ты училась? - У мистера По. Как и ты. - А это тоже видно по моим глазам? – усмехнулся Рональд, вспомнив ее недавний бред о фестралах и гиппогрифах. - Нет. Я бы ни за что не догадалась, если бы не увидела, как вы разговариваете с мистером Тангом. - А… - разочарованно протянул Рон и провел пальцем по острому краю картонного листа. – И как твои успехи? - Честно говоря, мне они не нравятся. - Кто? - Успехи. Прошлый экзамен я провалила. - Как?! – задохнулся Рон, дико выпучив глаза. - Ну… Знаешь, на душе в тот день было отчего-то так пусто, и я попросила инструктора, чтобы он покатал меня немножко по городу. - Что ты сделала?! – глаза почти уже вылезли из орбит, но Рон вовремя поймал себя на мысли, что это неприлично, и тут же прокашлялся. – На экзамене? - Да. Знаешь, мне нравится просто сидеть в этих железных каретах, смотреть на Лондон, наблюдать за маглами. А еще мне очень хотелось, чтобы мне кто-нибудь что-нибудь рассказывал. Я попросила инструктора еще и об этом, и он отчего-то расстроился. - Как расстроился? - Ну, помрачнел и стал громко говорить, чтобы я пришла в следующий раз и вела себя нормально, - Луна задумчиво склонила голову на бок, к плечу. – Но он прав. Я сама виновата. Не надо было показывать, что мне плохо. Он увидел это, и ему тоже стало грустно. Так нельзя. Рон промолчал и оторвал от нее взгляд. Толпа постепенно рассеивалась, становилось тише и спокойнее. Или это только ему стало спокойнее от разговора с мисс Лавгуд, о странностях которой еще и во время их учебы в Хогвартсе ходили легенды, а после победы над Волдемортом им вообще перестали удивляться? - Сегодня я не хочу никому портить настроение. Тем более что я встретила тебя, и на душе сразу стало светлее. Здорово, правда? - Да, - согласился Рональд. – и у меня тоже. - Вот видишь, - и вновь загадочно замолчала, уставившись на что-то поверх его головы. - Лавгуд, Луна! – сотряс воздух чей-то металлический голос, и Луна, коротко вздохнув, летящей походкой направилась к выходу. - Луна, - окликнул ее пришедший наконец в себя Рон. Она остановилась у самой двери и внимательно посмотрела на него. – Удачи! - Спасибо. Все будет хорошо, - спокойно ответила она и исчезла за массивной железной дверью. Сердце Рона, которое, видать, начало соображать, что к чему, бешено застучало в груди и стало подниматься куда-то к горлу. Ничего, пока еще только «Л»… Он окинул взглядом помещение и приземлился на незанятый стул, предварительно проверив его на прочность. * * * Солнце брызнуло ему в глаза, едва Рон вышел из помещения на своих дрожащих в коленках ногах. Он козырьком приставил руку ко лбу и окинул взглядом площадку: перепуганные ученики жались друг к дружке, машины что-то вытворяли (понимать, что именно, его сознание пока отказывалось), Луны видно не было. Интересно. Сдала ли она? И сообщит ли? Почему-то хотелось верить, что да, сдала, и что ее неожиданное явление ему в этот день было каким-то знаком. Он улыбнулся. Несколько перепуганно. Хотелось рассказать ей поскорей, что теория осталась позади, что теперь – самое страшное. Самое страшное. Рон содрогнулся, вспомнив сурово сдвинутые брови Гермионы. Что она скажет. Если он сегодня провалится? А сердце почему-то было в этом убеждено. Нет, ничего, конечно, не скажет, подожмет губы и вычеркнет в своем ежедневнике еще одно из его достоинств. Как-то так. По крайней мере, это было бы как раз в ее стиле. Красная железная коробка на колесах весело просигналила ему, и Рон, повернув голову, увидел за рулем лучисто улыбающуюся Луну Лавгуд, которая, не