Форум » Большой зал » «Призвание Снейпа», Gillian, перевод, сиквел к фику «Мой». Тема 2 (от 11.12) » Ответить

«Призвание Снейпа», Gillian, перевод, сиквел к фику «Мой». Тема 2 (от 11.12)

Lenny_r: Автор: Gillian Название оригинала: Snape's Vocation Источник: здесь Перевод: Lenny Бета: Rassda Пейринг: СС, ГП (Северитус) Рейтинг: G Дисклаймер: все не мое Саммари: Продолжение фика «Мой» Предупреждение: AU Разрешение на перевод: Получено Главы 1-7

Ответов - 11

Lenny_r: Глава 8. Зелья для веселья Северус усадил Гарри на стул, задумчиво на него посмотрел и достал из кармана мантии палочку. – Держись крепче. Взмах палочкой, и ножки стула удлинились на несколько сантиметров, а Гарри, ухватившись руками за сидение, радостно захихикал. – Еще! Еще! – закричал он, но Северус спрятал палочку в карман и покачал головой. – Помнишь, что я говорил насчет «сохранять спокойствие»? Гарри успокоился и сделал серьезное лицо, сосредоточенно нахмурив брови. Затем выпрямился и расправил плечи. – Я спокоен, папа, – решительно заявил он. – Постарайся таким и оставаться. Когда варишь зелье, требуются твердая рука и сдержанность. Сделай глубокий вдох. Гарри вдохнул, внимательно наблюдая, как отец делает то же самое. – Задержи дыхание. А теперь выдохни. Старательно надутые щечки послушно опали. – Каждый раз, когда разволнуешься слишком сильно, делай глубокий вдох, – Северус с горделивой радостью вгляделся в серьезное лицо сына. – Молодец. – Что мы будем варить, папа? – нетерпеливо спросил Гарри, наклонившись вперед и разглядывая флаконы, которые отец поставил перед ним. – У меня тоже есть свои зелья, – радостно добавил он, показывая на маленькие бутылочки из своего набора. – Мадам Помфри просила приготовить средство от солнечных ожогов. Студенты валялись на солнце в ожидании каникул, и кое-кто обгорел. Гарри с любопытством взглянул на него. – Как-то не очень по-волшебному, – пожаловался он. Северус приподнял бровь. – Исцелить чью-то боль, Гарри, – вот истинное волшебство. Уменьшить страдания, сделать жизнь лучше. Эффектные заклинания, изменяющие форму предметов или их цвет, могут казаться весьма впечатляющими, но, в конце концов, это просто бессмысленная мишура. Сама же суть искусства зельеварения – помогать людям. Гарри закусил губу, изо всех сил стараясь ничего не упустить. – Получается, мы помогаем людям. Да, папа? – Это наша истинная цель, – разглядывая задумчивое личико сына, Северус размышлял, на самом ли деле тот понял сказанное. – Хотя, конечно, эффектные заклинания – это весело. – Весело? – удивился Гарри, и Снейп ощутил вспышку раздражения. Неужели Гарри считает, что его отец не умеет развлекаться? – Именно, – отрезал он. – А сейчас, Гарри, найди барис звездовидный. Сможешь? Гарри неуверенно прикоснулся к бутылочке, заполненной крошечными высушенными стручками, похожими на маленькие звездочки. – Этот? – Да. Отсчитай шесть штук. Высунув о напряжения кончик языка, мальчик отделил требуемое количество. Он встряхнул стручки, и те тихонько зашуршали. – Хорошо. Теперь возьми ступку и пестик. Гарри с воодушевлением потянулся за красивыми мраморными приспособлениями. – Я уже целую вечность мечтал расколоть что-нибудь этим! Глядя на своего неугомонного сына, Северус фыркнул. – Правильно говорить – растирать. В данном случае, в порошок. Начни с одного. Вот, держи. Гарри стукнул по звездочке пестиком, и стручок с легким хрустом раскололся. – Лучше круговыми движениями, – Северус обхватил рукой кулачок сына и продемонстрировал. – Понятно? – У меня получилось! – воскликнул Гарри. Он убрал пестик и принялся рассматривать содержимое ступки. – Раскололись, – довольно заметил он. – Пойдет, – сухо подтвердил Снейп. – Теперь добавляй по одному, пока все они не превратятся в порошок. Гарри старательно добавлял стручок за стручком. На последнем руки у него уже устали, и Северус, положив свою ладонь поверх маленького кулачка, помог сыну. – Тяжело! – Гарри сдул падающую на глаза челку, но глаза его радостно сверкали, щечки раскраснелись, на губах довольная улыбка. – Что теперь? Северус помог ему на следующих шагах: приготовить едко-пахнущую желчь саламандры и ценный светло-розовый воск, осторожно смешать их в котле, а потом аккуратно помешивать. – Теперь взвесь нужное количество грибных спор, – он пододвинул ближе небольшие весы. – Мы учили в школе весы и меры, – сказал Гарри. Он достал из коробки крошечный медный грузик и взвесил в