Форум » Большой зал » Просто сделай это...(Just Do It...) » Ответить

Просто сделай это...(Just Do It...)

GermiReal: Автор: GermiReal Пэйринг: Гарри Поттер Драко Малфой Гермиона Грейнджер Рон Уизли Джинни Уизли (изменить) Рейтинг: PG-13 Жанр: Action/Romance/Adventure Размер: Макси Статус: В процессе События: Седьмой курс, ПостХогвартс, Гарри На темной стороне, Раскаявшийся Драко Саммари: — Дин! — позвала она. — Ты тоже в игре. — Как это? — не понял Томас. В гостиной воцарилась тишина. Все непонимающе смотрели на Джинни. — А ты? — Я тоже, — ответила Джинни и тихо добавила. — Гарри ушёл. От автора: ООС главных героев Благодарности: Конечно же, тетушке Ро за полюбившихся героев, которым хочется придумывать все новые и новые приключения)) Глава 1. «Тень страха» Ты брошен судьбою, Ты брошен людьми. Говоришь сам с собою, А хочешь, лети. Но ты нужен миру, Тебя помнят и знают. Не совсем, может, верят, Но под взглядом тают. И им не понять, Что чувствуешь ты. Они дома сидят И не видят войны. А что делать тебе? Есть один только вариант – Разучиться любить И идти воевать. Ты забыть должен страх. Игнорировать боль. Не кидаться в овраг И не слушать врагов. А то, как ты устал, Никто не замечает. Грянул гром, ты упал. Силы льдом зимним тают. Ты устал от всего: От жестокости в мире, От упорства врагов И чужого бессилия. От предательства друга, От признаний в любви, От порочного круга, От злости и лжи. Тебе хочется стать Совершенно другим. Перестать понимать Этот волшебный мир. Но буря проходит, В душе снова гладь. И время уходит Без оглядки назад. И ты знаешь, что завтра Наступит опять, Что нельзя расслабляться, – Скоро идти воевать. Он приехал на вокзал Кинг-Кросс с непонятным, но довольно сильным и неприятно угнетающим чувством. Он был уверен, что это связано с тем, что это 1 сентября – последнее. Но вот что это за чувство? Грусть?.. Возможно, но… Зачем грустить о том, чего не миновать?.. Окончание школы – обязательный период в жизни каждого человека… Но не каждый человек оканчивает Высшую Школу Магии и Волшебства… Хогвартс… А, может, это и некое облегчение?.. Сколько всего произошло там…в Хогвартсе. Конечно, было и хорошее, но… Всё-таки хотелось покинуть его атмосферу. Покинуть навсегда… Чтобы забыть… Или хотя бы отвлечься…навсегда…на всю оставшуюся жизнь. Но был ещё страх. Страх перед неизвестным будущим. Что ждёт его впереди?.. Никто не знает. А нужно выживать, нужно бороться… За себя… За своё место в этом несправедливом и жестоком мире. И он это сделает. Мальчик-Который-Выжил будет снова выживать… Но он уже будет один. Никто не подскажет, никто не направит… Он сам… Он сам должен будет выбирать свой путь, свою судьбу… Единственное, чего ему не избежать, так это схватки с Волдемортом – грозой всего волшебного мира… Неожиданный, свалившийся неизвестно откуда ответ, не обрадовал его. Страх. В этом ощущении преобладал страх… Он боялся того, что ему придётся жить в страхе… Как когда-то его родители… И ждать… Ждать, когда Тёмный Лорд наберётся сил и решит нанести по нему удар. Сильный, мощный, последний…И снова нужно выживать… Неужели жизнь, такая длинная, интересная, опасная – это всего лишь замкнутый круг? Или так только у него?.. Неожиданный толчок в плечо выдернул его из раздумий. Он огляделся. Платформа 9 3/4 была сплошь забита счастливыми студентами. И посреди всего этого шума, беготни одиноко стоял высокий худой парень, семнадцати лет. В одной руке у него был огромный хогвартский чемодан, в другой – клетка, в которой сидела белоснежная полярная сова и недовольно смотрела на галдящих учеников своими янтарными глазами. Гарри глубоко вздохнул и направился к концу поезда. Каждый год он ездил к Рону, а в Косом переулке или же на вокзале они встречались с Гермионой и уже вместе ехали в Хогвартс. Но в этом году что-то изменилось… Всё изменилось… После окончания шестого курса Гарри не поехал к Дурслям. Просто не хотел. Через месяц ему исполнится 17, он станет совершеннолетним, и защита матери исчезнет. Так какой смысл торчать у, так называемых, родственников лишних два месяца, голодая и подтирая им задницы, вылизывая их чёртову машину и готовя им завтраки? Нет. Гарри надоело всё это… Надоело всю жизнь перед кем-то унижаться… За что?.. Чем он заслужил такое отношение к себе?.. Поэтому сразу с вокзала он отправился в Дырявый Котёл, снял комнатку и сидел там тихонько, не привлекая внимания. Выходил он из неё только для того, чтобы поесть. К Рону Гарри тоже не поехал, несмотря на то, что он прислал письмо и звал его. Но Гарри знал, что это письмо было написано только из-за миссис Уизли. Сам Рон не собирался писать ему писем. В июне они очень холодно расстались и, главным образом, из-за Джинни… Она любила его, и он это знал, но… Не мог ответить ей тем же. Пожалев её, Гарри предложил ей встречаться, думая, что таким образом он откроет для неё своё сердце… Но он ошибся… И причинил ей боль… Нет, он не бросил её, как старую ненужную куклу, он просто сказал ей правду… Аккуратно, стараясь не ранить. Но правда, горькая правда не может не ранить. Гарри просил простить его, говорил, что не может с собой ничего сделать, что сердцу не прикажешь… И она поняла его… Ей было больно, очень больно, но она поняла… Но Рон не понял. Он считал, что Гарри использовал его сестру, поиграл на её чувствах и бросил. Он не спрашивал Джинни – не хотел причинять ей лишние страдания, - но от Гарри и слышать ничего не хотел. Он не верил ему… Ни единому слову… Не верил… Последний месяц они вообще не разговаривали. Гермиона держалась особняком. Она знала, что на самом деле произошло – Джинни ей доверилась, - но во взаимоотношения парней не вмешивалась. Всё равно она ничего не сможет сделать. Вразумить Рона способно только время… И вот сейчас Гарри не искал друзей. Одиночество было ему не чуждо… И теперь он не оглядываясь и не оборачиваясь сосредоточенно пробирался сквозь толпу. Как вдруг… – Гарри!.. Гарри!.. Знакомый голос ворвался в сознание и резко рухнул вниз, больно прошёлся по сердцу. Он обернулся… Да, это была она… Гарри остановился и ждал, пока она пробиралась к нему. Он не знал, хорошо ли это, что она заметила его, окликнула и он обернулся… А ведь мог сделать вид, что не слышал… Поздно… Уже поздно… Она подбежала, бросила чемодан и кинулась к нему на шею. – Гарри… Я так волновалась. Где ты был? Почему не отвечал на письма? Он посмотрел в её карие глаза. – Тебя действительно это интересует? – Гарри, ты с ума сошёл? Меня всегда интересовало, что с тобой. Он улыбнулся. – Не переживай, Герми. Со мной всё в порядке. Пошли купе найдём. Гермиона подхватила свой чемодан и поспешила за парнем. Она с некоторым недоумением смотрела на него. Неужели он что-то скрывает?.. Зайдя за ним в свободное купе, она пристально на него посмотрела. – Гарри, ты уверен, что ничего не хочешь мне сказать? – Если ты ждёшь, что я начну изливать тебе душу о том, как мне плохо без Рона или как я жалею о том, что произошло, то…мне нечего тебе сказать. – Мне наплевать на Рона, – возразила Гермиона. – Он безответственный и глупый. Меня беспокоишь ты, Гарри. Сколько всего произошло в последнее время, и я волнуюсь за тебя. – Спасибо, Гермиона. Но со мной действительно всё в порядке. – Уверен? – Вполне. – Ну а почему же ты тогда не отвечал на мои письма? – Потому что Хедвига вернулась только сегодня утром… А жил я всё лето в «Дырявом Котле». – Что?! Ты не поехал к Дурслям? – Не-а. – Почему? – Не