Форум » Библиотека-4 » "Моя жизнь" (Гл. 1 - 13) ГП, ДМ джен, миди, Гарри в Слизерине » Ответить

"Моя жизнь" (Гл. 1 - 13) ГП, ДМ джен, миди, Гарри в Слизерине

Tali: Название: "Моя жизнь" Автор: Tali <tali57@mail.ru> Вычитка: Black Star Рейтинг: G Пейринг: HP, DM Жанр: Gen Саммари: Вперед, вперед, потом обратно и снова… Говорят, у кошек девять жизней. Может, я как кошка? Размер: миди Статус: в работе Саммари: Вперед, вперед, потом обратно и снова… Говорят, у кошек девять жизней. Может я, как кошка? Предупреждения: AU, ООС некоторых персонажей, POV HP Дисклэймер: Мое только удовольствие от самого процесса написания.

Ответов - 126, стр: 1 2 3 4 5 All

Menzula: Новый поворот сюжета, и я сижу и глупо хлопаю глазками, пытаясь осознать новые факты. Бедные Гарри и Драко - они же в этой каше живут!!! Спасибо за характеристику Молли, она очень хорошо вышла. А еще радует, что у Гарри теперь есть "защитник" - Люциус, уж он-то его в обиду не даст! Одним словом , Tali спасибо большое. Глава просто искрометная Теперь будем ждать продолжения )))

nochka: Как все закручено! Только я не все поняла. Мальчики близнецы или почти погодки? А Драко всегда знал, что у него был брат и пропал? А Лорд был не в курсе, что у Малфоя родился сын в конце июля, или они еще и с датами намутили?

Tali: Ginger Shendarry Пожалуйста. play Нет, не Скорпиус... Menzula Продолжение будет. nochka Про все это в следующей главе. А про то, почему они умирают и возвращаются будет в эпилоге.

Lasselante: Tali пишет: А про то, почему они умирают и возвращаются будет в эпилоге. главное чтоб не в некрологе. nochka о да, так хочется все это узнать! Ах , какой же у вас Дамблдор бяк!

maniago: класс! жду пятницу =)))

