Форум » Библиотека-4 » "Моя жизнь" (Гл. 1 - 13) ГП, ДМ джен, миди, Гарри в Слизерине » Ответить

"Моя жизнь" (Гл. 1 - 13) ГП, ДМ джен, миди, Гарри в Слизерине

Tali: Название: "Моя жизнь" Автор: Tali <tali57@mail.ru> Вычитка: Black Star Рейтинг: G Пейринг: HP, DM Жанр: Gen Саммари: Вперед, вперед, потом обратно и снова… Говорят, у кошек девять жизней. Может, я как кошка? Размер: миди Статус: в работе Саммари: Вперед, вперед, потом обратно и снова… Говорят, у кошек девять жизней. Может я, как кошка? Предупреждения: AU, ООС некоторых персонажей, POV HP Дисклэймер: Мое только удовольствие от самого процесса написания.

Ответов - 126, стр: 1 2 3 4 5 All

Menzula: Браво Гарри! Директор получил, как говорится, тем же самым по тому же месту! А вот нечего было в чужую голову лезть! Драко и Снейп не перестают меня радовать. И еще очень интересно, как пройдет дуэль с Роном.. Tali спасибо за великолепное продолжение!

Элена: Чудесный фик! Вот уж не думала, что после седьмой книги кто-то напишит что-то подобное по еще первым книжкам :) А еще, мне очень нравится, что Гарри другой. Ну никогда я не могла принять Роулингского Поттера, не получалось и все тут. И многие события там казались какими-то глупыми.. А тут все интересно и логично :) Спасибо! Очень жду продолжения :) p.s. Жалко только, что глав всего 13

Солнечный котенок: Тут называли "День сурка" - а вот мне это больше напоминает старую и малоизвестную работу братьев Стругацких "Подробности жизни Никиты Воронцова". Большое спасибо. Невероятно интересно, с нетерпением жду, что же дальше. Особенно впечатлила сцена, когда два немолодых мужика среди детишек накачиваются кофе и бутербродами... И замечают друг друга. Только вот героям нашим получается лет по сорок, не по сотне с лишним. Ну и безвременье в душе передано отлично.

Tali: Солнечный котенок Да, да, именно, эх... рассекретили вы меня. На мой взгляд, это одна из самых сильных их вещей, во всяком случае меня она в свое время зацепила. А по второй части... будем считать, что если человека не давит старость, то в душе он остается молодым!

Dginevra: Tali чудесные главы. Получается, что, прожив столько жизней, Гарри и Драко впервые стали друзьями. рада, что директор получил. Нечего лезть в чужие головы. Чем же все-таки Хагрид опаивал все жизни Гарри? Очень порадовал Снейп. У вас он ведет себя как взрослый. А то: "обидели мышку (лет 20 назад), на...ли в норку, и я теперь буду бякой". У вас он здравомыслящий, нормальный человек, который преодолел свои детские обиды или пытается преодолеть. Рон... Хм... Не люблю его. А почему именно он - единственный из Уизли, кто получил хоть какой-нибудь талант? У меня одни вопросы. Это ничего? Буду с нетерпением ожидать следующей главы. Просто шикарный фик. Один из жемчужин фандома. спасибо вам за это!

Lasselante: Очень понравилось! Фики про взрослого Гарри, проживающего жизнь заново, (из тех что мне попадались)очень слащавы и шибко мартиносьюшны, а ваш - просто здравомыслящий шедевр!!! И даже не смотря на то, что я люблю канон, и не люблю когда канон разбирают с ЭТОЙ точки зрения, и против Рона я ничего плохого не имею, но ваш Фик читала с удовольствием и жду продолжения. P.S. Надеюсь за такие долгие и мучительные жизни взрослые-мальчики заслужат счастье?