руке. – Вот столько? – Некоторые ингредиенты очень сильнодействующие. Аккуратнее. Северус наблюдал, как мальчик крошечной ложечкой по частям добавляет порошок в мерную чашку, и едва сдерживал желание ему помочь. Стрелка на весах еле заметно дрогнула и снова замерла. – Чуть больше, – пробормотал Гарри. Он добавил еще порошка, и чаша весов резко пошла вниз. – Ой, слишком много. – Не страшно. Просто забери немного. Хочешь, я сделаю? – Нет! – упрямо отозвался Гарри. – Сам справлюсь. И справился, правда, за четыре попытки, но весы наконец уравновесились. Затраченные немалые усилия окупились сполна: когда Гарри со счастливой улыбкой повернулся к отцу, его личико просто сияло от восторга. – Смотри! У меня получилось! – Отличная работа, – мягко похвалил Северус, испытывая удовлетворение и гордость одновременно. Его сын однажды может стать прекрасным зельеваром. – Теперь помешивай, как я уже показывал. Не позволяя себе вмешиваться, Снейп руководил процессом, пока наконец в котле не замерцало молочно-белое зелье. – А теперь немножко волшебства. Дальше мне надо самому помешивать зелье. Гарри приуныл. – А я не смогу? Северус посмотрел на расстроенное личико сына. Мальчик очень старался. Ничего страшного не случится, если он завершит то, что начал. – Давай вместе, – согласился он и накрыл руку Гарри своей. – Сконцентрируйся, сын. Надо искренне желать закончить работу, захотеть всем своим существом, чтобы все вещества, которые ты смешал, превратились именно в то зелье, которое тебе нужно. Гарри крепко зажмурился, сосредоточенно нахмурив брови. – Что мы хотели сделать? – прошептал Северус, концентрируя в себе магию и приготовившись направить ее в зелье. – Помочь людям, – пробормотал мальчик, пропуская магию через себя. К своему удивлению, зельевар ощутил, как неуловимый поток детской, незрелой еще магии сына струится в котел и смешивается с зельем, заставляя его вспыхнуть на миг перламутровым блеском, а затем снова побледнеть. Гарри медленно открыт глаза и взглянул на отца. – Вот это да, – тихо прошептал он. И Снейпу оставалось лишь согласиться. * * * Хотя Северус хотел показать Гарри все стадии приготовления зелья, включая разлив по флаконам, он предложил отдохнуть. Зелье помешали последний раз, накрыли крышкой и оставили в покое. На наметанный взгляд зельевара, оно получилось невероятно мощным, способным исцелить не только солнечные ожоги, но и ожоги посерьезнее. С уважением и даже благоговением смотрел он на хрупкую фигурку сына, который, встав коленками на стул, мыл руки в огромной выщербленной раковине. – Было сложновато, но здорово, – радостно делился Гарри. – Особенно в конце, с волшебством. – Что ты почувствовал, Гарри? – спросил Северус. – Магию? Гарри замер, подставив руки под льющуюся струю воды и глубокомысленно склонив голову набок. – Ага, было… приятно, – ответил он, в словарном запасе маленького мальчика явно не хватало слов. Гарри огорченно нахмурился, подыскивая нужные слова. – Как теплая ванна или вкусная еда. – Он задумчиво моргнул и посмотрел на отца. – Или когда ты берешь меня на руки и крепко обнимаешь. Понимаешь? Тяжело сглотнув, Северус кивнул. Самое точное описание стихийной магии, которое мог выдать пятилетний ребенок. Но сказано чертовски красиво. Гарри слез со стула и вытер потрепанным полотенцем руки. – Папа, это и правда было мое волшебство? – обеспокоенно спросил он. – Ты мне помогал? – Я лишь немного тебя направлял, – признался Северус. – Это же твое первое зелье. Мы вдвоем наполнили его магией. Мальчик удовлетворенно кивнул. – Наверно поэтому и было так приятно, – сказал он, понимающе кивая. – И, вне всяких сомнений, сделало зелье еще сильнее, – пробормотал зельевар. Он протянул сыну руку, и Гарри, застенчиво улыбнувшись, пожал ее. – Папа, а мы сможем потом сварить еще какие-нибудь зелья? Правда, было весело? – Весело? – переспросил Северус, вспомнив, как удивился Гарри, чуть раньше услышав это слово от отца. Мальчик снова кивнул. – Ну это же были мы с тобой, – пояснил он, и Снейп, вспомнил свои уроки под чутким руководством мадам Брайт, вынужден был согласиться. А вот учить Гарри действительно было «весело». – Значит, продолжим на следующих выходных, – пообещал он. Гарри сжал его руку и снова принялся радостно болтать, на этот раз о завтраке. Уходя, Северус заклинанием запер дверь лаборатории, а в котле тихо мерцало первое зелье, сваренное отцом и сыном. Продолжение следует

