Форум » Большой зал » "Miss American pie", гет, PG-13, Снейп/НЖП, миди, окончание от 14.02.11 (продолжение) » Ответить

"Miss American pie", гет, PG-13, Снейп/НЖП, миди, окончание от 14.02.11 (продолжение)

Изумрудная Змея: Название: Miss American pie Автор: Изумрудная Змея Бета: Loy Yver, начиная с восьмой главы - Algine Пейринг: Снейп/НЖП Рейтинг: PG-13 Жанр: романс, юмор Саммари: Северус Снейп открывает Америку. Дисклеймер: Снейп принадлежит Роулинг, волшебные существа - американскому фольклору, и только Кейтлин Маллиган - мое изобретение. Примечание: Miss American Pie (Мисс Американский пирог) - это название песни, послужившей источником вдохновения автора. Фик написан на конкурс "Счастливы вместе" сайта "Семейные архивы Снейпов" Ссылка на первую часть

Ответов - 88, стр: 1 2 3 All

katerson: класс! голливудская романтика, умилительно наивный Снейп :) Вы сделали мой день ! Спасибо!

Изумрудная Змея: katerson А что делать, у него бэкграунд другой . Надо же, тема схлопнулась, в первый раз со мной такое.

Lorelei Lee: Изумрудная Змея О боже! Какая прелесь. Дорогая, это шедевр. Страстно желаю продолжения! :)

Изумрудная Змея: Lorelei Lee Будет, будет продолжение. Я надеюсь

ivanna: Открытие Америке продолжается. Это для кого же решили не снимать венгерскую хвосторогу? И не предстоит ли Снейпу увидеть себя на шировом экране? Развивающиеся отношения двух взрослых людей показаны великолепно.

Изумрудная Змея: ivanna пишет: И не предстоит ли Снейпу увидеть себя на шировом экране? О нет. О нет. ivanna пишет: Развивающиеся отношения двух взрослых людей показаны великолепно. Спасибо!

rioca: Спасибо что не забываете о нас и продолжаете баловать!:))) если можно вопрос: вы, быть может, планируете вводить других разных старых знакомых?

Изумрудная Змея: rioca Нет, старых знакомых не будет точно.

rioca: тем лучше, вот и ладненько

SvetaR: Уф, а я не сразу поняла, что тема закрылась. Думаю, и где же отзыв написать? Спасибо за продолжение. Учитывая, что Снейп столько раз смотрел Звездные войны, фантастика ему нравится.

Изумрудная Змея: SvetaR Я думаю, тут дело не в фантастике. Просто "Звездные войны" - это был настолько особенный фильм, что даже сравнить не с чем. И, конечно, Снейпа, которому в год выхода первой части было 17, не могло не зацепить. (А во время выхода второй и третьей ему, боюсь, было не до кино).

lieeran: Изумрудная Змея спасибо а что это за клубничные лягушки были?

Bulachka: Очевидно, механические средства контрацепции.

СЮРприз: ДорогаяИзумрудная Змея ! Зашла на Форум и получила приятное известие, что у фика появилось продолжение. На конкурсе я была Ф11 (которую вы благодарили за замечания по матчасти ). Продолжение также хорошо, как и конкурсная часть, но особенно радует... ЕЩЕ НЕ ЗАКОНЧЕНО!!! Правильно, хорошего должно быть много Задумалась насчет сидра в Бостоне. Кажется от меня зажали эту достопримечательность местной кухни. Припомним!

Изумрудная Змея: lieeran Это были презервативы . Не лягушки, конечно, а круглые штучки в квадратных пакетиках. СЮРприз Спасибо!

lieeran: Изумрудная Змея блин, ну надо же было так мне....ьитдорп.=) Bulachka спасибо =)

katerson: а дальше будет?

Изумрудная Змея: katerson Будет, непременно, уже совсем скоро.

katerson: ураааа!!!

Algine: Нерадивая бета пришла повиниться. Не бейте автора, он не виноват. Скоро всё будет.