Tali: Apple, Menzula, Элена, Dginevra, Lasselante, Солнечный котенок Спасибо, спасибо, спасибо всем за чудесные отзывы! А вот и продолжение. Глава 8 Я сижу на своей немаленькой кровати и с удивлением наблюдаю за сборами Драко. После его весьма неожиданного предложения, я был готов идти на третий этаж сразу же. А что, палочка с собой, мантии-невидимки все равно нет, чего время терять? Но Драко настоял на возвращении в гостиную. В спальне кроме нас никого. И прекрасно, не придется никому ничего объяснять. А мой подельник, вот уже пятнадцать минут копается в своем сундуке, вынимая коробочки и сверточки, критически их осматривает и кое-что оставляет на кровати. Он разворачивает один из свертков, в его руках самая обычная на вид школьная мантия. Еще один такой сверток он бросает мне, со словами: — Надень, на ней побольше заклятий, чем на твоей. Ботинки тоже смени, потом, по возвращении выбросим. Я пожимаю плечами, ему виднее, и вытаскиваю обычные темные кроссовки. В школе в таких почти никто не ходит, но эта обувь довольно удобна и я себе прикупил пару. Драко одобрительно кивает. Мы переодеваемся. В карманы своей мантии Драко засовывает две коробки или, скорее, два контейнера. Увидев мой заинтересованный взгляд, он говорит: — Здесь аптечка и еще кое-что. — Проверяет, удобно ли выхватывать палочку и с ожиданием смотрит на меня. У меня все с собой (палочка, очки), и мы направляемся к выходу из спальни. Сначала идем в совятню, сегодня вечером многие посылают письма, и нас обязательно заметят, потом минут на десять задерживаемся в библиотеке, откуда нас, вместе с тремя райвенкловцами выпроваживает мадам Пинс за излишне шумное поведение, и только после всего этого отправляемся на третий этаж. Я не помню, за какой дверью, давным-давно в сказочной и наивной первой жизни, перекрывала доступ к чудесной тайне трехголовая собака с очаровательным именем – Пушок. Мы пробуем все двери подряд, и третья оказывается той самой, нужной нам. Я сразу от порога начинаю петь колыбельную. Драко тут же подхватывает. Пение доставляет мне давно забытое удовольствие. Мне нравилось укачивать дочь и часто, когда она уже давно спала, я, занимаясь отчетами, продолжал негромко напевать. Пять минут и пес в глубоком сне. Я молодец, ну и Драко тоже. С усилием мы поднимаем тяжелую крышку люка и спускаемся по лестнице–стремянке вниз. И прыгать не пришлось, и нет тут никаких хищных растений, а есть пустое, гулкое помещение. Сразу, как только я попадаю внутрь, вижу высокий проем, он ведет туда, в зал, где меня когда-то ждал Волдеморт, только огненной преграды нет. Я озадачен. — Вы шли через иллюзии, — Драко сообщает мне то, что я и сам понял. — Сотворенные специально для детей, — соглашаюсь я. А вот это не обязательно, — замечает Драко. — Вполне может быть, что иллюзии создавались для каждого свои. Ты должен был пройти и прошел. И он, — Драко не называет имен ни Квиррела ни Волдеморта. — Тоже должен был пройти, но скорее всего ему пришлось преодолевать что-то другое, посложнее, чем дурацкие растения, боящиеся яркого света. Да, скажи, — смеется Драко. — Почему ты тогда не перелетел через шахматную доску на метле? — Черт его знает, в голову не пришло, — усмехаюсь я. — Да и сценарист наверно был бы против. А еще мы видели дохлого тролля. — Потому он и был дохлым, что с живым вы бы не справились, — ехидничает он. — А вот тут ты глубоко неправ. — Я довольно улыбаюсь. — А, помню, оглушить тролля его собственной дубиной при помощи простейшего заклинания - это был сильный ход. — И засунуть ему в нос волшебную палочку, — уже не сдерживая смех, говорю я. Мы смеемся и неспешно обходим комнату. Ничего не находим, фон магии обычен для замка. Останавливаемся перед арочным проемом, и я заглядываю внутрь смутно помнившегося мне зала. Тускло освещенное, слегка пыльное свободное пространство со стоящим у дальней стены зеркалом, тем самым, в котором я видел родителей. И здесь уровень магии на совершенно обычном уровне. Мы проходим вперед и внимательно оглядываем стены и пол. Находим в углу дверь, а вот уже за ней обнаруживаем кое-что интересное - пустую комнатку с лежащим на полу ковром, точно такой же я видел в кабинете директора, и на моей картиночке также нарисован кусочек этого ковра. А магии-то как много! Прямо на концентрическом рисуночке в центре ковра фон магии на порядок выше, чем в самой комнате. Мы с Драко переглядываемся. — Я думаю это портал в кабинет Дамблдора, — высказываю я свою догадку. — Похоже на то, — соглашается со мной Драко. Мы возвращаемся в зал. Кроме зеркала в нем ничего нет, вообще ничего. Значит, наша цель - зеркало. — Зачем же на рождество зеркало перенесли к библиотеке? — недоумеваю я. Драко ничего не отвечает, он, не прикасаясь и не заглядывая в него, внимательно изучает оправу. Я подхожу к зеркалу. Кого я там увижу? Родителей, а может, Пенни? С осторожностью заглядываю в его пыльную глубину. Там отражаюсь я, настоящий, жаль… право жаль. И отражение меня послушалось, оно слегка дрогнуло, и вот он я, прежний, тот, из первой жизни. В его, моих руках камень, тот самый, кроваво красный кристалл. Гарри из зазеркалья мне улыбается и засовывает камень в карман брюк. Мой карман потяжелел. Я вытаскиваю камень и почти с испугом смотрю на него. — Только этого не хватало, — хрипло говорю я, держа пятую элементную сущность на ладони. — Надо вернуть, каким-то образом это надо вернуть. Драко с весельем смотрит на меня, а потом командует: — Положи камень в карман и посмотри в зеркало. Мне почему-то кажется, что Драко знает нечто особенное про зеркала и артефакты. Я всматриваюсь и вижу в зеркальной глубине только себя, сегодняшнего. Меня вновь пронзает острое чувство сожаления, что того мальчишки с перепачканным лицом и мечтательными глазами больше нет. И мальчик послушно появляется. Мы киваем друг другу, он держит знакомый мне красный кристалл, и его рука неспешно скользит вниз. Я уже догадываюсь, что сейчас произойдет и мотаю головой. Так… в моем кармане уже два камня. Поворачиваюсь к зеркалу спиной, вынимаю камни и разглядываю их. На ладони лежат два, чтоб я сдох… два красивых правильных кристалла. Смотрю на Драко, он улыбается мне ироничной и слегка сочувствующей улыбкой. Я кладу камни на пол и решительно оборачиваюсь к зеркалу. — Не спеши! — обеспокоено вскрикивает Драко. Но я уже вижу в зеркале себя, на сей раз сегодняшнего и у меня в руке знакомый камень. Драко тянет меня в сторону, а мой зеркальный двойник бросает камень в меня. Из зеркала вылетает алая, поблескивающая звезда. Камень летит, и я понимаю, что не успею его поймать. Он разобьется! Драко выпускает меня и ловит камень. Я в облегчении падаю на пол. — Мерлин, какая же ты жадина, — говорит Драко. — Как ты себя чувствуешь? — Что? — И понимаю, что подняться с пола не могу. Он обеспокоено нащупывает пульс, затем вытаскивает за серебряную цепочку мой кулон – накопитель, нажимает на оправе неизвестную мне точку, и камень выскальзывает из оправы прямо мне в ладонь. Становится чуть легче, но меня неодолимо тянет в сон. Ну что за день такой выдался! — Сейчас, сейчас, — слышится