захотел. – Ну и как провёл лето? – улыбнулась Гермиона. – Прекрасно. В своё удовольствие. Вдруг дверь в купе с грохотом открылась и в поле зрения нарисовалась рыжая голова Рона. – Гермиона, привет! А я тебя повсюду ищу. Ты забыла, что мы должны следить за порядком? Идём скорее! – Рон, – начала Гермиона, но он её не слушал. – Пойдём-пойдём, никто твои вещи не тронет, не бойся. Дверь захлопнулась… Гарри посмотрел на Рона, но тот на него ни разу не взглянул и сделал вид, будто Гермиона вообще одна в купе. Было неприятно, противно, больно… Но этого можно было ожидать от Рона. Такой у него характер. А ведь он не прав… Не прав, но не признаёт этого. Или не может… Или не хочет… Гарри понял – друг…бывший друг, к сожалению…его видеть не хочет. Что ж, это его право… – Я скоро вернусь, – сказала Гермиона и вышла. «Слава Мерлину, что это последний год в Хогвартсе», – мрачно подумал Гарри. Осталось только дожить до лета и…всё. Вряд ли он когда-нибудь встретит Рона или Гермиону… А если и встретит, то уже не пойдёт на поводу у своей слабости и сделает вид, что просто не узнал… Это будет тяжело, но он хочет этого. Так лучше… Не надо будет на за кого бояться… Одному ему будет проще и легче жить… Гермиона вернулась действительно скоро. Она зашла в купе и молча опустилась на сидение. – Ненавижу его, – сквозь зубы прошипела она. – Кого? – спросил Гарри. – Малфоя. Надеюсь, после школы я его больше никогда не увижу. «Вряд ли ты и меня увидишь», – подумал Гарри, но вслух сказал: – Как Рон? – Как всегда, – пожала плечами Гермиона. – Только спросил, почему ты на письмо не ответил. – А ты что сказала? – То, что сказал мне ты. Гермиона подскочила и села на сидение рядом с парнем. – Гарри, попробуй с ним поговорить, объясни ему ситуацию. – Гермиона, это бесполезно, и ты сама это прекрасно знаешь, – огрызнулся Гарри. – Нет, не знаю, – запротестовала девушка. – Ты должен попробовать… – Я никому ничего не должен! – взорвался Гарри, но, увидев, как Гермиона испуганно отпрянула от него, тут же взял себя в руки. – Прости, я не сдержался. Ты здесь не причём, прости. – Гарри, с тобой определённо что-то происходит, – тихо сказала Гермиона. – Ты раньше не был таким. – Я просто устал… Устал бороться, устал страдать… Вокруг только и слышно «ты должен, ты должен». Должен убить Волдеморта, должен спасти мир… Ну почему именно я?.. Ты не представляешь, как мне хочется нормальной жизни… Не бояться завтрашнего дня… Хочется на каникулы ездить домой… И с лёгким сердцем заканчивать школу, зная, что вернёшься домой к родителям… Зная, что у тебя есть опора за спиной… Зная, что тебе всегда помогут… – Гарри закрыл лицо ладонями. – Но это лишь то, о чём я могу только мечтать… А что остаётся мне? Что мне делать после школы?.. Я не знаю… Я даже не знаю, где я буду жить. – У меня, – тут же среагировала Гермиона. – Ты можешь жить у меня. Гарри, не отрывая рук от лица, покачал головой. – Это не выход, Гермиона. Спасибо, конечно, но это не выход. – А Орден? Дамблдор не оставит тебя на улице. Гарри вдруг поднял голову. – Люпин. Надо как-то связаться с ним и попросить помочь. – Ну вот видишь, – улыбнулась Гермиона. – Всё будет хорошо. Она успокаивающее погладила Гарри по плечу. Его глаза чуть прояснились, но он был по-прежнему бледен. – Ну а как у тебя с Крамом? – Э… – от неожиданного вопроса Гермиона запнулась. – С Крамом… Не знаю, как. Вроде нормально, – она смущённо улыбнулась. Такие вопросы она с Гарри ещё ни разу не обсуждала. – А почему ты, собственно, спрашиваешь? – Да просто интересно, – улыбнулся Гарри. И за эту улыбку Гермиона готова была рассказать Гарри всё, что он захочет. – Он приезжал летом в Лондон… Ну… Мы так… Немножко погуляли… – Он тебе на самом деле нравится? – С ним очень интересно. Он не такой, как все. И он ни разу не заговорил со мной про квиддич, – сказала она, хитро прищурившись. – Намёк понял, – засмеялся Гарри. Глава 2. «Напряги извилины» Снова боль на душе, И в глазах пустота. Сколько можно уже Им мучить тебя? Надоел целый мир, Ты сорвался в бега. Всё один за одним. Поворот… Вдруг она… И острый кинжал Словно в сердце вошёл. «Прости», - ты сказал. Не хотел… Не ушёл… Эта нежность в глазах, Этот преданный взгляд Поселил в тебе страх, Отравлял словно яд. Но предательство здесь. Никуда не ушло. И удар словно плеть… Ток по телу прошёл. Неужели война И сюда добралась? Закричала она… Помогла… Поднялась… О любви ведь её Ты давно уже знаешь. Но не любишь её И себя не заставишь. Ты зализывал раны, Занимался один. А предатели рядом… Все один за одним… Не нужны одолженья, И улыбок не надо. Нет страшнее раненья, Чем сердечная рана… В Большом Зале на ужине Гарри не стал задерживаться и отправился в гостиную. Не успел он подняться по парадной мраморной лестнице, как сзади послышался знакомый голос. Он, как всегда, звучал надменно, растягивая каждое слово, словно смакуя его. – Смотрите-ка, а вот и наш спаситель, славный Гарри Поттер. Почему это ты один, а, шрамолобый? Где же твои неизменный грязнокровка и жалкий представитель чистокровных волшебников? – Отвали, Малфой, – огрызнулся Гарри. Кого он хотел сейчас видеть меньше всего на свете, так это Малфоя, Слизеринского Принца. – А ты хам, Поттер. – Зато ты у нас сама тактичность, – рявкнул Гарри. – Буду считать это комплиментом, – ухмыльнулся Малфой. – Жаль, что этот год последний, Поттер. У меня столько на тебя планов. – Что? – Гарри вытащил палочку и сделал пару шагов к Малфою. Крэбб и Гойл тут же шагнули вперёд и закатали рукава мантий, обнажая огромные кулачищи. – Спрячь свою зубочистку, Поттер, – холодно бросил Малфой. – Да засунь ты свои планы себе знаешь, куда, – прошипел Гарри. – И не подумаю, – презрительно ухмыльнулся Малфой. Он бросил короткий взгляд в сторону Большого Зала. – Рыжий придурок всё ещё злится из-за того, что ты трахнул его сестрёнку? – Я её не… Это не твоё дело, Малфой! – Ну и шума от тебя, Поттер… – Драко брезгливо поморщился. – Пошёл ты, – рявкнул Гарри и начал быстро подниматься по лестнице. – Зря ты так, Поттер, – вдогонку сказал ему Малфой. Но Гарри его не слушал. Он поднялся по лестнице и свернул в коридор. Как же он его ненавидел. Этого слизеринского ублюдка. Такое ощущение, что он просто считал своим долгом оскорбить, унизить, опустить в глазах остальных. Неужели ему это доставляет удовольствие? Чего он хочет добиться? Гарри устал от этих вечных стычек, дуэлей, оскорблений, взглядов… Он ненавидел Малфоя и одновременно презирал… Не считал за человека, не говоря уже о чистокровных волшебниках. Он не достоин такого звания. Это он, а не Рон, жалкий представитель древнего рода… Облезлый хорёк! Гарри был настолько взбешён, что летел, не разбирая дороги. На повороте к гостиной он не заметил Джинни и сильно задел её плечом. Да так, что она по инерции отлетела к стене и хорошенько приложилась к ней спиной. – Джинни, ты не ушиблась? – он испуганно на неё смотрел и легонько дотронулся до плеча. – Мерлин, прости. Я не специально. – Ничего-ничего. Всё нормально, – она улыбнулась. – Ты так летел. Что-нибудь случилось? И вдруг она замерла, испуганно глядя куда-то сквозь Гарри. Он резко обернулся, но не успел понять, кого он видит – сильный удар в лицо сбил его с ног. За ним последовал не менее сильный удар в солнечное сплетение. Гарри закашлял. И в его затуманенное от боли сознание ворвался звонкий девичий голос. – Прекрати! С ума сошёл?! Рон, прекрати немедленно! «Рон?.. Тогда