Изумрудная Змея: «Мартын швыряется подушками, - жалобным, запыхавшимся голосом сказала Соня. - Подумаешь, - один: ноль, - нечего уж так беситься». Владимир Набоков, «Подвиг» - Простите, сар, вы за Картер или за Кэсуэла? В виде исключения Снейп знал, о ком идет речь. На Америку надвигались выборы министра магии. Все доступные поверхности были увешаны плакатами, на которых смуглолицая красавица Кармела Картер и представительный седовласый Элайджа Кэсуэл произносили речи, целовали детей и надували воздушные шарики. - У меня нет гражданства, я не могу голосовать, - ответил он уклончиво. Американская политическая система до сих пор казалась ему грандиозным надувательством. - Я за Кэсуэла, - заявил Донахью Хэмиш. – Наша семья последние сто пятьдесят лет голосует за Кошек. - Я за Картер, - мечтательно протянул Ланс Бертон. – У нее потрясные ноги. - Мой отец говорит, что победит Картер, - веско сказал Борегар Деверо. – За нее будет весь Север, потому что она Собака, и половина Юга, потому что она замужем за Скорпионом. Это был новый персонаж в американском политическом зверинце. - За Скорпионом? – переспросил Снейп. Одиннадцать пар глаз уставились на него в священном ужасе. - Бобби «Скорпион» Картер, тренер «Долгоносиков Джорджии», - изумленно пояснил Деверо. – Когда он играл за «Долгоносиков» в восьмидесятые, то шесть раз выигрывал Суперкубок и установил четыре рекорда Мировой Серии. Его метла висит в Зале Славы Кводпота. Он был лучшим, сар. Снейп вздрогнул. Неделю назад он побывал на одной из игр регулярного чемпионата по кводпоту и до сих пор находился под впечатлением. Прежде всего его поразил размер игроков – это были огромные двухметровые парни с руками толщиной с хороший окорок. Стандартная метла для квиддича под таким весом переломилась бы за пять секунд, но профессиональная метла для кводпота соотносилась с ней примерно как боевой слон с чистокровным конем. Девушек ни в одной команде не было, и Снейп очень быстро понял, почему. И зрители, и игроки явно считали, что игра, в которой не выбито ни одного зуба – деньги на ветер, а сломать противнику ногу – так же весело, как забить ему гол. Комментатор, надрываясь, весь матч орал что-то похожее на прямой репортаж с Армагеддона: «Лев и Дракон сходятся в смертельной схватке! Доломит падает и увлекает за собой Викинга! Малыш хватает Барашка за ухо!» - Что ж, я очень рад за мистера Скорпиона, - сухо сказал Снейп. – Однако в данный момент я бы предпочел, чтобы вы больше думали о квиддиче, а не о… других вещах. (Кроме того, в спорте, неизвестном за пределами вашей страны, не может быть ничего, носящего название «Мировая Серия», - добавил он мысленно). Команда сумбурно, но разборчиво пообещала, что сегодня вечером будет думать только о квиддиче и выпустит противникам кишки. Снейп всем своим видом изобразил глубочайшее страдание и принялся цитировать правила. Затея с товарищеским матчем в Арканзасе внушала ему крайнее отвращение, не в последнюю очередь – к самому себе. Команда играла безобразно: все игроки без особого успеха пытались заменить скорость и маневренность силовыми приемами, вратарь после каждого пропущенного гола стремился поймать обидчика и кинуть его в кольцо, охотники проделывали на метлах головокружительные кульбиты, а ловец не замечал снитч, пока тот не бил его по макушке. Он никогда бы не подумал о том, чтобы вывозить их за пределы школы на всеобщий позор. Однако у команды было на этот счет свое мнение. И, по удивительному стечению обстоятельств, они изложили Снейпу предложение по поводу товарищеского матча пятнадцатого февраля. Вероятно, в любой другой день он отправил бы их отрабатывать броски через кольцо, но именно тогда он окончательно решил обидеться на Кей. Через неделю они помирились, и обижаться ему осталось только на самого себя. Ехать в соседний штат с кучей подростков он не хотел категорически. Некоторое время ему удавалось срывать зло на команде, затем он не выдержал и поссорился с Кей еще раз, так что хватило как раз до отъезда. - Вас там закидают тухлыми яйцами, - обрадовал его Лэтимер, когда узнал про поездку в Арканзас. – И это в лучшем случае. Вы представляете, что такое – привезти ребят из Золотой Семерки в школу, которая даже в Лигу не входит? Вы же понимаете, что они играют в ваш квиддич только потому, что не входят в школьную Лигу Кводпота, правда? - И это вы называете демократической системой образования, - сказал Снейп вместо ответа. Про себя он решил, что метатели тухлых яиц горько пожалеют о том дне, когда впервые узнали о существовании кур. Арканзасская школа встретила их дружным воплем: «Мажоры!» - Не отвечать, - сквозь зубы шипел Снейп. – Сохранять достоинство. Не опускаться до их уровня. - Мажоры! Тонконогие! Шелковые