Arishka_n: Какой милый-милый момент!

Lenny_r: Глава 9. Последний школьный день Снейп проводил своих подопечных наверх, в класс, предвкушая наступление долгожданных каникул. В подземельях, по сложившейся уже традиции, последние дни семестра были посвящены генеральной уборке – неизменно сопровождавшейся стенаниями студентов и воодушевленными взглядами профессоров. Северус дождаться не мог, когда все разъедутся. Распахнув дверь, он впустил взволнованных мальчишек в класс и непринужденно прислонился к косяку. С завтрашнего дня он сможет отдохнуть и от Люпина. Определенно, день обещал стать весьма неплохим. – А, мальчики, – приветливо улыбнулся им из-за стола Ремус и посмотрел на часы. – Вы рано. Гарри и Невилл обменялись заговорщицкими взглядами и кинулись к нему. – Мы приготовили для вас подарки! – воскликнул Гарри. – Потому что сегодня последний день семестра, – оживленно добавил Невилл, протягивая конверт. – И мы сделали их сами! – закончил Гарри, достав неумело обернутый подарок и положив его на стол. Люпин посмотрел на ребят и мягко улыбнулся. – Очень приятно, – негромко сказал он. Невилл засиял, Гарри гордо улыбнулся. – Открывайте, – предложил он. Ремус протянул руку и задумался. – С какого начать? – спросил он. Невилл оказался чуть быстрее и подтолкнул свой конверт по столу. – Мой! Гарри, закусив губу и нетерпеливо подпрыгивая, следил, как Люпин аккуратно развязывает ленту на упаковке. Наконец он достал белоснежную карточку, украшенную синей лентой. – Это закладка, – застенчиво пояснил Невилл. Ремус улыбнувшись, осторожно провел пальцами по ленточке. – Да, я так и понял. Очень красиво. Невилл облегченно выдохнул и радостно ухмыльнулся. – Я там картинку нарисовал, – добавил он. – Как вы под буком читаете книгу. Люпин повнимательнее присмотрелся к рисунку. – Очень похоже, – заметил он. – Знаешь, Северус, Невилл стал лучше рисовать. Снейп кивнул. Он каждый день мог наблюдать результаты творчества Невилла и Гарри, хотя, по правде говоря, старательно пытался всякий раз уклониться от этой чести. – А теперь мой, мой откройте, – нетерпеливо захныкал Гарри. Ремус послушно размотал толстый шнур, пакет развернулся, а внутри оказался небольшой, тщательно закупоренный пузырек. – Это заживляющее зелье! – воскликнул Гарри. – Я сам его сварил. Правда, папа помогал, – поспешно добавил он. Люпин посмотрел на зельевара, тот еле заметно кивнул. – Это первое сваренное Гарри зелье, – подтвердил он. – И оно весьма эффективно. – Я подумал, что оно может вам пригодится, из-за всех этих царапин и всего такого, – наивно добавил мальчик. – И вы часто плохо выглядите. Северус едва заметно вздрогнул. – Гарри, что я говорил насчет неуместных замечаний? Малыш нахмурился. – Но я не хотел никого обидеть, – упрямо возразил он. – Я просто объяснил, почему подумал, что ему понравится подарок. – Гарри повернулся к Люпину. – Вам ведь правда нравится? – взволнованно спросил он. – Очень, – хрипло подтвердил Ремус. – Мне оба подарка очень понравились, они мне обязательно пригодятся. Гарри кивнул и и самодовольно посмотрел на отца. – Видишь, папа? – сказал он. – Мистер Люпин тоже думает, что я не сказал ничего обидного. – Не имеет значения, – отрубил Снейп, не желая в присутствии Ремуса затевать очередной спор. – Пожалуйста, постарайся в будущем воздерживаться от любых неуместных замечаний. Гарри хотел было возразить, но тут зазвенел звонок, и мальчики помчались на свои места. – Северус, – окликнул Люпин направившегося к дверям зельевара. – Удели мне минутку, пожалуйста. – Да? – нетерпеливо отозвался тот. Ремус вышел вместе с ним в коридор, неплотно прикрыв за собой дверь в класс. – Гарри пару раз упоминал, что ты собираешься показать ему драконов на каникулах. – И? – Это правда? Гарри есть Гарри, и не всему, что он говорит, я обычно верю, но… – Мой сын не лжет, – вкрадчиво заметил Снейп, и Люпин нахмурился. – Пожалуйста, Северус, я не хочу с тобой ссориться, не сегодня. Я не говорю, что Гарри соврал, он слишком наивен и простодушен. Я имел в виду, что время от времени он словно погружается в свои фантазии. Снейп вздохнул. – Хорошо, извинения приняты. Так ты хотел о чем-то спросить или всего лишь развлекаешься, попусту тратя мое время? Ремус стиснул зубы. – Ты повезешь Гарри смотреть на драконов? – мрачно спросил он. И прежде чем Северус успел напомнить, что это не его дело – какие у них с сыном планы, Люпин поспешно добавил: – Я просто подумал, вдруг Гарри успел еще кому рассказать. Ты уверен, что, уехав из Хогвартса, вы будете в безопасности? Нетерпеливо побарабанив пальцами по стене, Снейп остановился на самом кратком из объяснений. Не было смысла попусту сотрясать воздух – Люпин того не стоил. – Не лезь не в свое дело, – сказал Северус. Затем, удовлетворенно отметив крайне обиженную гримасу Люпина, вежливо ему кивнул и зашагал вниз по лестнице. Да, определенно, день обещает быть весьма удачным. * * * Фадж со вздохом отложил в сторону последний пергамент. – Даже не знаю, как и благодарить вас, Дамблдор, – произнес он, утирая пот большим и не очень свежим платком. – С этими переговорами проклятые гоблины превратили мою жизнь просто в ад. – Полагаю, вы что-нибудь придумаете, министр, – добродушно отозвался директор. – Лучший подход к гоблинам, впрочем, как и ко всем остальным, – это честность и вежливость. Видимо, Фадж не был с ним вполне согласен, однако, решив не спорить, кивнул и пробормотал что-то невнятно. – В любом случае, – улыбнулся он, – я рад, что мы успели вовремя разобраться с этими договорами. Полагаю, у вас найдутся дела и поважнее? – и не дожидаясь ответа, оживленно потер руки. – А теперь, как насчет чашечки чая? – Да, конечно, – торопливо согласился Дамблдор, чуть заметно взмахнув палочкой. Возникший словно из ниоткуда сервированный на двоих поднос, медленно вращаясь, опустился на стол. – Миндального печенья? – Если не трудно. – Я поухаживаю за вами, – предложил директор. Он разлил чай по чашечкам из тончайшего фарфора, добавив молока в каждую. – Два кусочка