всё понятно…» Прижимая одну руку к животу, Гарри начал медленно подниматься. – Что он тебе сделал? – взревел знакомый голос. – Ничего, идиот! – злобно ответила Джинни и подбежала к Гарри, помогая ему подняться. – Заняться больше нечем? – прохрипел Гарри и поморщился от боли. Он дотронулся до лица – на пальцах осталась кровь. Нос и губа были разбиты. – Сначала разберись в ситуации, а потом лезь с кулаками. – А не ты ли в прошлом году сама готова была его убить? – осклабился Рон, глядя на сестру. - О, Мерлин! – воскликнула Джинни. – Я когда-нибудь доживу до того момента, когда ты, наконец, перестанешь лезть в мою личную жизнь?! Кем ты себя возомнил?! Если кто-то и должен бросаться на Гарри, так это я! А ты не подумал, почему я этого не делаю?! Нет?! Так вот иди и думай! Можешь попросить Гермиону. Она тебе поможет. Она повернулась к Гарри и слегка дотронулась до его чуть распухшей губы. - Тебе надо в больничное крыло. Она бросила уничтожающий взгляд на Рона, развернула Гарри и повлекла его за собой прочь. - Да Джинни, не надо в лазарет. Это пустяки, - попытался протестовать Гарри. - И слышать ничего не хочу, - заявила Джинни. - Злишься на меня? – спросил Гарри после некоторого молчания. Она бросила на него короткий взгляд и тут же отвернулась. - С чего ты взял? - Я просто спрашиваю. Ответь, пожалуйста. - Нет, не злюсь, - тихо ответила Джинни. – Ты всё объяснил и я поняла тебя. Злость здесь неуместна. Он слегка улыбнулся и опустил голову. - Гарри, можно задать тебе один вопрос? Личный… - Задавай, - отозвался Гарри. Джинни собралась с силами. - А…у тебя…сейчас…есть…есть кто-нибудь?.. - Нет, - не раздумывая, ответил Гарри. Его сердце разрывалось. Он не мог видеть её страдания. Она не заслужила этого. Но он не мог помочь ей. Конечно, можно сказать: «Ты знаешь, Джинни, я тут подумал и решил, что я люблю тебя». Да, возможно, она поверит, будет счастлива. Но ведь когда-нибудь она узнает правду… Узнает, что Гарри обманул её и что он вовсе её не любит… И тогда будет ещё хуже… Ещё больнее… *** - Она его ещё и защищает, - Рон угрюмо плюхнулся в кресло. - Я вообще не понимаю, чего ты злишься, - не выдержала Гермиона. - Конечно, ты не понимаешь! Ты не страдаешь безответной любовью, и тебя не поимели и выбросили, воспользовавшись твоими чувствами. - Кто бы говорил о чувствах, - фыркнула Гермиона. – Насчёт безответной я с тобой согласна, но Гарри в этом не виноват. А вот что касается «поимели и выбросили», то здесь ты абсолютно не прав. Гарри спокойно поговорил с Джинни и они мило расстались. Без скандала, если ты не заметил. Так что, твоя ненависть к Гарри неуместна и неоправданна, - сказала Гермиона, вставая с кресла. – И ещё, если тебе это так интересно, Джинни не спала с Гарри. С этими словами Гермиона скрылась у себя в спальне. Но на Рона её слова не произвели должного впечатления. Он по-прежнему злился на Гарри и, хоть малая часть его сознания уже понимала, что это неправильно, он не мог ничего сделать. И что самое противное, у него не хватало силы воли подойти к Гарри и уж тем более извиниться. *** Ответ Гарри на «личный вопрос» в какой-то мере обрадовал Джинни. Но её не покидала мысль о том, что он мог и соврать. Уж очень быстро ответил… Как будто старался опередить самого себя… Но, несмотря на это, надежда на светлое и счастливое будущее прочно засела в её душе. Она решила как можно чаще оказываться рядом с Гарри. Дотрагиваться до него… Встречаться взглядами… И, сидя в гостиной по вечерам, Джинни не спускала глаз с Поттера. Она заметила, что чаще всего он сидел один, сторонясь всех. Особенно Рона… видя его, Гарри тут же уходил в спальню и не появлялся до утра… Впрочем, это всегда происходило довольно поздно. И Рон, почему-то, каждый раз возвращался в сопровождении Гермионы… Джинни как-то полюбопытствовала у брата, где это они пропадают вечером. - Мы старосты, сестрёнка, - гордо выпятив грудь, ответил Рон. – И следить за порядком в школе – наша обязанность. И если бы не потемневшие и чуть распухшие губы, Джинни ему бы поверила. А недавно её и вовсе посетила ужасающая мысль. Что, если Рон устроил весь этот спектакль под названием «ссора с Гарри Поттером – лучшим другом» совсем не из-за неё?.. Гарри признался, что не испытывает каких-либо чувств, кроме дружеских, к Джинни. И Рон решил отстранить его от себя, в равной степени, как и от…Гермионы… И из-за их прихоти Гарри теперь всё время был один. Один ходил на занятия… Один сидел за партой, как услышала Джинни из разговора его однокурсников… Один отбивался от Малфоя… Один делал уроки… А точнее, пытался… После того, как Гермиона стала встречаться с Роном, она во всём ему помогала. И не трудно было заметить, как повысился уровень его успеваемости. В то время, как Гарри каждый день отрабатывал взыскание за неправильно сваренные зелья и не получившиеся заклинания. Он стал возвращаться ещё позже его бывших лучших друзей. Он был бледным и ужасно измотанным. И Гарри ничем не мог себе помочь… Джинни безумно хотела спасти ситуацию, спасти его… Но с болью в сердце понимала, что не может ничего для него сделать. Единственное, что она могла, - это окружить его своей заботой, вниманием, любовью. Но в прошлом году он ясно дал ей понять, что не нуждается в её любви… *** В один из вечеров в гостиной стоял дикий гвалт – семикурсники готовились к первой серьёзной контрольной работе по Трансфигурации. Все подбегали к Гермионе и просили, умоляли её помочь с тем или иным заданием. Один лишь Гарри сидел в углу и внимательно читал какую-то толстенную книгу, запустив обе пятерни в свои чёрные густые волосы. Джинни не могла это видеть и, не выдержав, она подошла к Рону и Гермионе и встала рядом с пустующим креслом, напротив них. - Привет, Джинни, - невозмутимо отозвалась Гермиона. - К контрольной готовитесь? – со смесью угрозы, издёвки и горечи в голосе спросила Джинни. - Да, Джинни. Не отвлекай, пожалуйста, - нетерпеливо произнёс Рон, усердно списывая что-то с пергамента Гермионы. - Да ты не волнуйся. Тебе ведь помогут, - сказала Джинни, делая сильное ударение на последних словах. Рон поднял на неё непонимающий взгляд, но рыжеволосая колдунья проигнорировала его. – А вам не кажется, что чего-то не хватает? - Не хватает? – эхом отозвалась Гермиона. – Чего? Это было слишком даже для уравновешенной Джинни. Как можно так легко выкинуть из своей жизни человека, с которым провёл бок о бок 6 лет? Как можно ничего не говоря ему, просто взять и отвернуться? Наплевать на его судьбу?.. Неужели они не понимают, что они нужны Гарри? Только они всё о нём знают… Только они видят его насквозь… Глаза Джинни угрожающе заблестели. - Вот чего! – она ткнула пальцем в единственное пустое кресло и перед тем, как уйти, негромко добавила. – Идиоты. - Похоже, она сегодня не в духе, - заключил Рон. Гермиона не ответила – она обшаривала взглядом гостиную, и…нашла того, кого искала… Гарри сидел всё также, уткнувшись в книгу. И не заметил подошедшую Гермиону. - Гарри? Он вздрогнул от неожиданности и поднял голову. - Может, тебе помочь? - Нет, спасибо, - ответил Гарри и снова опустил голову. В груди неприятно заныло. - Гарри, завтра очень важная контрольная и от неё… - Я сказал, не надо, - холодно бросил Гарри, не поднимая глаз на девушку. Гермиона молча развернулась и ушла. - Заметь, он сам отказался от моей помощи, - сказала она Джинни. - Конечно. Ему нужна твоя искренняя помощь, а не одолжение, - парировала та.