сквозь сон его голос. К моим губам прижимается пузырек, и я глотаю вязкую безвкусную жидкость. Немного прихожу в себя. Сильная слабость, но уже не засыпаю. — Что со мной? — спрашиваю я. Кулон, опять с камнем, болтается у меня на шее. — Острый приступ кретинизма с детским непослушанием, — отвечает Драко. — Лежи пока. Я лежу на каменном полу, слушаю лекцию и узнаю, что такие зеркала, редки, но довольно известны. В библиотеке Малфой-Мэнора есть подробное описание его свойств и возможностей. Оказывается, нельзя ничего спрятать в таком зеркале, а вот извлечь из него можно что угодно, все, на что хватит воображения и силы. Вот вам и причина мистификации Дамблдора. По всей видимости, не было у него никакого философского камня, а так хотелось… Тогда, давно, я жаждал иметь родную семью и увидал отражение родителей в зеркале, но моего могущества не хватило создать мать и отца, именно создать, а не оживить. Мои родители умерли и с этим ничего поделать нельзя, во всяком случае, не с помощью этого зеркала. Я тогда ушел ни с чем. И, по мнению Драко, мне сильно повезло, что я не создал их, я не оговорился, мне на самом деле повезло. Если бы родители вышли из зеркала, они не были бы полноценными людьми, они были бы только тем, что я вложил в них. А что я знал? Ничего. Ну, любили они меня, были смелыми, добрыми, умными и так далее. Я мог бы долго приписывать им воображаемые качества, все равно этого мало для обычного, вовсе не совершенного человека. Да и мои настоящие родители были далеки от созданного мной идеального образа. Мне повезло, и мечта не сбылась. Никогда бы не поверил, что буду этому радоваться. — Драко, как ты думаешь, Дамблдор знал о настоящих свойствах зеркала? — В какой-то мере, — он тянет слова. — Несомненно, директору известно, что при помощи зеркала можно создавать магические предметы. Но у него самого ничего не получилось, ему не хватило силы. Вот старый хм… и подпихивал зеркало, в частности, тебе. — А почему он думал, что я смогу? — Потому, что ты развоплотил Волдеморта и стал Мальчиком-Который-Выжил, а еще… — Ты назвал его по имени? — с веселым изумлением перебиваю его я. — Не обращай внимания, — бормочет Драко. А я с трудом сажусь. Драко помог мне и присел рядом, прямо на пыльный пол. Мы сидим, и я опираюсь о его плечо. — Почему Дамблдору так нужен именно философский камень? — Он стар, Гарри, он хочет жить. — Как странно, — улыбаюсь я. — Еще неделю назад я мечтал о смерти, окончательной и бесповоротной. А сейчас у меня появилась надежда. — Я – надежда? Звучит как любовное признание, — насмешливо отзывается он. Я не смотрю на Драко, но прекрасно представляю себе его ироничную улыбку. — Но ты прав, мы еще поборемся. Слишком много странного вокруг тебя, Гарри. МЫ сидим на пыльном холодном полу и молчим. Именно МЫ, всегда был я, а с сегодняшнего дня это МЫ. Мысленно я вновь возвратился в далекое прошлое. Хм… прошлое. Тогда, в первый раз, я не чувствовал никакой слабости, а потерял сознание потом, после распада тела Квиррела. Вот, снова настал «момент истины». Не защита матери помогла мне, а собственная сила источника, и выложился я в тот раз полностью. Сколько времени я был без сознания? Три дня? Четыре? Жив остался и ладно. Что же интересно я сделал с телом Квиррела? Я помню, оно рассыпалось мелкой пылью. Человек на семьдесят процентов состоит из воды… О Создатель, я что, ядерный синтез осуществил? Нет уж, хватит лезть в дебри науки, у меня есть великолепное объяснение, что это все магия виновата. — А сам, ты не хочешь попробовать? — мой голос вкрадчив и чуть насмешлив. — Признаю, что я, как дурак, вложил всю свою силу в камушки, а нам не помешала бы мантия-невидимка. Драко осторожно встает. Я сижу и, о радость, не пытаюсь прилечь. Уже неплохо. Он подходит к зеркалу, смотрит в него, проходят минуты. Я жду. Драко протягивает руку, мне кажется, что его пальцы уходит туда, в зазеркалье. И вот он держит красиво и профессионально упакованный объемистый сверток, так заворачивает свои товары мадам Малкин. Серебряная лента падает на пол, мягко шелестит бумага, и я вижу знакомое мерцание. Мои губы раздвигаются в идиотской улыбке. Есть в мире чудеса, определенно! Драко вытаскивает мантию-невидимку и отдает мне, а сам вынимает из вороха бумаги еще одну и с превосходством смотрит на меня. А мне плевать, пусть гордится, я-то знаю, что без меня у него ничего бы не вышло. Чья идея? Моя! Тем более я вижу, что он достает свой кулон и крепко сжимает в руке. Значит и у него силы на исходе. Я обеспокоено смотрю на него. Но нет, все в порядке. Он протягивает мне руку со словами: — Ну, Поттер, хватит валяться, вставай. Пошли отсюда. У тебя еще дуэль впереди. — Я встаю. Встать-то, встал, но равновесие без его помощи точно не удержу. И тут по какому-то наитию, я прошу: — Пожалуйста, дай свой кулон. Вдруг поможет. Драко скептически кривит губы, но достает кулон. Камень в нем окрашен в ярко-синий цвет. Я крепко сжимаю накопитель, черт, жжется, и силы немедленно ко мне возвращаются. Я разжимаю руку, а камень-то ощутимо посветлел! — Можно было догадаться, — говорит Драко. — По каким-то причинам мы завязаны друг на друга. — Мы медленно идем к выходу из зала. — Да еще и палочки у нас парные, — тихо, как бы самому себе, добавляет он. — Парные? — Мне мать сказала. Она видела, какая палочка досталась тебе. Береза с костью василиска, в сердцевине находится чешуя василиска. Правильно? Я киваю. — А моя из той же березы с включениями чешуи василиска, а внутри - кость василиска. — Я присвистнул. Он вытащил свою палочку. Серая, с металлическим блеском, она была совершенно не похожа на мою, слегка желтоватую и как бы оплавленную. Мы обменялись палочками, я заклинанием «Нокс» погасил свет, а Драко зажег. Во что же я опять вляпался? Нет, мы вляпались. И тут я понял, что мы забыли про камни, они остались лежать на полу рядом с зеркалом. Я засмеялся. — Камни, философские камни остались там. — Я показал подбородком в сторону зеркала. — Три хорошеньких красных камушка. Мы вместе вернулись за ними. Драко аккуратно поместил все три кристалла внутрь контейнера, который он извлек из кармана мантии. Камни прекрасно устроились внутри и не соприкасались ни между собой, ни со стенками. Он был очень предусмотрителен, этот Драко. Я, прищурившись, смотрел на него. — Ты знал! — В чем дело, Гарри? — невинным голосом говорит этот прожженный интриган. — Моя догадка оказалась верной, только и всего. Ну что с ним будешь делать? Слизеринец, он и есть, слизеринец. Ему достался контейнер с камушками, мне же - оберточная бумага. Несправедливо. А ленточку я оставлю себе на память. Мы осторожно приоткрываем люк и я, на всякий случай, сразу начинаю петь. Можно было этого и не делать. Пес спит, как… пожарный. А он мне нравится, когда спит, две головы синхронно сопят, а третьей что-то снится, и она тихонько повизгивает. Мы, надев мантии–невидимки, выходим в холл третьего этажа. У нас целый час до дуэли, где же его провести? Да и от камней необходимо избавиться. Знаю я одно местечко, на втором этаже, с сегодняшнего дня знаю. Боже, ну и