обращая внимания на изумленно хлопающего глазами инструктора, махала ему рукой. Нет, все же Луна – это хороший знак. Он прыснул в кулак, чтобы другие ненароком не заметили. Луна и магловский транспорт. Что может быть абсурднее? * * * Руль сам неожиданно выскользнул из рук, когда он осознал свою ошибку. Левое боковое зеркало. Черт! Тысяча гриндилоу! Как он мог?! Машину занесло на соседнюю полосу, и инструктор, сильно выругавшись, схватился за баранку. Чеееерт. - Паркуемся, - злым голосом приказал инквизитор в инструкторской форме, невысокий, круглый, с волосами, небрежно окаймлявшими лысину, и красным лицом. То ли от гнева, то ли в принципе. Рон этого не успел понять. Рональд выжал сцепление и затормозил. В кабине повисло раздражающее молчание, слышно было лишь, как краснокожий инструктор втягивает носом воздух и так же шумно выдыхает его. Рон молчал, остановившимся взором глядя в лобовое стекло и на мирных маглов, прогуливавшихся по бульвару с колясками и пищащими детками в них. Инструктор достал его документы, внимательно прочел имя и фамилию, мысленно подсчитал баллы за предыдущие два задания и зло процедил. - Не сдали. Свободны. Рон похолодел и почувствовал, как у него затряслись мелкой дрожью пальцы. - И… теперь… ко-гда?.. - Узнавайте в своей школе, - и промолчал, не сочтя нужным разнообразить свою речь хотя бы какими-то ничего не значащими формулами вежливости. И потянулся за шариковой ручкой, чтобы поставить ему «Е» в графе «город». Кровь шумно билась в голове, дрожь от пальцев постепенно распространялась на все тело. Инструктор взялся за ручку, и тут Рон решился. Быстрым движением вдруг отвердевшей руки он потянулся ко внутреннему карману куртки, коснулся палочки, незаметно направил ее на этого проклятого гамадрила (он вспомнил, кого напоминал ему инструктор) и уверенно произнес про себя: «Конфундо!». В ту же секунду гамадрил как будто бы весь размяк, его взгляд потеплел, рука легко прикоснулась прикоснулась к бумаге и он аккуратно вывел на ней «В», затем протянул вожделенную бумажку Рональду, не смеющему выдохнуть. - Поздравляю, мистер Уизли, - вполне спокойно произнес он и даже пожал Рону руку, которую тот поспешил вынуть из кармана куртки. – Водите вы неплохо. Не хватает уверенности, ну да это вопрос опыта. А так – неплохо. У кого вы учились? - Эммм… - Рон растерялся и залился густой стыдливой краской. Теперь было ясно, что если не Гермиона, то совесть точно будет есть его поедом. – У мистера По. - А, Альберта? Ну, передавайте ему привет, - гамадрил зажмурился и кивнул на дверь. – Всего доброго. - Д-до свидания, - икнул Рон и неуклюже вылез из машины и едва и не запрыгнул от неожиданности обратно: прямо перед ним стояла лучисто улыбающаяся Луна. - Поздравляю! – она радостно сжала его вялую вспотевшую ладонь. - А как ты догадалась? – удивился Рон. - У тебя палочка из кармана торчит, - беззлобно ответила та, и Рональд залился густой краской. - Я…. Она… он… - начал мяться мистер Уизли, старательно пряча от старой подруги виноватые глаза. - Ну что ты! – нахмурилась Луна. – Ты все сделал правильно! - Правильно? – решив, что ослышался, неверяще повторил Рон. - Ну разумеется! Я бы и сама так поступила! – она уверенно закивала головой, и Рон почувствовал, как на сердце у него заметно полегчало. - А ты сама… сдала? - Нет, - Луна тряхнула золотистой головой и зажмурилась от солнца, - я поняла, что кататься мне нравится куда больше! - То есть ты опять попросила тебя покатать? Луна кивнула, и Рон расхохотался. - Ну, теперь ты можешь ездить со