Ответов - 3

GermiReal: Глава 3. «Молодые и дерзкие» Ты искал в себе силы, Чтоб сразиться с собой. Но, не видя причины, Мозг кричал: «Всё! Отбой!» Ты падаешь в пропасть, Не видишь там дна. И жизнь словно компас Указала… она… Тебе пришлось отказаться От любимой игры. Не беги, не спасайся. Это снова они… Эти грустные лица И невинность в глазах Просто миф. Небылица. А в душе у них страх. Ты сильнее их всех, И они это знают. Упасть бы на снег, Упасть и растаять. До чего ж тяжело На Земле одному. И в груди горячо. А сказать… Никому… И дуэли тебе Надоели до смерти. Как во сне онемел… И опять в лазарете. Ну а сердце болит. За кого?.. За неё… Словно птица, летит… А за ней опять он. И закончились силы, Снова бросился прочь. «Помоги!.. Защити их!..» - Вновь услышит лишь ночь… Несмотря на усталость, измученность, контрольную Гарри сдал. А то, что он получил на 5 баллов больше, чем Рон, придало ему сил. И следующую контрольную, по Заклинаниям, он сдал ещё лучше. Но впереди было Зельеделие, и Гарри знал, что завалит их. *** На дворе было уже начало ноября. Дожди почти прекратились, и небо всё чаще было безоблачным. Земля подмерзала от ночных морозов. Квиддичные игры были уже на носу, а гриффиндорская сборная ещё ни разу не тренировалась. Видя, как семикурсники пыхтят над кучей домашних работ без единой свободной минутки, младшие члены команды не рисковали к ним подходить. И снова Джинни попыталась спасти ситуацию. В один из таких кошмарных для выпускников вечеров она подошла к Гарри и молча присела рядом с ним. Увлечённый рефератом по зельям, он вновь никого не замечал. - Гарри? – тихо позвала Джинни. - Ммм? – отозвался Гарри, обмакивая перо в чернильницу. - Извини, что отвлекаю, но… Уже ноябрь. Гарри, если мы не будем тренироваться, мы проиграем. Гарри перестал писать и посмотрел на Джинни. - Я понимаю, Джин… Она усмехнулась про себя. Только Гарри умудрился сократить её имя. - … Но я не потяну. Я загнусь. Скоро контрольная по зельям и я знаю, что не сдам её. Квиддич добьёт меня. - А раньше он был у тебя на первом месте, - слегка улыбнулась Джинни. - Раньше… - повторил Гарри и опустил голову. – Сейчас многое изменилось. Он снова посмотрел на неё. Её взгляд был умоляющим. - Подожди меня одну минуту, - вдруг сказал он и быстро скрылся за дверью, ведущей в спальни мальчиков. Вернувшись, он протянул ей руку. - Возьми, - коротко сказал он. Джинни опустила глаза – на его раскрытой ладони лежал…капитанский значок. - З-зачем? – еле выговорила Джинни и дрожащей рукой взяла значок. - Теперь ты капитан, - ответил Гарри без тени улыбки. - Что? - Теперь ты капитан гриффиндорской сборной, - повторил Гарри. – И ещё, Джинни… Я буду тебе очень благодарен, если ты возьмёшь в команду Дина, в качестве третьего охотника. - А я? – непонимающе спросила Джинни, и вдруг ответ свалился на неё с неимоверной силой. - Гарри, нет! – вскрикнула она, и полгостиной повернула к ним головы. – Ты будешь играть. Ты не можешь покинуть команду в последний год. Гарри. - Джинни, ты не понимаешь. Я не в состоянии играть. Я всё испорчу. А ты играешь не хуже меня. - Гарри, это неправильно, - тихо сказала Джинни, опустив голову и глядя на значок, поблёскивающий в свете свечей. - Возможно, - согласился Гарри. – Но так будет лучше… А теперь иди, назначай тренировку. - Гарри, - Джинни подняла глаза на парня, и он увидел, что в них что-то блеснуло. - Я верю в тебя, - сказал он и продолжил писать реферат. Джинни молча поднялась и, до боли сжимая в руке капитанский значок, прошла в свою спальню. *** На следующий день она объявила гриффиндорцам, что на вечер назначена тренировка. Те издали радостный вопль. - Дин! – позвала она. – Ты тоже в игре. - Как это? – не понял Томас. В гостиной воцарилась тишина. Все непонимающе смотрели на Джинни. – А ты? - Я тоже, - ответила Джинни и тихо добавила. – Гарри ушёл. Никто не шелохнулся. Такого никто не ожидал. Для Гарри всегда был важен квиддич и вдруг он ни с того – ни с сего уходит из команды. - И кто же теперь капитан? – спросил Рон. - Я, - с вызовом ответила Джинни. – Гарри отдал мне свой значок. *** Вернувшись в гостиную, Гарри поймал на себе непонимающие, удивлённые, сочувствующие взгляды и понял, что Джинни уже сказала. Ни на кого не глядя, он прошмыгнул к спальням. Естественно, квиддич был, есть и всегда будет для него самым главным в жизни. Но сейчас ему нужно отказаться от него. Иначе, он может не окончить школу. Слишком много сил отбирала учёба. Раньше… Раньше он мог со спокойной душой ходить на тренировки, зная, что когда вернётся, он за пять минут уломает Гермиону дать ему списать. Но сейчас списывать не у кого. И Гарри принял это решение. И капитаном он выбрал именно Джинни, потому что был уверен в ней. Она очень хороший игрок и просто надёжный человек. *** Первая игра сезона должна была проходить, естественно, между Гриффиндором и Слизерином. О том, что Гарри Поттер больше не ловец сборной «львов», моментально стало известно всей школе. Сразу же родилось множество причин, но ни одна из них не была и близка к истине. *** - Поттер, ты меня удивляешь, - при входе в Большой Зал Гарри перегородил дорогу Малфой со своей вечной свитой, состоящей из тупоголовых Крэбба и Гойла. - Что опять не так, Малфой? – устало произнёс Гарри. - Ты ещё спрашиваешь? – ухмыльнулся Малфой. – А, кажется, я понял. Возможно, Поттер, ты не знаешь, но в сегодняшней игре ты не удел. - Ни хрена ты не понял, Малфой! – рявкнул Гарри. – Свали с дороги. - Не груби, шрамолобый. Твоё время ещё не пришло… Любопытный студенты начали подтягиваться к «сладкой парочке». Стычки Поттера и Малфоя всегда предвещали интересное зрелище. - … И если хочешь знать моё мнение… - Да не еб*т меня твоё мнение, Малфой! – прикрикнул Гарри и, оттолкнув слизеринца, направился к Залу. Но не успел он сделать и два шага, как его щёку настиг обжигающий луч. Гарри резко развернулся, выхватил палочку и выпустил в Малфоя Риктусемпру. И тут же от неё увернулся. Он не без ужаса заметил, как злобно сверкают глаза-льдинки Малфоя. Он с такой быстротой и резвостью выпускал в Гарри заклинания, что тот еле успевал отбивать одни и уворачиваться от других. Неизвестно, чем бы закончилась