день. А он еще и не закончился! Безо всяких происшествий мы спустились на один этаж, и проскользнули в свою тайную комнатку. Я, как и пару часов назад наблюдаю за действиями Драко. «Дежа вю». Но теперь уже по облегчению карманов от содержимого. Он напихал в них значительно больше, чем мне казалось. И когда только успел? Помимо аптечки и контейнера Драко вытащил два охотничьих ножа, веревочную лестницу и, на вид игрушечный, чемоданчик. Заметив мой заинтересованный взгляд, открыл его, подцепил ногтями какой-то шипастый предмет. По мере извлечения предмет рос и превратился в нечто устрашающее, похожее на когти. — Кошки, — сказал Драко, и, увидев мой непонимающий взгляд, пояснил: — Одеваются на руки, при помощи них можно забраться практически на любую вертикальную стену. Есть кошки и для ног. — Он, покрутив вещичку в руках, начал медленно опускать ее обратно в чемоданчик. — А я-то гадал, кто из нас параноик? — насмехаюсь я, оглядывая кучу предметов вытащенную из карманов. Драко в ответ тоже усмехается, но его глаза серьезны. Он вздыхает и говорит: — Я понимаю причину твоего веселья, но ты помнишь, что я рассказывал тебе о рейдах по ликвидации прорывов в наш мир чужой жизни? Мне стыдно. Я жил себе в благополучном тихом городке, и наши неприятности не шли ни в какое сравнение с тем, с чем сталкивались многие. — Прости, — я примирительно улыбаюсь. Образовавшуюся кучу барахла мы убираем с глаз долой, засовывая за спинку дивана и оставляя при себе только палочки. Кто его знает, что выкинет наш неадекватный, а потерять ценные вещи не хочется. Затея с дуэлью представляется мне все большей глупостью. А может, я просто устал. На третий этаж мы приходим заранее, минут за пятнадцать, с целью осмотреться. Но Рон и компания ждет нас. С ним два так называемых секунданта и Кребб с Гойлом. Я вопросительно смотрю на Рона. Рыжик стоит красный как рак и злобно косится на эту парочку, заметно, что совсем недавно он выдержал «столкновение» и проиграл. Кребб выходит вперед и, показывая на Гойла, говорит: — Мы наблюдатели. Я, забавляясь в душе, кивком разрешаю им остаться. Тем более что и на лице Драко проскользнула довольная улыбка. Он что, думает они и сейчас его телохранители? А может, так и есть, ему лучше знать. Мы встаем друг против друга, и я салютую палочкой. Рон повторяет мой жест. Я опускаю палочку и жду. Пусть начнет, а я посмотрю. Рон топчется на месте. Мне неохота ждать, и я провоцирую его. — У тебя, склероз? Ты что забыл все, чему тебя учили братья? — Вряд ли Рон знает слово «склероз», но по смыслу и так понятно. Он багровеет от возмущения и… ничего не происходит, а я понимаю, что рыжик и вправду не помнит ни одного заклинания. Эх, придется мне! — Нокс, — не повышая голоса, говорю я, и единственный на весь холл факел гаснет. Я метнулся к Рону и моментально обездвижил его. Всего-то и надо было нажать на пару-тройку точек. Он на лопатках лежит на полу и не сопротивляется. Все под контролем, все как надо: и Рон обезврежен, и никто не видел, каким образом я это проделал. — Люмос! — кричит кто-то высоким голосом. Я узнаю голос Гермионы. Спасибо конечно, но я и сам бы мог. А она дура! Так подставить Рона. Факел загорается и даже не один. Светло-то как, а народу собралось… Кроме нас с Драко здесь Финниган, Томас, парочка наблюдателей, Гермиона, Лаванда и… Квиррел со Снейпом. Я выпрямляюсь, не без гордости сообщаю: — Я победил! — И с интересом смотрю на преподавателей. Что-то мне подсказывает, что Квиррел решил воспользоваться всеобщей суматохой и, не дожидаясь Хеллуина, добраться до философского камня. А наш бесстрашный и параноидальный декан, в свою очередь, решил ему помешать. А туточки мы, со своей смешной дуэлью. — Десять баллов с каждого, — злобно сообщает нам Квиррел. Я в душе смеюсь – семь к двум, неплохо. Со Слизерина – двадцать баллов, а с Гриффиндора – семьдесят. Интересно, Квиррел знает, что наказал в основном Гриффиндор? — И десять баллов с Грейнджер, за нарушение правил поединка, — добавляет Снейп. — Но они могли убить друг друга! — возмущенно кричит Гермиона. — Если ты так глупо вмешаешься в дуэль взрослых волшебников, то убьют тебя, — спокойным голосом сообщил ей Драко. — И очень может быть, что бывшие противники вместе спрячут твой труп, — с ехидной усмешкой добавил он. — Коллега, — обращается Снейп к Квиррелу, проводите учеников в гостиную Гриффиндора и, если вас не затруднит, сообщите об инциденте профессору МакГоннагал. Побежденный Рон зол и подавлен. Мне жаль, что не удалось с ним объясниться. Открытую вражду следует как-то прекратить. Мы в сопровождении Снейпа направляемся к лестнице. — Поттер, Малфой, у вас слишком много свободного времени. Завтра после ужина - отработка со мной, — громко, чтобы услышали все, сообщает Снейп. Мы покидаем арену. — О чем вы только думали, — вздыхает он. Весь путь до гостиной Слизерина мы проделали молча. А в гостиной он, жестом отправил Драко в спальню, а сам вместе со мной направился к горящему камину. Мы сели в кресла. Снейп смотрит на меня долгим взглядом, потирая двумя пальцами переносицу. Видно, что он устал. — Гарри, ты покупал сладости в поезде? — мягко спрашивает декан. — Да, — отвечаю я, застывая. В моей душе нарастает понимание. Снейп, похоже, замечает мое состояние. — Гарри, никто не хотел тебе навредить и не навредил. — Я не ел сладости, потому что мадам Помфри мне запретила, — совершенно ровным голосом говорю я. Снейп кивает. — Но их ели близнецы Уизли, Рон, Гермиона и Кребб с Гойлом. — Снейп откинулся на спинку кресла. А я понял, каким образом оказался в Слизерине. Не знаю, чего там блокировало или наоборот стимулировало вещество, которое было в шоколаде, но все, кто ели эти проклятые сладости, оказались в Гриффиндоре. Это я про Гойла и Кребба. А ведь шляпа сомневалась, в какой факультет меня поместить только в самый первый раз. И именно тогда я почти ничего не ел из купленного мною в поезде. Нервное напряжение сказалось, да и переступить через себя надо, чтобы лопать движущихся лягушек, хотя бы и шоколадных. И сосалки с любым вкусом, очень на любителя… — Там не было ничего вредного, — повторяет Снейп. — Но, Гарри, если у тебя что-то осталось, пожалуйста, принеси. Я пошел в спальню и стал копаться в своем сундуке. Проверил карманы брюк и рубашки, в которых ехал в поезде и нашел полпакетика драже и две коробочки лягушек. У меня дрожали руки. Драко заметил мое состояние, но не полез с вопросами, все-таки в спальне мы были не одни. Я отдал сладости Снейпу, со словами: — Вы ведь мне все равно не скажете что в них… — Снейп очень странно посмотрел на меня. — А ты мне расскажешь, где научился так драться? — Я пожал плечами. — Жизнь научила. — А про себя добавил, что и смерть тоже. Снейп вышел. Я не хотел спать и остался сидеть у горящего камина. Через полчаса из спальни выглянул Драко, не обнаружив Снейпа, он подошел к камину, бросил в огонь свои ботинки и сел в кресло, которое до него занимал декан. Мои кроссовки отправились следом. Я ему пересказал разговор со Снейпом. Мы сидели у огня до тех пор, пока наша обувь не превратилась в золу.