сахара? Взяв чашку в руки, Фадж расслабленно откинулся на спинку стула. Да, неплохо потрудились. Хорошо, конечно, что удалось заручиться поддержкой Дамблдора, хотя собственная несостоятельность несколько раздражала. Пряча усмешку, он оглядел небольшой кабинет. Подумать только, отказаться от поста министра магии ради этого! Невероятно, вот Фадж порой и не верил, мучаясь сомнениями, а не было ли у Дамблдора особых причин так держаться за это место… Тут он вспомнил кое о чем и сунул руку в карман пиджака. – Чуть не забыл, – воскликнул министр. – Ваше последнее письмо насчет юного Гарри Поттера. – Он развернул пергамент и снова перечел написанное. – Да? – Знаете, Дамблдор, – осторожно начал Фадж, – я долго все это терпел. Целых шесть месяцев ничего не предпринимал и позволил вам действовать по своему усмотрению, полагая, что вы знаете, что делать. Но больше так продолжаться не может. Кое-кто уже начал задавать вопросы, кое-кто весьма влиятельный. О маггловской семье мальчика и, главным образом, о том, как они с ним обращались. Вы не могли забрать его оттуда более аккуратно? Без всей этой шумихи? – Возможно, это и вызвало небольшой переполох, – признал директор, – но никакого ощутимого вреда не принесло. Во всяком случае, ни малейшей опасности для нашего мира. – Что ж, возможно, возможно. – Фадж принялся рассеянно разглаживать письмо. – Но возникают и другие вопросы. Зачем вообще вы отправили его к магглам? И что это за человек, заявляющий, будто он настоящий отец мальчика? Я слышал о его несколько… сомнительной репутации. Дамблдор приподнял бровь. – От кого? – вежливо поинтересовался он. Министр смутился, но тут же постарался взять себя в руки. – Не могу сказать, – резко сказал он. – Конечно же, я навел справки. Досье на него у нас нет. Директор улыбнулся. – Ну это вряд ли! Уверен, ваше расследование показало, что это выпускник нашей школы, превосходный зельевар, достигший выдающихся результатов в своей профессии. – Да, да, зелье для оборотней и тому подобное, – Фадж презрительно скривился. – Вряд ли приличный зельевар заинтересовался бы подобными заказами! Дамблдор опустил чашку на блюдце, взгляд его похолодел. – Вы же не думаете так на самом деле? Помочь страдающим от этого, несомненно, чрезвычайно мучительного недуга… – Что ж, конечно, в этом есть определенный смысл, – поспешно заверил его министр. – Это защищает население от нападения оборотней и все тому подобное. Но… – он запнулся, подбирая слова. Отвратительно, директор заставил его снова почувствовать себя нерадивым школьником, которого распекают за нарушение правил, – вся эта затея с отцовством выглядит достаточно неприглядно. Почему бы ему не оставить Поттеров в покое? В конце концов, их считают героями, и вытаскивать на свет эту старую историю просто неприлично, вы так не считаете? – Я считаю, что Джеймс и Лили мертвы, – ответил Дамблдор, – и собственная репутация заботила бы их куда меньше, чем благополучие сына. – Да, но он не был «их» сыном, не так ли? – Фадж перешел в наступление. – В этом все дело! Не мне говорить вам, Дамблдор, сколько пересудов это вызовет. Имя Мальчика-Который-Выжил будет запятнано! – Не вижу, как может повредить Гарри то, что случилось еще до его рождения, – с улыбкой возразил директор. – Не видите? – переспросил министр. – Простите за невольную грубость, профессор, но вы, похоже, мало общаетесь с потенциальными избирателями. Для них юный Гарри Поттер нечто-то вроде легенды, а неуважения к своим легендам они не потерпят. – Фадж помедлил, а затем, вдохновленный задумчивым кивком Дамблдора, продолжил: – Мне посоветовали взять это дело под контроль министерства. Удостовериться, что с мальчиком все в порядке, что-то вроде этого. Э-э-э… как вы полагаете? – Мне кажется, это прекрасная идея, – кивнул директор. – Что ж, тогда вы можете вернуться в министерство и рассказать… э-э-э… людям, что все в порядке. Гарри живет со своим отцом и очень счастлив. Фаджа несколько озадачило столь быстрое согласие. – Рад, что вы не возражаете, – недоверчиво заметил он. – Хмм… тут вот какой деликатный вопрос. Вы на самом деле уверены, что этот Снейп – на самом деле тот, за кого себя выдает? В смысле… э-э-э… биологический отец мальчика. В конце концов, есть же всякие беспринципные люди, которые могли бы попытаться извлечь выгоду из родства с известным Гарри Поттером. – Не может быть, – вежливо поддакнул Дамблдор. Доверительно склонившись к директору, Фадж продолжил: – Трудно поверить, но это так! Этот Снейп… Полагаю, вы проверили его стандартными чарами отцовства? – Ну разумеется. Министр кивнул. – Никто не сомневается, что вы владеете этими чарами на высшем уровне, – заверил он, – но как вы сказали, молодой человек – искусный зельевар. Возможно, ему каким-то образом удалось сфальсифицировать результаты?.. Дамблдор глубокомысленно кивнул: – Да, конечно, все может быть. Фадж с довольным вздохом откинулся на спинку стула. – Вот только узнал я об этом от Лили, – продолжил директор. Министр замер. – Вы что? – заикаясь, переспросил он. Дамблдор закивал еще оживленнее. – В тот день, когда я отправился к ним предупредить о возможном нападении Волдеморта. Услышав это имя, Фадж вздрогнул. – Понимаете, я и раньше догадывался о чем-то подобном, – признался директор. – И в тот день Лили мои подозрения подтвердила. Северус Снейп оказался биологическим отцом Гарри. – Дамблдор окинул Фаджа проницательным взором. – И в этом нет ничего отвратительного, министр. Лили сама так считала. Его собеседник удивленно приоткрыл рот. – Ничего отвратительного? – пробормотал он. – Зато мне все это кажется весьма отвратительным! И теперь этот человек воспитывает Гарри Поттера? – Да, Гарри воспитывает его отец, – подтвердил Дамблдор. – Все это выглядит весьма подозрительно, – раздраженно заметил Фадж. – Крайне подозрительно. Полагаю, мне стоит встретиться с этим Снейпом и лично выяснить, что здесь происходит! – Ну конечно, – согласился с ним директор. – Если не возражаете, я допью сначала чай. Продолжение следует