эта схватка, если бы не выбежавшие из Большого Зала преподаватели. Нарушая преподавательские правила, Дамблдор заклинанием отшвырнул Малфоя в противоположную сторону. - Мистер Малфой, в конце концов, не пора ли уже прекратить все эти дуэли? – строго произнёс директор. - Поттер первый начал, - отозвался Малфой. - Перестаньте! – почти воскликнул Дамблдор. – Вы сами знаете, что это не так. И не пытайтесь убедить в этом других. Минус 30 баллов Слизерину и взыскание. О нём вам сообщит ваш декан. Преподаватели вернулись в Зал. За ними потихоньку потянулись несколько разочарованные студенты. Гарри потрогал ноющую щёку. Кровь… Вздохнув, он отправился в больничное крыло. В лазарете никого не было. Только мадам Помфри суетилась возле прикроватных тумбочек, смахивая с них пыль. - Мистер Поттер! – воскликнула она, увидев вошедшего парня. – Ради всего святого, Гарри, что с вами опять случилось? Снова мучают бессонница и головные боли? Она подошла к нему и, аккуратно взяв его за подбородок, приподняла голову. - Какой вы бледный. О, Мерлин, а это ещё что такое? Она слегка повернула голову Гарри. На правой стороне его лица от виска до уголка губ виднелся довольно глубокий порез. Кровь тонкими струйками ссекала по щеке. - Опять мистер Малфой? – спросила фельдшерица, нахмурившись. Гарри молча кивнул. - Прямо наказание какое-то с ним, - недовольно проворчала она и подвела Гарри к кровати. – Садитесь. Всё время, пока мадам Помфри залечивала его рану, Гарри смотрел в окно. Отсюда как раз хорошо было видно квиддичное поле. Игра уже началась. И он видел маленькие красные и зелёные пятна, снующие по полю. Где-то среди них была Джинни. И вскоре Гарри увидел её. Маленькое красное пятнышко кружило над полем выше всех. Вскоре к ней присоединилось и зелёное. «Малфой», - злобно пронеслось у Гарри в голове. Он почти что подставил Джинни, вынудил её играть против слизеринца. Гарри понимал это, проклинал себя, ненавидел… Но, так или иначе, Джинни полна сил, а он слишком измотан…вымотан и физически, и морально… Одиночество давило на него со всех сторон, предательство друзей приводило в отчаяние, а доставания Малфоя – в бешенство. И сейчас Гарри следил за двумя цветными точками с замиранием сердца. Он знал, что если слизеринский ублюдок сделает что-то Джинни, то тогда уже Гарри точно «начнёт первый». Он покалечит Малфоя, а если получится, то…убьёт… Увидев, как красное пятнышко рванулось куда-то, и за ним – зелёное, Гарри отвернулся от окна и быстро покинул больничное крыло. На лице и следа не осталось от былой раны. Глава 4. «Сила любви» Кто виноват, что на Земле Иногда бывают дожди? Кто понимал, как плохо тебе, Когда от тебя уходил? Запомни, что жизнь одна У тебя, у меня, у него… А дружба – всего лишь игра. Игра взглядов, жестов и слов. И если кто-то винит тебя, Потрудись доказать правоту. Не отступай, береги себя. Сохрани свою жизнь…одну. Защити тех, кто дорог. Уничтожь всех врагов. Пускай будет больно… Но награда – любовь. Некоторое время Гарри просто бродил по верхним заброшенным этажам Хогвартса, пытаясь привести в порядок свои мысли и сердце, бешено колотящееся и грозящее вот-вот выскочить из груди. Но это было не так-то просто. Он не знал, что происходит на поле, и проклинал всю эту учёбу за то, что не он сейчас борется за Кубок Школы для своего факультета… Не он летит быстрее ветра на своей лучшей метле, со свистом разрезая воздух и не сводя глаз с золотого снитча… Спустя час, или чуть больше, Гарри решает всё-таки вернуться в гостиную, в надежде увидеть сияющие лица сокурсников. В глазах которых он ясно прочитает: «Мы выиграли и без тебя, Поттер. Ты нам больше не нужен. Ты не лучший ловец школы. Уже…» Гарри зажмурился и тряхнул головой, отгоняя эти образы. Подходя к коридору с двигающимися лестницами, он услышал до тошноты знакомый голос и замер. - Поттер вовремя свалил из команды, - Малфой вместе с остальными слизеринцами возвращались с игры. – Если Гриффиндору удастся выиграть у Хаффлпаффа и Равенкло, в чём я лично сильно сомневаюсь – с таким составом их младенцы обыграют, - то нам останется ещё раз разбить их и Кубок наш. Послышался довольный рогот… Сердце Гарри упало куда-то на этаж ниже и не вернулось. Они проиграли… И в этом виноват только он… Хотя, не факт, что если бы играл Гарри, они бы выиграли… Совсем не факт… На ватных ногах он поплёлся к гостиной. Когда Гарри вошёл, тишина накрыла его. Ему показалось, что он за секунду оглох. Гриффиндорцы сидели с мрачными лицами, не глядя даже друг на друга. Гарри хотел как всегда, не говоря ни слова, проскользнуть в спальню, но его остановил тихий, чуть дрожащий голос Джинни. - Мы проиграли… Гарри остановился, но не обернулся. - Я знаю. - Ты должен был играть, - сказала Джинни уже более твёрдо и…обвиняя?.. Гарри повернулся. - А смысл? - Смысл в том, Поттер, - громко прозвучал голос Рона. – Что мы не проиграли бы… Возможно… «Поттер?.. Шесть лет Гарри, а сейчас Поттер?!» Гарри взглянул на Рона, развернулся и быстро взбежал по лестнице к спальням мальчиков. - Тебе обязательно надо было влезть? – рявкнула Джинни на брата. – Я хотела попробовать уговорить его вернуться, а ты всё испортил. - А я не собираюсь ползать перед ним на коленях и умолять «Гарри вернись. Мы без тебя не можем, Гарри». Да кто он такой? - Он твой друг! – голос девушки начал срываться на крик. - Он мне не друг! Он мне никто! Гриффиндорцы поочерёдно поворачивали головы в стороны кричащих брата и сестры. Неужели правда наконец вылезет?.. - И почему же это он перестал быть тебе другом? – прищурилась Джинни. – Шесть лет коту под хвост, да? - Ты знаешь, почему, - чуть тише ответил Рон. - А тебе не кажется, что отвернуться от своего лучшего друга только потому, что он не захотел встречаться со мной, это, по меньшей мере, глупо и безрассудно?! По гостиной прошёлся тихий ропот и тут смолк. - Нет, не кажется, - с вызовом ответил Рон, но его голос уже не звучал так уверенно. - Ты идиот, - заключила Джинни. – Ах, да! Я забыла. Ты же ещё ревнуешь Гермиону к Гарри, и решил отстранить его от себя и…своей девушки, - презрительно скривившись, произнесла Джинни. – Да далась она ему! У Гарри, к счастью, есть