Tali: Lasselante Никаких некрологов, нам нужны все, живые и желательно целиком! maniago Спасибо. Глава 13 Рождество наступило и прошло. Я получил подарки, много подарков, а сам сделал только один и не моим новоявленным родителям и брату, а Гермионе Грейнджер. Я подарил ей щетку для волос. Для ее густых и вьющихся волос в чем-то схожих с волосами матери. Ну, у ее папеньки на темечке тоже не лысина, да и в некотором другом месте головы растительности хватает. Если он, еще когда-нибудь хотя бы раз сделает мне гадость, то подарю ему ножницы, со всех сторон заколдованные, которые нельзя потерять или переподарить, и они сами будут отстригать лишнее. На мой вкус, разумеется. Заодно и посмотрю, насколько быстро он снимет заклятья. А пока я сделал подарок Гермионе, как когда-то и обещал себе. Я чувствую к ней жалость. Вроде бы и нет причин для этого, она девочка вполне благополучная, но Гермионе никогда не доведется узнать свою родную мать, а что касается отца, то, ей Богу, лучше бы это оказался Снейп. Он-то, по крайней мере, занимался бы дочерью и не стал бы скрывать свое отцовство. Но наш светлейший маг в тот памятный всем нам вечер утверждал, что не знает кто отец Гермионы, ему Лили якобы не сказала. Ну, ну… Я хорошенько поразмыслил и пришел к одному единственному выводу. На девяносто девять и девять десятых процента это… Я лучше промолчу. Странные это были недели. В тот же день, скорее ночь, меня и Драко отец забрал из Хогвартса. Дамблдор предлагал через камин в его кабинете отправить нас в Малфой-Мэнор, но Люциус, хм… отец вежливо отклонил предложение. Не доверяет он старому интригану. Сразу из кабинета Снейпа мы направились к выходу из замка, даже не позаботившись зайти за своими вещами. Проводить нас до выхода вызвалась профессор МакГоннагал. Ей хотелось побеседовать со своим бывшим учеником, что они и делали. Мы так и прошли по всему Хогвартсу: впереди - Сириус Блек, придерживающий под локоток Минерву МакГоннагал, а сзади, во всем своем великолепии шествовал Люциус Малфой, ну и мы, как два пажа, по обеим сторонам от него. Студенты Хогвартса удивленными и заинтересованными взглядами провожали нашу странную компанию. В дверях замка Минерва МакГоннагал положила руку мне на плечо и ободряюще улыбнулась. Через некоторое время я обернулся - темная, четко очерченная фигура профессора все еще находилась в дверях. Но не только она провожала нас. Яркий свет, струившийся из широкого дверного проема, падал на группу из трех кентавров, смотревших нам вслед. От свежевыпавшего снега ничего не осталось, и наша четверка долго шла по темной тропе к Хогсмиту. Мы не мерзли. Несколько взмахов палочкой и холодный воздух перестал проникать под легкие одежды. Сириус в образе большой лохматой собаки старался держаться поближе к моим ногам, подбадривал меня, что ли. Я шел по тропинке, сосредоточившись на самом процессе ходьбы, и ни о чем не думал. Впереди меня ждал родной дом и встреча с матерью. А наши сундуки уже стояли рядом со стойкой мадам Росмерты. Эльфы Хогвартса знают свое дело. Все оказалось Не так как казалось. Весь вечер разоблачение следовало за разоблачением, И начавшаяся ночь не стала исключением. По каминной сети, из Хогсмита мы попали прямо в малую гостиную Малфой-Мэнора. Первым, уже в облике человека, в зеленое пламя шагнул Сириус, затем Драко, а потом я. К тому моменту, когда я неуклюже выбрался из камина, в гостиной собралась немаленькая толпа домашних эльфов Малфоев. Среди них был и Добби. Как только он заметил меня, так сразу все и началось. Начался очередной бардак. День был такой, странный. Добби кинулся мне в ноги с криком: — Молодой хозяин! Добби всегда знал, что господин Джеминус Малфой сэр вернется! — Кто? — недоумевая, спросил я. — Сэр Джеминус Малфой. — У Добби тряслись уши, и крупные слезы катились по его сморщенной мордашке. Толпа эльфов восторженно гудела. Из камина вышел Люциус и пораженно уставился на сборище эльфов и особенно на картину: «Эльф, обнимающий ноги мальчика». — Я так хотел увидеть вас снова, сэр Джеминус. Я осторожно высвободил свои ноги из маленьких лапок свихнувшегося эльфа и присел перед ним на корточки. — Добби, почему ты меня называешь Джеминус? Почему не Гарри Поттер? — спокойным