outside flo: скажите, а есть ли какой-нибудь архив, где лежит первый фик и начало этого? темы по ссылкам были удалены =(

Lenny_r: outside flo все полностью лежит на Сказках http://www.snapetales.com/index.php?cyc_id=24

outside flo: Lenny_r спасибо

Валесса: А 10 глава есть или дальше опять конец части?

Lenny_r: * * * — Я не помню эту башню, — Фадж, тяжело дыша, поднимался вслед за директором по спиральной лестнице. — Она была закрыта, когда вы здесь учились. — Возле классной комнаты Дамблдор остановился. — Тут только недавно все отремонтировали. — Он приоткрыл дверь в класс. За партами, склонившись над книгами, сидели два маленьких мальчика. Их учитель поднял голову и, увидев гостей, встал. — Директор, — удивленно поздоровался он. — Рад вас видеть. — Мистер Люпин, — Дамблдор прошел в ярко освещенный класс, Фадж — за ним. Сквозь распахнутые окна, для безопасности с внешней стороны забранные решетками, в комнату проникал теплый летний ветерок, чуть заметно покачивая яркие рисунки, развешанные в простенках прямо поверх кирпичной кладки. В дальней части класса стоял стол, заваленный камнями, листьями и древесной корой, покрытой грибными наростами самой разнообразной и порой весьма причудливой формы. В темном аквариуме кто-то копошился. — Позвольте представить вам Корнелиуса Фаджа, министра магии. Люпин обменялся с Фаджем энергичным рукопожатием. — У вас прекрасный кабинет, — доброжелательно заметил министр. — Напоминает мой самый первый класс. Школа мадам Миркин, — с ностальгией добавил он. — Ах, мадам Миркин и ее линейка! Ремус вежливо улыбнулся. — Мальчики занимались математикой, — пояснил он, указав на доску с несложным примерами. Фадж обернулся к мальчикам, и, заметив обращенные к нему любопытные детские лица, дружелюбно улыбнулся. — Гарри Поттер! — воскликнул он и протянул мальчику руку, но затем понял всю нелепость своего поступка и просто взъерошил тому волосы. — Рад с тобой наконец познакомиться! Удивленный Гарри попытался рукой пригладить волосы. — Здрасьте, — настороженно отозвался он. — А это Невилл Лонгботтом, господин министр, — спокойно продолжил Дамблдор, и Фадж окинул быстрым взглядом второго мальчика. — Они с Гарри занимаются вместе. Возможно, вы знакомы с его бабушкой? Корнелиус, как истинный политик, расплылся в улыбке, едва заслышав фамилию. — Как же, как же! — оживленно воскликнул он. — Прекрасная старинная семья, Лонгботтомы. И как удачно, что мальчики здесь вместе учатся, верно? — Полагаю, так, — согласился с ним Дамблдор. — Мы чем-то можем помочь вам, директор? — поинтересовался Люпин. — Не обращайте на нас внимания, — мазнув рукой, беззаботно отозвался Фадж. — Мне просто хотелось взглянуть, как поживает юный Гарри. — Его взгляд вернулся к Гарри, вернее, к его шраму. — В конце концов, все в нашем мире заинтересованы в его благополучии и хотят знать, как у него дела. Гарри нахмурился и взглянул на Невилла. Тот нахмурился в ответ и пожал плечами. — Простите, — вежливо заметил Гарри. — Мне не видно доску. Если мы не решим эти примеры, мистер Люпин не разрешит нам побегать наперегонки. Фадж, поспешно отступив назад, улыбнулся. — Какой старательный ученик! — сказал он. — А что за бег наперегонки? — Сегодня последний день семестра, и мы решили, что днем пойдем играть на улицу, — пояснил Ремус. — Гарри нравится бегать наперегонки, а Невилл любит играть в мяч. — Кажется, это весело, — согласился министр. — А сколько задач там осталось? Несомненно, за год они набрались знаний более чем достаточно. Почему бы не закончить урок и не спуститься всем вместе? Признаться, я с удовольствием бы посмотрел, как мальчики играют. Что скажете? Гарри и Невилл с надеждой посмотрели на своего наставника. Тот улыбнулся и кивнул. — Ура! — закричал Гарри. — Мальчики, закройте книги и уберите их в парту, — строго добавил Ремус, когда Гарри спрыгнул со стула. Ребята послушно привели в порядок свои места и помчались к двери, где и замерли, ожидая взрослых — нетерпеливо, но стараясь соблюдать правила вежливости. — Вы же не забудете свои подарки, да, мистер Люпин? — обеспокоенно напомнил наставнику Невилл, и Люпин успокаивающе улыбнулся. — Я вернусь потом в класс за вещами, Невилл. Все равно мне надо будет достать Гринди из аквариума. — Ремус пригладил мальчикам вихры, и те просияли. — И помните: по лестнице не бегать. Мальчики радостно закивали, взяли друг друга за руки и первыми вышли за дверь. — Похоже, вы неплохо с ними справляетесь, мистер Люпин, — одобрительно заметил Фадж, глядя, как ребята степенно шагают вниз по ступенькам. Он с любопытством взглянул на молодого человека. — Простите за нескромность, кто вам платит? Миссис Лонгботтом или мистер Снейп? — Ни тот, ни другой, — вскользь заметил Дамблдор. — Ремуса нанял я. Он порой помогает мне. Интересно, в каком качестве, задумался Фадж. * * * Выйдя на улицу, мальчики тут же отбросили напускную благовоспитанность, и Люпин позволил им пару минут поноситься по травке, прежде чем призвать их к порядку и поставить рядышком. Обратный отсчет, команда на старт, и Ремус со смешком отступил назад, наблюдая, как Гарри рванул вперед, словно молодой бычок на лугу. Гарри оглянулся через плечо на Невилла, который пыхтел сзади, пытаясь не отставать. Это Гарри и подвело — запнувшись за подвернувшуюся кочку, мальчик упал. Фадж обеспокоенно подался вперед, но Гарри засмеялся, наблюдая, как Невилл, шумно отдуваясь, бежит дальше и, пересекая финишную черту, наколдованную Люпином, с радостной улыбкой победно вскидывает вверх руки. — Сколько раз я говорил тебе не оглядываться, — пожурил Ремус. Гарри пожал плечами и поднялся. Невилл подбежал к нему и хлопнул по руке, Гарри закинул руку другу на плечо, и они захихикали. — Они никогда не заканчивают по всем правилам, — весело признался Люпин, — но Гарри упорно хочет бегать наперегонки. — А как юный Гарри учится? — с любопытством спросил поинтересовался Фадж. — Весьма усердно. — Ремус улыбнулся. — Правда, рисовать ему нравится больше, чем писать, а играть больше, чем читать или решать задачи! Как и любому