вкус. - Джинни, - предупреждающе произнесла Гермиона. - Что «Джинни»?! А не ты ли вешалась на Гарри на вокзале? Глаза Гермионы не добро засверкали. - Ты за собой следи, - прошипела она. – Не смогла завоевать его, так помалкивай. - Зато у меня есть лучший друг, на которого я могу положиться. А у тебя? И неужели ты думаешь, что Рон сможет всегда оберегать тебя? Да ему маленького паучка покажи, так он и почешет прочь, забыв про всех. - Не ври, Джинни, - встрял Рон. – Я уже не боюсь пауков. - О да! – хохотнула Джинни. – Считай, что я поверила. - В тебе говорит зависть, - заявила Гермиона. - И чему же это я завидую? – проговорила Джинни. Она села на подлокотник кресла и скрестила руки на груди. - Уверена, что если бы ты сейчас встречалась с Гарри или ещё кем-нибудь, ты бы молчала. - Мимо, - невозмутимо отозвалась Джинни. - Бесполезно отрицать, - покачала головой Гермиона. – Ты знаешь, что это правда. Джинни усмехнулась. - Я знаю, что это НЕправда. А ещё я знаю, что ты дура! - Что?! – взвизгнула Гермиона. - Правда глаза режет? – заулыбалась Джинни, однако её улыбка была вовсе не дружелюбной. - Ты забываешься! - Пошла ты, - устало произнесла Джинни и отвернулась. Это было ошибкой. В следующее же мгновение она была сбита с ног разъярённой Гермионой. Гриффиндорцы закричали. Такого за семь лет ни разу не было. *** Гарри лежал на своей кровати, пытаясь вникнуть в книгу, но шум, доносившийся из гостиной, сильно мешал. Вдобавок ко всему в голове по-прежнему звучал голос Рона… «Потер…» То, с каким презрением он это произнёс, больно резало по и так уже достаточно израненному сердцу… Гарри никогда не думал, что доживёт до такого… Хотя, если быть честным, после 4-го курса он ожидал чего-то такого, но не думал, что всё произойдёт так неожиданно, быстро и по весьма сомнительной причине. Гарри был уверен, что их отношения с Джинни здесь совершенно не причём… Дикие крики в гостиной вывели его из себя. Гарри с грохотом закрыл учебник и решил спуститься вниз… Он замер на последней ступеньке, не веря своим глазам. Гермиона и Джинни катались по полу, с остервенением дубася друг друга и вцепляясь в волосы. Гриффиндорцы бегали вокруг них, но не могли растащить девушек. Рон вообще стоял в оцепенении. Опомнившись, Гарри кинулся к ним. Он схватил Гермиону обеими руками за талию, оторвал от лежащей под ней Джинни и швырнул в сторону Рона. К счастью, то успел её поймать. А Гарри помог подняться Джинни. Бровь её была рассечена, из носа шла кровь. И это, не считая многочисленных синяков и ссадин. - Всё равно, ты завидуешь! – взвизгнула Гермиона. Гарри обернулся – она отчаянно билась в руках Рона. – Пусти меня! Она укусила его за руку, и Рон, зашипев от боли, разжал руки. Гермиона тут же кинулась к Джинни, но Гарри закрыл её собой. - Отойди, - рявкнула она. - Ты пройдёшь к ней только сквозь меня, - холодно бросил Гарри. И его ледяной взгляд остудил пыл Гермионы. – Кажется, Рон плохо на тебя влияет, - негромко сказал он и повёл Джинни к выходу. «Дежа-вю», - пронеслось у него в голове, когда он вёл девушку к мадам Помфри. - Из-за чего всё началось? – спросил он всхлипывающую Джинни и успокаивающее взял её за руку. - Из-за тебя, - тихо ответила Джинни. – Я высказала им всё, что я о них думаю. - Не надо было. Ты снова пострадала из-за меня. - Нет, надо было, Гарри, - возразила она. – Кто-то же должен был им сказать, что они придурки. Гарри с нежностью взглянул на Джинни и улыбнулся. - Всё равно, больше так не делай, хорошо? Я всё время чувствую себя виноватым. И всё из-за тебя, - Гарри придал своему голосу строгость, но всё равно улыбался. - Хорошо, - улыбнулась Джинни. Они терпеливо выслушали все причитания фельдшерицы и, не спеша, побрели обратно. - Успокоилась? – шепнул Гарри. - Да, - ответила Джинни. Она подошла к окну и встала возле него. – Но всё равно их не переубедить. - Ну и не надо, - отозвался Гарри. Он подошёл к ней сзади, обнял, уткнулся подбородком ей в плечо и смотрел, как снаружи замка падает первый снег. Джинни закрыла глаза и наслаждалась объятьями Гарри, еле сдерживая слёзы. Она любила его. Нежно, искренне, глубоко… И сейчас, чувствуя тепло Гарри, его горячее дыхание на своей шее, она забывала дышать…сердце то замирало, то бешено колотилось. - Я люблю тебя, - не выдержав, шепнула она. Гарри развернул её к себе, взглянул в любящие нежные глаза, полные боли и непонимания, и медленно потянулся к полураскрытым губам. - Не надо, - прошептала она, почувствовав прикосновение его губ. – Гарри, прошу… Не надо… Тебе ведь всё равно, а я буду только мучаться… Гарри отстранился от Джинни. - Прости, - тихо произнёс он. – Я не должен был этого делать. Прости. Джинни стояла всё также. Дыхание было поверхностным и порывистым. Гарри творил с ней что-то невероятное… Заставлял забывать обо всём…Оставляя лишь страсть и желание… Гарри отошёл на пару шагов. - Пошли? Джинни молчала. И когда он повернулся, вопросительно глядя на неё, она не выдержала… Она кинулась к нему и впилась в его губы страстным поцелуем. Через него она хотела передать Гарри всю свою любовь…боль…желание… Одной рукой Джинни обвила его шею, другой – взъерошивала чёрные волосы. Гарри крепко прижимал её к себе, обвив руками талию. Она неимоверно его возбуждала. Он понимал, что если сейчас не остановится, то потом будет поздно… Он не устоит…сорвётся… Он почувствовал лёгкий запах её цветочных духов и, застонав про себя, подхватил её на руки, поднёс к подоконнику и посадил на него. Но Джинни не позволила ему отрываться от неё. И снова с жадностью припала к любимым губам, обхватив талию Гарри ногами и прижимая его к себе. – Джинни… - предупреждающе шепнул Гарри, улучив момент между поцелуями. – Перестань… Хватит… Она резко отстранилась, но по-прежнему крепко держала его ногами. Какие глаза… Гарри раньше и не замечал, какие у неё красивые карие глаза… Сколько в них любви… - Гарри, - прошептала она, - Мне всё равно, что будет потом, но давай сделаем это. Он опустил голову, а потом взглянул на неё. - Джин. Ты не понимаешь, что ты говоришь… - Понимаю, - тихо возразила Джинни. – Я хочу этого… Я хочу тебя… - А как я хочу тебя, - прошептал Гарри, касаясь губами её нежной шеи. – В выручай-комнату?..