голосом, боясь напугать несчастное создание, спросил я. Краем глаза я заметил подошедших вплотную ко мне Люциуса и Нарциссу, черт, отца и мать. — Добби знает настоящее имя молодого сэра! — Я понял, что наш разговор может продолжаться еще долго, и растеряно посмотрел на родителей. Отец не менее озадачено глядел на Добби, а вот Нарцисса, язык не поворачивался назвать ее матерью, чуть сузив глаза, внимательно изучала плачущего от избытка чувств эльфа. — Добби, — мягко спросила Нарцисса. — Когда ты в последний раз видел Джеминуса? — Когда он уезжал в школу на громко гудящем поезде. Добби плохой, он оставил свои обязанности в замке, чтобы проводить молодого хозяина. Добби надо наказать, — рыдал эльф. Нарцисса оттеснила Люциуса в сторону и встала на колени рядом со мной. Она взяла эльфа за сморщенную ручку и скала: — Если Добби не будет плакать и ответит на все мои вопросы, то его никто не будет наказывать. Добби энергично закивал и похлюпал носом. И Нарцисса приступила к долгому допросу ограниченно вменяемого эльфа. Трудная эта работа – добиться от эльфа нужных сведений. Они думают очень конкретно и прямолинейно. Вопросы должны быть просты и в идеале подразумевать только два ответа: «да» или «нет». К формулировке вопросов постепенно подключились все. И как-то незаметно моя нервозность отступила. Где-то, через час, выяснив основное, мы решили прерваться. Никто из нашей вернувшейся из Хогвартса четверки не ужинал, а на дворе стояла ночь. В общем, выяснились интересные вещи. Оказывается, в отличие от колдомедиков «Святого Мунго» домашние эльфы знали, что одиннадцать лет назад у молодой хозяйки должны были родиться близнецы. Мало того, задолго до рождения ребенка эльфы из своей среды выбирают няньку для новорожденного. Так вот, моей нянькой должен был стать Добби. Он и стал. Как я уже говорил, колдомедики не распознали близнецовую беременность. Заклинания показывали одну ауру, зато очень отчетливую, так изредка бывает, если близнецы однояйцовые и развиваются одинаково. Вот если бы обследование проводилось в маггловской клинике… Моя маменька возвращалась от подружки и решила по дороге посетить небольшой магазинчик вблизи «Дырявого Котла». Роды, как случается, начались преждевременно, и Нарцисса попала в обычную маггловскую больницу. Мы родились маленькими и слабыми. Я, так вообще, отказывался самостоятельно дышать. И Добби всерьез обеспокоившись оказанием неправильной, по его мнению, помощи вверенному ему младенцу, принял меры. У эльфов своя собственная магия, она сродни магии природы и лучше всего действует на земле среди растений и цветов. Вот он и вытащил меня на свежий воздух, благо на дворе стояла великолепная ночь начала лета. Я благополучно задышал, и Добби принес меня обратно, однако… Ему и понадобилось-то всего минут пятнадцать, но за это время пропажу обнаружили врач и медсестра, принимавшие роды. Они решили не поднимать шума. Нарцисса несколько раз во время родов теряла сознание и вряд ли внятно помнила подробности. К тому же пропал ребенок, который, по их мнению, не выжил бы. А Добби решил, что я никому не нужен и отнес меня в Малфой-Мэнор. Где я благополучно рос среди целой армии эльфов. Не знаю, как события развивались бы дальше, но Дамблдору понадобился младенец. К тому времени я уже не напоминал пособие по изучению анатомии человека и вполне сошел за новорожденного. Так я и оказался сыном Лили. А ее дочка отправилась, вот уж не знаю куда, чтобы потом объявиться в семье преуспевающих стоматологов. Да, возраст-то ей существенно прибавили. Наверно в свою приемную семью она попала, будучи далеко не младенцем. И мне ли после такого старта удивляться на странно складывающуюся дальнейшую жизнь? Но этот совместный и местами безумный допрос моей любящей няньки сблизил меня с родителями. И вообще, спасибо Добби за спасение моей жизни. Эльф никогда не забрал бы младенца, если бы от меня не отказались. Врачи списали меня, а мать и отец просто не знали, что у них не один сын, а двое. Да и за Драко надо было еще побороться. Мелкие мы были, очень. А с имечком история еще интереснее. Оказывается, эльфам известно имя новорожденного, как только он родится. Я – второй. Близнец* и по знаку зодиака, и по рождению, и по имени. На