пятилетнему мальчику. Невилл в этом плане ничем от него не отличается. Министр разочарованно нахмурился. — Но, вероятно, он подает большие надежды? — предположил он. — Демонстрирует необычные способности? — Да не сказал бы, — задумчиво произнес Люпин. — Хотя нет никаких сомнений, что он на самом деле волшебник. И у него, и у Невилла случаются вспышки спонтанной магии. На прошлой неделе, например, мальчики не послушались и помчались вниз по лестнице, Невилл споткнулся и скатился до самого низа. И ни царапины. — Да, да, — пробормотал Фадж. — А Гарри Поттер? Из него вырастет сильный волшебник? Ремус и Дамблдор переглянулись. Министр нетерпеливо ждал ответа, но наставник лишь пожал плечами. — Сложно сказать. — Он взглянул на своих подопечных. — Прошу прощения, полагаю, нам надо поиграть с малышами. Фадж нахмурился. В этом наставнике было нечто странное. Иногда тот казался молодым, вот как сейчас, когда он улыбнулся и похлопал мальчишек по плечам, а порой взгляд цеплялся за седину в его волосах и морщинки вокруг глаз. — А, — пробормотал Дамблдор, — а вот и Северус. Обычно он как раз в это время приходит за мальчиками. Министр обернулся и настороженно всмотрелся в приближающуюся к ним фигуру. Это и есть отец знаменитого Гарри Поттера? Высокий, худощавый, с крючковатым носом и длинными волосами, мужчина выглядел совсем иначе, чем представлял себе Фадж. Кажется, он ровесник Поттеров? Значит, ему нет еще и тридцати, но что-то во внешности выдавало в нес циника. В общем, министру он не понравился. Директор представил их друг другу, и если Фадж ждал, что Снейп при виде его почувствует себя не в своей тарелке, его ждало большое разочарование: зельевар просто протянул ему руку и вежливо кивнул. — Думаю, мне стоит посмотреть, как ведут себя мальчики, — добродушно заметил Дамблдор. — Прошу прощения. — И ушел. Министр остался возле этого странного типа, не зная толком, что сказать. У вас был роман с Лили Поттер? Это вряд ли можно было счесть уместным вопросом. Да и этот не лучше: у вас были отношения на троих? Вот вопрос поприличней: что же нашла Лили Поттер, молодая жизнерадостная ведьма, как ее все описывали, в этом мрачном малом? Он не был уродлив или как-то особенно безобразен. Но уж точно не блистал красотой и, судя по манерам, был человеком неприветливым и резким. — Я слышал… э-э-э… что вы будете преподавать здесь со следующего года, — попытался завязать разговор Фадж. Снейп кивнул. — Да. Я уже провел в этом семестре несколько занятий вместо мадам Брайт, — пояснил он. — И как все прошло? — Вполне приемлемо, — вежливо отозвался зельевар. — Прекрасно, прекрасно, — Фадж наконец собрался с мыслями. Является ли этот сухарь отцом Гарри Поттера или нет, к делу не относится. Мальчик достоин большего. — Как мне сказали, вы прекрасный зельевар, — с наигранным воодушевлением продолжил министр. — В деловых кругах многие весьма высокого мнения о вас. — Верно, — Снейп, не разыгрывая ложной скромности, слегка склонил голову. Фадж хищно моргнул. — Прекрасно, каждый должен осознавать свои истинную ценность, — заявил он. — Собственно говоря, есть одна должность, которая может оказаться, так сказать, по вашей части. В министерстве, в исследовательском отделе. Северус приподнял бровь. — Я не знал, что в министерстве есть исследовательский отдел, занимающийся зельями. — Он создан совсем недавно, — небрежно заметил министр, умолчав, что придумал его прямо сейчас. — Хорошая должность, прекрасная возможность для множества открытий и изобретений. Первоклассное оборудование, понимаете? — Звучит впечатляюще. — В самом деле? — переспросил Фадж. Наживка готова, пора забрасывать. — Нужен глава отдела, настоящий специалист. Молодой, со свежими идеями. — И искоса взглянув на Снейпа, добавил: — Вас это интересует? Тот окинул министра удивленно-вежливым взглядом. — Меня? — воскликнул он неубедительно. — У меня уже есть должность в школе. И Гарри здесь хорошо приняли. — Ах, Гарри, — поспешно откликнулся Фадж, словно мальчик и не занимал все это время его мысли. Во взгляде зельевара мелькнуло расчетливое выражение, но министра это не обеспокоило: беседа плавно перетекала к тому типу переговоров, который был ему весьма привычен: quid pro quo, услуга за услугу, ты — мне, я — тебе, все имеет свою цену. Все, что сейчас необходимо — это предложить то, что другая сторона хочет, и сделка состоится. — Гарри юн, — продолжил Фадж. — Ему где угодно будет хорошо. Министерство может порекомендовать прекрасных наставников и обеспечить ему наилучшие условия. Он познакомится с детьми из самых известных семей. Конечно же, такой герой это заслужил. — Конечно, — подтвердил Снейп. — А я? Как вписываюсь я во все это? Попался! — Как вы сами того пожелаете, мой дорогой, — просиял Фадж. — Я уверен, вы любите мальчика и будете рады навещать его время от времени! — Хм-м, — протянул Северус, задумчиво поглаживая подбородок. — Заманчивое предложение, — признал он, — однако я должен отказаться. — Что? — ошеломленно спросил министр. — Если бы оно поступило до того, как я оказался тут, — в голосе Снейпа слышалось сожаление. — Но еще не поздно… — Однако я уже заключил соглашение с Дамблдором, — возразил зельевар, по-прежнему глядя вдаль и продолжая поглаживать подбородок. — Соглашение? — встрепенулся Фадж. — Какое соглашение? — А разве он не говорил вам? — удивленно посмотрел на него Снейп. — Конечно, это не мое дело. — Он показал на мальчиков, которые лежали сейчас на траве, пытаясь отдышаться. — Я должен… — Постойте! — министр схватил его за руку. Рука оказалась необычайно жилистой, и на какой-то миг, пока зельевар не расслабился, Фадж ощутил, насколько тот силен. — Я должен знать об этом соглашении! Снейп оглянулся, склонив голову на бок. — Вам следует поговорить об этом с директором, — возразил он. — В конце концов, он не только мой наниматель, но и, в некотором роде, домовладелец. Мне не хотелось бы с ним ссориться. — Но послушайте, — воинственно заметил Фадж, — вы не должны бояться его, Снейп. Министерство сможет гарантировать вам свою защиту. Теперь