Menzula: Tali какой приятный сюрприз! Tali пишет: МЫ сидим на пыльном холодном полу и молчим. Именно МЫ, всегда был я, а с сегодняшнего дня это МЫ. Я так рада за них. Они, наверное, измучились безмерно, проживая все эти жизни. Теперь хоть какая-то опора и отрада ))) Кроме того, он такой предусмотрительный. Ням И какой же замечательный Снейп, очень он мне нравится!

Lasselante: Да, Снейп на высоте И с палочками интересно получается. Такие интриги плетутся кругом (а главное как логично переплетаются с каноном!).

Ginger: Tali Мне абсолютно не нравится эта действительность, где магия разрушает мир, где Дамблдор злобный интригант и где Гарри так плохо было все эти жизни.... Но при всём этом очень интересно, я тщательно слежу за обновлениями...Хороший стиль, интересный сюжет, реалистично, что даже страшно становится. Понравились и Драко, и Снейп. Tali пишет: Вот вам и причина мистификации Дамблдора. По всей видимости, не было у него никакого философского камня. А так хотелось… - очень понравилось это выражение)))

precissely: Tali Как всегда супер понравился ход со сладостями и зеркалом, а за Поттера и Малфоя остается только порадоваться, чувствую, что легкой жизни им не светит, а вдвоем, глядишь, справятся Интересно, а кем Малфой был раньше?! Уж больно навыки у него интересные....(или я просто это упустила, а вы говорили уже...) Спасибо

Dginevra: Урррааа! Новая глава. Драко просто умничка. Его тоже жизнь потрепала. Идет в разведку, как в последний бой. Молодец! А Гарри по сравнению с ним беспечнее. полагается только на палочку. Но они просто прекрасно уравновешивают друг друга. очень порадовал Северус. А не слишком много он знает? Что-то многое связано с зельями: и укол Хагрид сделал, и в шоколад добавили чего-то там, и опять тот же Хагрид добавляет что-то в свой чай... Закрутил Дамблдор незнамо что... зато у Гарри и Драко теперь 3 камешка! Каждому по одному и еще про запас, если вдруг сломается :) А директор будет дарить Гарри мантию на Рождество?

Shendarry: Сегодня с утра распечатала главу и поехала учиться, в метро прочитала. Глава замечательная, кое-где улыбнуло, в конце осталось чувство напряга - бедные дети, им даже в сладости что-то подмешивают Очень понравился Северус - мне всегда казалось, что слизеринцы не такие, как другие дети, что он знает об этом и знает почему

Катрин: Какая интересная глава!)) Что же они теперь с этими камнями делать будут? Жадный Гарри, однако) Снейп, как всегда, без комментариев Не могу понять, почему он столько рассказывает. Ему. конечно, никто не указ, но.. Вот только как директор отнесется к тому, что Гарри столько известно? Если узнает, конечно. Shendarry пишет: в конце осталось чувство напряга - бедные дети, им даже в сладости что-то подмешивают Ага, такое ощущение, что в Хогвартсе лучше вообще не питаться. Или, как Грюм, со своей фляжкой.. А вот про прошлые жизни Драко тоже интересно, кстати. Откуда он столько магловских штучек знает? И кошки, и остальное.. ох, есть у меня некоторые догадки относительно его профессий

Apple: Tali Потрясающе! Становится все интересней и интересней! Dginevra пишет: А не слишком много он знает? Что-то многое связано с зельями: и укол Хагрид сделал, и в шоколад добавили чего-то там, и опять тот же Хагрид добавляет что-то в свой чай... Закрутил Дамблдор незнамо что... Кстати, да. Согласна. Как-то подозрительно, что на Гарри пытаются воздействовать именно зельями. Но, все равно, я не хочу верить, что Снейп в чем-то плохом замешан... А Дамблдор представляется все коварней. Надо же... А я даже в свете этого фика не могла подумать, что камень будет нужен директору для себя. precissely пишет: Интересно, а кем Малфой был раньше?! Уж больно навыки у него интересные.... Присоединяюсь к вопросу)))) Tali, спасибо вам за новую главку! Да и вообще за такой интересный фик)))

B&G: Помимо аптечки и контейнера Драко вытащил два охотничьих ножа, веревочную лестницу и, на вид игрушечный, чемоданчик. Мне бы так... — Если ты так глупо вмешаешься в дуэль взрослых волшебников, то убьют тебя, — спокойным голосом сообщил ей Драко. — И очень может быть, что бывшие противники сообща спрячут твой труп, — с ехидной усмешкой закончил он. Сращу видно опытного человека Присоединясь к вопросу предыдущих читателей Глава чудесная, столько всего! Чувствую к 10-й главе у меня появится мания преследования, я ничего не буду брать у чужих людей

Tali: Я рада, что мой фик вам нравится. А что касается распределения Гарри… Он же, бедный, десять лет не жил, а выживал. Хитреньким он должен был вырасти, недоверчивым к взрослым. Не должен он был, по моему разумению, попасть в Гриффиндор, а ведь, оказался же там. А не слишком много он знает? Снейп – да, много знает и про Дамби знает, и про жизнь, а уж про зелья знает все! Тоже выживает, как может. Интересно, а кем Малфой был раньше?! Уж больно навыки у него интересные... Я думаю, что большей частью, он жил в свое удовольствие, но в отличие от Гаррика не покидал волшебный мир. Мне представляется, что волшебники не сидели сложа руки, а пытались спасти свой мир. Почему бы Драко не заниматься этим? Столько жизней прожить! Должны же были и его мозги прочиститься. И фик не закончен!

precissely: Tali пишет: И фик не закончен клааааааассссс!!! Надеюсь, что в процессе миди перерастет в макси макси

B&G: И фик не закончен! Будет больше 13 глав? Или я что-то не поняла?

Tali: precissely, B&G Нет, нет, глав всего тринадцать и они в принципе готовы. Я имела в виду, что фик недовыложен, и еще кое-какие скелеты тихонечко сидят по своим шкафам. Но вот следующая глава мне что-то не нравится, надеюсь за неделю ее доработать.

precissely: Tali пишет: Нет, нет, глав всего тринадцать ууууууууууу, зачем же так опускать а как же мои раскатанные губы? Может скелеты вылезут из шкафов на свет божий? что-нибудь ваше еще можно почитать? Очень, очень нравится и хочется еще PS музе - шоколадка, чтобы помогала довести главу до ума

Dginevra: Tali дорабатывайте... будем-с смиренно ожидать чуда - новой вкусненькойй главы!

Arishka_n: Я не ошиблась в своих наблюдениях, продолжение выкладываются по пятницам? А сегодня ещё четверг!!! Буду с нетерпением ждать завтрашнего дня.