мой взгляд, это имя получше Скорпиуса будет. Хотя, эльфы вроде бы не называют ребенка, а только угадывают имя, но все равно. Спать я пошел в относительной гармонии с миром и самим собой. А моя и Драко спальня оказалась куда скромнее апартаментов Слизерина. И кроватка поуже будет, разика в два. Ранним утром следующего дня в нашу спальню вошла целая делегация из родителей, Снейпа и Дамблдора. Я сразу понял, что ничего хорошего меня не ожидает. Дамблдор принес хрустальную пирамидку, установил ее на острие, и она начала медленно вращаться, испуская в разные стороны цветные лучи. Он при помощи своей волшебной палочки менял ее положение и, не сразу, но добился, чтобы лучи били непосредственно в меня. От этого мне было ни жарко, ни холодно. На вконец заросшем волосами лице директора все сильнее проступало разочарование. Через полчаса Дамблдор сдался и убрал пирамидку. Только после этого мне соизволили объяснить, что Дамблдору не удалось нарушить собственное заклятье изменения моей внешности. Одно дело накладывать его на младенца, вес которого от силы килограмма три и совсем другое, иметь дело с подростком. Не хватило мощности у артефакта директора. Я, было, позлорадствовал, но лучше бы Дамблдору удалось его колдовство! Приводить мое тело в соответствие с тем, что запланировала природа, пришлось Снейпу. Мало того, что зелья Снейпа имеют препротивный вкус, так еще и сразу же после первого проглоченного мною мерзкого варева я почувствовал себя больным. Стало понятно, почему все манипуляции проводились, не выпуская меня из постели. Так оно дальше и пошло. Тяжелее всего мне дались первые три дня. Я сквозь звон в ушах слышал голос Снейпа, он объяснял родителям, что как только сломается заклятье Дамблдора, мне сразу же станет легче. Вот оно три дня и ломалось. Я чуть было снова, как при рождении, не отдал Богу душу. И опять же, спасибо Добби, он закатил скандал Люциусу, (все-таки Добби особенный эльф!) и для меня оборудовали местечко в оранжерее. Эльф не отходил от меня ни ночью, ни днем. Впрочем, Драко тоже удавалось выставить из оранжереи только на ночь. А потом я стал выздоравливать. И вот что интересно, я каждый день рассматривал себя в зеркале и никаких изменений не замечал. Мои волосы были все так же темны и взлохмачены, я близоруко щурился и на пол головы отставал в росте от Драко. Снейпа я ни о чем не расспрашивал, неохота была связываться. Он и так вдоволь поиздевался над нами, интересуясь: — Что мы намеревались найти в его спальне? — Вот ведь угораздило, обнаруженный нами ход прямиком вел в личные апартаменты декана. Ничего странного, замок строили предусмотрительные люди и населяли его разные… леди и джентльмены, и запасной выход из спальни никогда не бывает лишним. Ну что нам стоило закрыть дверцу! А Драко покопался в обширной семейной библиотеке и притащил мне несколько книг с описанием заклятий, в основном по улучшению внешности, читай косметологии, и одну по чарам маскировки. Снейп, когда это все увидел, довольно ухмыльнулся, перебрал книжки и две из них выпросил у Люциуса насовсем. А мне сказал, что все произойдет в свое время, а пока я должен нюхать оранжерейные цветочки и повторять школьный материал. Он не сказал, по зельеварению, но это и так было понятно. И я пропустил скандал, разразившийся через пару дней после нашего знаменательного вечера откровений. О чем нисколько не жалею. Я даже принесенные Драко газеты не стал читать. Меньше читаешь о себе в новостях – спокойней живешь. Но Драко мне рассказал. Много было крику, но пошумели и успокоились. Дамблдор остался при своей должности, а я потерял статус: «Спасителя человечества». По новой версии от того же Дамблдора, в том что я не погиб от смертельного заклятия «виновата» фирменная защита Малфоев. Древние семьи хранят многие тайны, и никому не приходит в голову их выведывать. Себе дороже. Ну, а раз есть такая защита, то волшебный мир, с подачи Квиррела, здраво рассудил, что и без спасителя обойтись можно. Квиррел, так вообще, после всех разоблачений стал заметной фигурой в волшебном мире. Вам не страшно? А в одно прекрасное утро, когда за магической завесой, не пропускающей холодный зимний воздух, выглянуло не слишком яркое январское солнышко, я понял, что