ленточки! - Зубочистки! – не выдержал Ланс Бертон. Судя по реакции встречающих, это было оскорбление из разряда тех, которые смываются только кровью. - Вот это я понимаю – боевой настрой, - прошепелявил кто-то из-за спин арканзасцев, и они мгновенно замолкли. Снейп посмотрел на того, кто это сказал, и мысленно дал себе слово больше никогда не ссориться с Кей. - Мистер Сотомайор, - произнес он вслух. – Это честь для нас. Фрэнк Сотомайор был звездой мирового квиддича неправдоподобные двадцать пять лет – с середины шестидесятых до конца восьмидесятых. В спорте, где сорокалетний игрок считался дряхлым ветераном, он продержался до пятидесяти и во время своего прощального матча выбил зуб французскому ловцу. В квиддич он начал играть почти случайно. Он был звездой школьного кводпота и трижды выводил свою заштатную оклахомскую команду в финал школьной Лиги. Однако с того момента, как ему исполнилось четырнадцать лет, всем, за исключением самого Фрэнка, стало ясно, что профессионального игрока из него не выйдет. Он летал, как оса, и злости в нем было примерно столько же, но при росте в пять футов с небольшим во взрослой лиге ему ловить было нечего. Когда он был в последнем классе, ему в руки попалась мексиканская газета, в которой он впервые прочитал слово «квиддич». Каким-то образом он умудрился набрать квиддичную команду из таких же отмороженных неудачников, как он сам. Деньги на снаряжение он, вероятно, просто где-то украл. Через два года американская сборная заявилась на чемпионат мира и провалилась в квалификации с таким шумом и треском, что Фрэнк моментально стал знаменитостью. Его звездный статус в большой степени держался на харизме. Больших спортивных достижений за ним не значилось, дальше четвертьфинала американцы не поднимались ни на одном чемпионате. Однако матчи с участием Сотомайора неизменно собирали полные стадионы. Все знали, что Чокнутый Фрэнк непременно что-нибудь отмочит. Он оскорблял зрителей. Он спорил с судьями, помогая себе неприличными жестами. Он проделывал в воздухе фигуры высшего пилотажа и однажды врезался в трибуну с публикой. Он пинал противников в коленные чашечки и шепотом говорил им гадости про их сестер. За его игрой неизменно следила красивая блондинка, которой он едва доставал до плеча. Блондинки каждый год менялись. Когда Снейпу было четырнадцать лет, он мечтал быть таким же, как Фрэнк: маленьким, злым и бесстрашным. За десять лет Сотомайор ссохся и поседел. Двигался он боком и вприпрыжку – у него, кажется, все кости были сломаны по два-три раза. Левую руку, скрюченную и прижатую к груди, ему доломали в тот недолгий период, когда он тренировал «Звезд Зефира». Когда он улыбнулся, стало видно, что он шепелявит не только из-за мексиканского акцента, но еще и оттого, что его рот похож на шахматную доску. У игроков в кводпот считалось особым шиком не вставлять зубы, выбитые во время игры. - Хорошие мальчики, - сказал он. В команде были три девочки, но их Сотомайор проигнорировал. – Посмотрим, каковы они в деле. Снейп где-то пятнадцать минут лелеял надежду, что Сотомайор приехал посмотреть на школьный матч только затем, чтобы отыскать перспективных игроков. Надежда растаяла как дым, когда он услышал, как арканзасцы называют Фрэнка «тренером». В эту секунду Снейп понял, что его команду тонким слоем раскатают по квиддичному полю. Он никогда, даже перед самим собой, не притворялся, что хорошо играет в квиддич. Его технику полета лучше всего характеризовала слово «осторожная», его представления о тактике игры находились в зачаточном состоянии, и, если бы не доскональное знание правил, ему и вовсе было бы нечего предъявить человечеству. Его тренерская работа заключалась в том, что он заставлял свою команду отрабатывать элементарные приемы, разыгрывать простенькие схемы и воздерживаться от нанесения травм себе и окружающим. Весь матч он просидел на скамейке, не двигаясь. Уже через десять минут ему было совершенно ясно, к чему все клонится. У арканзасцев не было шансов. Их метлы были слишком тяжелыми и неповоротливыми, но дело было даже не в этом. Они просто-напросто не умели играть. Фрэнк явно научил их не бояться скорости и высоты, они бесстрашно шли на столкновения в воздухе и легко навязали соперникам жесткий, атакующий стиль игры, но спустя полчаса луизианцы, играя в защите, наколотили им семьдесят очков, получив в ответ жалкие десять. Именно так, вспомнил Снейп, в свое время играла американская сборная – устроить на поле кучу-малу и уповать на то, что Фрэнк поймает снитч. Он посмотрел на Сотомайора. Тот метался вдоль поля и орал что-то нечленораздельное. Трибуны бесновались. Снейп представил, что для этой школьной команды могла значить победа над «мажорами» из Золотой Семерки и что будет означать поражение. И в эту секунду Фрэнк заметил снитч. Снейп увидел, как тот пристально смотрит на небо, и тут же сам краем глаза углядел золотую искорку. Еще через секунду ловец арканзасцев испустил победный вопль и пришпорил метлу. Деверо заорал: «Слева!!!», Бертон охнул и пустился в погоню. Снейп вцепился правой рукой в левую. Его ловец не стоил доброго слова и в команде оказался только потому, что его отец купил всем метлы. По сравнению с этим чудом света Драко Малфой мог практически считаться надеждой английской сборной. Если сейчас он упустит снитч… а он его упустит… Ловец арканзассцев стрелой полетел к земле. «Если Бертон сейчас попробует сделать финт Вронского, я с него шкуру спущу», - прошептал Снейп. А потом он понял, что происходит, и нашел глазами Сотомайора, чтобы убедиться, что тот видит это тоже. Арканзасец, как кошка, извернулся у самой земли, и в этот момент Бертон поймал снитч в десяти футах над его головой. Снейп стоически выдержал два часа воплей: «Сен-Самди!», «Магнолия!» и «Ты мой солнечный свет!» (последнее оказалось песней, из которой, впрочем, никто из юных патриотов не помнил больше одного куплета). Когда, наконец, его команда угомонилась и легла спать, он вышел на улицу. Уже стемнело, и он скорее угадал, чем увидел маленький силуэт, сидящий верхом на изгороди. - Лунный свет, - сказал Сотомайор, отвинчивая крышку фляги. Ночь запахла кукурузным самогоном. – Мне показалось, или вы действительно болели за местных? Снейп молча пожал плечами. - Я так и подумал. – Фрэнк шумно отхлебнул из фляги. – Нет смысла работать в частной школе, эти ребята никогда ничего не будут собой представлять. Вы женаты? - Нет. - И правильно. Женатый умирает как человек, это верно, но зато он живет как собака. У меня три дочки. Кто их возьмет замуж, а? – Он сделал еще один глоток. – В этой стране ни одна сволочь не знает, кто такой Фрэнк Сотомайор. Снейп вздохнул и пошел спать. Когда на следующее утро он вышел на улицу, на изгороди по-прежнему кто-то сидел. Уже не Фрэнк, кто-то более высокий, в джинсах и спортивной куртке с капюшоном. Когда незнакомец повернул голову в его сторону, Снейп вздрогнул – ему на секунду показалось, что там сидит он сам, только коротко стриженный и на несколько лет моложе. - Доброе утро, - сказал загадочный двойник. – Сэм Гершкович. Оса. Снейп посмотрел через плечо. - Оса, в марте месяце? Гершкович хмыкнул и достал из кармана металлический жетон с изображением палочки и зеркала. - ОСА, Объединенная служба Авроров. «Молчи, - сказал себе Снейп, - молчи, молчи». Когда его арестовали в ноябре восемьдесят первого, он использовал эту тактику просто от отчаяния – что он мог сказать в свое оправдание? Потом он увидел, как Дамблдор применяет молчание в качестве оружия. Ему самому это всегда плохо удавалось – три четверти его неприятностей проистекали от неумения держать язык за зубами. Но весь год своего директорства он продержался только потому, что молчал. - Правильный ответ: «Что вам от меня нужно?», - подсказал ему Гершкович. Снейп мысленно поздравил себя с первым успехом и продолжил молчать. – Ладно, проверку на вшивость вы прошли. С нервами у вас все в порядке. Повезло, обычно люди с холода начинают сыпаться, когда выходят на покой. Снейп открыл рот, чтобы задать вопрос, затем спохватился. - «Работать на холоде» - это такое специальное выражение. Не знаю, откуда оно взялось. На мой взгляд, внедренные агенты скорее работают на раскаленной сковородке. «Заткнись, - сказал себе Снейп, - заткнись, заткнись». - Я вчера смотрел матч. Занятная игра – квиддич, ни пса не понятно. Но сразу видно, что своих ребят вы хорошо поднатаскали. Руками не шевелить! Снейп посмотрел на свои руки и обнаружил, что его правая ладонь находится в подозрительной близости от левого рукава, в котором он носил палочку. - Ой, вейзмир, - вздохнул Гершкович. – Ну и рефлексы у вас. Снейп выразительно покосился на палочку, которая упиралась ему в район пищевода. - А мне по службе положено. – Аврор убрал палочку куда-то в куртку и потряс головой, словно вытряхивая воду из уха. – Ладно, это все лирика. На самом деле я приехал предложить вам поработать на нас. - Вы спятили? – выпалил Снейп. - О, наконец-то я слышу ваш голос, - обрадовался Гершкович. – Кстати, можете звать меня просто Сэм. - Послушайте, просто Сэм, вы в своем уме? Или ваше начальство, не знаю уж, кому в голову пришла эта идея. Я не могу работать в аврорате, ни при каких условиях. - Да? – заинтересовался Гершкович. – Чё так? Снейп даже на секунду забыл о предмете разговора. Каждый раз, когда он думал, что ни один вариант американского английского больше не сможет его удивить или шокировать, жизнь