Tali: Arishka_n Правильно, по пятницам. Глава 9 Суббота прошла для школы под знаком неизвестности. Ни о состоянии здоровья директора, ни о месте его нахождения никто ничего не знал, преподаватели же или отмалчивались, или говорили, что с ним все в порядке. И моя нарисованная шляпа тоже ничего не знала. А в воскресенье совы принесли газеты, пестревшие огромными заголовками: «САМЫЙ СИЛЬНЫЙ СВЕТЛЫЙ МАГ НАШЕГО СТОЛЕТИЯ ВОЗВРАЩЕН К ЖИЗНИ!». И там же сообщалось, что это именно наш зельевар вытаскивал Дамблдора из состояния магической комы. Специалисты из клиники Святого Мунго, отметили, что помощь директору была качественной и своевременной. И вроде бы Снейп теперь должен получить за его спасение награду. Зал радостно галдел, газеты переходили из рук в руки, и никто не задался вопросом: а каким же образом наш светлый маг угодил в магическую кому? Я, во всяком случае, ничего такого не слышал. А еще, на первой странице было очень интригующее и крайне интересное для меня сообщение, правда набранное не таким большим шрифтом, как о болезни Дамблдора, что в скором времени ожидается слушание по делу Сириуса Блека, осужденного в свое время за убийство группы магглов и поддержку Того-Кого-Нельзя-Называть. Обнаружились новые факты, и репортеры непременно сообщат читателям о точной дате заседания Визенгамота. В общем: «Читайте нашу газету!» Уже в понедельник Дамблдор собственной персоной появился в Большом Зале. Когда я пришел на завтрак, он восседал на своем месте, всем улыбался, благосклонно кивал, очечки все так же поблескивали, а пышная борода привычно лежала в его же тарелке. Не знаю, заметил ли директор меня, я после первого и единственного взгляда с порога больше не смотрел в сторону стола преподавателей. Не хотелось. Ну, казалось бы, чего такого необычного сделал директор? Подумаешь, в мои мозги влез, так не он один. Снейп тоже лазил, да и с Волдемортом наша связь работала в обе стороны, а зло меня берет именно на директора. Что и понятно, Волдеморт – враг, а стоит только вспомнить предсказание, как понимаешь, что он испуганный враг. Снейп действовал не по своей воле, а Дамблдор… Я не могу назвать его врагом, но относится он ко мне своеобразно. Директор никогда не видел во мне личность, а только оружие. Он заботился обо мне, как киллер о нелегальном пистолете. Такое оружие нуждается в правильном обращении, смазке, чистке, бережном хранении, но от него избавляются, как только надобность отпала. Да и, по правде сказать, хреново директор обо мне заботился. А сейчас… строил он планы, строил, и вдруг у его оружия обнаружились новые пугающие возможности. Что он нашел в глубине моего сознания? Захочет ли меня использовать? Отступится или решит не рисковать и ликвидирует? Скоро узнаю, в случае чего, я ничем не рискую. Подумаешь смерть. Для меня это вовсе не конец, а новая возможность. Мне нечего волноваться. Я сидел за столом и старательно ковырялся в овсянке. Поесть нормально не удалось, спасибо Рону. Я и в самом деле чувствовал благодарность к рыжику. Перепалка с ним явилось той самой отдушиной, через которую утекла куда-то далеко моя нервозность, и вернулось спокойствие. Ну, разве могло меня задеть его детское злорадство по поводу наших отработок у Снейпа. На самом деле узнай он, что мы вовсе не чистим котлы, а учимся, то злорадствовал бы гораздо больше. Вообще-то учился я, Драко только делал вид, что слышит про все это в первый раз. Что ж, он не только сам искусно маскировался, но и меня по возможности покрывал. В самый первый наш визит декан проверил накопители и ничего необычного не нашел, спасибо Драко, он сумел перекачать часть силы из собственного кулона в мой. Снейп учил нас думать на жестко заданную тему, он не лез в мои мозги, как это происходило на прежних наших занятиях по окклюменции, скорее это было мягкое касание, но стоило на секунду отвлечься, как я получал предупреждение. Так было в первый вечер, а в воскресенье он перешел к более жесткому контролю, и на каждое пятое мое отвлечение следовал очень неприятный ментальный удар весьма похожий на удар тока. Я его зауважал: не ошибаться, считая и мои огрехи, и Малфоя, для этого надо обладать выдающейся концентрацией. У меня получалось неплохо, в отличие от моих прошлых занятий с ним, и Снейп не скупился на похвалу. Он был другим, совершенно не таким, каким я его помнил. Он спешил, это было хорошо заметно, стараясь научить меня хотя бы чему-нибудь. Мне в голову приходило только одно объяснение – он что-то увидел в мозгу директора, и это заставило его полностью изменить отношение ко мне. Что-то иное помимо сладостей, которые я покупал в поезде. Может быть страх? Если директор меня боится, то это не просто плохо, это катастрофа. Но паниковать рано, быть может, все не так, все иначе, моя жизнь в последнее время стала непредсказуемой. Драко был со мной согласен. Мы даже обсудили с ним, не рассказать ли Снейпу о наших повторяющихся жизнях и невозможности окончательно умереть, подумали и решили этого не делать. Во всяком случае, не сейчас. Так все и шло. Я ничего не имел против директорских придирчивых взглядов, поскольку он сидел за столом преподавателей и не делал попыток ко мне приблизиться, и против враждебности Рона тоже, пока он не лез драться, но предвзятое отношение учителей меня задевало. Они, выполняя пожелание Дамблдора, пристально наблюдали за мной, я бы даже сказал - отслеживали каждое мое действие. Я маскировался, как мог. Мы с Драко старались на уроках держаться незаметно и не привлекать излишнего внимания, а так же взяли обыкновение просматривать работы друг друга, вовсе не с целью выявления ошибок, а наоборот, сделать наши работы в меру несовершенными. И все равно иногда происходили досадные проколы. Ни он, ни я не смогли сдержать свою тягу к полету. Ну, я-то понятно, более ста лет метлы в руках не держал, но Драко! Хотя… и он на метлу тоже, Мерлин знает, сколько лет не садился. Не солидное это дело - взрослым дядям на метлах летать. Денечек был на диво хорош, безветренный и теплый. Для полета – самое то. И напоминалка Невилла сыграла свою роль. На этот раз именно я подобрал многострадальный шарик, просто побоявшись, что его затопчут. И лишь когда он уже был у меня в руке, я осознал, какую глупость совершил. Рон прямо взбеленился. А Драко подлил масла в огонь, забрав у меня напоминалку и предложив Рону догнать его и отнять. Рыжик повелся, и они взмыли в воздух. Драко поднимался вверх, ухитряясь не особенно далеко отрываться от Рона, чтобы тот не потерял интерес к погоне, а мы с земли наблюдали за их полетом. Все видели, как маленькая точка полетела в сторону Рона, которую тот, разумеется, не поймал. Снитч, пардон, напоминалка, набирая скорость, летела к земле. Моя метла рванулась вверх, и я схватил шарик, так напомнивший мне снитч. Я не мог не взлететь, это было выше моих сил. Рыжий потом трепался, что шар был брошен не ему, а просто выброшен. Он это говорил всем, кто согласен был слушать, но никогда в присутствии Драко, уж он-то знал истину. Я бросил шарик в сторону Рона и Драко. Догадайтесь, кто его поймал? Правильно, не Рон. И мы, кидая несчастную напоминалку друг другу, медленно спускались на землю. Рон остался не у дел. Из окна за нашим полетом, как обычно, наблюдала профессор МакГоннагал. Она была очень рассержена и отвела нас (не Рона) прямо к Дамблдору. А вот это она сделала напрасно, наш уважаемый директор не стал разбираться и вызвал Снейпа. Деканы про нас благополучно забыли и азартно переругивались друг с другом. Мы с Драко почему-то хотели справедливости и периодически напоминали взрослым, что в небе нас было не двое, а трое. Дамблдору в конце концов надоела шумная свара, и он предложил Снейпу и МакГоннагал взять всех троих в квиддичные команды. Мне понравилось его предложение и вовсе не тем, что я мог бы опять стать самым молодым игроком в Квиддич (Драко и Рон постарше будут), а тем, что пускать меня в расход Дамблдор пока не собирается. Впрочем, деканы его предложение не оценили. Профессор трансфигурации упрямо поджимала губы и осуждающе глядела на нашего директора (еще бы, проку от Рона в игре никакого), а Снейп, так прямо и заявил, что первокурсникам нечего делать в команде и никаких исключений, пока он является деканом Слизерина, не будет. Драко наконец-то расстался с напоминалкой, отдав ее декану Гриффиндора, а я задумался, для чего профессор МакГоннагал вела нас к директору? Само собой, хотела, чтобы нас наказали, но за что? За то, что мы слизеринцы или за проигранную Роном дуэль, а, может, за сегодняшний позорный полет ее ученика? Вряд ли она отдавала сама себе в этом отчет. А я-то считал ее логичным человеком. — Нет уж, если я когда-нибудь и обзаведусь детьми, то в Хогвартсе они учиться не будут, не пущу! — Я сказал это, когда мы уже распрощались с директором. Драко только хмыкнул. А кроме него меня услышал околачивающийся у кабинета Рон, он впервые с момента сортировки посмотрел на меня не с презрением, а с интересом. Потом-то Рон вспомнил, что сильно меня не любит и гордо отвернулся. Снейп же, воспользовался ситуацией и назначил нам еще месяц отработок с ним, любимым. Время шло, и все как-то утряслось. Хагрид на чай меня больше не приглашал. Мантии-невидимки покоились в наших сундуках, камни мы оставили в тайнике, все-таки слишком сильный артефакт, на самом же деле мы просто не знали, что с ними делать. Я втянулся в ежевечерние «отработки», научился концентрировать внимание и Снейп начал усложнять задания, но был предельно осторожен. Совершенно очевидно, что он боялся соскользнуть в мое подсознание. До меня наконец-то дошло, что наш декан старается обучить меня контролю над собственным разумом не столько для моей защиты, сколько для безопасности… кого? Может быть, мне постоянно лозунг держать в голове: «Не влезай, убьет!» А Драко, как оказалось, с окклюменцией был неплохо знаком, этому в семье Малфоев учат с младенчества, оно и понятно - им есть, что скрывать. Где-то в начале октября