ничего не могу разглядеть ни с очками, ни без них. Мое зрение начало изменяться. В этот день меня навестил Квиррел. Хотя официально он пришел ко мне, но разговор у нас получился на троих. Драко принимал в нем самое непосредственное участие. Квиррел – Волдеморт многое нам рассказал. В общем-то, он далеко не все знал обо мне. И про наши с Драко сцепленные смерти был не в курсе. Та часть его души, которая так долго сопровождала меня, была слишком маленькой и очень уязвимой. Она старалась максимально обособиться, чтобы мой мозг не поглотил ее, и поэтому только из ряда вон выходящие события могли проникнуть сквозь тщательно выстроенный барьер. Но суть мировых проблем он уловил. Ему даже в голову не пришло просить прощения. За что? Да, он не раз убивал меня, но и я тоже убивал. Его звериная первобытная сущность души все эти годы была на поверхности, а у меня внутри скрывается не меньше чем у него и агрессии и жестокости. Я помню всю необузданность своих младенческих желаний, которые вытащил на поверхность моего сознания Дамблдор. Но у меня-то барьеры на месте, хотя Снейп так и не считает. А Волдеморту после потери последней частички души, это когда он из меня сделал очередной крестранж, пришлось напрямую столкнуться с собственным подсознанием и голыми инстинктами во всей своей красе. Он стал как гоночный автомобиль без тормозов и руля. Лучше бы свой мотор куда-нибудь пристроил, вел бы себе растительное существование и был бы безопасен для окружающих. Мы долго разговаривали, в основном о будущем. В какой-то момент я понял, что не боюсь его. Маньяк берет бензопилу и убивает людей, а у дровосека тоже инструменты имеются, но они ему для дела нужны. Ну, так, Волдеморт Том Риддл Квиррел теперь не маньяк. Напоследок мы поинтересовались, будет ли он отделяться от Квиррела? — Зачем? — ответил наш преподаватель по защите от темных искусств. — У нас получился неплохой симбиоз. — По его словам выходило, что образовавшийся коктейль его устраивает и Лорд вполне доволен жизнью. Его носитель ведь обладает обширными знаниями и отличный аналитик, только чересчур стеснительный. Что ж, все справедливо, у Квиррела когда-то давно был выбор: пускать Лорда в свое сознание или нет. А наш преподаватель усмехнулся и добавил, что и внешне Квиррел вполне интересный мужчина, но в его голосе проскользнули задумчивые нотки. Драко сделал комплимент его новой мантии, именно мантии, а не ему, а я пожал плечами и сказал, что все равно ничего не вижу. Драко объяснил, что мои изменения наконец-то начались. Квиррел – Волдеморт на прощание пожал нам руки, в конце концов, мы были взрослыми, и он знал это, и пожелал нам не слишком опаздывать к началу занятий. У него де припасена для нас специальная программа. Сказал, что жить собирается долго и комфортно, а наша планета нуждается в основательном лечении. Он ушел, а мы с Драко еще немного поехидничали по поводу его имени. Определенно, ему нужен новый псевдоним. Как вам – Лорд Д’Реликт (Т О М Р И Д Д Л К В И Р Р Е Л). Жаль, не все буквы пошли в дело. А еще через пару дней мое зрение пришло в норму, и я долго рассматривал себя в зеркале. Изменения были уже вполне заметны. Глаза стали серыми, пока не такого светлого оттенка как у Драко, но от зелени ничего не осталось. Овал лица чуть изменился, форма носа, губ… Без моих узнаваемых круглых очков никто не признал бы во мне Гарри Поттера. Я еще не был копией Драко, но, определенно, очень скоро стану. И, чуть не забыл, корни волос у меня отросли светлые, а по контрасту с моим прежним цветом казались седыми. Я попросил мать пригласить парикмахера. Она улыбнулась и сама взялась за дело. С помощью волшебной палочки естественно. — Ты понял? — усмехнулся Драко, когда я рассматривал в зеркале свои стоящие дыбом очень короткие волосы. Но все-таки не лысина как я первоначально предполагал. Мама сумела их немного подрастить и пообещала к школе сделать волосы приемлемой длины. — А что, мне нравится, не буду пользоваться гелем, — ответил я и ехидно посмотрел на Драко. — Будешь, — самодовольно заявил он. — Если не захочешь получить прозвище - дикобраз. ---------------------- Gemini (лат) – Близнецы, зодиакальное созвездие. Geminus – двойной, второй.



полная версия страницы