Северус выглядел удивленным по-настоящему. — Бояться? — переспросил он. — В любом случае, что бы ни натолкнуло вас на эту идею, я благодарен вам, министр, действительно благодарен. — Тут зельевар нахмурился. — Но почему вы решили, что я его боюсь? Альбуса Дамблдора? Эти слова заставили Фаджа покраснеть, и Снейп стал несимпатичен ему еще больше. Казалось, любая вежливая фраза в его устах каким-то образом искажалась и меняла смысл. Что же тут на самом деле было правдой, а что нет? — Знаете, вас могло бы ждать великое будущее, — прохладно произнес министр. — Почему вы хотите замуровать себя в этом старом замке? Северус отвернулся, порыв ветра подхватил длинную прядь волос и кинул ее зельевару в лицо. — Похоже, Гарри на этот раз прибежал первым, — невозмутимо заметил он. — Прошу прощения, министр. И Фаджу ничего не оставалось, как, сжав кулаки, смотреть этому сальноволосому типу вслед. * * * — Похоже, вас до сих пор мучают сомнения, министр, — заметил Дамблдор. — Вы видели, как здесь живется Гарри, неужели вас это не успокоило? Фадж откинулся на спинку кресла, задумчиво потирая подбородок. — А должно было? — саркастично вопросил он. — В самом деле, Дамблдор, этот тип, Снейп! Или правильнее будет называть его мистер Мрачный Характер? — Его характер складывается из множества черт, — улыбнулся Дамблдор, — но обходительность среди них явно не на первом месте. Фадж только хмыкнул. — Вот, что я скажу… Парень вел себя вежливо, старался не сболтнуть лишнего, но любой, лишь взглянув на него, скажет… Ну, едва ли это тот, кто должен воспитывать Мальчика-который-выжил! Дамблдор погрустнел. — Увы, — вздохнул он. — Если бы мы только могли выбрать родственников, как выбираем друзей! Но какое бы у вас ни сложилось мнение о Северусе Снейпе, министр, не думаю, что вы вправе вмешиваться в то, как он воспитывает своего сына. Кровная связь священна. Корнелиус лишь отмахнулся. — О, способ всегда найдется, — усмехнувшись, заметил он. — Если министерство посчитает это вопросом национальной безопасности, или чем-то в этом роде. — И что, министерство считает Гарри Поттера вопросом именно такой важности? — несколько удивленно спросил директор. Фадж раздраженно скрипнул зубами. — В самом деле, Дамблдор, не будьте столь наивны. Разумеется, да. Мы просто вынуждены! Гарри Поттер… смог, — прошипел он. — Никто больше не мог, даже вы! Он смог сделать это. Он убил… Вы-Знаете-Кого. Именно поэтому мальчик столь значим для всех нас. — Ну, если вы так ставите вопрос, — примирительно отозвался Дамблдор, — такой вывод был бы уместен. Однако я не понимаю, какое значение это имеет теперь? — Конечно же, это имеет значение! — возмущенно всплеснул руками Фадж. — Ведь мы все еще не знаем, как именно он это сделал? — И после секундного замешательства, подозрительно щуря глаза, спросил: — Или знаем? Дамблдор лишь с сожалением покачал седой головой. — Нет, мы не знаем в точности, что произошло той ночью. Однако должен признать, что нахожу вашу уверенность, что все дело именно в Гарри, довольно любопытной. В конце концов, он был тогда всего лишь младенцем. Фадж недоуменно моргнул. — А в чем же еще? Кому еще это удалось бы? Он выжил, а… Вы-знаете-кто умер. Дело именно в Гарри! — Если только причина в каком-то конкретном человеке, — глубокомысленно отозвался Дамблдор. — Возможно, сам Волдеморт в чем-то ошибся. Или, может быть, те же Поттеры что-то сделали, отдав жизнь за ребенка? Кто знает, — он пристально взглянул на Фаджа. — Но вот что нам действительно известно, министр, так это то, что Гарри — совершенно обычный маленький мальчик, который совсем ничего не помнит о той ночи. И не проявляет никаких необычных способностей. Нет ни малейшей причины вмешиваться в его жизнь в обход закона. Фадж прищурился. Слишком хорошо он знал директора, чтобы не понимать, что уж одно-то из предположений, высказанных Дамблдором, верно. — Послушайте, Дамблдор, — заговорил Корнелиус, не в силах скрыть некоторую нервозность. Он никак не мог забыть о соглашении, заключенном между Альбусом и Снейпом. — Почему вас вообще все это так заботит? — По многим причинам, — доброжелательно улыбаясь, отозвался тот. — Снейп в некотором роде мой протеже, несмотря на его… ммм… резковатые манеры. Сейчас он, к тому же, один из сотрудников школы. И он, и его сын называют Хогвартс своим домом. — И тем не менее… — начал было Фадж, но Дамблдор продолжил, чуть повысив голос и тем самым не дав ему высказаться. — Кроме того, я считаю, что дети должны быть рядом со своими родителями, — уверенно закончил директор. Сейчас он уже не улыбался и не кивал в такт словам, как обычно. Пристальный взгляд был тверд и решителен, и Корнелиус снова почувствовал себя провинившимся школьником, которого отчитывает строгий преподаватель. Невзирая на свое личное отношение к Дамблдору — так хотелось многое ему высказать, — Фадж нуждался в этом человеке. Нуждался в его советах, его влиянии на лидеров некоторых малых рас. Нуждался в его авторитете среди влиятельных ведьм и волшебников, которые никак не хотели признать, что министерство магии вправе создавать новые правила и менять устаревшие, по которым магическое сообщество существовало уже больше столетия. Он нуждался в Альбусе Дамблдоре. И горько сожалел об этом. Проглотив горький комок, Фадж натянул на лицо улыбку. — Что ж, — хрипловато произнес он. — Конечно, вы правы. Иначе и быть не могло. Юный Гарри Поттер должен остаться здесь. По крайней мере, сейчас. Время покажет, как поведет себя новоявленный папаша. Последние пять лет он не очень-то интересовался сыном, верно? Возможно, все это отцовство и… эээ… жизнь в Хогвартсе вовсе не придутся ему по душе. — Поднявшись на ноги, Корнелиус водрузил на голову котелок. — В таком случае вам, Дамблдор, придется признать, что министерство просто обязано будет вмешаться. Дамблдор улыбнулся и вышел из-за стола проводить гостя. — Ну конечно, — отозвался он. — Если Северус когда-нибудь устанет от отцовства, я непременно сообщу. Но вы покидаете нас так скоро, министр? Я думал, вы останетесь на Прощальный пир? Фадж