подбрасывала ему новый сюрприз. - Судимостей у вас нет, - продолжал этот странный служитель закона, - со зрением, вроде, все в порядке… Разве что вы в молодости сделали себе татуировку, тогда облом. - Да, - злобно сказал Снейп, - я в молодости сделал себе татуировку. На левом предплечье. Широко известный факт моей биографии. Гершкович нахмурился, вытащил из кармана маленький черный предмет, ткнул в него пальцем и приложил к уху. - Але, Тим, у нас проблема. Он говорит, что не проходит по двенадцать-двадцать восемь-бэ, - сказал он в пространство. – Ага, на руке. А должны были. Я говорю, на руке, а не на заднице. Если бы это было так просто, то кому сдался бы этот отдел? Ах, так? Понял. А это не… Ясно. Продолжаем с той же цифры. До связи. Он сунул черный предмет в карман и продолжил: - Короче, Тим говорит, что у вас не татуировка, а пункт двенадцать-четыре-цэ, а его отменили пять лет назад. Так что если у вас нет других возражений… Снейп глубоко вздохнул. У него не было возражений. Он точно знал, что никогда, ни при каких обстоятельствах человек с его биографией не должен работать в аврорате. К сожалению, доказать это он не мог даже самому себе. Он никогда не умел ничего объяснять. Через месяц после того, как он начал преподавать в Хогвартсе, ученики перестали задавать ему на уроках вопросы: вместо ответа он либо орал, что не нанимался учить троллей, либо садился за стол, хватался за голову и стонал. Постепенно Минерве Макгонагал как-то удалось донести до него, что учить детей означает сообщать им вещи, которые должны быть очевидны для любого мыслящего человека, но это не столько улучшило его манеру преподавания, сколько ухудшило его мнение о детях. Что бы там ни говорила и ни думала Лили Эванс, у него были четкие представления о добре и зле. Он просто был неспособен с кем-либо поделиться этим знанием. К сожалению, его друзья и знакомые прекрасно умели объяснить, почему то, что Снейп считает плохим, на самом деле довольно забавно, а то, что он считает хорошим – довольно занудно. К еще большему сожалению, его друзья и знакомые были Пожирателями Смерти. Снейп избегал любых разговоров о морали, как чумы. Он знал, что его практически невозможно заставить пойти против своей совести. Также он знал, что его почти всегда можно уговорить. - Я вас в чем-то понимаю, - продолжил Гершкович. – Бороться со злом – это не круто. Это идея для малышни. Большинство нормальных людей перестает об этом думать где-то к пятому классу. Кто идет в аврорат? Чокнутые неудачники, которые не смогли найти себе другую работу. ОСА – это не место для тихого английского профессора, вы правы. Кстати, для приличного еврейского мальчика из Бруклина это тоже не фонтан, моя бабушка до сих пор переживает, что я не стал бухгалтером. И потом, кто хочет бороться со злом? Все хотят им быть! Злодеи – это прикольно. У них много денег, их любят девушки, они носят черные плащи, которые развеваются, даже когда нет ветра. Никогда не мог понять, как они это делают. - Попробуйте пошире расставлять локти при ходьбе. - Что? Снейп повернулся к нему спиной, сгорбился и торопливым шагом пошел к школе. В конце концов, его можно было уговорить, но нельзя было заставить. Они вернулись в Сен-Самди через два часа. Гордые победители отправились разносить весть о великом событии по всей школе, а Снейп угрюмо побрел к себе. Возле двери в комнату Кей он остановился, потоптался минут пять, затем решительно постучал. За стеной босые пятки спрыгнули с кровати, допрыгали на одной ноге до стены в поисках тапка, остановились на секунду возле зеркала и подошли к двери. - Привет, - сказала Кей, улыбаясь. – Ну что, как игра? Снейп глубоко вздохнул. Он до сих пор не привык к тому, что Кей никогда не дуется. После ссоры у нее необязательно было просить прощения – она прощала в одностороннем порядке. Это было ново, восхитительно и почему-то очень страшно. - Ты что такой мрачный? Продули? Снейп неопределенно пожал плечами. Все лучше, чем объяснять, почему именно он такой мрачный. Кей фыркнула и поцеловала его в щеку. - Очень убедительно. Не видела бы своими глазами – точно бы тебе поверила. Ты хороший актер, милый. - Ты смотрела игру? - Ага. Не пропускать же мне было такое событие из-за всяких глупостей? Я, кстати, была уверена, что ты меня слышал, я орала на весь стадион. Давай, может, все-таки внутрь зайдем, а? Снейп зашел в комнату и привычно повернулся спиной к зеркалу. - Меня пригласили работать в аврорат, - сказал он ковру. Кей сбросила тапочки и забралась на кровать с ногами. - Радость моя, умоляю, не надо. У них уставная стрижка – два с половиной дюйма, тебе не пойдет. Снейп провел рукой по волосам. - Да, - сказал он задумчиво, - действительно, не пойдет. TBC