мы, как обычно, возвращались с вечерней «отработки» у Снейпа. У меня после занятия побаливала голова, и я злился на себя, за то, что не выпросил у Снейпа какое-нибудь зелье. Драко же, посмотрев на мою кислую физиономию сказал: — Вот придем в спальню, и сразу забудешь обо всех своих болячках. Сегодня в нашем окошке такое будет! — Я, в глубине души обвиняя его в бессердечности, шел молча. Он прибавил шаг. — Поторопись, а то пропустим начало. В нашем окне на залитой лунным светом поляне танцевали единороги! — Надо позвать остальных, — очарованный необычайно красивым зрелищем, сказал я и направился к выходу. Драко ухмыльнулся и промолчал. Я позвал не только наших соседей по спальне, но и девчонок и оказался полным идиотом. Скажите на милость, для чего собирается толпа копытных, устраивающих ритуальные поединки, так напоминающие танцы? Вот, вот, именно для этого. И мы, и девчонки наблюдали совершенно очаровательную зарисовку из интимной жизни единорогов. А весной в стаде единорогов появятся красивые маленькие, кто? Единорожки. К ночи в нашей огромной спальне стало тесновато, нас согнали с подоконника и мы с Драко, Аресом и Блейзом ушли в гостиную. Я уснул в кресле у камина. Интересная это вещь – окошки, напоминает телевизионный сериал в прямом эфире, но в отличие от него, гораздо более непредсказуемая. Уже через пару дней, Драко заставил меня смотреть на совершенно омерзительное действо. Поздно ночью в одном из окон гостиной кентавр острым ножом надрезал вену на ноге у единорога и цедил кровь в большой квадратный кубок. Единорог в это время спокойно ощипывал листочки с вблизи растущего кустарника. Через некоторое время кентавр остался один. Он стоял, держа тяжелый кубок обеими руками и время от времени сплевывал в него, может для того чтобы кровь не свертывалась? Он явно ждал. Кого? Я посмотрел на Драко. Мне не понравилось то, что я увидел. Слишком жесткая линия губ, суженные глаза и сцепленные в замок пальцы. Драко всматривался в темноту. От неприятного предчувствия у меня заныло в груди. К кентавру подошел человек в черном плаще с низко опущенным капюшоном. Полуконь протянул ему кубок, но не выпустил из рук. Скрывающий лицо капюшон мешал, и человек в плаще откинул его назад. Я отшатнулся от окна. Нет, я не увидел лицо, оно осталось в тени, но тюрбан Квиррела ни с чем не спутаешь. — Выжить Волдеморту помогают кентавры. Почему? — спросил я. — Не знаю, я увидал эту сцену еще в мою самую первую жизнь и потом… Но только благодаря тебе я понял ее значение. — А зимой они помогать ему перестали, и Волдеморт стал убивать единорогов, — тихо проговорил я. Мы пошли спать. Весь следующий день у меня из головы не шла увиденная сцена. Кентавры странные существа, считается, что они мудры, видят будущее, но логика этих созданий настолько отлична от человеческой, что почти невозможно понять причину их поступков. Однако и мы, и кентавры живем на одной земле, под одним небом, и они наверняка осознают уязвимость нашего мира. Быть может и Волдеморт нужен для чего-то, не знаю. Может, попробовать… А все Драко, он рассказал еще одну странную историю из своей первой жизни. После окончания первого курса, он, вернувшись в Малфой-Мэнор, столкнулся с резким изменением характера и поведения отца. Тот стал холоден, почти безразличен, временами жесток. А самое главное, Драко он казался чужим. Мать старалась как можно реже попадаться на глаза Люциусу и вскоре уехала в Париж. Отец не отпустил с ней сына. Он все лето таскал его по разным странным местам, при этом почти не разговаривая. Их отношения стали формальными, и так продолжалось довольно долго, года два. Такое изменение поведения отца произошло только в первой его жизни, именно в той, в которой я разрушил тело Квиррела. После моего рассказа о его страшной смерти, Драко пришел к выводу, что Волдеморт, потеряв очередное тело, нашел себе нового носителя – Люциуса Малфоя. И неважно, что кошмарное лицо не торчало из затылка, Волдеморт ведь тоже учился… выживанию. И, как сказал Драко, отец в то время был слишком уж прост и одномерен. А история увольнения Добби только укрепила подозрение Драко. Кстати говоря, он и не знал этого странного эльфа из собственного поместья, который пошел против воли своего хозяина. Во время моего рассказа, Драко недоверчиво крутил головой, довольно долго думал и, наконец, сказал, что это не то чтобы невероятно, а просто он о таком не слышал. По его мнению, эльф вел себя необычно, потому что связь: хозяин – домашний эльф, слишком крепка, но вот если Волдеморт вытеснил хотя бы часть личности Люциуса, то эльф мог найти лазейку и действовать по своему усмотрению. И носок вовсе не должен был стать безусловной причиной для увольнения, другое дело, если предмет одежды вручается непосредственно в руки эльфу, да еще и с должными словами. Но раз связь с хозяином ослабла, то Добби воспользовался случаем, поймал носок и разорвал контракт. Драко пошел дальше, он считал, что личность Волдеморта, вселившаяся в тело отца была ущербна. Тот-Кого-Нельзя-Называть много раз делил свою душу и, в конце концов, от нее мало чего осталось. Следовало бы восстановить целостность души Лорда и посмотреть на то, что из этого получится. Что-то было в его словах, может быть, надежда? Впрочем, риск невелик, смерть сотрет очередную неудачную попытку, а в следующий раз мы поступим иначе. Рядом с нами в чужом теле ходил Лорд, у нас был философский камень, и в наших головах вызрела безумная идея поместить частички души Волдеморта в камень, следовательно, нам нужен был хотя бы один крестранж. В артефактах называемых крестранжами заключены части души Волдеморта, одну такую частичку Драко надеялся поместить в философский камень и аккуратно притянуть остальные части его разрозненной души. А аккуратно потому, что камень легко мог вытянуть и остаток души Волдеморта из тела Квиррела, но в нашей досягаемости крестранжей не наблюдалось. Нам не хотелось ждать рождества, чтобы Драко смог добраться до дневника, но в голову ничего путного не приходило. Вообще-то, во мне тоже была частичка души Лорда, очень небольшая, ибо ко времени нападения Волдеморта на меня и моих родителей, делить ему было уже почти нечего. Мне все же не хотелось начинать эксперимент с себя. Число один – особенное число, я справедливо полагал, что какой бы небольшой моя доля ни была, все остальные сгруппируются вокруг нее, а я не хотел, чтобы эта частичка души вернулась ко мне, попутно прихватив и все остальные. Два дня я молчал, а потом решился и рассказал Драко о моей связи с Волдемортом, шраме, о том, что являюсь крестранжем и о собственных размышлениях на данную тему. Драко удовлетворенно кивнул и сказал, что знал обо всем, но решение я должен был принять сам. И, по его словам, опасность можно свести к минимуму, если я после ритуала не буду приближаться к камню. Что ж, я принял решение. Начать мы решили прямо сегодня, благо в воскресенье «отработки» не было. Как-то само собой получилось, что местом проведения ритуала мы выбрали нашу тайную комнатку. Подумаешь, что пока мы не пристроим камень, я не смогу там появляться. Перебьюсь как-нибудь. Была тут одна тонкость, я полагал, что с избавлением от частички души Лорда моя связь с ним тоже оборвется и шрам, скорее всего, быстро заживет. Я высказал вслух свое опасение, Драко обидно засмеялся и предложил самолично рисовать мне его каждое утро. Что-то он там говорил про скальпель… Оценив комичность ситуации, я принял его предложение, почти. А до кучи, мы решили своровать косметику у первой красавицы нашего года, у Лаванды. Мне не был знаком ритуал, который провел Драко, для меня все свелось к желанию отдать, то, что мне не принадлежало. О, желание-то у меня было, да такое горячее, что я бы не только с радостью отдал его душонку, а еще и приплатил бы. Драко держал камень на вытянутых руках и напевно декламировал длинный стих на латыни. Уже потом я узнал, что он провел древний обряд изгнания. Выдворить беса или заблудшую душу, или избавить от проклятья - легко, все дело в том, что никто не знает, куда этот изгнанный дух отправится после. Этот обряд опасен, слишком много риска, но не для нас, теоретически… В какой-то момент мой шрам заныл, а Драко громко закричал: — Вон! Вон отсюда! — Камень заискрился, и я выскочил из комнаты. Мне повезло, что в коридоре никого не было, с другой стороны, освещен этот тупичок неважно… да и бюст одноглазого полководца вход прикрывает. Надев мантию-невидимку, я приготовился к долгому ожиданию, но не прошло и пяти минут, как дверца приоткрылась, а затем неслышно закрылась. Я, оглянулся и, удостоверившись, что в коридоре никого нет, снял мантию. Все получилось, ну и прекрасно. Мы решили отметить наше успешное начинание. Добрые создания эти эльфы Хогвартса. Они нам много вкусностей дали, после того как мы заявились на кухню и слезно пожаловались на пропущенный ужин. Наш первый курс в полном составе радостно собрался на ковре у одного из каминов, подальше отодвинув столики и кресла. Стоило только начать, продолжили вечеринку, к сожалению, не мы. Обидно, но через полчаса всех малолеток вплоть до четвертого курса старосты отправили по спальням. Драко из принципа немного поскандалил и смирился, а Блейз спер у шестикурсников две бутылки сливочного пива, и в спальне мы дружно на четверых их выпили. Ха, еще через час пришел Снейп, и… В общем, все поспешно разошлись по спальням. На следующее утро я придирчиво рассматривал свой шрам в зеркале ванной. Прошла всего одна ночь, а он заметно побледнел. Я прикрыл шрам челкой и подумал, что если кто-нибудь что-нибудь заметит, то пойду к мадам Помфри, вот пусть она и разбирается и придумывает объяснение! Настроение было просто великолепным, несмотря на понедельник. Для нашей авантюры мы выбрали ночь Хеллуина. Даже если Квиррел не притащит тролля в замок, все равно в разгар праздника будет значительно легче подкинуть камень в его комнату или в кабинет. А может положить его же душу ему под подушку?