улыбнулся, чувствуя, что и эта улыбка вышла несколько натянутой. — Хотел бы, но… Плотный график, много запланированных встреч. Возможно, в следующий раз. Директор улыбнулся в ответ. — Возможно. * * * Гарри нетерпеливо вглядывался в пустые тарелки. — Ну когда же появится еда? — простонал он. — Я есть хочу. — Еще не все студенты собрались, — отозвался Невилл. — И директора тоже нет. Уронив голову на стол, Гарри тяжело вздохнул. — Нужно было что-нибудь поедать до того, как сюда спускаться. — Поесть, — поправил его Снейп. — В самом деле, Гарри, чему вас только учили в школе? — Постараюсь впредь следить за этим, — заметил Люпин, остановившись позади них и потрепав Гарри по взъерошенной шевелюре. — Обессилел от голода, Гарри? Мальчик выпрямился и с улыбкой обернулся к наставнику. — А у вас есть с собой шоколадка, мистер Люпин? — с надеждой спросил он. Ремус нежно пригладил мягкие темные прядки. — Нету. И портить аппетит перед ужином нельзя, — сказал он, и Гарри закатил глаза и снова вздохнул. — Раз уж так получилось, у меня для вас есть небольшие подарки, хоть это и не шоколадки, — продолжил наставник, протянув мальчикам по тетрадке. Плотные обложки были подписаны и украшены картинками: на тетрадке Гарри был нарисован дракон, у Невилла — желтовато-коричневая сова. — Для нас? — удивленно переспросил Невилл, а Гарри потянулся погладить кончиками пальцев свирепого золотого дракона. Невилл раскрыл тетрадь и пролистал снежно-белые пустые страницы. — Это вам за ваши чудесные подарки, что вы подарили мне утром, — пояснил Люпин. — Хотя ваши, конечно, были лучше. — Я могу нарисовать тут что-нибудь, — счастливо улыбнулся Невилл. Но Гарри молчал, листая пустые страницы. — В чем дело, Гарри? — тихо спросил Ремус. — Тебе не нравится? Мальчик поднял голову, внимательно вглядываясь в лицо наставника ярко-зелеными глазами. — Я могу написать здесь все, что захочу? — нерешительно спросил он. — И нарисовать тоже? Ремус мягко улыбнулся. — Ну конечно. Это твое, Гарри. Я тебе ее подарил. — Спасибо, мистер Люпин, — вежливо поблагодарил мальчик, а потом обхватил наставника за пояс и крепко обнял. Люпин пораженно отдернул руки и хотел отпрянуть, но потом замер, украдкой взглянув на Снейпа. Тут профессор зельеварения впервые испытал что-то вроде сочувствия к бывшему недругу. Он слишком хорошо помнил, на что это похоже — после долгой взрослой жизни, лишенной прикосновений, ощутить, как тебя обнимают худенькие ручки Гарри, как это маленькое сердечко тянется к тебе, чтобы потом покорить тебя. Мальчик отстранился, улыбаясь, сейчас он выглядел гораздо увереннее. — Теперь у меня уже есть четыре подарка, — бодро сказал он. И пока Гарри пересчитывал на пальцах подаренное, Снейп краем глаза следил за Люпином. Тот достаточно быстро восстановил самообладание и пытался теперь улыбнуться как ни в чем не бывало. — От моего папы, — считал Гарри, загибая пальчик. — От профессора Дамблдора, миссис Уизли и вот теперь от вас. Целых четыре. — Спасибо, мистер Люпин, — улыбнулся Невилл, и Ремус окончательно успокоился, пригладив мягкие каштановые прядки мальчика и легонько щелкнув того по носу. — И вас спасибо. Вам обоим. Увидев, что к преподавательскому столу идет Дамблдор, мальчики распрямили спины. — О, здорово! — воскликнул Гарри. — А то уже пора садиться за стол! Директор произнес последнюю речь в этом учебном году, где отметил заслуги учеников, вручил награды, а в конце присудил Кубок школы одному из факультетов. Хотя Гарри и проголодался, вел он себя вполне неплохо и заработал всего один пристальный взгляд — когда показал язык Чарли Уизли и захихикал, заметив, что этот грубый жест был подхвачен половиной гриффиндорцев. Тут наконец на тарелках появилась еда, и Гарри положил себе сразу полдюжины колбасок, поворчав, когда отец четыре у него забрал и положил обратно в общую тарелку. Дождавшись, когда все, весело звеня приборами, примутся за еду и разговоры, Снейп посмотрел на директора, стараясь не показать своего беспокойства. Он надеялся, что его вопрос будет и так понятен. Дамблдор поймал его взгляд и едва заметно кивнул, улыбнувшись краешком губ. Напряжение тут же покинуло профессора зельеварения, и он с облегчением откинулся на спинку стула. Конечно, надо бы улучить момент, им с директором многое нужно было обсудить, но хорошо, что Фадж покинул школу и власти уже не так на них давят. — Правда, папа? — спросил Гарри, и Снейп сосредоточил все внимание на сыне. — Из-за лука соус такой противный. — Так уж вышло, Гарри, что я люблю лук, — ответил он и, почувствовав, что тоже проголодался, положил себе колбаску и полил ее соусом. — И не приставай к Невиллу, он, как и ты, имеет право сам решать, что любит или не любит. — Я просто не обращаю внимания, — отозвался Невилл, выуживая с блюда понравившуюся ему колбаску и аккуратно макая ее в соус. — Здесь будет скучно без больших детей, да? — глубокомысленно заметил Гарри, тут же позабыв про лук и уписывая за обе щеки. — Дома будет еще скучнее, — уныло возразил Невилл. — Правда, мой двоюродный дедушка Элджи говорил, что мы сможем сходить на рыбалку. Раньше я никогда не был на рыбалке, бабушка не разрешала. — Я тут подумал, что мистер Люпин останется без нас совсем один, — сказал Гарри. — Думаю, он справится, — ответил Северус, вспоминая, как за завтраком они всем учительским составом собрались отметить конец года и предстоящие летние каникулы. Мадам Брайт так радовалась предстоящей пенсии, что, не стесняясь, громко смеялась. — А в следующей четверти мы уже будем во втором классе, — радостно продолжил Гарри. — Чарли сказал, что получил свою первую метлу, когда учился во втором классе. — Он стрельнул глазами на отца и с невинным видом добавил: — У меня на каникулах день рождения. Интересно, что мне подарят? Снейп фыркнул, накладывая себе побольше овощей и колбасок. Похоже, каникулы его вымотают будь здоров.

Самира: Спасибо за перевод

Amaiz: Lenny_r Очень милый фик, спасибо ))

silverstrike: Очень интересный и такой тёплый фик! То, чего так недостает в детстве...



полная версия страницы