GermiReal: Глава 5. «Трудное счастье» Сплетенье рук, Сплетенье ног, Души сплетенье. Снаружи круг, Внутри любовь И нет спасенья. Судьба одна Связала нас. Узлы как пальцы. Вокруг лишь тьма… Но свет в глазах… Не солнца… Лампы… И сердца стук Для нас один На целом свете. Нет больше мук, И счастья миг Заполнил тело. Но всё проходит, И наша жизнь Напомнит о себе. Тепло уходит, Оставив лишь Воспоминанье о тебе. И снова боль, И снова дрожь Попутчики ума. Осталось кровь Пролить как дождь… Последней каплей разума. И ты уйдёшь, И я уйду, Но будем помнить мы Души тепло И ель в снегу… Игру нашей судьбы. Держа обеими руками девушку за талию впереди себя, Гарри завёл её в большую шикарную спальню. Посреди комнаты стояла огромная кровать с ниспадающим с навеса полупрозрачным шёлком. Рядом пристроился столик с фруктами и шампанским. Пушистый ковёр на полу и весело потрескивающий камин завершали образ. Гарри подхватил Джинни на руки и медленно опустил на кровать. Он начал быстро раздевать её, осыпая поцелуями открывавшиеся участки тела. Она тихонько постанывала и изгибалась навстречу его прикосновениям. Применив к себе Раздевающее заклинание, Гарри лёг рядом с Джинни, захватив с собой предварительно гроздь винограда. Он водил её над вздрагивающим телом Джинни, едва касаясь ягодами нежной кожи. А потом он оторвал одну, зажал между зубов и с поцелуем передал Джинни. - Гарри, что ты вытворяешь? – тихо засмеялась она. - Всего лишь доставляю тебе удовольствие, - ответил Гарри и коснулся языком напрягшегося соска девушки. - Га-арри, - застонала Джинни, чуть впиваясь ноготками в его спину. Не в силах больше сдерживаться, Гарри развёл руками колени Джинни и медленно аккуратно вошёл в неё, зажмуриваясь от удовольствия и её стонов. Резким движением он открыл ей новые возможности, увлекая за собой в новую…взрослую жизнь… Он двигался нежно, не спеша, боясь причинить боль… Прислушиваясь к её телу и стонам… Ему необходимо было чувствовать её… И он, опираясь на локти скользил животом по её животу…касался грудью её упругой груди… Её стоны становились всё громче, его движения – более порывистыми…проникающими… Гарри уткнулся лицом ей в шею и, закусив губу, постанывал от усиливающихся ощущений… - Гарри, - простонала Джинни. - Да, рыжик? – отозвался он, касаясь губами её мочки уха. - Га-арри! – вскрикнула она и забилась в его объятьях. Гарри зажмурился ещё сильнее и сделал последнее резкое движение… Тело пробила дрожь, перед глазами заплясали разноцветные чёртики… Джинни в последний раз громко и протяжно застонала и обмякла, тяжело дыша и всё ещё тихонько постанывая… - Я люблю тебя, - еле слышно прошептала она… Гарри устало перекатился на спину. - Зачем ты так? – после некоторой паузы тихо спросил он. - Как? – не поняла Джинни. Гарри покачал головой, чуть прикрыв глаза, и отвернулся. - Что случилось, Гарри? – настороженно и испуганно прошептала Джинни, закутываясь в кроваво-красную ткань. - Зря мы это сделали, - не поворачиваясь, ответил Гарри. Её сердце оглушительно стукнуло и замерло… - Почему?.. Он молчал… И вдруг повернул голову и посмотрел на Джинни. - Ради чего? – глухо произнёс он. В её глазах Гарри чётко видел мольбу… Она умоляла его не делать этого… Но зачем?.. Зачем давать ей неоправданные надежды?.. Зная, что между ними ничего…никогда…не будет… Ничего…и никогда… Джинни опустила глаза, подбородок слегка дрогнул. - Просто так… - еле слышно произнесла она. - Просто так?.. – повторил Гарри. – Это глупо… Джинни резко вскинула на него глаза. - Глупо? Гарри резко встал, надел джинсы, накинул рубашку, но не застёгивал её и посмотрел на Джинни. - Глупо… Глупо было поддаться тебе… Прости, я должен был себя остановить. - Нет, Гарри, - она моргнула, и по щекам скатились две крупные бусины слёз. – Пожалуйста, скажи, что это неправда. Его сердце снова разрывалось. Он ненавидел себя… Он не мог видеть её слёзы… Она достойна большего… Она достойна того, чтобы быть любимой…быть счастливой… - Джинни, не заставляй меня возвращаться к прошлогоднему разговору… Ты сама знаешь, что это так…и ничего не изменилось. Поэтому я и спросил, ради чего всё это. Она опустила голову. - Ты прав… Я сама себя обнадёживаю. Гарри сел рядом с этим милым всхлипывающим созданием и обнял его. - Прости, я не хотел, чтобы всё так получилось. - Всё в порядке, ты здесь не причём, - она вытерла слёзы и через силу улыбнулась. Гарри нежно коснулся губами её лба. - Ты единственная, кто не отвернулся от меня. - А разве ты не общаешься с Дином, Невиллом и остальными? - Да, но… Они ведь никогда не были моими настоящими друзьями. Так, сокурсники. Джинни по-прежнему улыбалась, прижимаясь к Гарри. - Это я к тому, - снова заговорил он. – Что ты очень дорога мне. Я не хочу, чтобы ты думала, что безразлична мне. Понимаешь? - Конечно, понимаю, Гарри. У меня ведь кроме тебя тоже никого нет. Гермиона никогда не была мне настоящей подругой. Её друзья – книги. Гарри улыбнулся и встал. - Да уж… Ну что, вернёмся в гостиную? Джинни молча кивнула. Упоминание Гермионы не дало предполагаемых результатов. В голосе Гарри она не заметила изменений. Значит… - Гарри, тебе нравится Гермиона? Гарри, только поднявший с пола мантию, тут же выпустил её из рук и ошарашено посмотрел на Джинни. - Что?.. - Тебе она нравится? – повторила Джинни, мысленно умоляя всех святых о том, чтобы ответ был отрицательным. - Джинни, ты что? – выдохнул Гарри и снова поднял мантию. – С чего ты взяла? - Почему ты увиливаешь от ответа? Это правда? - Я не увиливаю, - несколько раздражённо сказал Гарри. Этот разговор начал ему надоедать. – И Гермиона мне вовсе не нравится. Да, она хороший человек… По крайней мере, была им, пока не стала встречаться с твоим братом. А раньше… Она помогала мне во многом, но порой сильно раздражала… Джинни, давай закроем эту тему? Не хочу ничего вспоминать… Он поднёс ей одежду и легонько чмокнул её в нос. - Одевайся, рыжик. Уже поздно, надо быстрей возвращаться, пока Снейп не вышел на охоту. - А ты знаешь, во сколько он выходит? – удивилась Джинни, отталкивая от себя Гарри и поворачивая его спиной. - Конечно, - ответил Гарри, отворачиваясь. – Я даже знаю его маршрут. И если ты не будешь больше задавать глупых вопросов, то мы проскочим. Джинни засмеялась и, подняв ножку, слегка толкнула Гарри в спину. *** - Гарри, а мы точно Снейпа не встретим? – прошептала Джинни, крепко сжимая его руку. - Тише, - шикнул Гарри. – Надеюсь, что нет… - А откуда ты… - начала она, но не успела договорить. Гарри, одной рукой обхватив её за талию, а другой – зажимая рот, резко увлёк за собой в тень от железных доспехов. Спустя минуту, из-за угла вышла миссис Норисс – отвратительная вездесущая кошка смотрителя, - и не спеша, прошла мимо затаившейся парочки, сверкая жёлтыми глазами. Только она скрылась в противоположной стороне коридора, как послышался скрипучий голос. - Ну, моя дорогая, нашли кого-нибудь? После утвердительного «мяу» Гарри схватил Джинни за руку и, шепнув «Бежим!», рванул по коридору. Она еле успевала за длинноногим парнем и уже начала выдыхаться. - Гарри, - умоляюще сказала она. – Подожди… Я больше не могу. Он остановился, и Джинни устало повисла на нём. - Я не привыкла к таким скоростям. - Ну же, рыжик, - прошептал Гарри. – Осталось совсем немного. Пойдём. Он обнял её за талию и быстро двинулся вперёд. Несмотря на то, что вновь своими словами Гарри вернул Джинни с небес на землю, она была счастлива… По-своему счастлива. Некоторые приняли бы её за сумасшедшую. Как можно одновременно страдать