Arishka_n: Вот и девятая глава!!! Tali, спасибо!!! Буду читать!

Катрин: *про себя* Значит, по пятницам.. Учту глава замечательная. Как и идея с камнем.. На Хеллоуин ожидаются катаклизмы?) Как из Лорда душеньку-то тащить будут.. Снейп. как всегда, в своем репертуаре

precissely: Ух, ты, скольго много информации в новой главе - читала, впрочем как и всегда, на одном дыхании, здорово Tali пишет: Выжить Волдеморту помогают кентавры. - интересная идея, и почему тогда перестали? Всегда я считала, что с кентаврами дело нечисто, что у них там по лесу тока не бродит, а сами они только многозначительно смотрт и непонятности всякие говорят)))

Menzula: Tali , новая глава - просто чудо! Читала, не отрываясь. Такие идеи!!! Такой сюжет! Восхитительно ))) И главные герои, как всегда, на высоте

Lasselante: Во "малышня" зажигает Menzula пишет: Читала, не отрываясь. Такие идеи!!! Такой сюжет! Восхитительно ))) И главные герои, как всегда, на высоте Присоединяюсь!

Tali: Arishka_n Катрин precissely Menzula Lasselante Спасибо за отзывы. И, да, на Хеллуин катаклизмы будут.



полная версия страницы