katerson: аааа!!! оооо!!! *далее масса нечленораздельных звуков* Какая все-таки Кей прелесть.

Изумрудная Змея: katerson Дык, не доверять же профессора кому попало .

katerson: Изумрудная Змея повезло профессору. и еще раз спасибо за эпиграф

SvetaR: Изумрудная Змея пишет: У них уставная стрижка – два с половиной дюйма, тебе не пойдет. Какая шикарная отмазка от работы аврором! Большое спасибо за продолжение!!!

Изумрудная Змея: katerson За эпиграфы в некотором роде спасибо Набокову. Но выбор мой, что уж скромничать . SvetaR Спасибо!

ivanna: Каждый раз, когда я думаю, что поняла, куда идет история, появляется продолжение. И становится ясно, что ничего я не поняла. Сэм Гершкович и Фрэнк Сотомайор живые на удивление. Впрочем, у вас все эпизодические персонажи живые! Представила лицо Люциуса Малфоя при сообщении, что Снейпу предложили стать аврором...

Изумрудная Змея: ivanna пишет: Представила лицо Люциуса Малфоя при сообщении, что Снейпу предложили стать аврором... По сравнению с лицом Снейпа, которому предложили стать аврором, все меркнет, я думаю .

DashAngel: Не зря я так долго ждала продолжения! Очень захватывающе, и к тому же я отношусь к редким поклонникам описания спортивных баталий, так что за это отдельное спасибо

Изумрудная Змея: DashAngel Спасибо, вы пролили бальзам на мою душу. Я, на самом деле, не умею описывать спорт .



полная версия страницы