и быть счастливой?.. Но Джинни была счастлива… Пускай Гарри её не любит, но всё равно он рядом… Он не смог остановиться в этот раз. Сможет ли в другой?.. И для неё это было счастьем… Трудным счастьем. Глава 6. «Поверь в чудо» После этой ночи Гарри стал избегать и Джинни. Он не знал почему. Но странное чувство поселилось в душе… Тёплое… Нежное… Когда он видел Джинни, перед его глазами тут же появлялась их ночь, и Гарри быстро отворачивался… Ещё не хватало, чтобы она что-то заметила… *** Гарри не спеша шёл на завтрак в необычайно скверном настроении. Контрольная по Зельям, и этим всё сказано. Он прочитал все возможные книги, выучил все зелья и был уверен, что на теоретические вопросы ответит, а вот практика… Ну не может он варить эти проклятые зелья! Не дано ему. Почему? Гарри и сам не знал. Придя в класс, он понял, что всё не так уж плохо… Всё намного хуже!.. Снейп влетел в класс, словно хищная птица, и внимательно всех осмотрел. - Не слишком ли удачно вы расположились? – холодно произнёс он, обращаясь и к побледневшим гриффиндорцам и к недоумевающим слизеринцам. – Пора разрушить вашу идиллию… Мистер Уизли садится на место мисс Паркинсон… - По классу прошёлся испуганный ропот. – Тихо! Снейп посадил каждого гриффиндорца к слизеринцу, каждого слизеринца к гриффиндорцу… - Мистер Поттер… - вкрадчиво произнёс Снейп. – Сядет, пожалуй, с…мистером Малфоем. Гарри бросил полный ненависти взгляд на зельевара, медленно поднялся и, подойдя к Малфою, плюхнулся рядом с ним, старательно отворачиваясь и не глядя в его сторону. Драко же сидел с таким видом, будто к нему посадили самого большого и отвратительного соплохвоста. Снейп раздал задания и все приступили к работе. Как Гарри и предполагал, он знал ответы на вопросы первой части, а вот вторая состояла в приготовлении Восстанавливающего Зелья. Гарри знал все его ингредиенты и надеялся, что у него получится. Но его очень удивило то, что Малфой…молчит. Гарри искоса взглянул на него. Тот, изящно подперев рукой подбородок, невозмутимо, но задумчиво смотрел в пергамент и медленно писал ответы. Сейчас Гарри увидел в нём совершенно другого Малфоя – спокойного, внимательного, собранного. Он не обращал никакого внимания на Гарри, лишь задумчиво провёл кончиком пера по щеке и снова принялся писать. Гарри ответил на все вопросы, кроме одного: сколько времени должно настаиваться Заживляющее Зелье? Он мучительно вспоминал, то тщетно. Гарри взглянул на Гермиону – она уже начинала варить своё зелье. Слева послышался шорох и Гарри, резко опустив голову, взглянул на Малфоя. Он отодвинул в сторону свой пергамент и достал горелку. Когда он наклонился за котлом, Гарри вдруг услышал его голос. - Неделю, Поттер. Гарри резко взглянул на него, но Драко с тем же непроницаемым лицом уже перебирал ингредиенты. Он не мог поверить своим ушам. Что это? Сон?.. Чудо?.. Малфой подсказал ему ответ на вопрос? Этого не может быть, потому что… Потому что этого не может быть! Гарри ещё раз взглянул на Малфоя – он резал что-то коричневое, похожее на грибы. - Малфой? – позвал Гарри. Взгляд Драко тут же метнулся к Снейпу, а потом он медленно перевёл его на Гарри. - Ты нормально себя чувствуешь? – шепнул Гарри. В ответ Драко одарил его таким взглядом, что Гарри тут же убедился, что чувствует он себя превосходно. Но всё же в графе «Ответы» Гарри на свой 8 вопрос написал «неделю». Будь, что будет. Он тоже достал свой котёл и начал варить зелье. Малфой, закончив своё (раньше Гермионы!), отодвинул от стола стул и уселся. Гарри стоял к нему спиной. Он не знал, что сейчас делает слизеринец, и это его убивало. Но, если бы он обернулся, удивился бы второй раз за урок. Драко сидел, откинувшись на стуле, и смотрел…в совсем противоположную сторону – в окно. Его лицо ничего не выражало, а взгляд был холодным и пустым. *** Гарри сдал контрольную, получив 15 баллов из возможных 20. Подсказка Малфоя оказалась верной, и зелье было сварено почти правильно. Вместо красного пара у Гарри получился нежно-розовый, но, как сказал Снейп, на качество зелья это никак не повлияло. Но отнять 5 баллов за какой-то пар, это… Впрочем, это же Снейп… *** Вернувшись в гостиную, он снова забился в комнате. Мысли о Малфое не давали ему покоя. Почему он так поступил? Что случилось? Почему подсказал, а не съязвил в своей привычной манере?.. От размышлений его отвлёк стук в дверь, и в комнату вошла Джинни. - Привет, Гарри. - Привет, Джин. - Я слышала, ты удачно сдал контрольную. Поздравляю. - Спасибо. Она подошла и села к нему на кровать. - Не хочешь отметить? – тихо спросила она и начала наклоняться к нему. Он резко отвернулся. - Нет, Джинни. Перестань. То, что произошло, было ошибкой, и я не хочу её повторить. Она резко встала. - Ошибкой?! А почему ты не подумал, что это будет ошибкой до того, как трахнуть меня?! - Джинни, ты что? – с ужасом проговорил Гарри. Он уже представил масштаб скандала. - А я-то, дура, думала, что ты не такой, как все, - сказала Джинни и выбежала из комнаты. Гарри неподвижно сидел на кровати. Сердце бешено колотилось. Он ждал… Ждал, когда послышаться тяжёлые шаги разъярённого Рона… Минуты тянулись мучительно долго… Резкий звук заставил Гарри судорожно вздохнуть. Он чуть не вскрикнул. С этим надо что-то делать… *** Джинни слетела с лестницы и рухнула на диван перед камином. - Ну, как твой благоверный? – усмехнулся Рон. – О, да вас, никак, послали? - Сейчас я тебя пошлю, ублюдок, - рявкнула Джинни, не поворачивая головы. - Эй! Не забывай, что я всё-таки твой брат. - Заткнись. - Может, хватит срывать зло на других? – поинтересовалась Гермиона. - Твоё вонючее мнение никому не интересно, - невозмутимо отозвалась Джинни. - Послушай, - заговорил Рон. – То, что ты не в его вкусе и вы не встречаетесь… - С чего ты взял? – резкий голос заткнул Рона. Гарри, засунув руки в карманы джинсов, не спеша шёл по гостиной. - Мы как раз таки встречаемся. Да, милая? Он сел на диван рядом с Джинни, нежно взял её за подбородок и поцеловал. – Пойдём, прогуляемся. Он взял её за руку и повёл к выходу. - Поттер! Гарри не обратил внимания на оклик Рона. - Гарри. Он медленно повернулся. - Имей в виду, - почти прорычал Уизли. – Если повторится прошлогодняя история, я тебе кое-что оторву. Гарри ухмыльнулся. И этот жест показался Гермионе довольно зловещим. - Ты мне угрожаешь? – холодно произнёс он. - Я тебя предупреждаю. - Засунь это предупреждение себе в задницу – полегчает, - ответил Гарри и, не обращая внимания на выражение лица «друга», вышел из гостиной. *** - Что за цирк? – возмутилась Джинни. - Тебе не понравилось? – спросил Гарри и прижал её к стене. - Что именно? – тише спросила она. - Это, - прошептал Гарри и припал к её губам. - Как раз это мне понравилось, - произнесла Джинни, отдышавшись. – А вот остальное… - Ты не хочешь попробовать всё с начала? - Гарри, ты издеваешься? Тебе, что, скучно и ты решил развлечься со мной? - Ну, развлечься совсем недавно предложила ты сама, - ответил Гарри, лаская шею Джинни. – Просто ложиться с тобой в постель каждый раз, когда приспичит, это нечестно. Главным образом, по отношению к тебе. А если мы будем встречаться, то это будет как бы официально. - Ты хочешь причинить мне дополнительную боль? – всхлипнула Джинни. - Наоборот, - он посмотрел ей в глаза. – Я хочу сделать тебя счастливой. - Уверена, ты знаешь, как, - прошептала Джинни, запрокидывая голову и утопая в его ласках.

tigrjonok: GermiReal пожалуйста, оформите тему в соотвествии с Правилами форума



полная версия страницы