мной! - Спасибо, - очень серьезно ответила Луна и с силой сжала его ладонь. – Ты молодец. Я в тебе ни капельки не сомневалась. * * * - Черт, Ронни, помедленней! – прокричал Джордж с заднего сидения, когда на очередном повороте мистер Уизли не сбавил скорость. - Страшно? – усмехнулся Рон, задорно глядя на него в зеркало. - Нет, - буркнул Джордж, - тошнит… Соплохвост тебе… под хвост! .. Ты меня слышишь?! Рон кивнул и плавно притормозил у маленького причудливого домика с красной, чуть покосившейся крышей и роскошным садом. - Приехали! – он довольно откинулся на сидении и повернул голову к сидящей рядом с ним Гермионе. Она окинула взглядом домик и задумчиво произнесла: - А тебе не кажется это слишком… поспешным? - Поспешным? Нет! – он засмеялся и, выйдя из машины, распахнул жене дверь. – Прошу вас, миссис Уизли. Аккуратней… Нет, что ты! Поспешить следовало еще на первом курсе. Гермиона покраснела и досадливо поджала губы. - Акцио, метла! А, Гарри, привет, старина! – Рон вручил вылетевшую из багажника автомобиля метлу Гермионе, хлопнул подошедшего мистера Поттера по плечу и многозначительно подмигнул ему. – Гермиона, ты должна понять, это же просто необходимо! Кто-то должен будет учить Рози и Хью полетам на метлах, когда я буду на работе! Иначе они не попадут в команду по квиддичу! - Ты забываешь, что на работе мы бываем одновременно, - процедила Гермиона сквозь зубы, подставив щеку широко улыбающемуся Гарри. - Э… нет! – Джордж поспешно вылез из машины, обменялся с Гарри рукопожатием и, насупившись, обратился к Гермионе: - Он и так отгулов взял столько!.. На выходных будет вкалывать! - Но Джордж! – выдавила из себя изумленная Гермиона. - Никаких но, милая моя! Документации набралось… ууу… Так что будет работать в поте лица! – строго ответил Джордж и незаметно подмигнул Рону и Гарри. - Все, Гарри, оставляю свою женушку тебе на попечение, будь с ней поаккуратней, а мы с Джорджем отбываем трудиться! - Пока, ребята! – мистер Поттер, в фирменном свитере ручной вязки «от Уизли» помахал рукой Луне, сидевшей в салоне «форда» с блаженной улыбкой на расслабленном лице, и махнул братьям рукой. – Вы езжайте, а мы тут сами разберемся! Хорошая у тебя метла, Гермиона! Зарычал мотор, и автомобиль тронулся с места и поехал прочь. - Это Рона, а не моя. - Да какая разница! Машина же твоя… - А он уже успел ее конфисковать. - Подозревал, что все так и будет еще тогда, когда он прилетел с близнецами спасать меня на Фордике. Помнишь? Она смущенно пожала плечами. - Рон уже даже научился аппарировать с машиной. - Да что ты? Ну, это высший пилотаж! А правда, что ты не веришь, будто бы он сам получил права? – Гарри хитро прищурился и заулыбался, увидев, что Гермиона была уже красной до корней волос. - Ну что ты, Гарри! Конечно, верю! Гарри понимающе кивнул и лениво повертел в руках древко своей метлы. - А зря. Он на самом деле заколдовал инструктора. Только это очень большая тайна! конец

Ginger: tirmeilin Прочитала ещё на Сказках. Очень понравилось. Так мило и тепло. И потрясающая Луна на втором плане. ))) Спасибо. =)

tirmeilin: Ginger , спасибо вам:)))

Alix: Изрядно повеселился. Такой милый Рон И вообще - идиллия семейной жизни

tirmeilin: Alix, спасибо:) Но не такая уж и идиллия, если подумать:) Гермиона авторитарна, Рон тюфячен:)))

Lecter jr: tirmeilin О_о. Уроки вожделения! То есть вождения...муа растаялЪ. Мегастрогой Гермионе повезло, что Рон не сделался "приходящим мужем"))))

tirmeilin: Lecter jr , пасиб:) я сама часто читаю "вожделение" :)



полная версия страницы